Loading...
You are here:  Home  >  Россия Tрудовая  >  Current Article

«Советский Интернет» – сказка, не ставшая былью

Опубликовано: 01.10.2017  /  Нет комментариев

В конце 50-х годов советская экономика начала испытывать определенные трудности связанные с планированием выпуска товаров и перераспределением ресурсов. Сложившаяся административно-хозяйственная система требовала реформации, однако явно не той, которую проводил Никита Хрущев. Естественно, что бурное развитие научно-технической мысли не могло не подтолкнуть исследователей к идее использования электронно-вычислительных машин для управления экономикой страны. Виднейший экономист, академик В.С. Немчинов предложил создать в больших городах крупные вычислительные центры, куда сотрудники различных экономических учреждений приносили бы свои задачи, считали и получали результаты. В несколько ином направлении работала мысль директора Института Кибернетики АН Украинской ССР В.М. Глушкова. Его идея заключалось в том, чтобы использовать вычислительные центры удаленно, связав их в единую информационную сеть.

Рождение идеи

Этими мыслями Глушков поделился с президентом АН СССР М.В. Келдышем. Ему идея понравилась и в ноябре 1962 года он организует встречу Глушкова с первым заместителем Председателя Совета Министров А.Н. Косыгиным. Итогом этой встречи стало распоряжение Совета Министров СССР о создании специальной комиссии под руководством Глушкова по подготовке материалов для создания общегосударственной автоматизированной системы управления (ОГАС) экономикой. В течение 1963 года Глушков детально изучил народное хозяйство страны. От «низа» – шахт, заводов и совхозов и до самого «верха» – Госплана, центрального статистического управления (ЦСУ) и министерств. Обладая полномочия председателя комиссии Глушков мог задавать любые вопросы, или просто прийти в кабинет к министру и наблюдать как он работает.

В результате, команда Глушкова разрабатывает первый эскизный проект Единой Государственной сети вычислительных центров ЕГСВЦ, который включал около 100 центров в крупных промышленных городах и центрах экономических районов, объединенных широкополосными каналами связи. Эти центры, распределенные по территории страны, в соответствии с конфигурацией системы объединяются с остальными, занятыми обработкой экономической информации. Всего их предполагалось создать около 20 тысяч. Это крупные предприятия, министерства, а также кустовые центры, обслуживавшие мелкие предприятия. Характерным было наличие распределенного банка данных и возможность безадресного доступа из любой точки этой системы к любой информации после автоматической проверки полномочий запрашивающего лица. Был разработан ряд вопросов, связанных с защитой информации. Кроме того, в этой двухъярусной системе главные вычислительные центры обмениваются между собой информацией не путем коммутации каналов и коммутации сообщений, как было принято тогда, а широкополосными каналами в обход каналообразующей аппаратуры с тем, чтобы можно было переписывать информацию с магнитной ленты во Владивостоке на ленту в Москве без снижения скорости. Кроме того, проект предполагал электронные безналичные расчеты с населением. Реализовать проект предлагалось за 15 лет. Его примерная стоимость – 20 млрд. рублей. Стоит отметить, что рабочая схема реализации проекта предусматривала самоокупаемость. Т.е. вложенные в начале первой пятилетки 5 миллиардов рублей в конце дадут отдачу более 5 миллиардов. А всего за три пятилетки реализация программы принесла бы в бюджет не менее 100 миллиардов рублей.

Эту концепцию Глушков представил Келдышу, который всё одобрил, кроме безналичных расчетов. По его мнению, не стоило смешивать это с планированием. Глушков согласился и по этому вопросу написал отдельную записку в ЦК КПСС. Потом, она много раз всплывала на различных заседаниях, но никакого развития так и не получила.

Бюрократическая волокита

Согласовав проект с Келдышем, Глушков передает его на рассмотрение остальным членам комиссии. И вот тут идея ОГАС получает первый удар. После рассмотрения из проекта изымается и уничтожается как секретная вся экономическая часть. Остается только сеть. Но и против её создания активно выступает, начальник ЦСУ В.Н. Старовский. Дело в том, что проект предполагал создание такой системы учета, которая позволяет получить любые сведения из любой точки системы. Т.е. фактически, ЦСУ не оставалось места. А кроме того, создание системы наверняка вытащило бы на свет искажение статистической отчетности. Поэтому понять волнение Старовского можно. Аргументируя свою позицию, он уверял комиссию, что ЦСУ было организовано по инициативе Ленина, и оно справляется с поставленными им задачами, кроме того, той информации, которую ЦСУ дает правительству, достаточно для управления, и поэтому ничего делать не надо. Тем не менее, остальные члены комиссии проект подписали и в ноябре 1964 года, он был рассмотрен на заседании правительства. После обсуждения правительство поручило доработку проекта … ЦСУ!. Поручить доводить до ума проект структуре, которая изначально не заинтересована в его реализации выглядит, по меньшей мере, странным.

Что из этого получилось? Ожидаемо – ничего толкового. ЦСУ два года «дорабатывала проект» и в 1966 представила его на рассмотрение комиссии. Комиссия проект естественно отвергла. Громче всего против него выступили представители Госплана. Заявив, что не все идеи Глушкова разделяют, но в его проекте было хотя бы планирование, а в проекте ЦСУ одна статистка. Активная позиция Госплана привела к тому, что разрабатывать новый проект поручили именно этому ведомству. Через два года, в 68-м, Госплан представил свои предложения, суть которых сводилась к тому, что стране не нужна единая ОГАС, достаточно отраслевых. Фактически это означало что проект Глушкова оказался похороненным. Однако, в 1969 появилась информация, что американцы активно работают в том же направлении и на этот год запланирован пуск сети.

