Loading...
You are here:  Home  >  История  >  Взгляд в прошлое  >  Current Article

Развитие Кавказа в Российской империи

Опубликовано: 10.06.2017  /  Нет комментариев

Заграничный поход

25 декабря 1812 г. был издан царский манифест, возвещавший об окончании Отечественной войны. Но это не означало прекращения военных действий против Наполеона, которые теперь были перенесены за пределы России. Царь Александр не смог остановиться, и позволить воевать с французами Австрии, Пруссии и Англии. Хотя наиболее дальновидные русские деятели, включая М. Кутузова, так и предлагали сделать. Это был наиболее выгодный сценарий для России, когда ослабленная империя Наполеона, в силу экономических и демографических причин уже не способная претендовать на мировое господство, будет продолжать воевать с британцами, австрийцами и пруссаками. Россия же могла спокойно наблюдать за схваткой европейских хищников и решать свои задачи.

Однако Александр начал новую войну, снова в Западной Европе, которая стоила больших жертв и затрат, и принесла России кратковременную славу освободительницы Европы, но вскоре про это постарались забыть, а Российскую империю стали называть «жандармом Европы». Вступление русской армии в Западную Европу послужило сигналом к падению «Европейского союза» во главе с Наполеоном. Один за другим отпадали от Наполеона его бывшие союзники и выступали против Франции. Так, начались знаменитые заграничные походы русской армии 1813-1814 гг., завершившиеся крахом наполеоновской империи, отречением Наполеона от власти и его изгнанием.

Уже в самом начале заграничного похода А. П. Ермолов был поставлен во главе всей артиллерии русской армии. В кампанию 1813 г. он участвовал в сражениях при Дрездене, Люцене, Бауцене, Кульме и Лейпциге. В сражении под Кульмом в августе 1813 года, возглавлял 1-ю гвардейскую дивизию, а после ранения генерала А. И. Остерман-Толстого принял его сводный отряд. Находился в центре сражения и в самый критический момент принял удар врага, сражаясь целый день против вдвое превосходящего по численности противника. Гвардия Ермолова спасла своим геройским самопожертвованием всю союзную армию, обеспечив ей конечную победу. Прямо на месте сражения Ермолов был награждён орденом Святого Александра Невского. От прусского короля за Кульм он получил крест Красного орла 1-й степени. По словам Дениса Давыдова: «знаменитая Кульмская битва, которая в первый день этого великого по своим последствиям боя, принадлежала по преимуществу Ермолову, служит одним из украшений военного поприща сего генерала». После кульмской битвы, Александр I спросил его, какой награды он желает. Острый на язык Ермолов, зная приверженность царя к иностранцам на русской службе, ответил: «Произведите меня в немцы, государь!» Эта фраза потом с восторгом повторялась патриотически настроенной молодежью.

В кровопролитной «Битве народов» в октябре 1813 года под Лейпцигом Ермолов, командуя русской и прусской гвардиями, решительной атакой вклинился в центр позиций Наполеона, лишив его возможности маневра. В декабре 1813 г. французские войска отступили за Рейн, и кампания 1814 г. началась уже в самой Франции. Наполеон упорно сопротивлялся, но фортуна уже отвернулась от него, против Франции выступили сильнейшие армии Европы. Русская армия сыграла важнейшую роль во Французской кампании. 18 (30) марта под стенами Парижа произошла последняя битва между войсками коалиции и Наполеона. Ермолов здесь командовал русской и прусской гвардиями. На следующий день союзные войска вступили в Париж. В мае 1814 г. он назначается командующим 80-тыс. резервной армией, дислоцированной в Кракове.

В начале марта 1815 г. собравшиеся на Венский конгресс представители держав, победительниц Наполеона, получили известие, что французский император, покинув место своей ссылки, о. Эльбу, высадился на юге Франции и стремительно приближается к Парижу. Большая часть Франции и армия восторженно встретили своего императора. Победители «перегнули палку» занимаясь реставрацией режима Бурбонов. Призрак великой империи Наполеона напугал его врагов. Отошли на второй план споры и разногласия между участниками конгресса, спешно формировалась новая союзная армия против Наполеона. Ермолов получил приказ о движении его корпуса к границам Франции. 21 мая он уже был в Нюрнберге, а 3 июня — в пограничном с Францией г. Аюбе. Но принять непосредственное участие в военных действиях против войск Наполеона русским войскам на этот раз не пришлось. 2(18) июня 1815 г. французская армия была разгромлена англо-прусскими войсками в знаменитой битве при Ватерлоо. Наполеон вновь подписал отречение от престола, сдался англичанам и был отправлен в ссылку на о. Святой Елены. Союзные войска вновь вступили в Париж. В их составе находился и корпус Ермолова. В ноябре 1815 г. Ермолов сдал корпус генералу И. Ф. Паскевичу и вернулся в Россию. Взяв отпуск, он отправился к отцу в Орел.

