Loading...
You are here:  Home  >  История  >  Current Article

Русы и Варанга

Опубликовано: 04.10.2017  /  Нет комментариев

Вопрос — кого считать русами: славян либо варягов на княжеской службе — окончательно так и не выяснен [Петрухин В. Я. Начало этнокультурной истории Руси IX – XI веков. М., 1995; Фомин В. В. Варяги и варяжская Русь: к итогам дискуссии по варяжскому вопросу. М., 2005]. Не останавливаясь на спорах о происхождении Руси, заметим следующее.

В IX в. происходит интенсивный приток скандинавов на Русь – их привлекали непосредственные материальные блага, а также возможность проявить себя на княжеской службе. Источники отмечают факт наличия варяжских (главным образом шведских) поселений, протянувшихся от Новгорода до Киева. Русские летописи и скандинавские саги сохранили информацию об участии скандинавов во внутренней жизни древнерусского общества, и, прежде всего — в войсках князей в качестве воинов-профессионалов. Олаф Трюггвасон и Харальд Сигурдсон со своими отрядами находились в войсках князей (соответственно Владимира и Ярослава), «отправленных охранять страну».

Русы и Варанга. Часть 1

Олаф I Трюггвасон (963 — 1000). В 995 — 1000 гг. король Норвегии. Будущий король в молодости был дружинником киевского князя Владимира Святославича. Олаф был популярен среди дружинников, отмечен и великим князем, поставившим его во главе войска. В 981 г. Олаф участвовал в походе на Червенские города. Возвышение молодого норвежца и его якобы тесные отношения с супругой Владимира привели к интригам при великокняжеском дворе — около 981 г. Олаф оставляет княжескую службу и отправляется в балтийский поход. Позже вернулся на Русь, участвовал в Крещении Руси.


Харальд III Сигурдсон (Хардрада) (1015-1066). Илл. — монета с изображением Харальда. Король Норвегии в 1046-1066 гг., а в юности (1034-42 гг.) был офицером Варанги. Харальд — ветеран Азиатской и Сицилийской кампаний, манглабит и спафарокандидат императорской службы.

Аналогичной была судьба и знатного норвежца Эймунда Хрингссона, поступившего на службу вначале к Ярославу Мудрому, а потом к его племяннику — князю полоцкому Брячиславу Изяславичу.

Ярослав Владимирович (Мудрый) (реконструкция М. Герасимова) (ок. 978 — 19 или 20. 02. 1054) — князь ростовский (987 — 1010), новгородский (1010 — 1034), великий князь киевский (1016 — 1018, 1019 — 1054). Ярослав (или конунг Ярицлейв) являлся свояком будущего скандинавского святого, норвежского конунга Олафа Святого. Сын будущего святого Магнус Добрый в малолетстве после гибели отца был усыновлен Ярославом, воспитывался в семье киевского князя, и после достижения совершеннолетия приемный отец помог ему вернуть престол Норвегии, а затем стать и королем Дании. Дочери Ярослава («дедушки Европы») породнили его с рядом королевских дворов Европы — Анна стала супругой короля Франции Генриха I (известна во Франции как Анна Киевская или Анна Русская — в г. Санлис ей поставлен памятник), Анастасия стала супругой короля Венгрии Андраша I (на берегу оз. Балатон в г. Тихань в честь четы назван храм и также поставлен памятник), а Елизавета вышла замуж за норвежского короля Харальда Хардраду (если б не роковая стрела в битве при Стамфорд Бридже – она стала бы и королевой Англии).

Варяги находятся в славянском войске Олега во время похода на Византию. Князь Игорь, собрав войска, призвал из-за моря варягов, а Владимир Святославович в преддверии борьбы с Ярополком, ездил «за море» и вернулся с варягами. Судя по летописным источникам, Ярослав чаще иных князей задействовал варяжские дружины — и во время противостояния отцу Владимиру, и перед столкновением с Мстиславом Владимировичем. Причем князья вплоть до XI в. нанимали именно дружины, а не отдельных «солдат удачи» — и, как отмечают саги и летописи, с ними заключался своеобразный коллективный договор.

