Loading...
You are here:  Home  >  Общество  >  Current Article

Точка опоры в нас самих.

Опубликовано: 22.04.2015  /  Нет комментариев

Pamyatnik_geroyam_BOBЛегендарный мыслитель Аристотель, обобщая опыт смены эпох, предостерегал: «Кто продвигается в науках и отстаёт в нравственности, тот идёт не вперёд, а назад». И добавлял: «Нет ничего худшего, чем вооружённая несправедливость». Сходные суждения высказывали Перикл, Демокрит, Сократ, Цицерон. Наказы античных мудрецов однако, не были восприняты их современниками и последующими поколениями.

Стрелы и катапульты сменяли ружья и пушки. Повивальной бабкой истории оставалось насилие. Сила, в основе которой лежало форсированное развитие военных технологий, предопределяла формирование национальных доктрин и способы их претворения в реальность.

Гуманисты разных школ и течений, к примеру, Эразм Роттердамский и Томас Мор, позже Э. Кант и В. Гумбольдт, убеждали правителей одуматься, взывали: не убий! И тоже услышаны не были. Вердикт Мефистофелю вынес Гёте: «За разум выдаёт он то, что потребно, дабы в зверстве превзойти любого зверя».

Сколько племён, народов, цивилизаций кануло в Лету, не поддаётся подсчёту. Колумб писал испанской владычице Изабелле: «Сегодня я убил ещё сто индейцев и спас сто душ». Согласно современным исследованиям британских и иных учёных, конкистадоры и их преемники «спасли» не менее 100 миллионов «душ» коренных жителей Нового Света. Трагическая судьба постигла Африку. До 80 миллионов африканцев пали жертвами работорговли. Тон здесь задавали «праотцы демократии». О том, с какой жестокостью действовали работорговцы, свидетельствуют следующий факт. Из 3-5 плененных выживал лишь один человек. Оставляю без комментариев «подвиги» поклонников золотого тельца в Азии, Австралии, Океании.

Алчность агрессоров и завоевателей не ограничивалась захватами и переделом «бесхозных» земель и территорий. XVIII и особенно XIX вв. отмечены нарастанием оборотов в состязании военизации науки. Уже тогда во весь рост вставал вопрос, не преступает ли человечество грань, за которой приговор его собственному существованию. Видный австрийский юрист Франц фон Лист находил, что с развитием железных дорог никто, по крайней мере в Европе, не может рассчитывать на достижение внезапного превосходства над противником. Ф. Энгельс полагал, что с изобретением скорострельной артиллерии для гражданских войн не будет места. А. Нобель был убеждён, что динамит, изобретённый им, отрезвит авантюристов, алчущих навар на поле брани. Стоит заметить в этом контексте, что две первые нобелевские премии мира были присуждены М. Кюри и Б. фон Зуттнер, выступавшим против милитаризации научных знаний, рассматривавшим гонку вооружений как один из способов ведения войны.

Обобщая познания новейшего времени, американский аналитик М. Уоллис установил: из 28 случаев межгосударственных конфликтов, вызревавших на фоне гонки вооружений, 23 переросли в войны. Тогда как 68 из 71 конфликта, не сопровождавшихся перетягиванием силовых канатов, удалось урегулировать дипломатическими средствами.

Не раздавались ли сигналы тревоги по поводу происходившего на государственном уровне? В 1898 г. российское правительство выступило с предложением созвать международную конференцию с повесткой дня: замораживание военных бюджетов и отказ от наращивания численности вооруженных сил государств, неиспользование в военных целях научных открытий в случае конфликтов, в особенности против мирного населения. Год спустя в Гааге собрались представители 26 государств для проработки означенных и смежных проблем. К сожалению, сидения закончились паллиативами — пожеланиями «об ограничении расходов на военное дело, которыми в настоящее время обременён мир» и т.п. Инициатива Петербурга не использовать технологические прорывы на потребу гонке вооружений натолкнулась на афронт. Делегаты ведущих западных держав охаивали это предложение как пригодное лишь для «диких народов».

Некоторый свет на причины подобного настроя приверженцев силы прольют следующие обстоятельства. Именно в ту пору (1898 г.) британский министр колоний Дж. Чемберлен предложил Вильгельму II и рейхсканцлеру Б. Бюлову соединить две ветви одной расы для наведения порядка в западном полушарии. В качестве одной из задач называлось — поставить пределы влияния России в Балтийском море и наглухо запереть её в море Чёрном. Заметим, отлаживание сотрудничества «ветвей одной расы» стало любимым припевом Гитлера с 1933 по 1944 год.

