Loading...
You are here:  Home  >  История  >  Знаменательные сражения  >  Current Article

Сражение в Хиосском проливе 24 июня 1770 г.

Опубликовано: 07.07.2015  /  Нет комментариев

«Увидя такое сооружение, — доносил граф А.Орлов, — я ужаснулся и был в неведении: что мне предпринять должно?».

В ночь на 24 июня на корабле «Трех Иерархов» состоялся военный совет в котором участвовали А.Г. и Ф.Г. Орловы, Г.А. Спиридов, Д. Эльфинстон, С.К. Грейг, генерал Ю.В. Долгоруков. На нем был принят план атаки турецкого флота. Отступив от правил линейной тактики, господствовавшей в европейских флотах, был избран новый тактический прием: спуститься на противника в кильватерной колонне почти перпендикулярно к его боевой линии и атаковать под парусами с короткой дистанции (50–70 м) авангард и часть центра и нанести сосредоточенный удар по турецкому флагману, что должно было привести к нарушению управления турецким флотом.

24 июня 1770 г. в 11-м часу утра, при тихом северо-западном ветре, русский флот, будучи на ветре относительно турок, построившись в линию, начал сближаться с неприятелем.

66-пушечный линейный корабль «Трех Иерархов»

66-пушечный линейный корабль «Трех Иерархов»

Флот был построен в ордер-баталии. Девять линейных кораблей были разделены на три равные группы: авангард — линейные корабли «Европа» (капитан 1-го ранга Ф.А. Клокачев), «Евстафий» (флаг адмирала Г.А. Спиридова, командир капитан 1-го ранга А.И. фон Круз), «Трех Святителей» (капитан 1-го ранга С.П. Хметевский); кордебаталия — линейные корабли «Иануарий» (капитан 1-го ранга И.А. Борисов), «Трех Иерархов» (кайзер-флаг А.Г Орлова, командир-капитан-бригадир С.К. Грейг), «Ростислав» (капитан 1-го ранга В.М. Лупандин); арьергард — линейные корабли «Не Тронь Меня» (флаг контр-адмирала Д. Эльфинстона, командир-капитан 1-го ранга П.Ф. Бешенцов), «Святослав» (капитан 1-го ранга В.В. Роксбург), «Саратов» (капитан 2-го ранга А.Г. Поливанов). В составе русского флота был только один 80-пушечный корабль «Святослав», остальные корабли 66-пушечные. Всего русские имели 608 орудий.

Бомбардирский корабль, фрегаты, пакетботы и другие малые суда шли вне линии и в сражении не участвовали.

Корабль «Европа» шел головным, направляясь почти на середину неприятельской линии, перпендикулярно к ней. Следующий в строю «Евстафий» шел так близко, что его бушприт почти касался кормы «Европы». Когда «Европа» приблизилась к неприятелю на пушечный выстрел (500–600 м), турки открыли огонь и стали обстреливать и другие наши корабли, которые продолжали идти на сближение, не отвечая на огонь противника.

У турок в начале боя было явное преимущество — они встречали русские корабли продольными залпами, в то время как русские корабли могли стрелять только из погонных (носовых) пушек, но и они молчали.

Только сблизившись на дистанцию пистолетного выстрела, «Европа» повернулась и открыла огонь всем бортом. Следующие за ней русские корабли поворачивали к северу и давали залпы сдвоенными ядрами по турецким кораблям. Затем они медленно, вплотную друг к другу стали продвигаться вдоль линии турецких кораблей, ведя артиллерийский огонь.

Но вскоре, по настоянию греческого лоцмана, объявившего, что курс ведет на камни, Ф.А. Клокачев должен был поворотить на правый галс и выйти из линии. Адмирал Г.А. Спиридов, не поняв этого маневра, был так рассержен, что не удержался и закричал: «Господин Клокачев! Поздравляю вас матросом», то есть на глазах у всей эскадры обвинил его в трусости и грозил разжаловать. Но уже через день Ф.А. Клокачев доказал свои мужество и отвагу.

66-пушечный линейный корабль «Евстафий»

66-пушечный линейный корабль «Евстафий»

Место «Европы» занял «Евстафий», по которому сосредоточились выстрелы трех турецких кораблей, из которых самый большой и ближайший был корабль главнокомандующего. «Евстафий» развернулся бортом к противнику и с дистанции 50 м (пистолетный выстрел) сосредоточил огонь по флагманскому кораблю турок «Реал-Мустафе». Вслед за «Евстафием» последовательно вступили в бой и остальные корабли эскадры Г.А. Спиридова, находившиеся же в арьергарде три корабля Д. Эльфинстона отстали и успели подойти только к концу сражения.

«Трех Святителей» пытался оказать помощь флагману, но на нем были перебиты брасы, серьезно повреждены паруса и его снесло в середину турецкого флота. Во время нахождения между турецкими кораблями «Трех Святителей», действуя с обеих бортов, произвел из пушек 684 выстрела. В дыму кроме неприятельского огня он попал под выстрелы флагманского корабля А.Г. Орлова «Трех Иерархов». В начале боя «Иануарий», идя за «Тремя Святителями», непрерывно поражал неприятеля меткими выстрелами В кильватер «Иануарию» следовал «Трех Иерархов» под кайзер-флагом А.Г. Орлова.