Кавказ

6 апреля 1816 г. последовал рескрипт императора Александра I о назначении Ермолова командиром отдельного Грузинского (с 1820 г. — Кавказского) корпуса и управляющим по гражданской части на Кавказе и в Астраханской губернии. Одновременно состоялось и назначение его главой чрезвычайного посольства в Персию для выполнения важной миссии — проведения скорейшего разграничения земель между Ираном и Россией согласно Гюлистанскому мирному соглашению 1813 г. В начале августа генерал покинул столицу и отправился к месту своей новой службы — в Тифлис. 12 октября Ермолов официально вступил в свою должность, приняв дела у своего предшественника генерала Н. Ф. Ртищева.

В конце XVIII — XIX вв. в состав России вошла часть Грузии (она была раздроблена на различные государственные образования). В результате двух успешных войн с Персией (1804-1813) и Турцией (1806-1812) Российская империя приобрела обширные области на Кавказе, необходимо было навести порядок в новых владениях. Кавказ имел огромное военно-стратегическое значение для Российской империи. Во-первых, Кавказские горы были естественным рубежом России, удобным для обороны и ударов по врагу. Не зря Россия не раз воевала с Персией и Турцией, чтобы освободить Кавказ от их враждебного влияния и включить регион в свою сферу влияния. Шаг за шагом Россия теснила Персию и Турцию на Кавказе.

Во-вторых, на Ближний Восток, в Персию и Турецкую империю рвались Англия и Франция, постепенно подминая ближневосточный регион под себя. Запад натравливал на Россию Персию и Турцию, мутил воду на Кавказе, поддерживая антирусские настроения. Необходимо было пресечь враждебное внешнее влияние, а для этого твёрдо встать на Кавказе.

В-третьих, неспокойный Кавказ, страдающий от междоусобных войн, набегов горцев, старых традиций (вроде работорговли), не мог быть соседом России. Необходимо было цивилизовать отсталый регион, принести туда более высокую русскую духовно-материальную культуру. Только программа развития могла прекратить столетние кровавые войны, набеги горцев за добычей и людьми (для продажи). Необходимо было прокладывать дороги, строить города, создавать основы промышленности, социально-культурной инфраструктуры и т. д.

Ермолов, талантливый и энергичный государственный и военный деятель, был наиболее подходящей кандидатурой на пост наместника Кавказа. Он должен был решить задачи укрепления позиций России на Кавказе и успокоения горцев. Ермолов представил Александру I план своей военной и административной деятельности на Кавказе. План был одобрен царем. Он включал в себя приведение в подданство горских народов Северного Кавказа и завершение образования русского административного устройства на Кавказе. Задача была крайне сложной. Ермолов отмечал: «Кавказ — это огромная крепость, защищаемая полумиллионным гарнизоном. Надо или штурмовать ее, или овладеть траншеями. Штурм будет стоить дорого. Так поведем же осаду!» Так, началась долгая и упорная Кавказская война (1817-1864) —с покорением Чечни, Горного Дагестана и Северо-Западного Кавказа.

17 апреля 1817 г. Ермолов со свитой 200 человек выехал в Персию. 19 мая в Тавризе произошла его встреча с наследником престола Аббас-Мирзой, а в июле — переговоры с самим шахом в его летней резиденции. Миссия Ермолова завершилась успешно: были решены спорные пограничные и территориальные вопросы, установлены дипломатические отношения России с Персией.

Свою деятельность на Северном Кавказе Ермолов начал с покорения Чечни и Горного Дагестана. С одной стороны, действовали жестко, что было понятно горцам (на их языке). На Востоке традиционно уважали силу, слабость презирали. Ермолов, провозгласив принцип, «ни один набег не должен остаться безнаказанным», действовал решительно и жестко. Враждебные селения уничтожали, сады вырубались, покоренные племена приводили к присяге, брали заложников («аманатов»). Жителей селений сгоняли на строительство крепостей и дорог. Ермолов заново создал укрепленную Кавказскую линию как опору для планомерного наступления на территории горских народов Кавказа. В 1818 г. была заложена крепость Грозная (современный г. Грозный), затем цепь других крепостей и опорных пунктов по рекам Сунже, Тереку, Кубани, где были поселены казаки и расположены гарнизоны регулярных войск. Горные леса были удобны для ведения войны против русских. Поэтому в них прорубали специальные просеки, прокладывали дороги.

