Loading...
You are here:  Home  >  Россия Tрудовая  >  Профсоюзы  >  Current Article

Ставка, оклад, зеро (3)

Опубликовано: 25.02.2018  /  Нет комментариев

Начало опроса — в «Солидарности» № 6, 7, 2018

Сергей Железнов, заместитель председателя Роспрофжела:

— У нас есть и минимальные тарифные ставки, и минимальные должностные оклады. Все они невелики. Тем не менее мы добились того, чтобы минимальная зарплата работника была не ниже ПМ по стране. И эта норма выполняется, индексация проводится дважды в год.

Конечно, мы хотим, чтобы минимальные оклады и минимальные тарифные ставки были не ниже МРОТ, причем без учета компенсационных и стимулирующих выплат. Но добиваемся мы этого уже не первый год. Вопрос будет рассматриваться на заседании Российской трехсторонней комиссии.

Денис Журавлев, председатель Рослеспрофсоюза:

— У нас отрасль весьма разношерстная. В ней действуют как гигантские лесопромышленные компании, так и небольшие производства различных пиломатериалов, стройматериалов, лесозаготовители… Естественно, у них разные экономические возможности и системы оплаты труда, различный диапазон зарплат и тарифных ставок.

Два примера. Например, есть крупное предприятие “Монди Сыктывкарский ЛПК” в Республике Коми, где средняя зарплата рабочих — примерно 50 тысяч. Есть мелкие производители, которые платят работникам чуть больше, может, прожиточного минимума, и это совокупно: там и оклад, и стимулирующие, и компенсационные выплаты.

В отраслевом соглашении у нас не зафиксирована минимальная тарифная ставка. Прописано, что минимальная зарплата на предприятии не может быть ниже федерального ПМ. Задирать в отраслевом соглашении минимальную тарифную ставку — смысла нет. Многие предприятия просто откажутся от присоединения к отраслевому соглашению. Особенно мелкие: в большинстве случаев они мало платят вовсе не потому, что хотят обобрать работника, а потому, что на большее у них денег нет.

Гарантии минимальной зарплаты в размере не ниже, чем ПМ по региону, есть в отраслевом соглашении по лесному хозяйству. Но это бюджетная отрасль, где другие нормативные акты, в том числе по оплате труда.

На данный момент наш профсоюз заключает три отраслевых соглашения. В одном гарантирована минимальная зарплата не ниже прожиточного минимума по стране, в другом — минимальная заработная плата не ниже ПМ по региону. В третьем — вопрос о минимальных гарантиях оплаты труда ушел в протокол разногласий. Это отраслевое соглашение по лесопромышленному комплексу РФ, мы его заключаем с Союзом лесопромышленников и лесоэкспортеров России. Там в основном небольшие предприятия с шаткой экономикой. Мы так и не договорились о минимальных гарантиях оплаты труда. Думается, в мае, когда МРОТ сравняется с прожиточным минимумом, ситуация автоматически разрешится.

Что же касается индексации, то скажем так: прописано обязательство ежегодно рассматривать вопрос об индексации. А обязательности этой индексации добиться не удалось.

Надежда Звягинцева, заместитель председателя Нефтегазстройпрофсоюза:

— Недавно мы как раз перезаключали отраслевое соглашение. Минимальная тарифная ставка работника первого разряда у нас в отрасли должна быть не ниже прожиточного минимума по стране, индексация должна проходить не реже раза в год.

Николай Середа, заведующий отделом социально-экономической защиты ЦК профсоюза работников водного транспорта РФ:

— Наш профсоюз заключает четыре отраслевых соглашения, так как есть бюджетные учреждения речного транспорта, а есть коммерческие. Есть государственные учреждения на море, а есть коммерческие. Везде свои условия труда, своя организация труда. И везде — свои отраслевые соглашения. Выходит много, хотя отрасль не самая многочисленная.

В соглашениях зафиксировано, что минимальная зарплата не может быть ниже федерального МРОТ. Индексация — не реже раза в год, в соответствии с возможностями организации, если не будет других решений на уровне правительства.

Действующий механизм индексации, на мой взгляд, имеет существенные недостатки. Зарплата индексируется в соответствии с показателями IV квартала предыдущего года. То есть инфляция в течение года, к примеру, составляла 4 — 5%, а в последнем квартале снизилась до 3%. И зарплату в итоге индексируют на 3%. Несовершенный механизм, лотерея. Можно сказать, нам не удалось четко сработать в разработке этого пункта.

