Loading...
You are here:  Home  >  Россия Tрудовая  >  Профсоюзы  >  Current Article

Ставка, оклад, зеро

Опубликовано: 09.02.2018  /  Нет комментариев

Андрей Коваленко, заместитель председателя Росхимпрофсоюза:

— Минимальный размер тарифной ставки рабочего первого разряда у нас в отраслевом соглашении прописан давно. Уже как минимум в трех-четырех отраслевых соглашениях он есть. Для работника, занятого в нормальных условиях труда, она составляет не менее 1,2 величины прожиточного минимума трудоспособного населения в соответствующем субъекте РФ. Также у нас дополнительно прописана рекомендация, чтобы эта тарифная ставка была не менее 1,5 прожиточных минимума.

Согласно информации, собранной нами к 2016 году, рекомендацию выполнило 12 — 15% работодателей, а обязательства, записанные в отраслевом соглашении, — подавляющее большинство из них. Но не все, так как уже тогда работодатель мог отказаться от реализации определенных пунктов отраслевого соглашения. И пара-тройка предприятий воспользовалась этим правом.

Но это данные за 2016 год. Прямо сейчас мы снова собираем такую информацию. 2018 год у нас заключительный для действия коллективного договора. Весной мы планируем вступать в переговорный процесс. С работодателем он всегда проходит у нас конструктивно, но сложно. Приходится оперировать конкретными цифрами, фактами. Без конкретных показателей никак. Но мы планируем договариваться об увеличении минимальной ставки.

Татьяна Куприянова, заместитель председателя профсоюза работников образования и науки РФ:

— Еще в 2005 году в ст. 144 ТК РФ был уточнен пункт о том, что правительство может устанавливать базовые ставки и базовые должностные оклады для работников государственных и муниципальных учреждений по профессиональным квалификационным группам должностей. Также был принят указ президента России о том, что эта проблема должна быть решена в 2015 году. Но до сего момента базовые ставки и оклады не установлены. В сфере образования работают около 90 тысяч образовательных учреждений. А трудовое законодательство позволяет каждому учреждению самостоятельно устанавливать систему оплаты труда.

В итоге — большая дифференциация в уровнях зарплаты между регионами по каждой категории работников бюджетной сферы. И по педагогическим работникам, и по медицинским, и по работникам культуры. Все зависит от наполнения бюджетов соответствующих уровней и применяемых систем оплаты труда, которые устанавливаются в каждом регионе, а то и в каждой организации. Дифференциация в уровнях зарплаты, например, учителей и воспитателей составляет по разным регионам четыре-пять раз. Колоссальная разница!

Конечно, было бы правильнее, если бы базовые ставки и оклады как минимальные государственные гарантии по оплате труда, устанавливаемые на федеральном уровне, ввели, когда выделялись деньги на поэтапное повышение зарплаты в соответствии с указами президента от 2012 года. Однако это требовало бы еще больших средств. Все деньги были брошены на поэтапное достижение целевых показателей повышения средней зарплаты по каждой категории работников, поименованной в указах. Но привязаны эти целевые показатели были к средней зарплате по экономике конкретного региона, а между регионами дифференциация зарплат тоже отличается в разы.

Ежегодно Российская трехсторонняя комиссия по регулированию социально-трудовых отношений утверждает “Единые рекомендации по установлению на федеральном, региональном и местном уровнях систем оплаты труда работников государственных и муниципальных учреждений”. С 2015 года этот документ предписывает определять долю должностных окладов или ставок заработной платы сотрудников государственных и муниципальных учреждений в структуре их заработка. Для каждого вида деятельности в бюджетной сфере — в образовании, здравоохранении, культуре, а теперь еще и в спорте — установлено разное процентное соотношение гарантированной части (в виде должностных окладов и ставок заработной платы) и зарплаты в целом. Для сферы образования, например, сначала предлагалось установить 60%, а в 2018 году — 70%.

К сожалению, добиться выполнения этой рекомендации удается с большим трудом. В федеральных учреждениях делаются конкретные шаги по достижению такого соотношения. А в региональных и муниципальных — процесс движется крайне медленно. Похвастаться особо нечем. Когда полномочия устанавливать системы и уровень оплаты труда в бюджетном секторе были переданы регионам, образовалась большая разница в оплате труда. Как результат, сегодня нужно одновременно и выполнять майские указы президента, и унифицировать системы оплаты труда для поэтапного снижения дифференциации, и вести подготовительные мероприятия для введения базовых ставок и окладов. Денег на все это нужно немало. Учитывая, что во многих регионах бюджеты выполняются со значительным дефицитом и накопились значительные суммы государственного долга, решить эти задачи без больших вливаний со стороны федерального бюджета невозможно.

В Генеральном соглашении, заключенном на днях между общероссийскими объединениями профсоюзов, работодателей и правительством РФ на 2018 — 2020 годы, есть обязательство сторон социального партнерства разработать нормативный правовой акт для работников бюджетной сферы, предусматривающий введение базовых ставок и окладов как минимальных государственных гарантий по оплате труда. Но там же есть условие, что приниматься этот документ должен на основе практики введения базовых ставок и окладов в отдельных регионах. А такой практики почти что и нет. Сейчас нужно определить порядок решения этого вопроса. И данная задача — первоочередная, поскольку при такой разнице в оплате труда тяжело говорить о сохранении единого образовательного пространства.