В начале 1818 г. народности Дагестана подняли восстание, заключили между собой союз о совместных действиях против русских войск. К нему примкнули Аварское, Казикумыкское ханства, владения Мехтулинское, Каракайдакское, Табасаранское и вольное Акушинское общество. Восстание охватило обширный район. Действуя решительно, Ермолов зимой 1818 г. разгромил Мехтулинское ханство, а в 1819 г. генерал В. Г. Мадатов покорил Табасарань и весь Каракайдаг. Битва 19 декабря 1819 г. русских войск с повстанческими отрядами решила судьбу Северного Дагестана, который был присоединен к России. Решительными мерами Ермолов подавил сепаратистские выступления в 1819-1820 г. светских и духовных феодалов в Имеретии, Гурии и Мингрелии. В 1822 г. Ермолов начал наступление на Кабарду, одновременно создавая линию крепостей в этом регионе. Попытка народов Чечни и Кабарды в 1825 г. поднять восстание была пресечена.

С другой стороны, русские не были завоевателями и мародёрами вроде британцев и американцев. Они принесли с собой программу развития, созидания. С приходом русских началась новая жизнь Кавказа. Прекращались междоусобные и межнациональные конфликты, массовый разбой и хищнические набеги уходили в прошлое, как и работорговля. Немало было сделано наместником Кавказа для развития сельского хозяйства, промышленности, торговли и культуры Закавказья. Ермолов поощрял развитие шелководства и виноградарства, строительство в городах, обеспечил безопасность дорог, реконструировал Военно-Грузинскую дорогу через Кавказский хребет и проложил ряд новых дорог, имевших большое стратегическое и хозяйственное значение. Генерал способствовал притоку русских поселенцев. В Тифлисе были построены монетный двор, меднолитейный и пороховой заводы. В 1819 г. стала выходить первая грузинская газета. Ермолов много занимался устройством сети школ в Грузии. В 1822 г. он освободил крепостных крестьян, принадлежавших мятежным кабардинским феодалам. Ермолов много занимался благоустройством Тифлиса, Дербента и Шемахи. На Кавказе происходит становление городской культуры. В Тифлисе им был открыт офицерский клуб с богатой библиотекой. На 100 тыс. руб., выданных ему на посольство в Персию в 1817 г., он построил для солдат госпиталь в Тифлисе. Были построены или благоустроены курорты в Ессентуках, Пятигорске, Железноводске и Кисловодске.

По прошению Ермолова через Закавказье был введен транзит для европейских товаров, что существенно оживило торговлю края. Для развития земледелия в Прикубанье были поселены 500 немецких колонистов. В 1822 г. на Кубань была переселена из Полтавской и Черниговской губерний часть казаков. Ермолов учредил особый комитет, «дабы обеспечить участь поселенцев и предупредить их нужды». В 1824 г. Ермолов составил Правила об управлении калмыками в Астраханской губернии, чтобы оградить этот народ от произвола местного чиновничества. 28 ноября 1824 г. по представлению Ермолова Александр I утвердил указ о праве выкупа в Грузии крепостных крестьян на волю во время продажи их с публичного торга: крестьянам давалась возможность с помощью субсидий от казны вносить за себя на торгах требуемую сумму и тем самым приобрести свободу со всем имуществом. Этот указ был в 1847 г. положен в основу аналогичного закона и для русских губерний.

Таким образом, Кавказ постепенно поднимался на более высокий уровень материально-духовной культуры. Политика с позиции силы и одновременно созидания, которую после Ермолова продолжили другие русские генералы, принесла свои положительные плоды. Кавказ стал русским. При этом русские, в отличие, к примеру, от британцев, создавали свою империю без тотального геноцида и разграбления покоренных народов и племен. Наоборот, приход русских на Кавказ вёл к замирению и процветанию области. В частности, это выразилось в росте численности населения Кавказа — ранее он сдерживался постоянными войнами, взаимной резней и низким уровнем хозяйственного развития.

