Loading...
You are here:  Home  >  История  >  Знаменательные сражения  >  Current Article

Русские добровольцы в Сербии

Опубликовано: 11.06.2017  /  Нет комментариев

Александр Мухарев, позывной «Ас»  (слева) - командир второго РДО, Игорь Стрелков (в центре) и Бобан Инджич, командир "интервентной"  ударной роты Вышеградской бригады  (РДО входил в состав этой роты). Вышеград.

Александр Мухарев, позывной «Ас» (слева) — командир второго РДО, Игорь Стрелков (в центре) и Бобан Инджич, командир «интервентной» ударной роты Вышеградской бригады (РДО входил в состав этой роты). Вышеград.

В процессе распада Югославии в начале 1990-х годов, в разное время развязались гражданские войны и этнические конфликты на территории всех шести республик СФРЮ. Самой ожесточенной и масштабной стала война в Боснии и Герцеговине 1992 — 1995 годов. Эскалация конфликта последовала после референдума о независимости республики, который прошёл 29 февраля 1992 года без участия сербов. Его результаты были отвергнуты лидерами боснийских сербов, которые создали свою собственную республику. После провозглашения независимости началась гражданская война, в которой сербам пришлось воевать с боснийцами — мусульманами и хорватами. Военные формирования мусульман начали атаковать мирное сербское население и объекты Югославской народной армии. В боевые действия втянулись отряды сербских ополченцев, негласно поддерживаемые ЮНА. Первые русские добровольцы появились на стороне сербов в самом начале конфликта, организованные отряды стали появляться с осени 1992 года.

РДО

В сентябре 1992-го года в сербской Герцеговине в городе Требинье появился Первый Русский добровольческий отряд. Набор добровольцев осуществлялся в основном через казачьи структуры в Москве и Санкт-Петербурге. Среди добровольцев-казаков эти предложения вызвали большой интерес. Осенью 1992 года было направлено в Республику Сербскую около 40 добровольцев. При этом желающих было в 10 раз больше.

Второй Русский Добровольческий отряд был создан в городе Вышеград. Первые добровольцы в этом прекрасном городе на берегу реки Дрина в восточной части Боснии появились 30 октября 1992 года. В это время ситуация на этом участке фронта была очень тяжелой. Перед этим сербы потеряли город Горажде, который удерживали почти полгода. В районе Вышеграда, который соседствует с районом Горажде, противник находился в непосредственной близости от самого города, обстреливая его минометным и снайперским огнем. Угроза падения Вышеграда в ноябре 1992 года была более чем реальной. Противник стремился объединить анклавы Горажде, Жепа и Сребреница в единое пространство. На пути к этой цели был именно город Вышеград. В такой обстановке появление первых русских добровольцев в городе привело в необычайное воодушевление как сербские войска, так и мирное население. 1-2 ноября прибыло еще несколько добровольцев. К 4 ноября общее количество русских добровольцев во Втором РДО составило 5 человек. Командовал отрядом Александр Мухарев – «Ас», одним из первых добровольцев был Игорь Стрелков, ставший немногим более 20 лет спустя командующим сопротивления на Донбассе.

В истории Русского добровольческого движения Второй Русский добровольческий отряд занимает особое место в связи с тем, что, будучи Вторым, он по сути дела явился первым хорошо организованным русским добровольческим отрядом со своими командирами, символами, традициями, устойчивым составом и структурой. Впоследствии созданные Третий РДО и Второй Объединенный РДО по сути копировали традиции Второго РДО. Немаловажную роль сыграл и факт почти годового существования отряда, что является немаловажным фактором для таких войн как война в Боснии 1992-95 гг. Можно вспомнить порядка десятка русских добровольческих отрядов, но самыми успешными из них были Второй РДО, Третий РДО и «Белые волки».

Русские добровольцы уходят в рейд.

Русские добровольцы уходят в рейд.

Важно отметить боевой дух и духовно-нравственный настрой добровольцев Второго РДО. С самого начала своего существования Второй РДО культивировал в своих рядах идею добровольчества и православного русского воинства. Молитва постоянно присутствовала в жизни добровольцев, на что обращали внимание сербские священники Вышеградской церкви в проповеди к своим прихожанам. Общий братский дух Второго РДО жив и поныне. Важно, что практически все добровольцы чувствовали свою причастность к русскому добровольческому Белому движению и к казачьим традициям. Все, кто был в составе этого отряда, с гордостью вспоминают о своей причастности к нему.

