Loading...
You are here:  Home  >  Военное дело  >  Current Article

России нужны информационные войска, которые донесут до всего мира наши ценности и идеологию

Опубликовано: 05.05.2014  /  Нет комментариев

image_64187

С начала века информационные технологии активно использовались в четырех войнах и двух военных конфликтах. Это вторая арабо-израильская война в 2006 году, Сектор Газа в 2009 и 2012 годах, в Грузии против Южной Осетии в 2008 году, а также речь идет о войне НАТО против Ливии в 2011 году, конфликте в Сирии, Иране и на Украине. Использование коммуникационных технологий также происходит в жестком противоборстве, именуемом информационным. Об этом, а также о том, как изменилось применение информационных технологий, что делать в новых условиях России, рассказал на лекции в Екатеринбурге военный эксперт, руководитель Центра военного прогнозирования, кандидат военных наук Анатолий Цыганок (на фото). Накануне.RU.

XXI век – начало. Информационная борьба за соотечественников

Впервые информационная война была применена США против Ирака в 2003 году. Инфраструктурой информационной войны США и стран Европы является создаваемая ими глобальная сеть GIG (Global Information Grid), на строительство которой было предусмотрено около $200 млрд. Ее основная задача – обеспечить командиров целостной «картинкой сверху». Как признался тогда командующий коалиционной группировкой генерал Артур Кларк, информационные усилия были направлены, в первую очередь, «на своего жителя». В результате, впервые за всю послевоенную историю авторитет США упал в большинстве стран мира.

Взрывы в Багдаде|Фото: AP

Ведение информационной борьбы в Израиле. Во время второй арабо-израильской войны, на двух фронтах – на северном и южном, методично нанося авиационные и ракетные удары, Израиль достигал поставленных целей, однако на третьем фронте – на информационном, он потерпел поражение. Эта война стала второй войной ХХI века, в которой использовалось оружие на новых физических принципах при относительно небольших потерях среди мирного населения. Здесь же произошло совмещение боевой фазы и информационной войны. Израиль, который нанес военное поражение своим врагам, проиграл информационную войну. Израильское население воспринимало все пережитые войны, как справедливые и всегда поддерживало все войны, ведущиеся израильской армией. Израильтяне поддержали действия своего правительства, которое попало, между тем, под критику мирового сообщества, что свидетельствует об информационном просчете израильских стратегов. Тогда Израиль вышел из международного союза журналистов, поскольку иностранные журналисты, в том числе и европейские, постоянно писали и критиковали, что Израиль незаконно применяет оружие. При этом, действия Израиля не ослабили «Хезболлу», не остановили незаконные поставки оружия – и это тоже поражение в информационной войне.

Стоит отметить, что обе стороны использовали одни и те же приемы – существенно преувеличивали потери противника и сокращали потери собственные – это тактика, которая будет использоваться во всех последующих конфликтах. Израиль преуменьшал потери среди мирного населения. Ситуация усугублялась тем, что, в отличие от Израиля, где во время обстрелов жители имеют возможность прятаться в бомобубежища, у жителей Сектора Газа такой возможности нет.

Сектор Газа – это узкая полоска земли с плотностью населения, как в Париже или Москве, и там нет бомбоубежищ, но есть здания с флагами ООН, куда бегут женщины и дети во время бомбардировок. Армия Израиля – единственная, полностью перешедшая на «цифру», и после ракетного обстрела со стороны Сектора Газа им требуется от 30 секунд до минуты, чтобы эту цель атаковал самолет, беспилотник или артиллерийское орудие. Когда обсуждали, почему погибло так много мирных граждан, израильтяне показали интересный факт – по их словам, обстрел велся именно из здания с флагами ООН.

война сектор Газа обстрел палестино-израильский конфликт |Фото: alriyadh.com

Если говорить об информационной борьбе, ее основная задача была в том, чтобы деморализовать стороны, подорвать веру в собственные силы. Так, главный пропагандистский рупор «Хезболлы» телеканал «Аль-Манар» сообщил, что бойцам удалось потопить израильское судно с более 50 моряков на борту, неподалеку от Тира. Пресс-служба израильской армии опровергла эту информацию. Вслед за этим, журналист телеканала «Аль-Арабия обратился за комментарием к одному из лидеров «Хезболлы» Махмуту Камати, который, сетуя на невозможность предоставить документальные видеоматериалы, которые «не были отсняты из-за плохой видимости», вновь подтвердил, что корабль был уничтожен.