Русско-персидская война 1826-1828 гг. Отставка

В июне 1826 г. Персия, подстрекаемая Англией, начала военные действия против России. Персидская армия под командованием Аббас-Мирзы вторглась в Карабах и повела наступление по направлению на Тифлис. Ей удалось дойти до Гянджи, где она была наголову разбита в сентябре 1826 г. русским отрядом под командованием генерала И. Ф. Паскевича.

Получив от Ермолова донесение о вторжении персов, царь Николай I, не доверяя Ермолову (он подозревал его в связях с декабристами), решил использовать неудачное начало войны для смещения кавказского наместника. Он направил к нему в начале августа своего фаворита Паскевича. Новоприбывшему было передано командование войсками Кавказского округа, хотя формально он подчинялся Ермолову, что привело к конфликту. Для разрешения спора был послан генерал-адъютант И. И. Дибич. Он принял сторону Паскевича. В своих донесениях царю Дибич писал, что «пагубный дух вольномыслия и либерализма разлит между войсками» корпуса Ермолова.

Судьба Ермолова была решена. 3 марта 1827 года Ермолов подал в отставку «по домашним обстоятельствам». 27 марта он был освобожден от всех должностей. Уведомляя Ермолова об отставке, Николай I писал ему: «По обстоятельствам настоящих дел в Грузии, признав нужным дать войскам, там находящимся, особого Главного начальника, повелеваю Вам возвратиться в Россию и оставаться в своих деревнях впредь до моего повеления».

Стоит отметить, что Ермолова подозревали в связях с т. н. «декабристами», которые в декабре 1825 г. подняли мятеж с целью захвата власти. Действительно, генерал был близок со многими из них, хорошо осведомлен об их взглядах и настроениях, сочувствовал некоторым идеям, хотя и был против революции. Первыми его адъютантами были декабристы П. X. Граббе и М. А. Фонвизин. Позже Ермолов был в близких отношениях со многими декабристами, в том числе с К. Ф. Рылеевым, С. Г. Волконским, М. Ф. Орловым. На Кавказе под его начальством служили в разное время декабристы А. А. Авенариус, П. Г. Каховский, Е. Е. Лачинов, А. И. Якубович, В. К. Кюхельбекер, П. М. Устимович, П. А. Муханов, Г. И. Копылов и другие, некоторые входили в его окружение. Ближайшим другом Ермолова был А. С. Грибоедов, тесно связанный с декабристами.

Правда, стоит помнить, что о «декабристах», тайных общества в России знали многие. О них доносили ещё царю Александру, но он ничего не предпринял. Так, Ермолов предупреждал своего адъютанта полковника П. X. Граббе: «Оставь вздор, государь знает о вашем обществе». Такое же предупреждение он сделал и М. А. Фонвизину. Грибоедову генерал помог уничтожить опасные для него документы. О близости Ермолова к вольнодумцам в правительстве знали. В 1826 г. при разборе бумаг покойного Александра была обнаружена записка, датируемая 1824 г., в которой говорилось: «Есть слухи, что пагубный дух вольномыслия или либерализма разлит, или по крайней мере разливается, между войсками; что в обеих армиях, равно как и в отдельных корпусах, есть по разным местам тайные общества или клубы, которые имеют при том миссионеров для распространения своей партии — Ермолов, Раевский, Киселев, Мих. Орлов…» Николай I, будучи тогда великим князем, говорил о Ермолове: «Этот человек на Кавказе имеет необыкновенное влияние на войско, и я решительно опасаюсь, чтобы он не вздумал когда-нибудь отложиться». А во время самого восстания декабристов в столице и Москве ходили слухи, что Ермолов со своим корпусом не присягает и «пойдет на Петербург».

Однако сам Ермолов был человеком трезвомыслящим, опытным, поэтому считал идею восстания «вздором». Во время расследования дела декабристов слухи о том, что Ермолов сам является членом тайных обществ, не подтвердились. Кавказское общество было признано следствием «мнимым». Но в целом у Николая остался неприятный осадок и он решил отправить могущественного наместника Кавказа в отставку.

Портрет А. П. Ермолова кисти П. Захарова-Чеченца, примерно 1843 год

Портрет А. П. Ермолова кисти П. Захарова-Чеченца, примерно 1843 год

В отставке

После отставки Ермолов уехал к своему престарелому отцу в его орловское имение Лукьянчиково. Здесь он занялся хозяйством, много времени проводил за чтением книг, изредка выезжал в Орел. Принимал гостей. В августе 1827 г. Ермолова посетил его ближайший родственник и большой друг Денис Давыдов. В 1829 г. А. С. Пушкин по пути на Кавказ специально сделал крюк в 200 верст, чтобы заехать в село Лукьянчиково к Ермолову, который принял его «с обыкновенною любезностию». Позже, также по пути на Кавказ, у Ермолова бывал М. Ю. Лермонтов.