Второй РДО

Второй РДО

РУССКИЙ ДОБРОВОЛЕЦ СТРЕЛКОВ

Игорь Стрелков стал одним из первых добровольцев второго РДО. Он прибыл в Вышеград первого ноября 1992 года. Это была его вторая война, за плечами было Приднестровье, где он был добровольцем 2-го взвода Черноморского казачьего войска, а впереди Чечня, Славянск…

Война! Что ты, брат, о ней знаешь?
Как страшен солдата конец!
Вот рядом погиб твой товарищ,
Вдали — умирает отец.

Как дружно спешат мародеры
Чужим поживиться добром,
Каким непомерным позором
Бывает, иной раз, разгром.

Коровы лежат и старухи
На серой от пепла земле,
И мухи, одни только мухи
Живут в этом мертвом селе.

Как пули визжат, как ужасна
Пред другом погибшим вина…
И кажется, что все — напрасно,
И есть «до войны» и «война»…

Эти строки Игорь напишет осенью 1992 года в районе Вышеграда. Ему 22 года, он студент историко-архивного института. Той войне посвящен его  откровенный «Боснийский дневник», в котором описана жизнь отряда, проявления смелости и отваги, слабости и трусости. В этой статье хотелось вспомнить о тех бойцах, которые воевали, не жалея себя, многие из которых жизнь свою положили за «друзи своя».
Казачья группа «интервентного» взвода.

Казачья группа «интервентного» взвода.

Воспоминания из дневника:

Наш отряд ночью залез в гору и к утру вышел на заданную позицию, после чего был обстрелян и залег вдоль гребня. По рации мы узнали «добрую» весть — общая атака была отложена на три часа. Мы продержались как раз столько же. Мусульмане вели по гребню огонь из автоматов и пулеметов. Причем их самих видно не было. Пули били по камням. Андрею М. осколок разрывной пули попал в веко, Валере «Меченому» пуля оцарапала ствол автомата. Однако огонь противника не был бы столь губителен, если бы к нам в тыл (на то место, где уже давно должны были бы быть сербы) не вышел их снайпер. К тому времени у нас кончились ленты к пулемету. Держались, бросая вниз по склону ручные гранаты. Огнем снайпера был сбит наш пулеметчик Андрей Нименко (разрывная пуля попала ему в спину — он жил ещё 10 — 15 минут), тяжело ранен разрывной пулей в бедро был Игорь Казаковский. Осколком тромблона зацепило (легко) Юрия — добровольца из Москвы.

Спасаясь от огня снайпера, все начали скатываться вниз с гребня. Связь в цепи прервалась. Ас, ходивший в полный рост под пулеметным огнем, пытался наладить взаимодействие, но в этот момент противник полез на штурм и вышел на гребень. Вниз полетели ручные гранаты. Рядом с группой ребят (Ас, раненый Игорь, Саша Кравченко) упала наша русская «РГ-42». Но, по счастливой случайности, бросивший её муслим не разогнул усики и выдернул кольцо без чеки — граната не разорвалась. 

Поминали покойного Андрея Нименко (9 дней). Ходили на кладбище. С большим интересом осматривали памятники, среди которых попадались кресты солдат, павших в Балканских и 1-й мировой войнах. По словам священника, на месте, где сейчас хоронят погибших, когда-то была братская могила семидесяти черногорских добровольцев, погибших в боях с австрийцами в 1914 году. Теперь здесь было 35 «свежих» крестов (ныне их втрое больше).

Прибыло пополнение — приехали из России Андрей Б. и Петр Малышев (пал смертью храбрых впоследствии — 3 октября 1994 года, в атаке на горе Мовшевичка-брдо под г. Олово, в составе 3-го РДО). Таким образом, в отряде оставалось десять бойцов. 8 декабря мы праздновали 30-летие Валеры «Меченого». Стол был очень скромным и без спиртного.  