В конце XIX столетия сплетение двух ветвей споткнулось о требование Берлина уравнять второй рейх с британцами на морях. Тогда англичане сконцентрировались на выстраивании союза с Японией, дабы заблокировать Россию в Амурском заливе. На английских верфях строился японский флот, который в 1904 г. без объявления войны нападёт на Порт-Артур. Расходы взяли на себя американские финансисты Я. Шифф и проч. То, что Россия имела дело с агрессией не просто Токио, документируют англо-японские договоры 1902 и 1905 годов. Если по первому из них англичане обязывались упредить возможную поддержку России со стороны Парижа и Берлина, то по второму в случае затягивания русско-японской войны британцы предполагали напрямую включиться в военный конфликт.

Под нападение Японии на Россию англичане осваивали Бутан, Непал и собирались поставить под свой контроль Тибет. США тоже искали собственный куш. В нарушение обязательств перед Кореей они сдали полуостров Японии, получив от Токио взамен согласие на колонизацию Филиппин.

Не будет преувеличением утверждение, что истоки Первой мировой войны надлежит искать в событиях на Дальнем Востоке. На фоне внешних и внутренних осложнений, которые переживала потерпевшая поражение в войне с Японией Россия, Лондон, Вена и Берлин вместе и порознь активно урезали позиции нашей страны на Балканах. Австро-Венгрия аннексировала Боснию-Герцеговину, в 1912 г. учреждено государство Албания, чтобы перекрыть Сербии, то бишь союзнику России, выход в Адриатическое море. Две балканские войны, приведшие к утрате влияния Петербурга на Болгарию. Альбион открыл шлюзы для военного проникновения второго рейха в Турцию с перспективой создания антироссийского южного фронта. Тогда же в каталог мировых противоречий включился углеводородный фактор (по словам У. Черчилля, «демократы» плыли к победе на потоках нефти). Количество рано или поздно должно было перейти в качество.

Экономя время, сошлюсь на документ, который Сталин хранил в своём рабочем шкафу до конца жизни. Речь идёт о записи беседы Черчилля с Бисмарком, внуком «железного канцлера», датированной 20 октября 1930 года. Черчилль поучал своего собеседника: вы, немцы, недоумки. Иначе в Первой мировой войне вы сосредоточили бы все силы на разгроме России. Случись так — Лондон позаботился бы о том, чтобы Франция вам не мешала, а если бы Париж не послушался, то мы бы оставили его наедине с Берлином. Далее Черчилль развивал мысль о том, как сорвать планы индустриализации Советского Союза. Советская   Россия, по его словам, должна была остаться аграрной страной, способной кормить себя, а излишки экспортировать.

У. Черчилль знал, что говорил. Вместе с Э. Греем, шефом Форин офиса, он летом 1914 г. делал всё возможное, чтобы конфликт Германии с Россией не выходил за рамки «схватки четырёх» — Германия, Австро-Венгрия, Россия и Сербия. Более того, когда Берлин объявил войну России, британцы пытались, не имея на то мандата Франции, уговорить немцев имитировать так хорошо знакомую по 1939 г. «странную войну» на Западе. Как гласит немецкая пословица, чёрт прячется в деталях. В политике и стратегии их нелишне знать.

Ещё несколько штрихов к истории Первой мировой войны. Они важны для понимания общей родословной и генетического кода важнейших конфликтов ХХ века. США официально примкнули к конфликту в 1917 году. Это однако не значит, что до сей даты они были наблюдателями. Банковские дома Я. Шиффа, ван дер Липпа и их партнёров по финансовому бизнесу субсидировали Германию. Небезызвестный полковник Хауз дважды выезжал в Европу в расчёте на примирение Англии и Франции, с одной стороны, и Германии и Австро-Венгрии, с другой. Его хлопоты сулили смену вех. Подвела экзальтированность Вильгельма II, вознамерившегося устроить в Мексике антивашингтонские беспорядки.

Не увидит ли читатель здесь сходство с миссией С. Уэллеса, доверенного лица президента Фр. Рузвельта, который в феврале-марте 1940-го пытался убедить Гитлера и Муссолини, Н. Чемберлена и Э. Деладье прекратить семейные распри и двинуться общим фронтом против Советского Союза, атаковавшего Финляндию?

