Loading...
You are here:  Home  >  История  >  Взгляд в прошлое  >  Current Article

Шведская бойня

Опубликовано: 12.07.2017  /  Нет комментариев

Убийца русских пленных шведский фельдмаршал Карл Густав Реншёльд Фото: ru.wikipedia.org

Убийца русских пленных шведский фельдмаршал Карл Густав Реншёльд
Фото: ru.wikipedia.org

Как солдаты Карла XII убивали русских пленных

Летом 1704 года царь Пётр послал на помощь своему союзнику, курфюрсту Саксонии и королю польскому Августу, вспомогательный корпус. Командовать которым поставил лифляндского дворянина Иоганна фон Паткуля, ранее служившего Швеции, бежавшего оттуда, успевшего послужить саксонскому курфюрсту, а затем перешедшего на русскую службу.

…К концу 1705 года пребывание корпуса в Саксонии потеряло смысл, да и снабжать его саксонцы отказались. Командование решило вывести его на соединение с основными силами русской армии, но Август не желал терять тысячи «дармовых» русских штыков – их можно было использовать как пушечное мясо или в качестве разменной монеты при закулисном торге с Карлом XII. В декабре 1705 года саксонцы Паткуля предательски арестовали, а начальствовать над корпусом поставили прусского наёмника полковника Генриха фон дер Гольца. Русским же без обиняков заявили, что прав у них никаких, а любая жалоба будет считаться изменой и караться виселицей. Никакой связи со своими у офицеров корпуса не было, деваться было некуда, пришлось тянуть лямку – до битвы у Фрауштадта (ныне это польский Всхов) 13 (2 по ст. ст.) февраля 1706 года.

В тот день саксонцы рассчитывали разбить малочисленный шведский отряд генерала Карла Густава Реншёльда. Превосходство союзных сил казалось неоспоримым: свыше 18 тысяч солдат, в том числе 6342 русских, полки французских и швейцарских наёмников, 32 орудия. Им противостояло лишь около 8500 шведов – без артиллерии. Но шведы, ударив первыми, опрокинули центр, саксонцы дрогнули, а французские и швейцарские полки в момент перекинулись к шведам. Захватив саксонские орудия, шведы открыли из них огонь по левому флангу, который держали русские. В самом начале боя бежал и сдался в плен полковник фон дер Гольц, командование корпусом принял на себя полковник русской службы Самуил фон Ренцель, под его началом русские сражались до темноты. А всего лишь в 12–15 милях от поля боя стоял король Август: имея шанс переломить ход сражения ударом своего 15-тысячным войска, он вместо этого спешно отступил к Кракову. В сумерках русские солдаты штыковым ударом пробили себе путь из кольца. Согласно рапорту фон Ренцеля, из окружения вырвались 1920 человек. Как писал в своём рапорте фон Ренцель, «пошли разные тракты через Цесарскую и Бранденбургскую землю того ради, что в Саксонии и городы пускать не стали и провианту не дали. И хотя нужным походом, однако ж пришли царского величества к армии в Польшу». Эпопея русского корпуса, продолжавшаяся 16 месяцев, завершилась в июне 1707 года, когда Ренцель вывел уцелевших к Люблину, где располагалась ставка Петра. «Объявляю вам, – писал царь своему конфиденту, боярину Стрешневу, – что через помощь Божию, чудным и в свете небывалым маршем и радением Господина Полковника Ренцеля, наших, в Саксонии бывших уже Иудейски преданных 1300 человек сюда совсем приведено». Пётр произвёл фон Ренцеля в генерал-майоры, спустя год – в генерал-лейтенанты. Впрочем, шведский король Карл XII тоже осыпал наградами своего полководца: за Фрауштадт Реншёльд получил графский титул и звание фельдмаршала.

А вот судьба остальных 4000 русских солдат и офицеров, не сумевших вырваться из кольца, трагична: большинство раненые, они попали в плен – и были зверски убиты по приказу Реншёльда. Шведские солдаты окружили пленных кольцом и, как писал очевидец, «около 500 варваров тут же без всякой пощады были в этом кругу застрелены и заколоты, так что они падали друг на друга, как овцы на бойне, так что трупы лежали в три слоя». Затем на место прибыл сам Реншёльд, и акцию «упорядочили». Как сообщает «Журнал или подённая записка Петра Великого», «а которые из солдат взяты были в полон, и с теми неприятель зело немилосердно поступил… ругательски положа человека по 2 и по 3 один на другого, кололи их копьями и багинетами». «Трупы лежали в три слоя, размочаленные шведскими штыками, – пишет современный шведский историк Петер Энглунд. – Часть объятых ужасом русских, пытаясь избежать такой судьбы, выворачивали свои мундиры наизнанку, красной подкладкой наружу, чтобы таким образом сойти за саксонцев». Но хитрость раскусили и, как вспоминал другой участник сражения, «узнавши, что они русские, генерал Реншёльд велел вывести их перед строем и каждому прострелить голову…». Вместе с солдатами убили и офицеров, в их числе и нескольких немцев, которые в ответ на предложение Реншёльда отойти в сторону и перекусить, ответили по-немецки: «Нет, среди нас нет немцев, мы все – русские».

«Забыв о своём бедственном положении, – вспоминал капитан, шотландец Томас Аргайль, бившийся вместе с русскими и раненым попавший в плен, – я решился приблизиться к фельдмаршалу и именем Господа напомнить ему о человечности и законах войны. Снизойдя до ответа, сей рыцарь снегов объяснил мне, что ни человечность, ни законы войны не распространяются на животных, каковыми были, есть и останутся русские. Впрочем, добавил он, если на то есть моё желание, я могу разделить их участь. Признаюсь, малодушие моё возобладало над совестью, и я предпочёл умолкнуть». Хотя Женевской конвенцией тогда и не пахло, даже в ту немилосердную эпоху содеянное Реншёльдом сочли варварским преступлением. «Бойне при Фрауштадте не было равных в те времена, как по масштабам, так и потому, что совершалась она с холодным расчётом», – признаёт Энглунд. «Зверский приказ Реншёльда, – убеждён историк, – не был отдан в состоянии аффекта, а был, напротив, глубоко продуман. Таким образом он избавлялся от толпы обременительных пленных… В то же время Реншёльд хотел на судьбе этих несчастных русских преподать урок другим, сделать её устрашающим примером».

…Во время Полтавской битвы фельдмаршал фон Реншёльд и генерал Роос – непосредственный исполнитель его приказа об убийстве русских пленных, сами попали в плен. А пленил их, по иронии судьбы, Самуил фон Ренцель. За доблесть при Полтаве Пётр самолично возложил на фон Ренцеля знаки ордена Святого Андрея Первозванного. Но карать палачей Фрауштадта Пётр не стал, а, напротив, обласкал и осыпал милостями: живые и невредимые пленные шведские военачальники – наглядное свидетельство его триумфа, а что до солдат, так это расходный материал, убиты и забыты, бабы новых нарожают…

Источник

Шведская бойня
Оцените эту новость

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Нравится
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вас возможно заинтересует...

Смерть царевича Ивана

Читать далее →

Подписывайтесь на нас в Фейсбуке

Powered by WordPress Popup

Scroll Up