В 1831 г. Ермолов приехал в Москву, где состоялась аудиенция опального генерала с царем. По распоряжению Николая I Ермолов был введен в состав Государственного совета. Ермолов переехал в Петербург. В Государственном совете он сблизился с адмиралом Н. С. Мордвиновым, которого ценил как «человека высоких сведений и замечательного ума». Служба Ермолова в Государственном совете продолжалась недолго. Он стал равнодушно относиться к своим обязанностям, под разными предлогами уклоняться от заседаний. В 1839 г. Ермолов подал прошение об увольнении «до излечения болезни». Получив разрешение, Ермолов вернулся в Москву, где он продолжал мирную и размеренную жизнь.

До самой смерти Ермолов следил за событиями в мире, приводил в порядок свои мемуары, вел большую переписку с друзьями, много времени уделял чтению и любимому занятию — переплетению книг (даже написал руководство по переплетному делу). В своих московских домах Ермолов собрал богатейшую библиотеку, насчитывавшую более 9 тыс. томов. Был постоянным посетителем любительских музыкальных спектаклей и спектаклей Малого театра, особенно ценил игру П. М. Садовского. Незаурядный интерес Ермолов проявлял и к живописи, был в числе первых посетителей выставки работ воспитанников Московской художественной школы, в том числе В. Г. Перова, И. М. Прянишникова, А. К. Саврасова. Также он любил общаться со старыми солдатами-ветеранами. Установились дружеские отношения Ермолова с историком М. П. Погодиным, который впоследствии издал сборник биографических материалов о Ермолове. С Ермоловым в Москве познакомился и писатель Л. Н. Толстой, который писал роман «Декабристы» и эпопею о войне 1812 г. В 1853 г. Ермолов был избран почетным членом Московского университета «в уважение отличных заслуг на пользу Отечества». В 1855 г. к столетию университета передал в его библиотеку за символическую плату свыше 8 тыс. книг.

15 февраля 1855 г. московское дворянство единогласно избрало Ермолова начальником Московского ополчения. Через несколько дней Ермолов получил уведомление об избрании его начальником Петербургского ополчения, а вслед за этим — начальником ополчений Новгородской, Калужской, Орловской и Рязанской губерний, что свидетельствовало о сохранении большой популярности Ермолова в русском обществе. Он согласился возглавить Московское ополчение. Правда, вскоре отказался от этой должности, мотивируя отказ своим преклонным возрастом.

Скончался Ермолов 11 апреля 1861 г. в Москве. Он завещал похоронить его в Орле рядом с могилой отца, «как можно проще», но жители Орла устроили грандиозную панихиду. Память о Ермолове глубоко почтили и в других городах России. Империя прощалась со своим солдатом и созидателем.

Великий русский писатель Н.С. Лесков так написал об Алексее Петровиче в специально посвященном ему биографическом очерке: «Славу его протрубили не пристрастные газеты, не реляции, которые пишутся в главных квартирах и возвещают то, что желательно оповестить главной квартире, — славу его пронесли во всю Русь на своих костылях и деревяшках герои-калеки, ходившие с Алексеем Петровичем и в огонь и в воду и после за мирным плетением лычных лаптей повещавшие «черному народу», как «с Ермоловым было и умирать красно».

Далее Лесков отметил: «Алексей Петрович Ермолов поистине характернейший представитель весьма замечательного и не скудно распространенного у нас типа умных, сильных, даровитых и ревностных, но по некоторым чертам «неудобных» русских людей, и разъяснение его личности в связи со всеми касательствами к нему среды, в отпор коей он принимал ту или другую позицию, должно составить вполне глубокую и благодарную задачу и для историка-биографа и для критика. Тому-то, кто сумеет судить о Ермолове правильно и беспристрастно, предстоит завидная доля сказать многое, очень многое «старым людям на послушание, а молодым на поучение».

Самсонов Александр
Развитие Кавказа в Российской империи
Оцените эту новость

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Нравится
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вас возможно заинтересует...

Почему иностранцы ассоциируют Россию с медведем

Читать далее →
Scroll Up

Подписывайтесь на нас в Фейсбуке

Powered by WordPress Popup