Loading...
You are here:  Home  >  Россия Tрудовая  >  Профсоюзы  >  Current Article

Россия: вид из “Космоса”

Опубликовано: 08.12.2017  /  Нет комментариев

ИСХОДА НЕТ

Первая дискуссия Общероссийского гражданского форума, посещенная “Солидарностью” 25 ноября, называлась “Неравенство как ресурс развития регионов”. Постановка вопроса сама по себе уже кажется интересной, поскольку предлагает, по сути, расценивать бедность условного Дагестана и богатство безусловной Москвы как конкурентное преимущество. Вопрос только — чье именно: “бедняков” или “богачей”…

— Неравенство у нас есть, но мы его преувеличиваем, — считает профессор геофака МГУ Наталья Зубаревич. — Если считать с ценовыми корректировками, понимая, что Ненецкий округ нельзя сравнивать с Ингушетией, то наша проблема не столько равенство “по краям” — у нас проблема основная в том, что 60% регионов составляют слабо различимую середину, не имея четких конкурентных преимуществ. И за что там тащить, совершенно непонятно.

Картина, нарисованная профессором Зубаревич, вкратце следующая. Есть несколько регионов, имеющих в своем активе нефтегазовые ресурсы либо крупные областные центры, “которые будут развиваться при Путине-Иванове-Петрове-Сидорове”. Есть дюжина регионов, которые развиваются “получше остальных”, также опираясь на “ресурсы и крупные города”, но там надо “развивать институты”. (Последние два слова, заметим, уже много лет составляют суть магической, пусть и верной, формулы вставания России с колен.)

— Что делать с этой необъятной серединой, непонятно, хотя любой вменяемый экономист ответит четко: улучшать институты и качество управления, — заключает Наталья Зубаревич. — И есть “хвост”, который мы кормили, кормим и будем кормить, — пора расслабиться и только смотреть на то, чтобы деньги шли. […] Ужас ситуации состоит в том, что, в принципе, все понятно.

Подо “всем” понимается в том числе то, что федеральный центр распределяет деньги между регионами не по принципу пресловутой “нуждаемости” (привет Минтруду), а по принципу “адресности”. Или, выражаясь терминологией Зубаревич, руководствуясь гео- политическими приоритетами. (В речи эксперта виделся явный намек на дотации Чечне.) Так что “вопрос не в том, что делать регионам, а в том, что делать центральной власти”, считает она. И предлагает рецепт: сделать Совфед реальным, а не имитационным представительством регионов в центральной власти (к вопросу об “институтах”).

Доцент департамента политической науки НИУ ВШЭ Александр Кынев, в свою очередь, обратил внимание на то, что Кремль пытается сделать из регионов однообразный “интернат”. Добиться от них единого, предсказуемого стиля поведения “квадратно-гнездовым способом”.

— Унифицировано все, что нужно и не нужно. Главное, чтобы было одинаково. И зачем — никто никогда не объяснял. Унификация превратилась в фетиш, бессмысленную вещь, которая никому ничего не дает, но, видимо, греет чье-то представление о прекрасном, — предполагает Кынев. — Любая непохожесть — это угроза [для центральной власти]. Процесс развития институтов у нас сейчас — это регресс.

Одним из регрессирующих институтов Александр Кынев назвал региональные парламенты — потому что они непрофессиональны по своему составу. В большинстве регионов местные депутаты имеют основное место работы “на стороне”, а законодательной деятельностью занимаются факультативно. Кыневу, однако, возразил профессор Европейского университета Григорий Голосов: мол, если все тем же условным учителям и врачам, “которые символически там присутствуют”, начать платить зарплаты за депутатство, то это будет “пустая трата денег” — поскольку качественно заксобрания останутся все теми же.

— Что-то от этого изменится, если они будут зарплату получать? Что-то другое будут делать? Ну не будут, — уверен Голосов.

В конце дискуссии ее модератор Марк Урнов, научный руководитель департамента политической науки НИУ ВШЭ, разъяснил цель мероприятия. Из его слов следовало, что нужно найти некий “приемлемый” уровень неравенства, чтобы самые “бедные и некультурные” регионы могли успешно тянуться к самым “богатым и культурным”. И логика подсказывает, что для какого-никакого развития в такой системе неравенство просто обязано быть вечным.

ЗАДРАИТЬ ШЛЮЗЫ!

Следующая дискуссия называлась “Коммуникация власть — общество: технологии вместо симулякров”. То есть была посвящена тому, как настроить диалог между гражданами и властью так, чтобы и результат был, и… косточкой не подавиться. Соответственно, участники дискуссии рассказывали о своем опыте в построении такого взаимодействия.

— Все проекты коммуникативные — они провалились, — подвел некоторые итоги своей деятельности директор АНО “Информационная культура” Иван Бегтин. — Из-за малой инициативности со стороны органов власти.

Бегтин, поясним, запускал интернет-проекты, на базе которых можно было обсуждать различные предложения в сфере законотворчества. Нечто подобное представляет собой сайт “Российская общественная инициатива”, подконтрольный Открытому правительству.

— Был такой проект Открытого правительства, он назывался “Россия без дураков”, — припомнил заодно общественник. — Просуществовал он ровно два месяца…

Видимо, Россия без дураков дольше жить не может. А в той ситуации, “когда все бессмысленные обсуждения происходят онлайн, а все осмысленные — за закрытыми дверьми”, — вполне себе может.