Надо сказать, что в израильской прессе информация о развитии событий в наземных боях становилась день ото дня детальнее и прозрачнее. Поэтому, создалась уникальная ситуация: обширные комментарии к ведущимся операциям, подведение итогов после их окончания, а иногда и до их начала, сначала сделали СМИ обладателем фактора влияния, а затем превратили прессу в инструмент контроля военных действий. Открытая пресса, обернувшись трибуной граждан, бойцов и лиц, принимающих решения, сыграла противоречивую роль в формировании плодов военной кампании, смонтировав свой сценарий войны, где каждый ее акт находился под влиянием «краткого содержания предыдущих». СМИ присвоили себе право разъяснять, в то время, как армия обороны Израиля стала им подыгрывать, что временами вызывало недоумение. К этому позже добавились армейские неудачи и проблемы с командованием Северного военного округа израильской армии. Пресса постоянно муссировала негативные темы – атаку в Кане, где погибли десятки мирных граждан, женщин и детей, попадание ракет в расположение солдат в Кфар Гилади, фактическое смещение командования в Северном военном округе. В результате, разъяснительная кампания, которой принадлежала ведущая роль в информационной войне, забуксовала, и ее продукция перестала пользоваться доверием даже со стороны простого населения Израиля.

Израиль, армия, конфликт, сектор Газа, ракетный обстрел|Фото: pics.livejournal.com

По использованию информационных технологий, израильская армия считается самой передовой в мире. Ее разведывательные центры перерабатывают огромный объем информации, поступающий со спутников, с беспилотников, миниатюрных скрытых камер и автоматических датчиков вдоль границы с Ливаном. К этому можно добавить и новый спутник наблюдения. Даже Пентагон перенимал передовой израильский опыт в области применения средств автоматического наблюдения. Впрочем, как показали дальнейшие события, чрезмерное увлечение техническими новинками не спасло от асимметричных мер воздействия. Бойцы «Хамас» и «Хезболлы» регулярно пересекают границу Израиля, напичканную всевозможными электронными приборами и средствами обнаружения, обходя их через подземные подкопы, используя кирки, лопаты и ножи, нападают и похищают израильских солдат прямо с их постов.

Война в августе. Неудачный дебют для России

Третья информационная война – война 08.08.08. Надо признать, что Россия проиграла эту информационную войну на всех ее этапах. Фактически, она не могла выиграть эту войну, поскольку системы информационных вооружений были слишком неравны. Англоязычное информационное пространство намного больше русскоязычного, а аудитория CNN несравнима с аудиторией российских телеканалов. Сыграл свою роль и человеческий фактор. В России народ получил хорошую прививку против государственной пропаганды и умеет делить официальные сообщения на пять или на 10. Западные зрители к этому не готовы. Поэтому, даже если под давлением доказательств Михаил Саакашвили будет осужден международным судом за геноцид народа Южной Осетии, в массовом западном сознании останется только тот факт, что «большая Россия напала на маленькую Грузию».

Саакашвили объявил спустя несколько дней, что в грузинском Гори идет война, массовые изнасилования и т.д., это подхватили западные СМИ. И только когда Илия Второй приехал туда, он заявил, что «война идет в Цхинвале, а вы живете, как в Париже». Интересный момент был, когда командующий штабом там собрал пресс-конференцию, все подробно рассказал, прошли сутки – а в информпространстве ничего не появилось. Он созвал еще одну пресс-конференцию, и когда стал спрашивать, кого журналисты представляют, они задергались и разошлись – очень интересная технология.

инфографика 08.08.08 пятидневная война Грузия Южная Осетия Россия Абхазия|Фото: Накануне.RU

Мы пытались убедить Саакашвили признать простую вещь – назвать жителей Южной Осетии осетинами, но он исповедал откровенно националистическую риторику о том, что «Грузия – для грузин». Это же самое мы видим сейчас на Украине – «Украина для украинцев». Такая же история была и в Приднестровье. Конфликт там разгорелся после того, как Молдавия объявила русский язык иностранным. То же самое происходит на Украине, при этом украинский язык там никто не знает. Когда на Майдане все выступали, в том числе и представители запада, все использовали только русский язык.

Саакашвили в своих заявлениях во время военных действий в Южной Осетии и после них говорил о том, что все происшедшее – «дело рук России», а именно – «военные действия против мирного грузинского народа». Мировые агентства не упускали случая показать «преступления в Гори». Визуальный ряд, поданный нужным образом, и соответствующие ему по содержанию тексты создавали в массовом западном сознании антироссийскую картину. А президент Грузии выступал постоянно на фоне флага ЕС и обязательно говорил о том, что «Россия совершила агрессию» не только против грузинского народа, но и против США, НАТО и ОБСЕ. И западные СМИ охотно делали в своих репортажах акцент на российскую агрессию против «маленькой беззащитной Грузии». В западных СМИ вновь актуализировался образ России, как гегемона и захватчика, а действия РФ сравнивались с «вторжениями» СССР в Афганистан, Венгрию и Чехословакию. Сама же политика нынешней российской власти трактовалась как «сталинская» и «гитлеровская». Словом, «Русский медведь» в полный рост предстал перед Западом.

