Loading...
You are here:  Home  >  Авторская колонка  >  Current Article

Схватка

Опубликовано: 07.07.2016  /  Нет комментариев

Схватка.

«Хорошо быть героем – но больно»

(из моей лекции молодым офицерам).

 

– Всё, тренировка закончена. Всём в душ, переодеваться и по домам, – с этими словами Михаил Николаевич Рожков прервал учебные схватки своих подопечных. Ребята прекратили упражняться в японской национальной борьбе «дзю до»[1] и гурьбой направились в раздевалку. Вместе с ними шёл и юный первокурсник Севастопольского судостроительного техникума Станислав Семёнович Пониковский, упитанный хлопец 15-ти лет и весом за 80 кг, на ходу развязывая пояс своей куртки и снимая последнюю с покатых плеч своих.

Тщательно омыв телеса свои под тёплой водичкой, Пониковский оделся, сложил кимоно в сумку, напялил на себя свою очень нелюбимую «под кожу» куртку (чей искусственный «под каракуль» воротник постоянно натирал Станиславу шею, которая частенько от этого была покрыта кучей мелких противных прыщиков) и вместе со своими товарищами покинул здание спортшколы, что располагалась на стадионе «Чайка». Выйдя за ворота и перейдя улицу он дошёл до остановки, дождался троллейбуса с пятёркой во лбу, сел в него и поехал по направлению к площади Нахимова, за которой рядом с Графской пристанью находились пирсы, от которых отходили катера, идущие в город Инкерман, за каким–то лешим переименованный в Белокаменск.

Что дёрнула Станислава Семёновича не доезжать две остановки до конечной своего маршрута – он так до сих пор и не припомнит. Выйдя у памятника комсомольцам, отлитым из пластмассы «под бронзу», Пониковский закинул свою сумку за правое плечо и не торопясь (до катера оставалось ещё минут двадцать пять) начал спускаться к памятнику адмиралу Нахимову по улице Ленина. Было начало двенадцатого. Пройдя свободное пространство, молодой спортсмен начал двигаться мимо домов, между которыми было соединение в виде арки. Когда Станислав приблизился к ней, то до его слуха донёсся какой–то приглушённый звук из глубины.

– Слушай, товарисч, там девушку обижают, надо бы вмешаться! – сообщила Пониковскому рогатая сущность из астрального мира.

Станислав резко затормозил и, развернувшись вместе с Везельвулом[2] на своём левом плече, нырнул в провал тёмной арки, соединяющей два дома. Перед ним в воздухе мелькали крылья Купидона[3], который аки зоркий сокол в полёте начал обгонять их.

– Тут страх что творится, надо вмешаться, Станислав, помоги девчонке, – послышалось впереди через некоторое время сообщение от летуна с голубыми крыльями.

Пониковский миновал арку и вбежал во внутренний дворик. Там на скамейке виделось переплетение двух тел, одно из которых явно пыталось сопротивляться, но силёнок у него определённо не хватало. Тело явно принадлежало девушке, ибо ноги, постоянно двигающиеся, были обтянуты колготами и обуты в женские полуботиночки. Второе тело, широкое в плечах, сидело к Стасу спиной и явно пыталось что–то нехорошее сделать с девицей. Пониковский подбежал к ним, отбросил в сторону свою сумку со спортивной формой и, схватив облачённую в куртку широкую спину за воротник, резким движением рванул обладателя этой спины на себя.

Тело отреагировало и, отпустив уже слабо сопротивляющуюся девчушку, крутанулось вокруг сжимавшей воротник своего верхнего одеяния кисти, таким образом освободившись от захвата, и вскочило на ноги. Станислав Семёнович сделал шаг назад и оглядел обладателя широкой спины. Перед ним стоял мужичок лет под тридцать со злым лицом, на котором горели ещё более злобные глаза, и сжимавший кулаки, намереваясь избить орла, посмевшего оторвать его от «трудов праведных». Затем он сунул руку в карман и на свет Божий появилось нечто, что было отождествлено Станиславом как раскладной ножик с длиной лезвия около 10 сантиметров.