Вернувшись с акции, знакомились с двумя новыми ребятами, приехавшими в наше отсутствие. Обоих ждали давно. Дмитрий Чекалин, альпинист-спасатель, воевал в Приднестровье. Отчаянно храбрый, склонный к безрассудному риску, Дмитрий погиб 10 марта 1993 года в бою под Тузлой, подорвав себя гранатой в окружении врагов. 

На лечении в госпитале. Геннадий Котов второй справа.

На лечении в госпитале. Геннадий Котов второй справа.

Одним из самых сильных белградских впечатлений стало для нас посещение русской церкви, построенной в годы Белой эмиграции. Священник отец Василий, сын и внук белых офицеров, с радостью принял нас, показал нам маленький музей, что при церкви, благословил на ратный труд. Для многих из нас это была, по сути, первая встреча с историей Белого Дела, с памятью Российской Имперской Армии на Сербской земле. Для меня было большой радостью увидеть своими глазами мемориальное надгробие П.Н.Врангеля, различные (хорошо знакомые по книгам) военные реликвии Белой Армии.

Выйдя к краю леса, в нескольких десятках метров от вражеского «бункера» наши залегли. Впереди было почти голое поле, поднимавшееся вверх к окопам. Идти вперед казалось чистым безумием. Но Ас со словами: «Сейчас я изображу Александра Матросова» (известный герой Великой Отечественной войны, закрывший своим телом амбразуру немецкого дота) — бросился вперед. С ним пошел серб по имени Милорад. Остальные прикрыли их огнем, не давая мусульманам высунуться из окопов. Добежав до подножия пригорка, на котором был бункер, Ас и Милорад увидели, как оттуда вылетели одна за другой три ручные гранаты. Одна из них упала буквально в двух метрах от Аса, и тот едва успел откатиться, чтобы его не задело осколками. 

Внизу, у машин, русские и сербы толпились вокруг убитых. Баранаца мы не знали, но смерть Перицо и Коича была для нас большой потерей. Перицо Маркович был, пожалуй, наиболее уважаемым нами офицером в бригаде. Перицо был последним в семье — два его брата к тому времени уже погибли на других фронтах.

Мирослав Коич не успел закончить Сараевский университет. Специализировался на истории Киевской Руси. Он не был выдающимся командиром, но от пуль не бегал и человеком был хорошим и честным. Неплохо понимал по-русски и часто заходил в нашу казарму.

Канун Нового года (по новому стилю) отряд встречал в хорошем настроении. Вымывшись в туристическом комплексе «Вышеградска баня», мы вернулись в город и вдруг заметили, как изменился Вышеград за те два месяца, как мы приехали сюда. Вместо пустынных улиц — много гражданских людей, открытые магазины и кафаны. Вместо керосиновых ламп — яркое освещение, огни частных автомобилей. Новый год встретили с елкой за довольно богатым столом с гостями-черногорцами, со стрельбой трассерами в ночное небо (палил весь город, даже гаубичная батарея послала 12 снарядов куда-то к мусульманам). Всё же не зря, казалось нам, прошёл этот — 1992 год. Мы хотели верить, что год наступающий принесёт нам победу здесь и, возможно, в России. И мы поднимали бокалы шампанского за Нашу Победу, за Нашу Россию, за Наш Отряд.

В заключение хочется сказать только, что мы гордимся нашей принадлежностью к 2-му РДО, внесшему небольшой, но всё же реальный вклад в защиту Сербской Боснии, в сохранение традиций русско-сербского военного братства.

Сослуживцы Игоря весьма тепло вспоминают об Игоре:

Дмитрий по прозвищу «Румын», участник войны в Приднестровье:

Со Стрелковым я в первый раз встретился в 92-м году. Я увидел его, когда отряд возвращался после штурма горы Заглавак (это господствующая высота в районе Вышеграда). Он тогда не произвёл на меня впечатления какого-то особого человека, как и все мы, впрочем. Был обычный, нормальный парень. Он время от времени предлагал спеть какую-либо песню. Однажды он предложил спеть «Вещий Олег», когда мы ехали в грузовике в город Рудо на боевую операцию. Дорога была длинная, и мы с удовольствием пели. Когда я смотрел на него, то у него горели глаза, и я понимал, что для него это живая история, делал он это вдохновенно. Мы жили в одной комнате, наши кровати стояли, практически, рядом. Игорь каждый день молился, ставил маленький походный иконостас. Делал он это возле своей кровати. Становился на колени и молился, в том числе и вслух. Обычно он это делал один.