Войдя в гущу боя, он стал на якорь и обрушил огонь своих орудий на 100-пушечный корабль турецкого капудан-паши, который в это время находился на берегу. Палили из орудий, ружей, даже пистолетов. Смятение охватило команду турецкого судна, турки обрубили якорный канат, но забыли о шпринге, и турецкий корабль неожиданно повернулся к «Трем Иерархам» кормой и минут пятнадцать стоял так под опустошительными продольными выстрелами. При таком положении ни одно турецкое орудие не могло действовать против «Трех Иерархов».

В 12.30, когда бой был в разгаре, «Трех Святителей» под огнем противника исправил повреждения и снова вошел в линию четвертым кораблем. За ним вошел в строй «Ростислав», а затем «Европа», вышедший в начале боя из линии.

Чесменское сражение 24–26 июня 1770 г. Бой в Хиосском проливе 24 июня

Чесменское сражение 24–26 июня 1770 г. Бой в Хиосском проливе 24 июня

«Евстафий», подошедший к турецкому флагманскому 90-пушечному кораблю «Реал-Мустафа» на ружейный выстрел, все более и более сближался с неприятелем. Адмирал Г.А. Спиридов в парадной форме, с обнаженной шпагой расхаживал по юту. Поставленным тут же музыкантам приказано было: «играть до последнего». Сражающиеся корабли сошлись борт о борт; на «Евстафии» перебитый такелаж и рангоут, поврежденные паруса и множество убитых и раненых не давали возможности удалиться от противника, с которым перестреливались уже из ружей и пистолетов. В час дня от огня единорогов с «Евстафия» на «Реал-Мустафе» возник пожар, вскоре распространившийся по всему кораблю. Наконец корабли свалились, русские матросы перебежали на неприятельский корабль, и начался отчаянный рукопашный бой, во время которого турецкий корабль продолжал гореть. Охваченная огнем грот-мачта его упала поперек «Евстафия». Искры посыпались в открытую во время боя крюйт-камеру. Раздался оглушительный взрыв — «Евстафий» взлетел на воздух, а вслед за ним и «Реал-Мустафа». Адмирал Г.А. Спиридов, убедившись в невозможности спасения корабля, в соответствии с уставом перед взрывом вместе с графом Ф.Г. Орловым сошел на шлюпку. С ближайших русских кораблей к «Евстафию» спешили шлюпки, но они успели принять только Г.А. Спиридова, Ф.Г. Орлова и несколько человек. На корабле погибло до 620 человек, в том числе 22 офицера, и спаслось до 60. В числе последних был командир корабля А.И. Круз, выброшенный взрывом с корабля и удержавшийся на воде на обломке мачты, с которого был снят подошедшей шлюпкой.

В этот наиболее напряженный момент стоявшие рядом с флагманом турецкие корабли, спасаясь от пожара и огня русских кораблей, поспешно обрубали якорные канаты, выходили из боя и спешили укрыться в Чесменской бухте. Русские преследовали их до входа в бухту. Бой продолжался около двух часов. С русской стороны в нем приняли участие только авангард и кордебаталия, арьергард Д. Эльфинстона принял участие только в преследовании противника.

Бомбардирский корабль «Гром»

Бомбардирский корабль «Гром»

Хотя турецкий флот потерял только один корабль, как, впрочем, и русские, после боя он был в большом беспорядке. В поспешном бегстве турецкие корабли сталкивались между собой, отчего некоторые потеряли свои бушприты.

За исключением «Евстафия», потери наши были весьма незначительны. Более других пострадал корабль «Трех Святителей», который получил несколько пробоин в корпусе, рангоут и такелаж его был перебит ядрами, и потеря в людях: 1 офицер и 6 матросов убиты, командир, 3 офицера и 20 матросов ранены. На всех остальных судах количество убитых и раненых не превышало 12.

Русский флот стал на якорь при входе в Чесменскую бухту вне неприятельских выстрелов, в расстоянии корабль от корабля не более одного кабельтова. Турки, не имея возможности по причине тихого и противного ветра прорваться через нашу линию, в ожидании благоприятного ветра или помощи из Константинополя, спешили усилить защиту флота береговыми укреплениями. На северном мысе бухты уже была батарея, теперь строили другую — на южном.

В 17 часов бомбардирский корабль «Гром» (капитан-лейтенант И.М. Перепечин) стал на якорь перед входом в Чесменскую бухту и начал обстрел стоявшего в беспорядке турецкого флота из мортир и гаубиц.

Остаток 24-го, всю ночь и день 25 июня «Гром» методично «бросал» на неприятельские суда бомбы и каркасы, некоторые из них попадали, не производя пожаров. Длительный обстрел деморализовал турок и подготовил условия для нанесения главного удара.

 

Источник

Сражение в Хиосском проливе 24 июня 1770 г.
Оцените эту новость

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Нравится
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вас возможно заинтересует...

Как русская эскадра уничтожила турецко-египетский флот при Наварине

Читать далее →

Подписывайтесь на нас в Фейсбуке

Powered by WordPress Popup

Scroll Up