– Берегись, Стас, сейчас начнётся поножовщина, Слышь, красавица, тикай пока время есть! – скомандовал рогатый с пятачком всхлипывающей девушке, облачённой в сиреневое пальто, но она – что естественно – не услышала дельного совета сына «насяйника» Преисподней и осталась сидеть на скамейке.

– Что, легкодоступных девиц не хватает? Ты вообще–то знаешь, что на зоне с насильниками делают? Отпетушат и будешь по жизни у параши в опущенных ходить, – сквозь зубы процедил Пониковский, внимательно следящий как за рукой, сжимающей нож, так и за её обладателем, начинавшим перемещаться влево от парня.

Дело принимало нешуточный оборот. Резко уйдя вправо с полуповоротом своего туловища Станислав Семёнович попытался перехватить руку юрода[4], но тот с похвальной быстротой отскочил назад и резким выпадом попытался резануть Стаса по лицу. Последнему это очень сильно не понравилось и он качнулся влево, после чего ударом ноги достал пах мужика. Тёплая куртка на нём была ниже и смягчила удар, однако заставила мужика «прочувствовать» всю ситуация и сместиться вправо.

Покуситель с ножичком уже понял, что перед ним не просто парень, который ничего не умеет и всего боится, а противник опасный и злой. Поэтому он начал делать в адрес тела Станислава Семёновича резкие полукруговые выпады рукой, стараясь достать ножом с дальней и средней дистанции. Пониковский блоками парировал выпады своего противника, постоянно перемещался вокруг соперника, но ему никак не удавалось схватить в захват руку с ножом, чтобы произвести приём.

Так продолжалось минут десять. И вот, наконец, мужичок сделал ошибку – полоснув по воздуху сверху вниз ножом, он в очередной промахнулся и не удержал равновесия. Стараясь привести себя в вертикальной положение, насильник взмахнул левой рукой, которую Станислав и успел перехватить за рукав. Сместясь влево, Пониковский начал полукругом заводить руку противнику за спину и выдвинул вперёд правую ногу, чтобы тело противника по инерции упёрлось ногами в выставленной препятствие и далее уже начало в соответствии с Законом всемирного тяготения падать мордой в асфальт.

Но что–то пошло не так. То ли Станислав медленно заводил руку, то ли противник знал кое–какие контрприёмы, но он успел переставить свою левую ногу за ногу юного спортсмена и, развернув своё тело на 90 градусов полоснуло ножом по правой руке Стаса. Резкая боль привела Пониковского в состояние животного бешенства. Большой палец правой руки был располосован до кости, которая жёлтым пятном выглядывала из разошедшихся краёв раны, а затем была скрыта хлынувшим потоком крови. Отпустив рукав куртки противника, Станислав перехватил двигающуюся от своего тела руку с ножом и выполнил приём, в простонародии называемый «ножницы» – то есть когда одна нога (в данном случае это была левая нога адмиральского отпрыска) в прыжке заводится за живот, а вторая – под колени противника, атакующий при падении на спину поворачивается и тело противника опрокидывается на землю.

Что и было выполнено Пониковским. После того, как правая нога Станислава подсекла колени своего противника, которые оторвались от земли и начали взлетать вверх, а это привело к тому, что тело мужика из вертикального положения практически мгновенно приняло почти горизонтальное. Тело насильника взмахнуло было руками, нож вылетел и полетел по отдельной траектории, а вот голова ублюдка[5] через пару секунд падения звучно соединилась со скамейкой практически рядом с бёдрами девушки. Раздался стук и Станислав – как он сам впоследствии рассказывал автору – так и не понял – почему у мужика не было перелома шеи. Но создание тот потерял и весьма надолго. Кровь из рассечённого пальца Стаса потекла обильней.

– Хватит сопли пускать, помоги мне! – рявкнул юный спортсмен, доставая новый носовой платок левой рукой из кармана своей куртки, голова которого уже начинала кружиться и нарушалась координация движений. – Разорви его и замотай мне палец, а то кровью изойду. И чего тебя, бляха муха, сюда занесло?