Сейчас у нас самое горячее время, за последние полгода уже третье отраслевое соглашение подписываем. И хочу отметить — во всех случаях работодатели категорически против того, чтобы дать работнику хоть что-то сверх обязательных норм Трудового кодекса. Также любыми путями пытаются избежать конкретики. Уходят от фиксации норм, сумм, процентов. Требуют записи: “в соответствии с законодательством”. Или еще мягче — “в соответствии с трудовым законодательством”. Вот по этому поводу у нас самые жестокие баталии. Зачем тогда вообще заключать такие пустые отраслевые соглашения? Можно просто бесплатно работникам по экземпляру ТК раздать…

При этом сказывается и межпрофсоюзная конкуренция. В частности, на морском транспорте: как только мы показываем зубы, конкурирующий профсоюз говорит работодателю: “А давайте вы с нами лучше соглашение подпишете, все равно у нас суда под иностранными флагами ходят, российское законодательство нам не указ”. И работодатель уже начинает шантажировать. Мол, если не найдет общего языка с нами, будет сотрудничать с другим профсоюзом, и работников заставят поменять профсоюз. И знаете, не так редко эти угрозы реализуются. Бывали такие случаи.

Николай Водянов, председатель профсоюза работников госучреждений:

— У нас нет тарифных ставок, только оклады госслужащих. Оклад не может быть ниже, чем МРОТ, и к прожиточному минимуму никак не привязан. А индексации не было пять лет. И сделать с этим ничего нельзя — отраслевая специфика. Жесткое распределение бюджета сверху. Расходы, в том числе на оплату труда, планируются до начала года и заносятся в смету расходов-доходов в зависимости от уставной деятельности. Затем сверху распределяют лимиты. Даже расчетный счет не у начальника в распоряжении, а в казначействе. И уже казначейство, имея график финансирования, производит оплату. Сам же начальник сделать ничего не может.

Что в результате? Совсем без денег люди не сидят. Но в то же время оклады весьма низки, особенно у федеральных служащих. Взять хотя бы судебных приставов — люди работают за копейки. И дать им дополнительно, к примеру, премию — невозможно. Все уже заранее заложено в бюджете, никакой свободы маневра. Госпредприятие не может иметь прибыли. Если у него прибыль, значит, что-то неправильно спланировано. И источников, чтобы дать что-то “сверху”, хоть ты десять норм выполнил, просто нет.

Андрей Шведов, заместитель председателя Горно-металлургического профсоюза России:

— 20 декабря мы внесли изменения в отраслевое тарифное соглашение, минимальную зарплату повысили с 1,5 ПМ в субъекте до 1,7. Есть у нас и так называемые “работники неосновных видов деятельности”. Ранее для них минимальная заработная плата составляла 1,3 ПМ региона, а теперь она повышена до 1,4 прожиточных минимума.

В соглашении записано, что стороны будут стремиться к тому, чтобы средняя зарплата составляла не менее четырех прожиточных минимумов по региону, а доля постоянной части заработной платы была не менее 70%.

Сергей Филин, председатель профсоюза “Торговое единство”:

— К сожалению, у нас не достигнуто никаких договоренностей о минимальных гарантиях оплаты труда. Соглашения заключены, но в основном с ассоциациями, рамочные: о сотрудничестве, о взаимодействии, о поддержке. Более того, и на уровне министерства нам особо не с кем взаимодействовать. В Минпромторге торговлю курирует всего одно управление. То есть где-то десяток человек на всю Россию. Заняты они в основном отчетами, развитием отрасли и так далее. Вопросы, связанные с социальным партнерством, их не занимают.

Кратко я бы охарактеризовал позицию министерства так: если есть поступление бюджетных средств в отрасль, тогда министерство заинтересовано в контроле над процессом и подписании документов о социальном партнерстве. А торговля у нас частная. Чуть ли не первым указом, принятым в современной России, был задан курс на приватизацию торговли.

Сами же владельцы сетей не заинтересованы в фиксации каких-то минимальных гарантий. Даже транснациональные компании, которые в других странах подписывают подобные соглашения, отказываются это делать в нашей стране. Это наша большая боль, еще непаханое поле для работы.

Источник

Ставка, оклад, зеро (3)
Оцените эту новость

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Подписывайтесь на нас в ЯндексДзен и Google+.
Добавляйте в библиотеку в GooglePlay Прессе.

Нравится
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вас возможно заинтересует...

Французские «желтые жилеты» пытаются прорваться к Елисейскому дворцу

Читать далее →

Подписывайтесь на нас в Фейсбуке

Powered by WordPress Popup

Scroll Up