война южная осетия грузия|Фото: bbc

Западные СМИ допускали прямые информационные подлоги, а мировые масс-медиа крайне тенденциозно подавали материал о конфликте, не гнушаясь прямыми фальсификациями. Россия преподносилась как агрессор, а Грузия, как «маленькая свободолюбивая страна», под руководством своего прозападного руководителя, «героически сопротивляющаяся агрессии». Любые попытки изложить события с позиций России и Южной Осетии пресекались. Достаточно вспомнить нашумевшее интервью двух осетинок на канале «Fox news», где им просто не дали говорить, как только стало ясно, что они будут благодарить Россию за защиту.

А мир смотрел на конфликт исключительно глазами Тбилиси. При этом, репортажи из зоны конфликта стали выходить в эфир только после того, как РФ ввела войска в Южную Осетию – ни обстрел, ни разрушение Цхинвала грузинской артиллерией мировую прессу не заинтересовали. Две недели назад оказалось, что на Украине задержаны боеприпасы для системы залпового огня «Град». Грузины «Градом» превратили Цхинвал в развалины за четыре часа.

Стремление России говорить на языке Запада не сработало, поскольку в ее распоряжении не было нужного политико-информационного инструментария, каким располагают США и Евросоюз. США обладают достаточным политическим влиянием, чтобы превратить собственную версию событий в доминирующее общественное мнение и, фактически, в мнение международного сообщества. CNN называют «информационным чудом», которое по степени влияния на аудиторию не имеет равных среди мировых масс-медиа. Это американский спутниковый канал, первый в мире наладивший круглосуточную трансляцию новостей в реальном времени. Многие эксперты указывают на факты преподнесения информации при освещении военного конфликта в Южной Осетии в «нужном ключе». CNN показала картинку российского телеканала «Russia today» с демонстрацией горящего Цхинвала после грузинской атаки, а диктор сказал, что на экране – грузинский город Гори, уничтоженный российской армией. Спустя некоторое время последовало объяснение, что произошла ошибка, но сделано оно было мимоходом, а кадры «горящего грузинского города» повторялись постоянно без упоминания об «ошибке».

Информационные атаки проходили в полном соответствии с требованиями информационной войны третьего поколения. Наиболее полное определение этому типу войны дал Владимир Путин, когда сказал, что «постоянно повторяемые заклинания о «демократическом государстве Грузия» говорят о том, что по стандартам НАТО государству позволено зверски расправляться с мирным населением только потому, что оно демократическое».

|Фото: Reuters

Вместе с тем, грузинская война стала первым конфликтом в XXI веке, в котором использовались кибератаки. 8 августа одновременно с обстрелом Цхинвала значительная часть югоосетинских сайтов подверглась хакерским атакам. Нападению подверглись также российские СМИ, в частности англоязычный телеканал «Russia today». Ответные шаги с российской стороны не заставили себя ждать – оперативно были взломаны сайты президента Грузии, парламента, МИД и ряд других. Атаки происходили в основном с территории Москвы и Санкт-Петербурга, но это была личная инициатива хакеров – соответствующей команды со стороны российских властей не было. Как и в случае с арабо-израильским конфликтом, обе стороны активно использовали дезинформацию, давали некорректные данные о потерях у себя и со стороны противника. Грузия вообще запретила трансляцию российских телеканалов.

Саакашвили заявил, что «Россия пыталась нас уничтожить, но мы нанесли им потери», среди которых 400 убитых солдат, два самолета и 300 танков. Столько танков там вообще не было. Сравнивая эту ситуацию с украинской, можно отметить, что Грузия попала под жернова России и Америки, под эти же жернова попала и Украина. Несмотря на то, что у Грузии нет возможности проводить спутниковую оценку местности, американский госсекретарь сказал тогда, что «Грузия провела разведку» и обнаружила на российской границе 400 танков. Точно такая же ситуация произошла на Украине – у этой страны нет собственных средств космического наблюдения, но они использовали мощности НАТО и заявили о таком же скоплении танков на границе. Второй очень важный момент: Грузию подталкивали к столкновению, и Украину сейчас подталкивают к столкновению. Все они готовы выполнить все, что скажет «Вашингтонский обком».