Девушка, продолжая всхлипывать, сидела и не проявляла никакой активности.

– Слушай, Стас, может ей по морде надавать – по ходу шок у неё, – влез в события хвостатый «товарищ» и посоветовал крылатому. – Ты бы в «Скорую» слетал, вызвал медбратьев и сестёр – не видишь, Стас сейчас от потери крови в обморок упадёт.

Но Купидон – в который раз – проигнорировал совет чертёнка, и продолжал летать вокруг места схватки, причитая и охая.

Пониковскому, которому становилось уже худо, всё это надоело. Приблизившись к девушке, Станислав резко хлестанул ладонью левой руки с зажатым между пальцами платком по щеке пострадавшей. Голова той дёрнулась, и из глаз ещё обильнее потекли слёзы, но – как показалось Пониковскому – в голубых бездонных очах проявился проблеск разума.

– Рви платок и замотай палец. Тебя как зовут, болезная? – протянул девушке платок молодой человек. Та взяла платок двумя руками и попыталась его разорвать, но произошедшее с ней истощили её как душевные, так и физические силы, посему материя не поддалась и по щекам девы снова потекли обильные слёзы.

– Да мы тут утонем с ней. Стас, давай тем ножом разрежем, – подал свой голос Везельвул и показал кончиком хвоста на место, где лежал залитый кровью Станислав нож. Тот согласился с доводами представителя Преисподней, аккуратно вытащил из рук рыдавшей девицы свой платок, подошёл, пошатываясь и стараясь оставаться во всё ослабевающем сознании, к ножу, краем платка (чтобы не оставлять своих отпечатков пальцев – вот что значит смотреть сериал «Следствие ведут знатоки») подхватил его, донёс нож до скамейки, положил его так, чтобы за край доски выступало лезвие, ногой придавил рукоятку и затем сделал пять надрезов по всей ширине платка.

– Рви! – Пониковский протянул девице надрезанное полотно платка и, обогнув ноги потерпевшей, присел с левой стороны. Та, наконец, перестала источать влагу из очей своих и, собравшись с силами, в течение минуты располосовала платок на полосы. Затем, следуя указаниям юного спортсмена, тремя полосами забинтовала разрезанный практически по всей длине большой палец, а остальные полосы благоразумно оставила на потом.

Закончив первоочередные мероприятия по восстановлению своей «готовности к повседневной деятельности» Станислав начал осмотр безвольно лежащего рядом со скамейкой тела. Обнаружив пояс в брюках покусителя на девичью честь, парень левой рукой расстегнул его, с немалым трудом вытащил из брюк, после чего, передав сей предмет мужского туалета в руки девицы, перевернул тело своего противника «мордой вниз».

– Помоги мне, – приказал Пониковский девице и осведомился. – Руки его назад заведи. Так как всё–таки зовут тебя и что ты тут делала?

Лена, – ответила пострадавшая, заводя за спину сначала левую руку мужика и после того как её зафиксировал своей ногой Станислав, присоединила и правую. – Я шла домой, споткнулась и упала. А он подошёл ко мне, помог подняться, взял под руку и потащил сюда, сказав, что если я буду кричать – убьёт меня.

– Вон сумка лежит, быстро открой её и достань там мой пояс – он сверху лежать должен, – скомандовал юный спортсмен, показывая рукой с забинтованным пальцем в нужном направлении. Девушка повернулась, подбежала к сумке и открыла её. Достав смотанный пояс, она вернулась к композиции из двух тел и протянула его парню. Тот распустил пояс и с немалым трудом при помощи продолжавшей упорно молчать, как Лиза Чайкина на допросе, девушкой зафиксировали руки мужика.