Смерть проекта

К проекту Глушкова вернулись, создав очередную комиссию, но уже более высокого уровня. Она должна была подготовить проект решения по созданию ОГАС и вынести эти материалы на рассмотрение Политбюро ЦК КПСС. Как вспоминал сам Глушков, одна из основных трудностей создания ОГАС заключалась в том, что в Политбюро отсутствовал человек ответственный за эту программу. У космической и ядерной программ такие люди были, и Курчатов с Королевым могли выходить на них напрямую для решения возникающих проблем. А ведь ОГАС был сложнее и ядерного и космического проекта, так как затрагивал не только экономику, но и политику. Пытаясь решить эту проблему, Глушков с единомышленниками разработали предложения о создании Государственного комитета по совершенствованию управления (Госкомупра) и при нем научного центра из 10-15 институтов. Эта идея вызвала противодействие со стороны министра финансов В.Ф. Гарбузова. Видимо это сыграло свою роль, и при рассмотрении вопроса на заседании Политбюро было принято решение вместо Госкомупра создать Главное Управление по вычислительной технике при Государственном комитете по науке и технологиям, а вместо научного центра НИИ. Таким образом, уровень реализации проекта был снижен на порядок. Кроме того, сама задача видоизменилась, вместо управления экономикой на первый план выходило создание вычислительных центров. Точку в этом заседании поставил председательствовавший М.А. Суслов:

«Товарищи, может быть, мы совершаем сейчас ошибку, не принимая проект в полной мере, но это настолько революционное преображение, что нам трудно сейчас его осуществить. Давайте пока попробуем вот так, а потом будет видно, как быть. Как вы думаете?» – обратился он к Глушкову.

«Михаил Андреевич, я могу вам только одно сказать: если мы сейчас этого не сделаем, то во второй половине 70-х годов советская экономика столкнется с такими трудностями, что все равно к этому вопросу придется вернуться».

Глушков оказался прав. Однако вернуться к проекту ОГАС так и не удалось. Ведь для его дискредитации были приложены серьезные усилия.

Вражеские голоса

Впервые упоминания о проекте ОГАС появились в советской печати в начале 1971 года. Вскоре после этого, на страницах «Вашингтон пост» появилась статья Виктора Зорзы «Перфокарта управляет Кремлем». В ней в частности говорилось: «Царь советской кибернетики академик В.М. Глушков предлагает заменить кремлевских руководителей вычислительными машинами». Откликнулась и английская «Гардиан», которая разъяснила, что проект В.М. Глушкова создан по заданию КГБ и имеет своей целью создание глобальной электронной системы способной следить за каждым советским человеком. Этакий, любимый англичанами образ «Большого Брата».

Эти статьи западные радиостанции вещавшие на страны соцлагеря передавали неоднократно. Таким образом, был обеспечен мощнейший информационный вброс, призванный дискредитировать проект Глушкова как в глазах руководства страны, так и рядовых граждан.

Не отставали от западных хулителей и недруги внутри страны. Так заместитель директора Института США и Канады АН СССР Б. Мильнер опубликовал в «Известиях» статью «США: уроки электронного бума». В ней он утверждал, что спрос на вычислительную технику в США прошел свой пик и начал падать. Связано это с тем, что использовавшие ЭВМ для обработки информации и совершенствования управления фирмы не учли одного важного обстоятельства – электроника требует изменения самой системы управления. Этот вывод считал автор, тем более необходимо учитывать в нашей стране. Чуть позже директор этого же института академик Г.А. Арбатов в статье «Проектирование организации крупных производственно-хозяйственных комплексов и управления ими» писал: «Анализ отечественного и мирового опыта позволяет сделать вывод, что автоматизированная система управления является подчиненным элементом по отношению к организационному механизму управления». В это же время последовал ряд докладных записок в ЦК КПСС от экономистов, побывавших в командировках в США. В них говорилось, что использование вычислительной техники для управления экономикой приравнивалось к моде на абстрактную живопись. Мол капиталисты покупают ЭВМ только потому, что это модно, дабы не показаться несовременными.

Заключение

Академик В.М. Глушков умер в 1982 году так и не сумев преодолеть косность бюрократической машины, недальновидность руководства страны и пропаганду западных спецслужб. Оглядываясь сегодня на произошедшее, понимаешь, что, не приняв проект Глушкова, руководство СССР допустило серьезную стратегическую ошибку. Учитывая плановый характер советской экономики, создание ОГАС позволяло эффективно решать стоящие перед ней задачи. И если бы его реализация осуществилась так как было задумано, то уже в конце 70-х СССР шагнул в информационную эру со всеми вытекающими отсюда последствиями. Мир Полудня описанный Стругацкими был близок, но так и остался фантастикой.

Источник

 

«Советский Интернет» – сказка, не ставшая былью
Средняя оценка: 5. Голосов: 24

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Нравится
  • Опубликовано: 2 месяца ago on 01.10.2017
  • Последнее изменение: Сентябрь 30, 2017 @ 7:11 пп
  • Рубрика: Россия Tрудовая
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вас возможно заинтересует...

«Дочка» Роснефти заказала на «Звезде» десять арктических танкеров

Читать далее →

Подписывайтесь на нас в Фейсбуке

Powered by WordPress Popup

Scroll Up