Дело в том, что федеральные государственные образовательные стандарты приняты, профессиональные стандарты по видам деятельности утверждаются, а вот стандартов оплаты труда до сих пор нет ни в образовании, ни в здравоохранении, ни в культуре. И выполнение указов президента от 2012 года в части поэтапного повышения зарплаты в бюджетной сфере, к сожалению, привело не к повышению оплаты труда за выполнение должностных обязанностей, а к увеличению зарплаты, в основном, за возросшую интенсивность труда. Как показала практика, чтобы надеяться на повышение качества работы по основной должности, нужно действительно увеличивать должностные оклады либо ставки зарплаты. А в образовании, например, сейчас ставки или оклады педагогических работников составляют не более 25 — 30% в структуре зарплаты.

При этом общероссийские профсоюзы работников образования, здравоохранения и культуры — членские организации Ассоциации профсоюзов работников непроизводственной сферы настаивают на том, что минимальные ставки и оклады, применяемые при оплате труда работников с минимальным уровнем квалификации, не могут быть ниже МРОТ. Причем, конечно же, без включения в его состав компенсационных и стимулирующих выплат. Отрадно, что сейчас Конституционный суд положил конец спорам по этому вопросу, как мы надеемся.

Сейчас надо всерьез браться за мониторинг ситуации — возможно, запускать какие-то пилотные проекты. Но все опять упрется в наполнение бюджетов, в намерения властей. Ну, и от настойчивости профсоюзов многое, безусловно, зависит. А мы готовы работать над решением этой задачи системно, последовательно и настойчиво.

Евгений Агитаев, заведующий отделом социально-трудовых отношений профсоюза работников жизнеобеспечения:

— В отраслевом соглашении базовая ставка работника первого разряда у нас прописана в размере 9,5 тысячи рублей в 2017 году с индексацией этой суммы на 4% в 2018 году. Мы стремимся к прожиточному минимуму, но пока немного не дотягиваемся до него. По сравнению с другими отраслями это более-менее терпимый показатель, но не верх достижений. Наша цель — достигнуть прожиточного минимума. И пока только в отдельных регионах удалось этого добиться.

Галина Юрова, заместитель председателя профсоюза работников АПК:

— У нас нет тарифно-отраслевого соглашения, только отраслевое. Минимальная тарифная ставка не фиксируется на федеральном уровне. Я думаю, такая практика действует только в базовых отраслях, где сохранились большие коллективы. У нас же колхозы-совхозы поразваливались, и крупных предприятий — раз-два и обчелся. Система была разрушена, поэтому мы сейчас не на той стадии, когда можем вести подобные переговоры. Нельзя сказать, что у людей совсем нет гарантий. Минимальные тарифные ставки зафиксированы в отраслевых соглашениях в ряде регионов, например в Ставропольском крае. Но стандарт на уровне отрасли не установлен. Были предложения об установлении минимальных гарантий по оплате труда, велись обсуждения, однако специалистов, чтобы заняться проблемой системно, не хватает. При этом объединение работодателей в нашей отрасли только-только встает на ноги — они еле перевалили за 50% представительства в регионах. И лишь сейчас у нас появляется партнер для переговоров. В ближайшее время, в феврале, как раз планируется подписание отраслевого соглашения. Работа по выполнению этого соглашения будет вестись совместной отраслевой комиссией. При составлении плана работы комиссии мы одним из пунктов будем вносить вопрос минимальных стандартов оплаты труда в отрасли по отдельным специальностям.

Владимир Ломакин, председатель профсоюза работников автотранспорта и дорожного хозяйства:

— Наш профсоюз заключает два отраслевых соглашения. Одно по автомобильному городскому наземному пассажирскому транспорту. Там минимальная тарифная ставка рабочего первого разряда — 7800 рублей. Чуть раньше было 7500 рублей. Близко к МРОТ, но теперь, в связи с его повышением, планка отодвигается, конечно. Будем думать, что с этим делать. Хотелось бы повысить ее до МРОТ. Но надо смотреть, как резкое повышение тарифной ставки скажется на финансовом положении предприятий. Не все в одночасье могут повысить на 20% зарплату, многие из них в бедственном положении.

Немало профсоюзов идут по другому пути — отказываются от минимальной тарифной ставки и переходят на понятие минимальной заработной платы. Но, согласно ТК, зарплата и так не может быть ниже МРОТ. А тарифная ставка — базис для дифференциации зарплат. Так что по этому пути мы не пойдем.

Что касается дорожников, в их отраслевом соглашении минимальная тарифная ставка рабочих первого разряда в дорожных организациях исчисляется как прожиточный минимум на территории, умноженный на коэффициент 1,15. И это гораздо выгоднее, чем привязка к МРОТ, потому что последний — один на всю страну, а прожиточные минимумы сильно разнятся в зависимости от региона.

Также мы предусмотрели регулярную индексацию. Не реже одного раза в год стороны должны пересматривать тарифную ставку в сторону повышения. При этом мы прописали особые гарантии на случай резких скачков инфляции. Для автомобильного транспорта — это 6%, для дорожников — 10%. То есть, если на 6% подскочит инфляция, надо будет собираться, пересматривать тариф для автомобильного транспорта.

Источник

Ставка, оклад, зеро
Оцените эту новость

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Подписывайтесь на нас в ЯндексДзен и Google+.
Добавляйте в библиотеку в GooglePlay Прессе.

Нравится
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вас возможно заинтересует...

Досрочные пенсии привлекли внимание Минтруда

Читать далее →

Подписывайтесь на нас в Фейсбуке

Powered by WordPress Popup

Scroll Up