Александр Кравченко, самый молодой из добровольцев Второго РДО. На момент прибытия в ноябре 1992 года ему было 20 лет. Получил тяжелое ранение на высоте Заглавак 12 апреля 1993 года. Награжден Золотой медалью «За храбрость» Республики СербскойОдин из основателей и редактор портала srpska.ru, руководитель движения «Косовский фронт»:

Зимой 1993 года мы уходили после взятия горы Заглавак большой колонной. Вдруг с левой стороны по нам начинают стрелять. Все врассыпную — начинается паника. Я бегу и замечаю, что за деревом стоит Игорь и ведёт огонь в том направлении, откуда идут выстрелы. Это отрезвило меня и многих других, мы заняли позицию и тоже открыли ответный огонь. В итоге противник быстро ушёл. Вроде бы ничего особенного, но именно пример Игоря заставил нас собраться.

Он был просто очень хорошим солдатом. Любил осваивать новые виды вооружения. Характерный штрих — он часто напевал белогвардейские песни. Отвоевав полгода, вернулся, его призвали в армию на срочную службу — простым рядовым.

Самое яркое впечатление: когда я в первый же день, как прибыл в отряд, увидел человека, который становится на колени и молится. Причем в этом не было никакой рисовки. Это был Стрелков.

Могила атамана Котова Геннадия Петровича. Вышеград

Могила атамана Котова Геннадия Петровича. Вышеград

Русские называли его по имени, а  сербы — «царский офицер»…

КАЗАЧИЙ АТАМАН

Первым казачьим отрядом командовал Котов Геннадий Петрович. Это была его третья война, до Сербии воевал в Южной Осетии и Приднестровье. Геннадий был родом из Волгодонска, из семьи военного. Отслужил в Советской армии, в десантных войсках. Военная жилка была у него, что называется, в крови. Еще учась на историческом факультете Ростовского госуниверситета, он активно участвовал в возрождении казачества. На войне вел дневники, собирался написать книгу о современном казачестве.

В отряде были ребята из Москвы, Саратова, Риги, Краснодара, но больше половины были с Дона, всего чуть более 50 человек. В Первой крупной операции отряда был штурм села Твыртковичи, казаки должны были отвлечь на себя основные силы противника, в то время как сербский отряд ударил бы с тыла. Из-за несогласованности действий операция провалилась. Началось наступление, и была занята часть села, а сербский отряд никак не подходил. Отряд попал под минометный обстрел, казак Василий Ганиевский и сербский проводник были убиты, двое ранены. Тогда, в трудной ситуации сразу проявился командирский талант Котова. Он распоряжался организацией боя, эвакуацией погибших и раненых. С той поры он стал командиром отряда.

Он умел без крика, без апломба сказать так, что все казаки подчинялись беспрекословно.

9 февраля 1993 казаки попали в засаду южнее Вышеграда, их командир погиб геройски, прикрыв от огня свой отряд.

После казаки увидели, что в тело вошли три пули, и одна пришлась точно в сердце.

Ему было 33 года. В Волгодонске у него осталась жена и трое детей. Похоронили его на кладбище Вышеграда. Через 40 дней его жена Елена забрала его тело, чтобы перезахоронить в Волгодонске. Она забрала и стоявший на могиле большой деревянный крест.

Памятник на месте захоронения Геннадия Котова. Вышеград.

Памятник на месте захоронения Геннадия Котова. Вышеград.

А сербы на опустевшей могиле донского казака Геннадия Котова воздвигли памятник, на котором написали:

Не верьте, братцы, смерти нет,

из душ сплетается расцвет,

и будет снова озарен

младенца непорочный сон…

Спи спокойно, сын Дона.

