Loading...
You are here:  Home  >  Россия Tрудовая  >  Профсоюзы  >  Current Article

Шокирующие благие намерения

Опубликовано: 20.12.2017  /  Нет комментариев

Конец этого года ознаменовался тем, что на всех уровнях власть стала сообщать россиянам: кризис закончился. Ну, как закончился… не до такой степени, чтобы повысились зарплаты или легче стало найти работу. А так… глобально. И на пути к этому глобальному свершению было совершено немало подвигов, к которым нам захотелось привлечь внимание.

ФИНАНСОВЫЕ ПРЕДЛОЖЕНИЯ

Конечно, никто не сидел сложа руки. С кризисом боролись. И социальную помощь сделали адресной, и налоги повысили… Все для страны. А ведь могли добиться большего — и налога на малодетность, и налога на безработность… В ряде регионов даже обсуждали, что, мол, люди стали покупать только товары первой необходимости — так не стоит ли ввести на эти товары тоже налог? Но были предложения и по конкретным продуктам.

Вот губернатор Владимирской области Светлана Орлова предлагала обложить налогом найденные в лесу грибы, ягоды и орехи:

“Ископаемые, леса, да и все, что при СССР было народным богатством, теперь рассредоточилось в руки маленькой кучки! Рыбалка уже местами платная. Еще ягоды и грибы остались. В детстве, когда читала, что крестьян могли наказать за сбор ягод, грибов, хвороста или охоту в “барском” лесу, могли забить насмерть, тогда это казалось немыслимо. Как так — нельзя поймать рыбу — вот же она! Или грибы собрать, если есть хочется, или собрать хворост, если замерзаешь”.

На сбор ягод, грибов и орехов предлагалось ввести лицензирование. И даже назывались конкретные суммы: сбор ягод был оценен в 4,5 тыс. рублей за сезон, сбор грибов — в 6 тыс. рублей.

Впоследствии, после того как общественность возмутилась, вице-губернатор Роман Русанов пояснил, что “большое количество грибов собирается и вывозится в охлажденном виде из области, и мы с этого никаких налогов не получаем. Хотелось бы, чтобы налоги оставались во Владимирской области”. А сама губернатор заявила, что она говорила на самом деле о “необходимости использовать природные ресурсы с большей отдачей. Вы же помните, что мы говорили о возрождении грибоварен, о возможности нашего региона, обладающего прекрасными лесами, наладить поставки лесной продукции в страны Евросоюза”. По словам Орловой, ее слова исказили, причем намеренно, но удар был направлен не против нее: “Удар в первую очередь направлен против главы нашего государства — Владимира Путина, которого определенные силы пытаются сделать “монстром” в глазах населения. Не нравится некоторым господам высокий рейтинг Владимира Владимировича, доверие к нему и его политике со стороны россиян”.

А вот депутат Олег Михеев внес на рассмотрение в Госдуму законопроект о введении акцизных сборов на вредную пищу — “на картофельные чипсы и газировку с высоким содержанием соли, сахара, ароматизаторов и насыщенных жиров”. И прекрасно свою инициативу обосновал:

“Нашему бюджету в кризис эти деньги нужны как воздух, ведь в бюджете на 2016 год мы уже сократили расходы на здравоохранение на 8%. Будет разумно и справедливо, если доходы от торговли вредной едой хотя бы покроют вред, нанесенный здоровью нации”.

Ставка на чипсы предлагалась в размере 12 рублей за 100 граммов, а на газированную воду — 15 рублей за литр.

ЕСТЬ ИЛИ НЕ ЕСТЬ?

В поисках дополнительных источников финансирования государственные персоны не забывали давать напутствия россиянам. Например, отказаться от завтрака.

“Общее ощущение у меня такое, что нам нужно всем в стране, прежде всего, больше и лучше работать и получать от этого удовольствие, может быть за счет меньшего времени на завтрак”, — предложил Аркадий Дворкович. Правда, сказал он это в отеле “Астория” во время устроенного Сбербанком делового завтрака в рамках Петербургского международного экономического форума. И сам с завтрака не ушел.

А вот депутат Заксобрания Свердловской области от партии “Единая Россия” Илья Гаффнер был еще более креативен и предложил в принципе есть меньше:

“Если, грубо говоря, не хватает денежных средств, надо вспомнить, что мы же все россияне, русские люди, прошли голод и холод. Надо просто задуматься о нашем здоровье и поменьше питаться”, — заявил он по итогам рейда партийного проекта “Народный контроль”, занимающегося мониторингом роста цен в магазинах.