В 1915 году Лондон и Париж установили связь с масонскими кругами, интриговавшими против Николая II и Александры Фёдоровны. В 1916-м интриги переросли в заговор. Логика поведения: не будет царя — отпадут все обязательства «союзников» перед Россией. Вашингтон шёл дальше. В записках упомянутого полковника Хауза значится: перед нами чистый лист бумаги, на котором «демократам» дано начертать контуры Российского государства. Полковник ужимал Россию до «Москвы и Среднерусских возвышенностей». Соответствующие инструкции были даны делегации США на Парижской мирной конференции. Приметим, социальный облик наследницы Российской империи ещё не был означен. Торжествовала русофобия.

При подписании Версальского мирного договора (1919 г.) французский премьер Ж. Клемансо озвучил своё видение будущего Европы: «Этот договор, как и другие договоры, есть и не может быть ничем иным, как продолжением войны». Если в планах французов проступала также антигерманская линия, то в подходе В. Вильсона всё перевешивала враждебность к России. Правящие круги США прикидывали, как использовать немецкий потенциал в противоборстве с Советами. Симптоматично, что выбор Вашингтона пал на националистические фракции Веймарской республики.

В ноябре 1922 г. был установлен прямой контакт с Гитлером, а с декабря в финансирование немецкой реакции включились Я. Шифф и родственные банковские дома Варбургов. После подписания локарнских соглашений (1925 г.) министр иностранных дел Веймарской республики Г. Штреземан обронил фразу: политика Берлина ни у кого «не находила более искреннего признания, чем в Соединённых Штатах».

Вашингтон озаботился выхолащиванием обязательств Германии по репарациям и открыл простор для закачивания в Веймарскую республику миллиардов долларов, а также поставок стратегически важного промышленного оборудования. Американская верхушка сыграла не последнюю роль в возведении Гитлера 30 января 1933 года в рейхсканцлеры.

Главный удар мирового экономического кризиса (1929–1933 гг.) прошёлся по Соединённым Штатам. Лондон перехватил инициативу в «умиротворении» реваншистских кругов Германии и поощрении авантюрных планов Японии. Повторялась в новой расширенной редакции партитура Первой мировой. Прологом к глобальной драме явилось нападение Японии (октябрь 1931 г.) на Китай. Роль адвоката Токио при рассмотрении обращений Китая в Лигу наций взял на себя Альбион. Соединённые Штаты предпочли отсиживаться до поры до времени в стороне. Заботы Вашингтона и, в особенности, Лондона сводились к тому, чтобы удержать японцев от продвижения на юг, сосредоточив главные силы для нападения на Советский Союз. События у озера Хасан и вторжение квантунской армии в Монголию в 1939 г. вписывались в долгосрочные планы Великобритании (см. соглашение Арита-Креги) навязать Советскому Союзу войну на два фронта.

Уже тогда в мире всё было накрепко взаимо-связано. В 1935 г. Италия вторглась в Абиссинию. В 1936-1939 гг. фашисты и нацисты учинили под сурдинку невмешательства «демократов» мятеж Франко в Испанской республике. 1938 г. — аннексия Германией Австрии с одобрения Лондона. В том же году Англия, Франция, Италия при активном содействии Соединённых Штатов (мюнхенский сговор) отдали на растерзание третьему рейху, Польше и Венгрии Чехословакию. 1939 г. — Германия оккупирует остатки Чехословакии. В апреле 1939 г. Гитлер вводит в силу план «Вайс» — не позже 1 сентября должно начаться вторжение вермахта в Польшу, Литву и Латвию с тем, чтобы открыть простор для решения проблемы «германского жизненного пространства».

Следует уточнить: Лондон и Вашингтон были детально информированы об истинных планах нацистов и графике их исполнения. Поведение «демократов», однако, определяли надежды и расчёт на то, что Берлин не будет мелочиться, а разделавшись с «лимитрофами», двинется против Советского Союза. Тем, у кого есть сомнения на сей счёт, следует заглянуть в лондонские святцы. 30 сентября 1938 г. перед отлётом из Мюнхена британский премьер Н. Чемберлен имел ещё одну встречу с Гитлером. «У вас достаточно бомбардировщиков, — подсказывал джентльмен фюреру, — чтобы атаковать Советскую Россию. Тем более, что теперь советские самолёты не могут базироваться на чехословацких аэродромах». В августе 1939 г., когда Лондон и Москва располагали точной информацией, что нападение на Польшу назначено на 26 августа, британское правительство предложило Берлину немедленно созвать конференцию четырёх в формате Мюнхена для решения всех «актуальных вопросов» в отсутствие Польши, Советского Союза и США. Советско-германский пакт о ненападении был подписан в 4 часа утра 24 августа. Если бы Москва не дала согласия на прилёт Риббентропа, то 22 августа в Чеккерс (резиденция британских премьеров под Лондоном) прибыл бы Геринг. Самолёт британских спецслужб для доставки рейхсмаршала стоял наготове на берлинском аэродроме Темпельхоф.