Мирьяна Булатович в своей книге «Красивые села красиво горят» приводит рассказы очевидцев о подробностях похорон и перезахоронения Геннадия Котова:

Когда гроб готовили к дороге в Волгодонск, Борис через стекло посмотрел на лицо своего атамана. Он вообще не изменился, только выросла немного борода. Ожидали трупный запах и признаки разложения, но когда гроб открыли, увидели Геннадия точно таким же, как и в день похорон! Протирали его спиртом и внимательно осматривали: только лишь глаза у него немного высохли. Даже на челе были капельки воды, с которыми он был похоронен. Появились они от тёплого дыхания во время прощальных поцелуев.
Супруга Елена узнала о смерти мужа из новостей. Как же так? Ведь её муж в Белграде преподаёт историю и русский язык.
Казаки не говорили своим жёнам, куда едут. Скажут им в другой раз, когда вновь, после отдыха в России, поедут в Республику Сербскую. Между тем, у атамана отдыха не получилось. Он не знал, что отдыха не будет, но что-то в нём знало. Перед отъездом в Вышеград первый раз в жизни при расставании с женой отдал ей свои ключи от дома. Когда уезжал куда-то на длительное время, всегда с собою брал ключи, а в этот раз вернулся, ещё раз поцеловал и положил ключи на её ладонь.

 

Отец Райко Цветкович говорил на могиле её мужа:

«Благородный и простой, полковник Геннадий — брат наш и даже больше, чем брат, ибо многие братья сейчас не с нами. Знаю, ты не в обиде на нас за то, что погиб, потому что ты всегда понимал, что рискуешь здесь, среди дринских ущелий, свои молодые кости оставить. Но будешь не только обижен, но и никогда нам не простишь, если только даже в мыслях посмеем, не дай Боже, сдать Вышеград и это святое кладбище тем, кто выстрелил очередью в твою геройскую грудь.»

А в конце священник обратился к брату Геннадию по-русски:

«… Твоя могила будет украшение и озарение над Вышеградом.»

Летом 1993 года Елена Семёновна Котова в интервью Вышеградскому телевидению сказала: «Моя судьба — это судьба многих сербских женщин, которые потеряли своих мужей или, что ещё горше, сыновей…»

Их сын Саша хранит чёрную повязку с руки Геннадия и магазин с тремя последними патронами от «скорпиона» полковника…

БОЙ ЗА ВЫСОТУ ЗАГЛАВАК

Заглавак был стратегически важной, главенствующей высотой. На протяжении нескольких месяцев нашим добровольцам дважды удавалось захватить высоту, пока не закрепились там основательно в начале марта 1993 года, отбивая периодические атаки мусульман. Противник мобилизовал все возможные силы, чтобы ликвидировать присутствие сербско-русских сил в этом районе. И самым крупным и драматическим сражением за эту высоту стал бой 12 апреля 1993 года.

Группа русских добровольцев на высоте Заглавак.

Группа русских добровольцев на высоте Заглавак.

Ночью, под прикрытием сильной метели, мусульмане стянули значительные силы к основанию высот Заглавак и Столац. Враг бросил на штурм свои лучшие части, состоящие, в том числе из наемников и «борцов за веру», имел значительное преимущество по численности, поддержку артиллерии. В 7 часов утра началась стрельба, противнику удалось весьма быстро взять Столац, были потери среди сербов, погибли двое русских добровольцев — Владимир Сафонов и Дмитрий Попов. Одновременно противник начал обстрел Заглавка, начался штурм. Десяток русских добровольцев и несколько сербов приняли бой. К 8 часам бой был в самом разгаре. Над Заглавком развевался русский флаг, поставленный здесь казаками за 2 недели до начала боя. Волна за волной боснийцы с криками бросались на штурм. В перерывах между атаками на высоту обрушивался шквальный огонь из гаубиц и минометов. Час за часом отряд вел бой, неся потери, в ожидании подкрепления. Они могли отойти, высота находилась в полуокружении, но никто не дрогнул, не отступил. Бой продолжался еще четыре или пять часов. Несмотря на все усилия, противник не смог продвинуться и занять ни один из склонов высоты. А прибывшая после полудня подмога отогнала мусульман на исходные позиции.

Русские добровольцы в марте 1993 года на позициях на горе Заглавак под Горажде с ручным противотанковым гранатометом югославского производства.

Русские добровольцы в марте 1993 года на позициях на горе Заглавак под Горажде с ручным противотанковым гранатометом югославского производства.

Казаки на Заглавке.  Март 1993 г.

Казаки на Заглавке. Март 1993 г.