Олег (ум. 912 г.). Илл. – Олег прибивает щит к вратам Царьграда. Гравюра Ф. Бруни, 1839. С 879 г. князь новгородский, с 882 г. и великий князь киевский. Участник похода на Византию в 907 г.

Факт присутствия на Руси скандинавов и высокий социальный статус последних подтвержден и данными археологии — в ряде ключевых торгово-административных пунктов обнаружены как свидетельства постоянного проживания, так и богатые погребения северян.

Учитывая что в IX – XI вв. на Руси в целом произошла ассимиляция скандинавского и славянского элементов, вопрос о их соотношении не имеет принципиального значения. Кстати и термин «русский» – не является русским: появление этнонима «русь» восходит к древнеисландскому Róþskarlar и Róþsmenn – то есть «мореходы, гребцы».

Существуют различные теории, трактующие происхождение термина «варяг». О. И. Сенковский считал, что «варяги» — это искаженное славянами наименование дружин викингов. Византийская лексема «веринги» могла быть позаимствована у русов, означая искаженное «варяги». В своих сагах викинги именовали себя норманнами, термин «веринги» («варяги») употребляя лишь применительно к скандинавским наемникам в Византийской империи. В. Н. Татищев считал, что термин происходит от varg — «волк», «разбойник».

Другая версия считает, что термин «варяг» происходит от древнегерманского wara (клятва, присяга) – т. е. варяги это воины, давшие клятву. По М. Фасмеру — слово восходит к предполагаемому скандинавскому vár — «порука, верность, обет», т. е. «члены корпорации, товарищи». А. Г. Кузьмин возводит термин к кельтскому var (вода) – и под варягами понимались жители побережья (отсюда – и «Варяжское море»). С. А. Гедеонов считал что термин происходит от warang – то есть «меч», а другой историк XIX в. А. Васильев – от слова «варя» (означает процесс варки соли), и «варяг» — участник «соляного промысла». Кстати, сага «Прядь о Карле Несчастном» повествует о норвежском купце-солеваре, вернувшемся из Руси на Родину — для того чтобы выполнить секретное задание русского князя Ярослава.

Несомненно то, что варягами именовались скандинавы, находившиеся на востоке, в т. ч. на Руси. Ведь первоначально дружины на Руси видимо, преимущественно и состояли из скандинавов [Каинов С. Варяжские наемники на Руси. Конец IX – середина XI веков // Военная иллюстрация. 1998. № 1. С. 2]. Да и имена названных в договорах Византии и Руси лиц (приближенных к князю) — Фарлаф, Карл, Рулав, Вермуд и Стемид выдают их скандинавское происхождение.

Вслед за известным византиевистом В. Г. Васильевским мы используем термин «варяго-русы» — то есть восточные варяги. А понятие «Русь» собирательное, и включает в себя русских как скандинавского, так и славянского происхождения [Vernadsky G. The Origins of Russia. Oxford, 1959. S. 198-201; Blondal. The Varangians of Byzantium. S. 1-14; Davidson H. R. E. The Viking Road to Byzantium. London, 1976. S. 57-67]. О правильности данной позиции говорит и тот факт, что сами ромеи вплоть до эпохи императоров из династии Комнинов термины «Рос» и «Варяг» использовали в качестве синонимов.

В X-XII вв. Византийская империя — самое богатое и наиболее могущественное государство Европы, а Константинополь — величайший город мира. Уникальное расположение города на Босфоре влекло в него как купцов, так и искателей приключений со всего мира – прежде всего из Руси и Скандинавии. Благоприятствовал прибытию последних знаменитый торговый путь «Из варяг в греки» — структурированный таким образом, что перемещение происходило в основном по водным маршрутам – самым быстрым в средневековье. Император Константин Багрянородный в написанном им в 950 г. трактате «Об управлении империей» охарактеризовал стратегический маршрут «Из варяг в греки». Весной – летом каждого года из Киева выходила флотилия минимум в 100-200 ладей: помимо купцов, дипломатов, путешественников и челяди на них имелся и крупный отряд воинов-профессионалов. Т. о., даже с учетом потерь от печенежских засад у днепровских порогов, не менее тысячи варяго-русов прибывало в столицу империи ежегодно.