Тем временем Станислав Семёнович, наклонившись к уже завязанным своим поясом запястьем рук врага, левой рукой согнул ноги лежащего в коленях, положил одну ногу на другую «крест–накрест», завёл ремень петлёй через скрещённые ноги, затем свободным концом, пропустив его через связанные руки, подтянул ноги к спине и после этого, потянув за всё тот же конец, крепко завязал узел, чем и закончил задержание преступника.

– Слушай меня, Елена. Сейчас летишь в милицию и привозишь её сюда. Затем делаешь то, что они скажут. Поняла?

– Я боюсь одна, может мы вместе. Ты как себя чувствуешь? – глаза девушки опять начали наполнять слезами, но Стас сурово и без всякой жалости прервал душещипательную сцену.

– Не дождёшься, милая. Всё – вперёд и скачками. Я буду ждать здесь, – ответил Станислав и, убедившись, что девушка побежала в арку, перевернул левой рукой тело мужика, уже начинавшего приходить в себя, на правый бок, подтянул его к скамейке, посадил на землю так, чтобы спина гадины упиралась в доски скамьи, после чего, не испытывая ни малейшего угрызения совести, хорошим хуком слева отправил сидящего в аут, а сам сел на скамью, откинулся на спинку и, закрыв глаза, начал убаюкивать свою всё более и более ноющую правую руку…

Через полчаса из арки во дворик, ревя сигнализацией и сверкая сине–красными огнями, ворвался милицейский УАЗик, из чрева которого высыпали бравы ребятушки в синей форме, подскочили к Стасу, который пребывал в нирване, и двое из них подхватили его под белы рученьки.

– Да не меня, блин, а рацию, – воскликнул пострадавший с замотанным пропитанными уже насквозь кровью тряпками большим пальцем, намекая на то, что не того хватают. – Вон тело – его и хватайте. Да нож его не забудьте – он на скамейке лежит. И сумку мою захватите

Но бравые милиционеры дотащили его до машины и, открыв заднюю боковую дверцу, усадили его внутрь, сказав, чтобы он потерпел – в РОВД[6] его уже ждёт докторша с помощницей и зарёванная девица, добавив: «Красивая, ядрёна мать!», что очевидно выражало крайнюю степень восхищения, а затем подали ему сумку. Затем они вернулись к третьему товарищу своему и подняли связанного за связанные руки, после чего вкинули его в заднюю часть машины, не забыв закрыть за ним дверцу с окном, вооружённым решёткой.

Снова завыла сирена и заблестели огни, ангелы–хранители в милицейской форме влезли в машину и она помчалась вместе с пассажирами в Нахимовский РОВД, что располагался с задней стороны Управления КГБ. Благополучно достигнув цели поездки, милиционеры сначала извлекли на свет Божий связанного насильника, препроводив его методом волочения в «обезьянник», не забыв развязать узлы и надев на руки наручники, затем, легко поддерживая под локотки, доставили перед очи дежурного по райотделу в звании майора и Пониковского в обнимку со своим хурджином, не забыв вернуть Стасу необходимый в схватках предмета спортивной «формы одежды».

После этого были произведены следующие мероприятия:

– подбежавшая докторица в белом халате при помощи своей напарницы с глубоким вырезом на белом халате разрезали алые куски бывшего платка Станислава и обследовали результаты ранения;

– перекисью водорода и чем–то ещё противным промыли рану и туго забинтовали палец свеженьким бинтом;

– после отказа Станислава ехать в травпункт зашивать рану, мило всем улыбнулись и убыли восвояси;

– далее Станислав с Еленой попали в кабинет к дежурному следователю и часа два писал левой рукой каракули с целью восстановления на бумаге произошедших событий;

– родители Станислава и Лены были предупреждены по телефону, что чада их не пьянствуют и предаются блуду, а исполняют свой гражданский долг в Нахимовском РОВД;

– под конец писанины, следователь удивил Пониковского–младшего, что тот схватку производил не просто с неопытным любителем юных девичьих тел, а с отморозком, находящимся в розыске за совершение ряда подобных преступлений;

– когда часа в 3 часа ночи вся писанина была закончена и следователь предложил отвезти Елену Васильевну Портнову домой на дежурном транспортном средстве, а Станиславу Семёновичу поспать в комнате отдыха у дежурного, девушка заявила, что – так как она живёт тут недалече – на Большой Морской рядом с кинотеатром «Победа» – то молодой человек проводит её, а дому у неё найдётся где уложить своего спасателя.