Трое русских бойцов погибли, трое получили тяжелые ранения. Погиб самый юный русский доброволец — Константин Богословский.

Мусульмане потеряли 80 (!) своих бойцов, среди которых был командир бригады, более 100 раненых. Для той войны такие потери в ударных подразделениях считалось очень существенными, противник был надломлен.

Ты помнишь, товарищ, как мы умирали
За высоту Заглавак?
Боснийцы снарядами нас засыпали,
Пал пулей сраженный юнак.
Но добровольцы, за сербов-братушек
Не пожалев живота,
Бились на смерть против вражеских пушек
Под сенью Святого Креста…

Из песни «Русиja — Сербия», Юрий Кононов.

ДОБРОВОЛЕЦ КОСТЯ

Богословский Константин Михайлович. Родился 4 февраля 1973 года на Памире. После службы в армии он жил в Москве с матерью. На призыв казаков, что надо ехать воевать за братьев сербов, Костя твердо решил:

— Я поеду!

Отец Кости знал, что сын не вернется; проводив его, заплакал и сказал, что больше его не увидит. За несколько дней до боя Костя позвонил домой матери, она ничего не могла сказать, только плакала.

Русские добровольцы под Вышеградом. 1993 год.

Русские добровольцы под Вышеградом. 1993 год.

В ночь перед боем из лампады перед иконой выскочила искра и начала гореть в той части комнаты, где они жили, ребята пришли к о.Райко, священнику города Вышеград, и сказали, что, вероятно, будет страшный бой и не известно, кто из них вернется.

Доброволец Костя, первый слева, кадры из документального фильма «Ангел с горы Заглавак».

Доброволец Костя, первый слева, кадры из документального фильма «Ангел с горы Заглавак».

Погиб 12 апреля 1993 года во время героической обороны высоты Заглавак, был пулеметчиком, во время этого боя защищал позицию с русским флагом. Похоронен на военно-церковном кладбище города Вышеград.

— Меня переполняет чувство радости и одновременно чувство горечи за тех, кто остался здесь навсегда. Но они остались не просто так, каждый из нас принес частицу русского духа, привез веру сербскому народу, что русский народ помнит о сербах и всегда будет вместе, несмотря на то, какое будет правительство в России, мы, простой русский народ всегда придем на помощь, даже если нас не позовут. Потому что мы есть православные. Потому что мы есть русские.

Эти слова скажет Владимир Сидоров в апреле 2013 года на месте боя за высоту Заглавак. 12 апреля 1993 он был рядом с Костей, когда его убили, в том бою Володя героически продолжал сражаться за высоту; будучи контужен, смог собраться с силами и продолжить вести огонь по противнику из пулемета.

Погибший в бою за Заглавак Константин Богословский 2-й справа.

Погибший в бою за Заглавак Константин Богословский 2-й справа.

Для мамы Кости Вышеград стал родным, она с радостью приезжает сюда:

— Вышеград, он мне мой, любимый, родной град, как будто моя вторая родина.

На могиле добровольца Кости. Апрель 1993 г. Вышеград.

На могиле добровольца Кости. Апрель 1993 г. Вышеград.

ДЕЙТОНСКОЕ СОГЛАШЕНИЕ

Конфликт окончился Дейтонским соглашением 21 ноября 1995 года на военной базе США в Дейтоне, штат Огайо. Сербы были вынуждены сесть за стол переговоров. В августе — сентябре 1995 года авиация НАТО провела воздушную операцию «Обдуманная сила», нанеся удары по позициям боснийских сербов. Эта операция изменила военную ситуацию в пользу мусульмано-хорватских сил, сербское наступление было остановлено.

Дейтонские соглашения предусматривали создание Федерации Боснии и Герцеговины и Республики Сербской, ввод  миротворческого международного контингента под командованием НАТО. Сербы получили 49 % территории, боснийцы и хорваты 51 %.

По приблизительным подсчетам различных государственных учреждений и ветеранских организаций Республики Сербской, общее число русских добровольцев, прошедших войну 1992 — 1995 годов, не превышало пяти — шести сотен человек. Известны имена порядка 50 погибших русских бойцов.