Чуть позже сын депутата был задержан сотрудниками ДПС с поличным — при попытке вместе с подельником скрутить колеса с автомобиля Ford Focus. На следующий день задержанным было предъявлено обвинение в краже. А затем и самому депутату запретили выезжать за границу из-за долгов в сумме 196 млн рублей. По всей видимости, семья, попытавшись есть поменьше, выбрала все-таки другие пути решения финансовых проблем.

Впрочем, одновременно государственные мужи пытались запретить совсем не есть. К примеру, депутаты Госсобрания Башкортостана предлагали ввести штрафы за проведение голодовок. В законопроекте предлагалось включить ответственность за голодовку в ст. 20.26 КоАП РФ (“Самовольное прекращение работы как средство разрешения коллективного или индивидуального трудового спора”). А также добавить в ст. 413 ТК РФ (“Незаконные забастовки”) норму, не допускающую “отказ от приема пищи как средство коллективных и индивидуальных трудовых споров”.

“В случае возникновения трудовых споров <…> работники, формально не отказываясь от выполнения своих трудовых обязанностей, прибегают к иным формам выражения протеста, в том числе к отказу от приема пищи. Но поскольку они продолжают работать, их самочувствие, безусловно, сказывается на отношении к работе, под угрозой в результате оказываются жизнь и здоровье граждан”, — отмечали авторы законопроекта.

Штраф предлагалось установить в размере от 1 до 1,5 тыс. рублей. Как должны платить штраф те голодающие, которые вынуждены таким способом добиваться выплаты долгов по зарплате, — тайна.

ДОРОГИЕ НАШИ ЧИНОВНИКИ

Впрочем, в какой-то момент сами депутаты испугались, что их могут съесть. А конкретно — депутаты Заксобрания Свердловской области во время обсуждения областного бюджета.

“Был случай, что в Эфиопии съели депутата заживо прямо на избирательном участке. Потому что он не оправдал надежды избирателей. С таким бюджетом, в условиях, когда рубль падает, никто из нас с вами не застрахован от этого”, — предупредил коллег депутат от ЛДПР Денис Сизов. Но тщетно — бюджет все-таки был принят.

А вот в Ивановской области региональное объединение “Единой России” распространило пресс-релиз об инициативе фракции “ЕР” в Ивановской облдуме. А именно: сократить количество депутатов, работающих на профессиональной постоянной основе, и сотрудников аппарата, а также сократить зарплаты на 45%. Аналогичные сокращения предложено провести во всех представительных и исполнительных органах власти в области. Думается, эта инициатива встретила бы горячее одобрение избирателей. Но… оказалась всего лишь первоапрельской шуткой.

Впрочем, еще Валентина Матвиенко предупреждала, что “дешевые чиновники слишком дорого обходятся государству”. Это она жаловалась на низкие зарплаты сотрудников аппарата Совета Федерации:

“Непросто сейчас находить квалифицированных специалистов в аппарат Совет Федерации, потому что зарплата по-прежнему остается недостаточной как для Москвы, так и для оплаты высококвалифицированных специалистов. Мы не бюро по трудоустройству для тех людей, которые нигде не востребованы”.

И чиновники стараются обходиться подороже. На днях разразился скандал по поводу покупки эксклюзивного унитаза стоимостью 8 млн рублей в резиденцию губернатора Ямало-Ненецкого автономного округа. Наталья Хлопунова, пресс-секретарь губернатора, заявила, что суммы и факты в публикации об унитазе искажены, и обещала доказать это в суде. Однако признала, что губернатор действительно проживает в том самом гостиничном комплексе “Ямальский”, и высказалась в том смысле, что гостиничный комплекс может позволить себе дорогую сантехнику, поскольку принимает гостей российского и международного уровня.

ПРЕОДОЛЕЛИ САМОСТОЯТЕЛЬНО

Тем временем само население не терялось и старалось заработать как может. К примеру, согласно заявлению заместителя председателя фонда “Полиция нравов” Владимира Зажмилина, в кризис вырос рынок проституции:

“Сейчас все больше женщин и мужчин вовлекаются в занятия проституцией. Зачастую открываются новые сегменты: так называемая бытовая проституция, например. Появилось много объявлений в социальных сетях, на сайтах знакомств — девушки продают свое тело за еду, за iPhone, за бытовую технику приличную, просто за некое материальное содержание”.