|Фото: www.vesti.ru

Подготовка материалов в мировых СМИ, в газетах, телевидении, радио и Интернете позволила начать массированную информационную атаку против России. Ее основной смысл был в том, чтобы побудить мировое общественное мнение не препятствовать вооруженному вторжению Грузии в Южную Осетию, а как максимум, обеспечить широкую общественную поддержку грузинского руководства. Кроме того, необходимо было нейтрализовать влияние России, проводившей миротворческую операцию. Разработанная на Западе концепция информационной войны привела к массовому появлению, в том числе и в российских СМИ, дезинформации или тенденциозной информации, которая имела цель создать выгодное для Запада общественное мнение. Под информационным прикрытием грузино-осетинской войны решались и иные вопросы, в частности, был подписан договор о размещении элементов ПРО в Польше.

В целом, можно сказать, что информационная работа России достигла статуса «достаточно достоверной» в глазах российского населения, но не смогла стать «достаточно достоверной» для западного общества. В отряде психологических операций СКВО было менее 50 человек, у которых была мобильная типография, где можно было печатать листовки для распространения среди населения Грузии, и единственный в российской армии приемо-передающий телецентр, который мог бы транслировать на территорию Грузии через российские спутниковые каналы нужные видеоматериалы, в том числе, в метровом диапазоне волн. При этом, в телевизионной группе не был предусмотрен телеоператор и корреспонденты, поэтому она могла только технически обеспечить телепередачу. В результате, этот отряд остался невостребованным. Практически все указанные структуры не в состоянии были решать проблемы информации, дезинформации, нарушения информационных сетей, защиты своих сетей, подачи нужных информационных блоков во все ведущие информагентства раньше, чем это делала грузинская сторона.

Ливия: полигон информационных технологий

Информационную войну в войне против Ливии можно разделить на шесть этапов. Во время первого этапа, еще до фазы открытых вооруженных столкновений, складывались и укреплялись образы «мы» и «они», акцентировалось внимание на идеологические символы, оправдывающие прямое воздействие. На этом этапе пропагандировалась возможность мирного решения проблемы, в реальности неприемлемая для обеих сторон – чтобы привлечь на свою сторону общественное мнение. Психологические операции проводились с высокой интенсивностью как в интересах формирования позитивного общественного мнения у населения Ливии, так и для обработки личного состава ливийских вооруженных сил.

В Неаполе было создано отдельное подразделение в рамках НАТО, миссия которого заключалась в слежении за всеми перемещениями вооруженных отрядов людей, в том числе и армии повстанцев. Для обеспечения этой задачи было создано несколько информационных сетей. Незадолго до падения Триполи журналист Тьерри Мейсан открыто признал, что большинство западных журналистов, остановившихся в отеле «Риксос», были агентами НАТО. В частности, он указал на группы, работающие в «Assotiated Press», ВВС, CNN, «Fox news».

Ливия флаг повстанцы|Фото:vesti.ru

Все сайты, поддерживавшие «свободную Ливию», декларировали, что они были созданы на родине, но все прочие информационные ресурсы не были доступны ливийским интернет-пользователям. Вебсайты «революции» работали на английском языке, тогда как основной язык в Ливии – арабский. Английский можно встретить только в крупных городах. Несмотря на сомнительное происхождение, сотрудники наиболее крупных западных СМИ использовали анонимные видео с них как «достоверные». Некоторые сайты были явно мошенническими. Так, сайт «Libyan revolutionary central» был зарегистрирован за день до первого протеста в штате Огайо в США в качестве некоммерческой организации.

На втором этапе с началом ракетно-бомбовых ударов основной акцент информационной войны перенесен на оперативно-тактический уровень. Основными компонентами информационной войны на данном этапе являлись информационно-пропагандистские акции, радиоэлектронная борьба, вывод из строя элементов гражданской и военной инфраструктур. С борта военного самолета, предназначенного для «психологической войны», начали транслировать сообщения на английском и арабском языках для ливийских военных, призывавшие бросать оружие и возвращаться домой. На этом этапе обе стороны стараются снимать и распространять максимальное количество материалов, дискредитирующих противника.

Когда конфликт перешел в длительную фазу, начался третий этап информационной войны, задача которого – уличить противника в морально-неприемлемых формах ведения конфликта, а также привлечь на свою сторону новых союзников. В то же время, разрушение Ливии не помешало НАТО полтора месяца использовать ливийское радио и телевидение для передачи своих пропагандистских материалов. Для увеличения аудитории этих радиопередач над территорией Ливии разбрасывались радиоприемники с фиксированной частотой приема, а также листовки – комиксы, плакаты, рисунки, игральные карты с портретами ливийских лидеров. Обе стороны прибегали к дезинформации, стараясь посеять неверие в собственные силы и панику.