Константин VII Багрянородный (905 — 959). Резьба по слоновой кости – Христос благословляет Константина VII. Император Византии из Македонской династии, номинально правил с 913, а фактически – с 945 г. Активизировал боевые действия против арабов. Известен как один из наиболее образованных людей эпохи. Перу императора принадлежат сочинения: «Об управлении империей», «О фемах», «О церемониях» — важнейшие источники по истории Византии, Руси и др. государств.

Сродни германцам на закате Римской империи варяго-русы стали и головной болью, и союзником Византийской империи.

Отношения между Византией и Русью основывались, прежде всего, на ряде русско-византийских договоров. 3 известных нам договора, существующие в древнерусской версии, имеют византийские прототипы. Дошедшие тексты – это переводы, сделанные с аутентичных (т. е. имевших силу оригинала) копий данных правовых актов.

Договор от 02. 09. 911 г. был заключен по итогам успешного похода дружин князя Олега на Византийскую империю. Восстанавливая дружественные межгосударственные отношения, он определял схему выкупа пленных, систему уголовных наказаний для купечества на территории Византии, регулировал наследственные правоотношения, уточнял процессуальные нормы. Договор создал благоприятные условия для русско-византийской торговли, трансформировал т. н. береговое право (вместо захвата судна, выброшенного на берег, владелец берега был обязан помочь пострадавшему собственнику или владельцу). Русские купцы приобрели право находиться в Константинополе до полугода – причем империя была обязана содержать их за казенный счет. Купцы-русы получили право беспошлинной торговли на территории империи. А каждый русский человек, желавший поступить на службу в императорскую армию, мог делать это беспрепятственно. Причем князь обязывался не чинить препятствий таким волонтерам – сколько бы их не оказалось.

Договор 945 г. заключался после неудачного похода на Византию армии князя Игоря в 941 и 944 гг. В целом (хотя и в несколько измененном виде) подтверждая нормы 911 г., договор ужесточал режим, предоставляемый империей русским купцам: обязывал для пользования ранее установленными льготами иметь при себе княжеские грамоты, вводился для купцов и ряд ограничений. Русь обязывалась не ставить в устье Днепра застав, не покушаться на крымские владения империи. Империя и Русь обязывались оказывать друг другу военную помощь.

О том, насколько рассчитывали византийские императоры на военную помощь Руси, видно, например, из того факта, что в 957 г. Константин VII просил у княгини Ольги, приехавшей в Константинополь, увеличить численность воинских контингентов, прибывающих в империю. Император планировал отвоевать у арабов о. Крит. Сама возможность империи получать такую военную помощь стала очень важным фактором межгосударственных отношений Руси и Византии.

Договор 971 г. был заключен императором Иоанном Цимисхием и князем Святославом Игоревичем. Соглашение содержало обязательства Киевской Руси не только не атаковать Византию и не подстрекать к нападению на империю другие страны, но и помогать ей военной силой.

Договор 1046 г., подводя итоги войне 1043 г., окончательно превращал Русь в союзника империи.

По итогам серии договоров, заключенных в течение целого века, положение русских людей на территории империи можно охарактеризовать как исключительное – им были предоставлены беспрецедентные торговые, правовые и др. льготы.

Фактическое же начало межгосударственных связей Византии и Руси произошло в 860 году, когда произошла первая осада русами Константинополя. Русы-наемники появились в Византии (даже в рядах императорской гвардии) уже в 60-х годах IX века. Затем, в договорах, заключенных между русами и Михаилом III, уже оговаривалось прибытие варяго-русских военных контингентов для службы империи.

Русы под Константинополем, 860 г.


Михаил III (19. 01. 840 – 24. 09. 867). Миниатюра из Хроники Ивана Скилицы. Император Византии с 842 г, последний представитель Аморейской династии. Во время его правления произошел русско-византийский конфликт 860 — 861 гг.

Норма о русах, желающих служить в рядах императорской армии, неоднократно дорабатывалась и воспроизводилась — в договорах 911 — 944 гг. Последний прямо устанавливал военную помощь между Русью и Византией – на основе взаимности. Специально оговаривался вопрос о присылке русских контингентов – по просьбе византийской короны.