По словам эксперта, количество вовлеченных в рынок секс-услуг россиян превысило 3 млн. А глава Ассоциации секс-работников “Серебряная роза” Ирина Маслова сообщила, что с 2014 года в разы выросло число женщин и мужчин, которые начали заниматься проституцией из-за потери работы.

При этом опросы показывали парадоксальные вещи: падение уровня доходов россиян на 10% на те же 10% увеличило их оптимизм. По словам исследователей, это произошло потому, что россияне научились по-другому решать свои финансовые проблемы. В частности, жители Дагестана могут в среднем за три дня с помощью друзей собрать до 800 тыс. рублей. А согласно данным Росстата за 2015 год, единственная категория бытовых услуг, на которых россияне не экономили в кризис, — это похороны.

Но настоящий прорыв совершили в Хакасии. Там конкурсный управляющий от безысходности купил лотерейные билеты, чтобы погасить долги предприятия. Александр Николаюк, управляющий МУП “Управляющая компания” Вершино-Тейского поселкового совета, потратил 10 тыс. рублей из бюджета МУПа на покупку 100 лотерейных билетов. По его словам, только чудо может помочь предприятию расплатиться с кредиторами. К концу 2016 года МУП задолжало кредиторам больше 37 млн рублей, притом что его выручка составила только 29 млн. И надо признать, эта модель борьбы с кризисом гораздо более человечная, чем многое из того, что нам предлагало правительство.

ВПЕЧАТЛЕНИЯ ПРОФЛИДЕРОВ

“Солидарность” решила спросить у своих респондентов, согласны ли они с тем, что кризис окончен, и поинтересоваться, кто во время этого кризиса их шокировал больше всего.

Андрей Чекменев, председатель Роспрофпрома:

— Нет, конечно, кризис не закончился и, думаю, не закончится еще долго. Потому что с ним связано огромное количество проблем. Все санкционные вопросы — это кризис, все проблемы с загрузкой предприятий, которые с этим связаны, — это кризис. Может быть, наметился выход из кризиса, с этим я могу согласиться. Но закончится он не завтра.

А что повергло меня в шок… Все зависит от того, что считать началом кризиса. Мы в кризисе находимся, грубо говоря, с 90-х годов. В этот период, естественно, было огромное количество всяких инициатив и мероприятий. Инициатива Гайдара: давайте не будем производить военной продукции, а просто продадим нефть и все купим. Слава богу, она не была реализована до конца. Те же ваучеры: инициатива быстро раздать, продать, украсть, и главное, чтобы не было возврата назад. Инициатива яркая, но тоже сильно негативная. Потом — огромное количество инициатив по перестройке пенсионной системы. Вот за это время таких инициатив было штук пять, и каждый раз нам говорили, что, мол, заживем, нужно только потерпеть — и через 5 лет будет все здорово, а через 20 лет будет вообще восхитительно. И тем временем разбазаривали деньги Пенсионного фонда. А потом говорили: ну не получилось, ну не смогли… Это тоже яркие негативные впечатления.

А из ярких положительных инициатив — импортозамещение. Переход промышленности на собственное производство: делать все самим, на своих предприятиях, восстанавливать свои предприятия. Эта инициатива в какой-то степени была вынужденной, тем не менее, я думаю, она дала определенный толчок к тому, чтобы мы сегодня увидели в конце туннеля какую-то щелочку света. Заработает наше производство — может быть, люди начнут получать заработную плату, возродится рынок, который будет требовать нашей же продукции, и тогда, может быть, поднимется экономика.

Александр Сафонов, проректор АТиСО:

— С экономической точки зрения кризис заканчивается тогда, когда темп экономического роста начинает уходить в плюс. Судя по статистике Росстата, с формальной точки зрения можно считать, что, действительно, мы кризис прошли. Но здесь важно понимать следующее: темпы экономического роста, которые сейчас показывает экономика, они а) недостаточные и б) не означают, что мы вернулись на докризисный уровень.

Но все помнят, как было до 2014 года, и, соответственно, слова о том, что мы вышли из кризиса, ассоциируются у людей с возвращением к докризисному уровню. Вот этого сейчас не произошло. То есть, еще раз подчеркну, с точки зрения появления положительных значений темпа экономического роста мы — да, вышли из кризиса. Но до докризисного уровня еще не дотянули.

А в шок меня больше всего повергала жена. Которая считала, что надо тратить столько же, сколько мы тратили раньше. Пришлось больше работать, больше зарабатывать.