— Итак, много кейсов, которые не становятся шлюзом, соединяющим между собой энергетику гражданскую и волеизъявление государственных органов, — подытожила выступление Бегтина модератор дискуссии, директор центра “Грани” Светлана Маковецкая.

Остается заметить, что шлюз — конструкция, все-таки не освобождающая водные потоки, а перекрывающая их по усмотрению того, кто “держит палец на кнопке”. Так что нужен ли власти и обществу коммуникатор именно в виде шлюза — еще вопрос (того, чей палец будет ближе). В конце концов, подобные конструкции существуют и сейчас — в виде той же Общественной палаты или общественных советов при министерствах, система которых ненавязчиво нахваливалась во время мероприятия. Но очевидной практической пользы для россиян от их деятельности не просматривается. (К слову, в этом смысле символично было отсутствие одного из заявленных участников дискуссии — министра по делам Открытого правительства Михаила Абызова.)

— До сих пор клиентом для многих людей в госорганах является начальник [а не граждане], — констатировал Алексей Миняйло из МОО “Игры будущего”, занимающий там экзотическую должность директора по счастью партнеров.

Занятной иллюстрацией к вышесказанному стало выступление из зала Олега Сулакадзе, представителя общественного движения “Наше Останкино”. Он указал на сидящего среди спикеров бывшего начальника департамента культуры Москвы Сергея Капкова: “Я к нему обращался, он приезжал по поводу парка “Останкино”, реконструкция там была громкая и так далее. Были общественные обсуждения… А он приехал и поломал. Говорит: “А мне вот нравится этот ресторан, пусть он будет”. Его нет в проекте, он не прошел экспертизу…” Сергей Капков не ответил… А Светлана Маковецкая предварила следующий вопрос из зала небольшой отповедью о том, что “на этой площадке по презумпции считается, что взаимодействие возможно”…

“СИМУЛЯКОРЫ”

Одна из самых интересных дискуссий вышла на тему “Политическая стратегия гражданского общества: держаться подальше, влиять изнутри или менять систему?” Произошло это во многом благодаря составу участников. Там были: одна из самых популярных на данный момент российских политологов Екатерина Шульман; известный беззастенчивой критикой власти, но и практичный (положение обязывает) бизнесмен Дмитрий Потапенко; и видный и все еще почти молодой оппозиционный деятель Илья Яшин (который этой осенью стал главой совета депутатов Красносельского округа в Москве). Наконец, компанию разбавила не столь известная широкой публике, но зато представитель молодежного парламента при Госдуме Наталья Назарова. Впрочем, вещи говорились в ходе дискуссии более-менее очевидные.

— Если вы отрицаете государство как порождение дьявольское и ищете максимальной чистоты для самого себя, то вы никогда ее не достигнете, — говорила, например, Екатерина Шульман. — Если вы в стране живете, с государством вы будете соприкасаться.

А раз так, следует из этого, то так или иначе придется “пачкаться” — как вариант, меняя систему изнутри. Например, встраиваясь в нее через всевозможные общественные советы. Или конвертируя свои экспертные знания в собственную же медийность через СМИ и социальные сети (чем сама Шульман, кстати, и занимается). Третий же способ подходит тем, кто выбрал первый путь, но при этом является “идеологическим”. Такой человек стремится поменять систему революционным способом, но должен быть готов к определенным жертвам. Такова, если кратко, “академическая” база дискуссии.

— Я не очень понимаю логику, когда мы говорим “я не взаимодействую с государством”, — признался Дмитрий Потапенко. — Ага, а паспорт ты получал типа из воздуха, и справки на недвижимость ты сам рисуешь. (Далее бизнесмен долго говорил о необходимости участия в выборах. — П.О.)

Модератор дискуссии Сергей Зверев (не тот) вслух пожалел неопытную Наталью Назарову: “После [Потапенко] выступить сложно”, — и бросил на амбразуру Илью Яшина. Тот призвал всех не только участвовать в выборах (как он сам осенью), но и заниматься другой активностью — в том числе уличными протестами. И, конечно, не “идти на компромиссы с собственной совестью”. А заодно припечатал молодежный парламент как симулякр общественной активности (“нужно участвовать в настоящей политике”). Участвующая в “настоящей политике” еще и как помощник депутата Госдумы Ивана Фирюлина Наталья Назарова обиделась на, видимо, незнакомое слово:

— Если мы будем говорить, что молодежный парламент — это симулятор и воспринимать его как игру, то это будет действительно игра.

А организаторы Общероссийского гражданского форума тем временем воспринимают себя всерьез. “Граждане России недовольны снижением собственных доходов на фоне роста цен, распространением коррупции, неблагоприятной ситуацией в образовании, медицине, в сфере ЖКХ”, — говорится в итоговом заявлении форума. Хотя дешевле было бы почитать новости в интернете, чем арендовать залы в столичной гостинице “Космос”. Но, возможно, важнее потраченных времени и денег организаторам представляется вывод о том, что “выход из сложившегося положения требует продуманной и реализуемой стратегии”, а “мир вокруг нас стремительно и постоянно меняется”, ибо “такова новая реальность”.

Источник

Россия: вид из “Космоса”
Оцените эту новость

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Нравится
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вас возможно заинтересует...

В ПФР ждут роста пенсий

Читать далее →

Подписывайтесь на нас в Фейсбуке

Powered by WordPress Popup

Scroll Up