Империя приобрела стратегический ресурс — военные формирования, состоявшие из воинов-профессионалов. Сведения об условиях найма и порядке несения службы позволяют сделать вывод, что соглашение заключалось с группой людей, уже находящейся в империи или (после договора 944 г. — как правило) – на основе межгосударственного соглашения. В последнем случае отряд комплектовался под контролем князя на родине, и воины заранее знали размер оплаты и служебные обязательства не только перед василевсом (в соответствии с договором), но и перед своим князем — гарантом соблюдения данного договора.

Форма оплаты варьировалась – она могла быть постоянной (независимо от участия в военной кампании), и разовой — за участие в конкретной кампании или походе. Так, в 911 г. 700 воинов-русов перед экспедицией против критских арабов получили 1 кентинарий золота (т. е. 100 литр или 7200 номисм) – приблизительно по 10,25 номисм на бойца (сумма превышающая стоимость 2 быков). Для сравнения — если подлежащий призыву византийский подданный отказывался идти в поход, он был обязан уплатить 5 номисм, а годовое содержание воина обходилось в 18 номисм. Мы видим – как высоко в империи ценились русские воины.

В соответствии с договором 911 г. русы сами решали — наниматься им в имперское войско или нет. Князь их к этому не принуждал – материальных стимулов было более чем достаточно.

Если договор 911 г. устанавливал право русско-варяжских воинов на беспрепятственное прибытие на имперскую службу в любое время, то договор 944 г. уже обязывал. Это стало следствием военного поражения княжеской армии – русский флот сгорел в пламени греческого огня. Если ранее имел место вольный наем (слабо организованный), то теперь бойцы направлялись в империю централизованно. Князь контролировал вопрос найма своих подданных на византийскую службу. И служба прекратила быть частным делом воина – принося теперь дивиденды княжеской власти. Причем в соответствии с договором 944 г. одиночный воин — рус или группа, на свой страх и риск нанимавшиеся на имперскую службу без воли и (или) ведома князя, рисковали нарваться в Константинополе на дурной прием. Они могли быть арестованы (до выяснения цели прибытия) и даже высланы на Русь (где вполне могли быть репрессированы князем).

Уже к моменту заключения первого русско-византийского договора русы себя зарекомендовали в империи как настоящие воины-профессионалы. Известно, что отряд, состоявший из «крещенных русов» служил в императорском флоте при Константине Багрянородном. Не менее 700 варяго-русов в составе византийских войск участвовали в походе на Крит в 911 г., а в дальнейшем воевали на Кипре и на сирийском побережье.

В 935 г. 415 воинов-русов на 7 судах приняли участие в итальянской экспедиции императора Романа I Лакапина.

Русы и Варанга. Часть 2
Роман I Лакапин (ок. 870 — 15. 06. 948). Изображение на монете.


Император Византии в 920 — 944 гг. Полководец Романа I Иоанн Куркуас за 22 года боевых действий (920 — 942) овладел более 1000 крепостей, отодвинув границу империи от р. Галис до Тигра и Евфрата. В 924 г. в морском сражении при Лемносе был уничтожен знаменитый критский пират Лев Триполийский — и это освободило побережье и острова от постоянной опасности. В 928 г. имперские знамена взвились над Феодосиополем и Эрзерумом, в 934 г. была разрушена Мелитена, а в 942 г. взяты Низибис и Дара.

С 944 г. воины-русы воины получили наиболее широкие возможности реализовать себя на престижной имперской службе. Они участвовали в боевых действиях на различных ТВД империи – в Сирии, Киликии, Ифрикии, охраняли далматинское побережье, отражая вторжения мусульманских пиратов. Русский воинский контингент активно участвовал в критских походах Константина VII, Льва VI, Никифора Фоки, Варды Фоки. Так, в критской экспедиции 949 г. действовали 7 русских кораблей и 629 человек (584 воина-руса и 45 слуг). В 954 г. русы участвовали в осаде Хадата, а затем входили в крепостные гарнизоны на сирийской границе.