Олег Соколов, руководитель департамента социально-трудовых отношений ФНПР:

— Формально кризис закончился. Тот период, который мы наблюдаем сейчас, фактически можно назвать стагнацией. То есть экономический рост, если он есть, очень небольшой, нестабильный. И последние данные тоже говорят, что промышленное производство замедлило рост, он чуть выше нуля. В сельском хозяйстве сильное торможение, хотя на него рассчитывали. На рынке труда пока все достаточно стабильно.

Но и стагнация эта — нестабильна. К сожалению, пока по-прежнему все зависит от того, какая будет цена на нефть, — несмотря на то, что правительство отчитывается о росте у нас несырьевого экспорта. Но все равно определяющими являются внешние условия, от которых зависит наша экономика. Вый-ти на самодостаточный экономический рост у нас не получилось.

Не получилось в том числе потому, что до сих пор игнорируется такой фактор, как рост платежеспособного спроса со стороны населения. Реальные доходы сокращаются по-прежнему, притом что реальные зарплаты якобы растут. Хотя растут они только на крупных и средних предприятиях — даже по официальной статистике. Если взять отрасли экономики гораздо шире, то там данные не такие благостные. В бюджетной сфере, мы все прекрасно знаем, этот рост во многом обеспечивается за счет интенсификации труда работников.

Ну а кто меня больше всего шокировал… Честно говоря, меня продолжает повергать в шок правительство, которое вместо того, чтобы решать реальные проблемы, придумывает какие-то, на мой взгляд, совершенно не актуальные в текущей ситуации задачи. Как то: приоритетная программа цифровизации экономики, приоритетная программа повышения производительности труда… Причем на эти задачи выделяются какие-то безумные деньги, которые можно было потратить на поддержку реального производства.

Несколько лет назад мы решили перейти при бюджетном планировании на госпрограммы. Сейчас мы еще наплодили несколько десятков программ и забыли уже о госпрограммах. То есть придумываем какие-то задачи, на которые тратятся деньги. И тратятся вообще без какой-либо оценки, насколько это эффективные вложения, насколько они реально влияют на экономический результат и на благосостояние граждан… Вот это, конечно, очень поражает. Хотелось бы верить, что это просто глупость, а не корысть. И очень рассчитываю, что новый состав правительства все-таки будет немножко более разумным в своих решениях.

Илья Косенков, председатель Объединения профсоюзов Карелии:

— Очень сложно однозначно сказать об окончании кризиса. В промышленно развитых районах, где все кипит, это видно по колебаниям, которые происходят. А у нас в Карелии много депрессивных районов, где разницы особо и не чувствуется. Но, с моей точки зрения, кризис закончится ровно в тот момент, когда будет проведена массовая индексация заработной платы.

Что же касается того, кто больше всего меня шокировал… Я с большим интересом, я бы даже сказал — с научным интересом, наблюдаю за заявлениями министра Топилина об отмене северных льгот и гарантий. На сегодня, с одной стороны, происходит выхолащивание реальных льгот и гарантий северянам и перекладывание ответственности на работодателя и региональные и местные бюджеты, что для Карелии весьма проблематично. С другой стороны, делаются заявления, что, мол, все нормально, все по плану, у нас все хорошо, и мы все сохраняем, просто люди не видят этого. Это все равно когда вам говорят: “Все хорошо” — и при этом незаметно каждый день из кармана чуть-чуть вынимают. По копеечке.

Сергей Ян, председатель Новгородского обкома Росхимпрофсоюза:

— На мой взгляд, об окончании кризиса можно говорить только формально. Что же касается того, что шокировало… Шокирует, что на уровне регионов могут полностью игнорировать все заявления правительства. К примеру, заксобрание Новгородской области приняло решение в следующем году увеличить тарифы ЖКХ на 10%. И это несмотря на то, что против подобных повышений недавно высказался президент, и есть постановление правительства, не допускающее таких резких скачков цен.

Источник

Шокирующие благие намерения
Оцените эту новость

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Подписывайтесь на нас в ЯндексДзен и Google+.
Добавляйте в библиотеку в GooglePlay Прессе.

Нравится
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вас возможно заинтересует...

Фонд медицинского страхования потребовал дополнительные 400 млрд руб из бюджета

Читать далее →

Подписывайтесь на нас в Фейсбуке

Powered by WordPress Popup

Scroll Up