– после того как следователь, лукаво улыбаясь, выпустил молодых людей из охраняемых дверей РОВД, Станислав с Еленой гуляли до утра по набережной Корнилова, разговаривая обо всём и ни о чём, а в 7.00 Пониковский расстался с ней у дверей её квартиры, заверив совершенно искренне Елену Васильевну, что больше они вряд ли встрется – кроме следствия и суда, чем вызвал очередной поток слёз из голубых глаз красавицы, но устоял и ушёл.

Через две недели, когда палец уже зажил, Станислава и Лену с родителями пригласили в управление МВД по г. Севастополю, где большой начальник долго тряс правую руку сына адмирала, вручая ему «от имени и по поручению» Почётную грамоту и ещё потом говорил минут двадцать о социалистической законности, бдительности и о том, что весь наш советский народ горячо любит свою советскую милицию и не жалеет жизни своей и своего здоровья ради спокойствия и процветания нашей Отчизны.

После награждения Пониковский–младший в очередной раз отказался проводить родителей Елены вместе с ней самой, заявив, что хоть сердце его пока никем не занято, но прошлое (читай рассказы «Свидание», «Выпускной» и «Поездка в колхоз») давит, сволочь, на психику, а посему… а поэтому Елена Васильевна вновь расплакалась на груди своего растроганного отказом молодого человека родителя, но даже этим не тронуло когда–то раненое стрелой Купиды[7] большое и трепетное сердце Станислава Семёновича

Ещё через две недели его снова вызвали в Нахимовский РОВД, где с ним встретилась Василиса Николаевна Петровская – начальник отдела профилактики Севастопольского городского управления внутренних дел, в котором Станислав Семёнович и проработает до самого призыва в славные ряды «войск дяди Васи»[8]

[1] Дзю до – с Древнеславнского сие слово может расшифровываться и так:

Дз(ело) + Ю(нь) + До(рога), где

Дзело –  не «Зело», как многие неправильно читают, а «Дзело», т.е. звучание у них «дз» в старом варианте и «дз» твердое звучит. В Древнерусском как обычное английское «S», также «Sело». Но как «З» мягкое в Древнерусском, потом сначала в Старославянском, церковно–славянском. Она как «З», т.е. там «З» нету. Вот это звучание означает – весьма, очень. Сверх. Ну, даже в польском осталось – «Зело борзо». Т.е. «дз» – добро земное. Возьмём – «Земля» и «Добро». А «Добро» – это как образ достатка всего земного, мы да + ещё достаток земной – это уже «сверх» как бы, «весьма», «очень». Но со временем звучание «дз» очень часто трансформировалось к «Добру». И поэтому в белорусском языке «Добро» – «Д» во многих словах трансформировалось как раз в «дзе» – «людзи». Или город, ПольшаЛодзь. Видите, опять «дзь». Или на Украине говорят как? – «Дякую». – Спасибо. Белоруссия говорит как? – Дзяко. А поляки говорят – «Дзянькуя». Или, допустим, мы прощаемся, говорим – «До свидания» – до следующего момента, когда свидимся. Т.е. если так говорить на образах, до момента, когда мы вновь увидим друг друга – «До виденья». Но «д» превращает в «дз», получается польское слово, т.е. западно–славянское «До видзеня» – видения. Но здесь есть ещё и другая форма, т.е. когда мы видим божью черту. Т.е. Богами предначертано, чтобы мы вновь увидели друг друга. Правильно? Т.е. идем по божественной черте. И как будет, когда нас божьи тропы, черты сведут? Ну, сейчас бы говорили «До встречи». Но по–белорусски, по–украински будет «До побаченья». «Бачить», т.е. божьи черты соединить.  Поэтому греческое слово «Далеко» – «Теле», и когда мы видим, то происходит далеко, мы говорим «Телевидение». Но Украина, Белоруссия говорят – «Телебаченье». Т.е. мы видим то, что предначертано Богами, чтобы мы это увидели в данный момент времени. Понимаете, там меньше вникали в суть слов. Т.е. поляки, когда там были, не хотели копаться, мадьяры, кто угодно им не до этого было. Вот глубины Языка. И вот эти Древние Слова, которые выжали с Русского Языка, там сохранились. И, весьма очень точно, вот смотрите, то что существует в бытие – пять элементов, символ жизни разбирали. Ну, Огонь, Вода, Воздух, Земля, Металл5 элементов – это форма бытия. А «сверх» ещё один элемент? Это сколько будет?  – Шесть. Поэтому имеет числовое значение шесть. Запомнили, «дз» твёрдое, и «з» мягкое. Потому что есть «З» твёрдое – «Земля», но «Зело».