Арабский поэт Мутанабби отметил присутствие воинов-русов в армии Варды Фоки во время битвы при Хадате в 955 г. Придав блеск византийскому оружию, русы отличились в 957 г. при взятии Хадата и в 958 г. — Самосаты. Русы участвовали и в победоносном критском походе Никифора Фоки в 960 г., а затем в 967-68 гг. два их корабля были замечены в составе императорского флота, двинувшегося в Италию. В 960 г. во время похода Никифора Фоки подразделение русов-пехотинцев императорской армии прорвало арабскую береговую оборону. В 964-65 гг. русы действовали во время походов на Крит и Сицилию (поучаствовав в разгроме арабов у Раметты). Отряды русов сражались в Месопотамии с войсками эмира Алеппо, оперировали в Армении (с 947 г. – непрерывно). Критские и Сицилийские походы показали, что, помимо живой силы, русы выставляли морские суда и корабельные экипажи.

Лев VI Мудрый (19. 09. 866 – 11. 05. 912). Мозаика в Храме Святой Софии. Император Византии (886 — 912 гг.) из Македонской династии. Прозвище приобрел за «ученость» — автор ряда трактатов (в т. ч. знаменитой «Тактики Льва»), речей, стихов. Завершил начатый отцом Василием I Македонянином Свод законов «Базилики» с комментариями и дополнениями.


Никифор II Фока (ок. 912 — декабрь 969) – вначале военачальник, а затем (963 — 969) василевс Византии. Император-воин, победитель арабов.

Новый этап для воинов-русов в Византии наступил в связи с формированием Варяжской гвардии – регулярной гвардейской части. То что император Василий обратился за помощью именно к русам, стало актом, подготовленным предшествующими русско-византийскими отношениями. М. Пселл отметил, что Василий II, прекрасно осведомленный о нелояльности своих соотечественников, порицал ромеев, и т. к. незадолго перед этим к нему прибыл отряд отборных воинов-русов, он их оставил у себя и, добавив к ним других чужеземцев, двинул против мятежников [Пселл М. Хронография. Краткая история. Спб., 2003. С. 12]. Император ценил надежных и доблестных бойцов.

Находившиеся в империи до прибытия 6-тысячного корпуса русов русы-наемники влились в него. В дальнейшем прибывшие в Византию «новички» поступали в корпус, в то время как выслужившие договорный срок убывали на родину. Ротация шла регулярно, обычно приурочиваясь к черноморскому судоходному сезону. Продолжительные соглашения о службе заключались как правило на 10 — 15 лет, и за этот период личный состав корпуса, по всей вероятности, полностью обновлялся – т. е. несколько сотен человек ежегодно покидало империю и прибывало им на смену.

Приток варяго-русов в Варангу в конце X — начале XI вв. обеспечивали нестабильная внутриполитическая обстановка на Руси и привлекательные условия имперской службы.

«Русский Константинополь» был в этот период многолюдным, а русская община в городе имела собственное подворье. Византиевист Г. Г. Литаврин отмечал, что целый квартал – св. Маманта («Мама») – был выделен византийскими властями для размещения русских. И находившиеся вдали от родины, плохо зная порядки и язык империи, не имея права при посещении Константинополя иметь при себе оружие, русы чувствовали себя почти как дома лишь «у Мамы». Только там они вращались среди соотечественников, имели пищу и кров, бесплатно мылись в банях и общались с ветеранами, отслужившими свой срок в имперской армии и ожидавшими «у Мамы» отправления очередного каравана на родину [Литаврин Г. Г. Византия и славяне. М., 2001. С. 469].

С этих пор и почти до конца XI в. русский корпус активно участвовал во всех военных кампаниях империи на Балканах, на Востоке и в Италии. О его значимости свидетельствует, например, тот факт, что Василий II в 1016 г. 1/3 всей добычи, захваченной в Болгарии, отдал русским (еще 1/3 получило все остальное войско и 1/3 забрал василевс).

Победы византийского оружия в Закавказье – это во многом результат действий варяго-русских отрядов. Асохик имел в виду именно русских, когда рассказывал о прибытии Василия II 1000 году в область Тайк. У горы Хаватчич императора встречали грузинский царь Гурген и его сын абхазский царь Баграт. И в тот день, когда Гурген, ставший магистром империи, собрался отбыть домой, в византийском лагере вспыхнула стычка между грузинами и русами. Воин рус нес для своей лошади сено – но к нему подошел грузин, и это сено отобрал. На помощь товарищу прибежал другой рус, а к грузину подоспели его соотечественники. И грузины убили первого руса – хозяина сена. Тогда все русы — 6 тыс. человек – ринулись в бой с грузинами. Армянский историк не только отмечает численность корпуса, но и указывает на вооружение русов (копья и щиты), а также на тот факт, что их выпросил царь Василий у царя русов — когда выдавал сестру замуж за последнего. Отмечает историк и то, что в это же время русы уверовали во Христа. Упоминает об этом случае и Аристакес Ластивертци, отмечая что в этой стычке погибло 30 знатных азатов.


