В Европе разработки автоматических винтовок начались задолго до Первой мировой. Боевые действия лишь показали насущность такого вида стрелкового вооружения и пришпорили конструкторские работы. После Гражданской войны интерес к оснащению РККА автоматическим оружием усилился. И начало 30-х ознаменовалось серьезным соперничеством двух конструкторов-оружейников – Федора Токарева и Сергея Симонова. Сильной стороной второго, учившегося у Дегтярева и Федорова, была высокая культура конструирования. Токарев брал огромным практическим опытом. Примерно тогда же пришлось отказаться от идеи автоматики, использовавшей обратный ход ствола при отдаче – именно на этом принципе создавались первые токаревские образцы. Такое требование выдвинули военные, дабы иметь возможность использования винтовочного гранатомета («Трехлинейка на двоих»).

В мае 1938-го Наркомат обороны объявил конкурс на создание самозарядной винтовки, на который были представлены образцы, разработанные коллективами Симонова, Рукавишникова и Токарева. Все имели автоматику на основе отвода пороховых газов и съемные магазины. По заключению комиссии ни один образец не отвечал в полной мере конкурсным требованиям, но особым мнением за живучесть и безотказность была отмечена винтовка Токарева. Интересно, что в дальнейшем ее будут попрекать именно за низкую надежность. Вернее, речь о той винтовке, которая в ходе многочисленных модернизаций получилась из образца 1938 года. После внесения изменений и повторных сравнительных испытаний винтовка Токарева показала объективно лучшие результаты и в 1939-м была принята на вооружение как СВТ-38.

Снайперы считали СВТ-40 исключительно удобным и надежным инструментом

При этом многие члены комиссии все-таки считали лучшим образец Сергея Симонова – он был легче, проще, технологичнее. Достаточно сказать, что для изготовления 143 деталей СВТ-38 использовалось 12 марок стали, а для симоновских 117 – всего семь. Да и директор Тульского оружейного завода Борис Ванников, ставший к тому моменту наркомом вооружений, поддерживал именно винтовку Симонова. Но СВТ-38 уже была готова для серийного выпуска, и это стало решающим обстоятельством.

Едва освоенная в массовом производстве винтовка пережила первое серьезное испытание в финскую войну. Замечания, которые возникли в ходе боевого применения, учли – главной задачей стало снижение веса. Даже Сталин, не упускавший из внимания разработку стрелкового оружия, внес свою лепту, потребовав на треть сократить длину штыка. С 1 июля 1940 года в производство пошла модернизированная винтовка Федорова – СВТ-40. Конструктор, удостоенный за предшествующий образец ордена Ленина, стал Героем Социалистического Труда.

Война и тут же возникшая потребность в многократном наращивании производства вооружений выявили главный недостаток СВТ-40, впрочем, никак не относящийся к ее боевым качествам. Выпуск винтовки нельзя было увеличить в разы по технологическим причинам, да еще выяснилось, что наилучшие результаты она показывала в руках хорошо подготовленных бойцов, не прощая небрежного к себе отношения. Но всех мало-мальски технически грамотных призывников забирали танкисты, связисты, летчики, моряки, а в пехоту шел наименее подготовленный контингент, в основном из сельской местности. И пришлось «оборонке» вспомнить старую добрую трехлинейку Мосина, хорошо освоенную производственниками и нетребовательную к умениям бойца. От СВТ-40 не отказались, она осталась на конвейерах, но массовое производство наращивалось за счет трехлинейки и уже зарекомендовавшего себя в войсках, притом сверхтехнологичного пистолета-пулемета Шпагина (ППШ). В 1941 году было выпущено более миллиона СВТ-40 и еще 35 тысяч в снайперском варианте.

Как водится в войсках, винтовка получила прозвище. Неудивительно, что им оказалась «Света». Значит, капризная и своенравная. Солдаты жаловались, что винтовка сложна в освоении и уходе. Множество деталей объясняло достаточно частые случаи выхода винтовки из строя – мелочовка просто терялась при разборке. У «Мосинки» теряться было нечему.

Так что жалобы на винтовку со стороны «царицы полей» вполне объяснимы, как и хвалебные отзывы спецов стрелкового дела. СВТ-40 до конца войны использовали морские пехотинцы. Многие снайперы считали ее исключительно удобным и надежным инструментом. Спецназ НКВД и ГРУ, пусть тогда он так и не назывался, охотно вооружался именно винтовкой Токарева.

Показательно, что искушенным в оружии немцам СВТ-40 тоже пришлась по нраву. Они, не имея к началу войны достаточного количества автоматического оружия, охотно пользовались трофейными самозарядными винтовками, если удавалось разжиться патронами. Более того, не сумев толком довести до ума винтовки Маузера и Вальтера, в середине войны рейх принял на вооружение самозарядную G.43, если даже не скопированную с токаревской модели полностью, то явно подражательную.

Арсений Гришин