Ю – Тридцать седьмая – «Юнь». В Дренерусском и пишется, и звучит, и в названии «Ю». Означает движение в определённой сфере вне во взаимосвязи с основным потоком.  Допустим, человек находится под покровительством Бога Рода. Что мы говорим? Он «УРОД» – старая форма, не современная трактовка. Он «У» «РОДа», т.е. его посланник, первородный. Почему в русском языке есть выражение – «В семье не без урода», т.е. нет такой семьи, где нет первородного ребёнка.  «УРОД» – это тот, кто находился под покровительством Бога Рода. А в христианстве в результате генетических смешений появились юроды – «ЮРОД».  Вот у нас есть корневая форма «РОД».  «УРОД» – этот находится у Рода под его защитой. «ЮРОД» – а этот вне потока находится, он в своём круге вращается, он как бы отторгнут от Родового Божественного канала, поэтому «ЮРОД». Всегда на Руси «УРОД» означало слово хорошее, а «ЮРОД» плохое. Христианство поменяло их местами. Начали юродивых восхвалять, а ругать уродами.

Дорога – это аббревиатура До(статок) + Р(а – Изначальный Свет) + О(но) + Га(путь) – то есть «путь к обретению Мудрости Творца»

Теперь соединим Образы: Дзю до – «использование всего, что находится внутри и вокруг нас и воспринимаемое сверх всех пяти наших органов чувств для обретения пути к познанию Мудрости Творца»

Если читатель не верит мне – давайте ещё рассмотрим и наименование другой японской борьбы – Айкидо:

Ай(превосходная степень) + Ки(японское наименование энергии Жи) + До(рога) – то есть «увеличение и преобразование энергии Космоса и Богов посредством Тела и Души для обретения Истинного пути к познанию Мудрости Творца».

[2] Везельвул – чёртик на левом плече Пониковского С.С. – Сущность Тёмной Нави;

[3] Купидон – ангелочек с голубыми крылышками на правом плече Пониковского С.С.Сущность Светлой Нави.

[4] Юрод – изгнанный из Рода за нарушения Конов.

[5] Ублюдок – ребёнок, появившийся в результате кровосмесительной связи (инцеста) или от связи человека РАСы (РАСА Роды Асов Страны Асов) с представителями других народов (Чёрными, Красными, Серыми и Жёлтыми)

[6] РОВД – районный отдел внутренних дел.

[7] Купида – «подружка» соседки по парте в школе №40 Кулёвой Н.В.сущность Светлой Нави.

[8] Войска дяди ВасиВДВ – воздушно–десантные войска, созданные генералом армии В. Маргеловым

Схватка
Оцените эту новость

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Нравится
  • Опубликовано: 1 год ago on 07.07.2016
  • Последнее изменение: Июль 7, 2016 @ 9:19 пп
  • Рубрика: Авторская колонка
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вас возможно заинтересует...

Дед Мороз и Снегурочка

Читать далее →

Подписывайтесь на нас в Фейсбуке

Powered by WordPress Popup

Scroll Up