Баграт III (960 — 07. 05. 1014). Царь из династии Багратионов, сын Гургена II, государь объединенной Грузии (975 — 07. 05. 1014). Противник императора Василия II в ходе войн в Закавказье в конце X – начале XI вв.

Когда 1021 г. Василий II провел кампанию в Армении против Георгия I, царя Картлии и Абхазии, в составе крупных византийских контингентов присутствовало значительное количество иностранцев. После битвы при Уктике император с войсками зазимовал в Халдии. А затем грузины, под прикрытием переговоров о мире, атаковали византийскую армию. Но, несмотря на внезапность, грузины потерпели поражение — благодаря усилиям «русских полков императора». Их натиск был настолько силен, что спаслось лишь незначительное количество грузин – многие погибли или попали в плен. Византийцы захватили огромную добычу, включая царскую сокровищницу. А. Ластивертци писал о «бесчисленном множестве» абхазов и грузин, убитых в этом сражении. Упомянутая битва состоялась 11. 09. 1022 г. года при Шегфе, рядом с Эрзерумом. Она была выиграна во многом благодаря усилиям русов. Царь Георгий не только заключил мир и изъявил покорность – он отдал в заложники своего сына.

Закончившийся плачевно поход Романа III Аргира привел в августе 1030 г. к сражению у Халепа (Алеппо) – разбитый император смог спастись, отступив в Антиохию, благодаря мужеству своей дружины, состоявшей из варяго-русов.


Роман III Аргир (968 – 11. 04. 1034) Изображение на монете. Император Византии в 1028 — 1034 гг.

Более чем вероятно, что корпус, с которым Василий II дважды совершал походы в Грузию и Армению, остался в Малой Азии и в 30-е гг. XI в. Его основой были русы.

В 1032 г. ромеи овладели Эдессой – и в отряде прославленного полководца Георгия Маниака, с которым он вошел в город на Евфрате, славившийся уникальным образом Спасителя, был некто Рузарн. Этот приближенный полководца (одно имя говорит о его принадлежности к русам) был отправлен к эмиру Харранскому — в качестве посла. Рузарн был вооружен секирой — оружием варанга.

Взятие Эдессы Георгием Маниаком. Илл. из Хроники И. Скилицы. Георгий Маниак (умер в 1043 г.) — прославленный полководец Византии XI в. Отвоевал для империи в последний раз Сицилию — в 1038 — 1040 гг. Очевидец отмечал чуть ли не трехметровый рост полководца – взирая на него, людям приходилось закидывать голову, как будто они глядели на вершину холма. Хмурый взгляд Маниака был ужасен. Когда полководец был в Сицилийском походе, брат фаворитки императора Константина IX Роман Склир соблазнил его жену. Негодяй, опасаясь возмездия обманутого супруга, оклеветал его перед императором. И император вызвал Маниака в столицу. Полководец, узнавший об этих событиях и уже однажды пострадавший от императорского произвола, отказался подчиниться приказу. Грозный великан, провозгласив себя императором, во главе своей армии двинулся на Балканы. Наступая на Фессалоники, Маниак разгромил войска Константина IX в сражении при Острово — но и сам полководец погиб в этом сражении.

Г. Кедрин указывал, что крепость Пергри осенью 1033 г. захватили «Русские и прочая греческая сила» — т. е. византийцы даже были на вторых ролях.

В июле 1043 г. из-за обострения византийско-русских отношений русы совершили свой последний поход на Царьград. В это время русские купцы и воины, находившиеся в столице, были временно арестованы. Через 3 года взаимопонимание Византии и Киевской Руси полностью восстановилось, и дочь Константина IX Мономаха вышла замуж за сына Ярослава Мудрого Всеволода Ярославича. Русско-варяжский корпус в 50-х годах активно сражался с печенегами. В 1047 г. русы оперировали в южной Италии, а в 1055 г. вместе со скандинавами обороняли г. Отранто от норманнов.