Русские появились в самый тяжелый для сербов момент, когда их силы значительно уступали противнику по численности, боевой дух слабел.  Своей храбростью и жертвенностью добровольцы оказали мощнейшую моральную поддержку, вдохнули новые силы, подняли боевой дух сербов и помогли им отстоять и защитить свое жизненное пространство.

ПАМЯТЬ О РУССКИХ ДОБРОВОЛЬЦАХ

Памятник русским добровольцам. Вышеград.

Одна из улиц Вышеграда носит название «Казачка» в честь казаков, воевавших здесь.

5 ноября 2011 года в городе Вышеграде был установлен памятник русским добровольцам, погибшим в Отечественных войнах сербского народа 1991 — 1999 годов. Знаменательно, что памятник поставлен именно в Вышеграде – в городе, в котором воевало три русских добровольческих отряда (Второй РДО, казачий отряд, Второй ОРДО). В городе, где к памяти русских добровольцев относятся с большим трепетом, всегда можно увидеть на могилах русских добровольцев зажженные свечи.
Весь город в тот день вышел, чтобы почтить память своих защитников, приехавших за несколько тысяч километров из далекой России, чтобы защищать Православие на сербской земле. Возможно, в будущем этот город получит наименование «города русской воинской славы», которую русские добровольцы в то непростое для России время явили в далёкой Сербии.
Памятник русским добровольцам. Вышеград.

Памятник русским добровольцам. Вышеград. 

Памятник русским добровольцам. Вышеград.

Не жди приказа!
Не сиди, ссылаясь на покой!
Вперед! Сквозь ветры и дожди
и вьюги волчий вой!

Оставь удобства и уют —
пока ты молод — в путь!
Когда отходную споют,
успеешь отдохнуть!

Будь честен, смел, не замечай
насмешек и помех.
А будешь старшим — отвечай
не за себя — за всех!

Тот, кто ошибок не имел, —
в безделии зачах —
он груза жизни не посмел
примерить на плечах!

Каков бы ни был твой удел —
удачен или плох,
Запомни: меру твоих дел
оценит только Бог!

«Назидание самому себе», 

стихотворение Игоря Стрелкова,

1991 год.

12 АПЕРЕЛЯ

12 апреля 1877 года Российский Самодержец Государь Александр II объявил войну Турции и двинул русское воинство в задунайские пределы, чтобы освободить от тяжёлого гнёта братские народы.

Этому величественному событию предшествовало мощное добровольческое движение, выразившееся в открытом участии русских добровольцев в составе Сербского войска.

Спустя много лет 12 апреля 1993 года, на высотах Заглавак и Столац в Республике Сербской произошел неравный бой с мусульманскими мятежниками, силы которых многократно превосходили силы православного войска. Отражая нападение, погибли трое русских добровольцев.

Поклонный крест. Памятник русским добровольцам в монастыре Св.Саввы в селе Горна  Лиеска в окрестности Вышеграда.

Поклонный крест. Памятник русским добровольцам в монастыре Св.Саввы в селе Горна  Лиеска в окрестности Вышеграда.

 

В десятую годовщину боев на высотах Заглавак и Столац Отечественный союз добровольцев Республики Сербской (ветеранская организация русских добровольцев) провозгласил 12 апреля Днём Памяти русских добровольцев, за свободу братских народов живот свой положивших.

Основание памятника русским добровольцам в монастыре Св.Саввы в селе Горна  Лиеска, окрестности Вышеграда.

12 апреля 2014 года отряд Игоря Стрелкова вошел в Славянск. Эта дата считается точкой отчета героической борьбы за Новороссию. Быть может, Игорь Иванович снова предложил спеть «Вещий Олег» по дороге на Славянск? Быть может, это очередной этап одной большой войны? Возможно, так и было, похоже, так и есть.

Русское добровольческое движение в очередной раз вписано на страницы мировой истории. Многие вновь сорвались с насиженных мест и встали на защиту веры и отечества, не ожидая приказа, не жалея живота. Теперь небольшие группы добровольцев из Сербии приезжают воевать на Донбасс, настал их черед помогать русским братьям.

Сергей Приголовкин 

Источник

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Нравится
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вас возможно заинтересует...

Письмо француза об обороне Севастополя

Читать далее →
Scroll Up

Подписывайтесь на нас в Фейсбуке

Powered by WordPress Popup