Таким образом, на этих этапах в рамках информационной войны допускалась дезинформация, искажение фактов и их подтасовка, а основным оружием этой войны стало телевидение.

Четвертый этап – начало штурма Триполи. Здесь использовался механизм, который, вероятно, не использовался со времен начала войны в Испании в 1936 году, когда кодовая фраза по радио означала одновременное выступление боевых сил по всей территории страны. В случае Ливии это означало начало штурма Триполи, когда одновременно начали появляться блок-посты, активизировались боевые ячейки и т.д. Подозреваю, что подобная операция готовится и на восточной Украине. В СМИ появлялась информация, что «Правый сектор» поодиночке и небольшими группами без оружия входит в города. Создаются активные группы, которые услышат сигнал и приступят к активным действиям – будут арестовывать людей, атаковать, устраивать различные акции.

НАТО авиация Ливия бомбардировка|Фото:warchechnya.ru

По данным западных СМИ, план атаки на Триполи согласовывался с сотрудниками британской разведки за 10 недель до него. План предусматривал, что боевые действия начнутся в центре города, и в течение всего этого времени повстанцы тайно провозили в город оружие, боеприпасы и обученных бойцов. А накануне операции британские ВВС нанесли серию мощных авиаударов по военным объектам в Триполи. Главным событием в информационной войне при штурме Триполи считается эпизод, когда «Аль-Джазира» и CNN показали кадры «победы» повстанцев, снятые в Катаре, – пятый этап. Это было сигналом к атаке для мятежников и диверсантов. «Спящие ячейки» повстанцев сразу после этого начали устанавливать блокпосты, врываться в командные пункты и квартиры офицеров, не предавших Каддафи.

Завершающий этап – формирование выгодной трактовки произошедших событий. Самый простой способ манипулирования информацией – не подпускать журналистов к самим событиям, подкармливая прессу официальными сообщениями, видеохроникой, полученной от военных, вооруженных ноутбуками и мобильными телефонами с встроенными камерами. Новое направление информационной войны натовские эксперты использовали, когда глубинными бомбами атаковали подводный оптоволоконный кабель, чтобы нарушить телекоммуникацию между рядом ливийских городов.

Что дальше?

На Украине уже нет информационной войны. Там идет информационный беспредел. Сейчас никто не отвечает за свои собственные слова. Если полгода назад свои слова еще хоть как-то оценивали, сейчас это вообще – беспредельно. Мы – ругаем Украину, Украина играет Россию совершенно беспредельно.

Это связано с тем, что США считают нас «проигравшей стороной», которая не имеет никакого влияния в мире, хотя на самом деле в мире существует три страны, которые имеют политическое влияние – США, Россия и Китай. И сейчас начинается холодная война в самом жутком ее проявлении. Начинаются совершенно определенные события – нас убрали из большой восьмерки, но с G20, думаю, нас никто не исключит. Если нас исключат из ПАСЕ, еще неизвестно, кому будет хуже – мы платим им 20% бюджета, при этом нас все ругают, как хотят – это удивительно. Для сравнения – США платит 22% бюджета ООН и назначает на все посты своих людей.

солдат, новый технологический уровень, компьютерные технологии|Фото:

Я думаю, что в состав российской армии должны быть введены информационные войска, новый род, не имеющий аналогов в мире. Учитывая итоги войн и военных конфликтов начала XXI века, необходимо создавать организационно-управленческие и аналитические структуры для противодействия информационной агрессии. Нужны специальные информационные подразделения или войска, в составе которых будут государственные СМИ, военные СМИ, работающие на внешнюю и внутреннюю аудитории. В информационных войсках должны быть международные и внутриполитические эксперты, редакторы, журналисты, сценаристы, операторы, хакеры, переводчики, работники РЭБ, веб-дизайнеры, задача которых – доходчиво и ярко разъяснить мировому сообществу суть и принципы российской идеологии.

Накануне.RU

России нужны информационные войска, которые донесут до всего мира наши ценности и идеологию
Оцените эту новость

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Нравится
  • Опубликовано: 4 года ago on 05.05.2014
  • Последнее изменение: Май 5, 2014 @ 4:30 пп
  • Рубрика: Военное дело
  • Теги:
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вас возможно заинтересует...

На учениях в Кронштадте задействовали новейшую десантно-штурмовую лодку проекта 02800

Читать далее →

Подписывайтесь на нас в Фейсбуке

Powered by WordPress Popup

Scroll Up