Отдельной строкой русы упоминаются в хрисовулах (императорских грамотах). Так, в 1060 г. в хрисовуле Константина X Дуки указаны франки, сарацины, варяги и русы, в 1082 г. в хрисовуле императора Алексея I Комнина поименованы инглины, немцы, кулпинги, варяги и русы и т. д..

Значение русского контингента в Варанге стало падать с 70-х гг. XI в. — приток русских наемников сократился, и они стали постепенно вытесняться англосаксами. Но, несмотря на это, арабский историк Ибн аль Фатирх, характеризуя состав византийской армии в трагичном для империи сражении 1071 г. при Манцикерте, помимо византийцев, печенегов, франков, грузин и арабов, называет и русов. Под командованием императора Романа Диогена русы бились и при Хелате.

Т. о., именно русские воинские контингенты осуществляли ударную функцию в ходе операций византийской армии в 1020 — 1040 гг. Мы говорим о серии боев и сражений во славу византийского оружия как в Закавказье, так и в Азии (в частности в Сирии). Источники четко указывают на зимовку русских войсковых контингентов в Малой Азии в 1030-х гг.

Подводя итоги, отметим следующее.
1-й этап взаимоотношения русов с Византией – 860 — 980-е гг. Варяго-русские воины (хоть они и служили в византийской армии и в более ранний период) начали прибывать на имперскую службу в значительных количествах, а взаимоотношения строились на базе серии договоров, подписанных киевскими князьями с одной стороны и византийскими императорами – с другой. Уже с 860-х гг. источникам известно о наличии в составе гвардии «тавроскифов» (т. е. русов). С начала X в. среди войск империи мы видим русов – моряков, конников и пехотинцев. Они служили в регулярных частях – тагмах и гвардейских тагмах, входили в Этерию, полностью состоявшую из наемников. Основная особенность формирования варяго-русских контингентов в данный период заключалась в том, что воины прибывали в империю поодиночке либо группами, не структурируясь как отдельная крупная воинская часть.

2-й этап – начался с 980-х гг. Он характеризовался оформлением варяго-русских войсковых контингентов в форме отдельной воинской части – Варяжской гвардии. Служба приняла регламентированный характер. В первые три четверти XI столетия – это едва ли не важнейшее соединение императорской армии, ее элитная часть, способная выправлять положение в различных концах государства. Часть варяго-русов, служившая в составе Этерии, была сосредоточена в столице, а другая в виде подразделений и частей, выполняющих те или иные задачи, находилась в провинциях либо в боевых командировках на ТВД. Вплоть до середины XI столетия мы наблюдаем преобладание в составе Варанги русско-варяжского элемента.

Присланный по императорской просьбе 6-тысячный русский отряд, в 988 — 989 гг. разгромивший мятежные войска Варды Фоки, спас Василию II трон, а возможно и жизнь. Отряд по взаимному согласию князя Владимира и императора остался на византийской службе, постоянно пополняясь выходцами из Руси. Он и стал родоначальником Варанги.

Таким образом, русы – родоначальники Варяжской гвардии и ее костяк в первое 60-летие существования, победители в важнейших сражениях и операциях, основоположники традиций новой гвардейской части (чего стоит одна клятва верности императору – фактически присяга) и ее наиболее надежный элемент.

византийские варяги (в т. ч. конный варанг). Мы видим шлем русского типа, кольчугу (воин на переднем плане) и свободного покроя штаны. На заднем плане бросаются в глаза боевая секира и черный ворон на красном поле щита 

Источник

Русы и Варанга
Оцените эту новость

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Нравится
  • Опубликовано: 2 месяца ago on 04.10.2017
  • Последнее изменение: Октябрь 4, 2017 @ 3:27 пп
  • Рубрика: История
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вас возможно заинтересует...

Флорентий Павленков — основатель серии ЖЗЛ

Читать далее →

Подписывайтесь на нас в Фейсбуке

Powered by WordPress Popup

Scroll Up