Ключевые документы о перипетиях, предшествовавших и сопутствовавших развязыванию масштабной войны в Европе, Англия, как и Соединенные Штаты, обещают рассекретить к 2045 г. Тогда прекратятся, надеюсь, спекуляции по поводу даты начала Второй мировой войны. Неопровержимый факт: к моменту нападения Германии на Польшу самурайский меч нарубил более 20 млн. жителей Поднебесной.

Преемник Фр. Рузвельта, новый глава Белого дома Г. Трумэн счёл, что этой последней услугой Кремля союзничество с СССР себя исчерпало. Соединённые Штаты, монопольно владеющие военным атомом, нуждаются только в попутчиках. Даже нейтралитет объявлялся аморальной политикой. В конце 1946 г. администрация Г. Трумэна приняла решение — какую бы политику ни проводило правительство Москвы, само существование Советского Союза не совместимо с американской безопасностью. Все принятые по ходу Второй мировой войны обязательства США перед государствами антигитлеровской коалиции были де-факто аннулированы. Германия и с нею Европа разделена на враждебные лагеря. Сеть американских военных баз накинута на Азию, Африку. Центральная и Латинская Америка под пятой северного сюзерена.

В апреле 1949 г. под диктовку Вашингтона создаётся блок НАТО. В ноябре того же года Трумэн подписывает план «Дропшот» в качестве основы внешней и военной политики Соединённых Штатов и деятельности Североатлантического союза. Согласно этому плану, Советский Союз подлежал разделу на 12 фрагментов, ни один из которых не мог самостоятельно существовать экономически и защищать себя от угроз извне. Переход к активной фазе противоборства, то есть замещение «войны холодной» войной с применением ядерного, химического и бактериологического оружия назначался, опускаю детали, на 1957 год.

«Стратегия отбрасывания» не сработала. Советский Союз порушил американскую ядерную монополию и, более того, в 1953–1954 гг. вышел в лидеры в овладении термоядерной технологией. Инстинкт самосохранения подсказывал вашингтонским ястребам: гарантированное самоуничтожение в случае агрессии налицо. К «стратегии отбрасывания» Вашингтон вернётся после развала Советского Союза. Пока же остановились на «стратегии сдерживания». Это отнюдь не означало, что Вашингтон умеряет свои аппетиты. Менялись способы и средства противоборства. Выстраивалась более разветвленная и глубокая инфраструктура приготовления к решающей схватке.

Обратимся к документам. Директива совета национальной безопасности США №112 (1953 г.): «Переговоры (с Советским Союзом) есть орудие в политической войне». Они должны начинаться, когда Соединённым Штатам потребно выиграть время или смутить другую сторону соблазнительными обещаниями. Трумэновская установка на то, чтобы не связывать американцев фундаментальными обязательствами, не отменялась. Ещё больше скажет аналитикам меморандум СНБ №5412/2 (1955 г.). Он предусматривал враждебные СССР санкции в торговле Запада с Востоком, осуществление подрывных военных и паравоенных акций, как открытых, так и тайных, причастность НАТО к которым нельзя или трудно было бы доказать. Далее. Речь велась об информационных интервенциях против СССР и дружественных ему стран, саботаже, организации бегства «борцов за свободу», поддержке подпольных движений. Согласно меморандуму, поношение всего советского не должно было сводиться к вульгарной антисоциалистической пропаганде. Более обещающим называлось поощрение в странах народной демократии национализма и русофобии, унаследованной от царских времен, нагнетание общественного недовольства во всех формах, учитывая специфические особенности каждой отдельно взятой страны.

В тексте меморандума №5412/2 не упоминается использование двойных агентов для компрометации политических деятелей, тяготевших к сотрудничеству с СССР. Но именно секретные службы США спровоцировали дело Сланского в Чехословакии, Гомулки в Польше, чистки в Болгарии, углубление конфликта Сталина с Тито.

Значит ли, что Соединённые Штаты отодвигали на второй план свои ядерные козни? Конечно нет. Сошлюсь на попытки генерала Макартура во время корейского конфликта без санкции Белого дома применить против КНДР и, возможно, Китая ядерные заряды. США навязывали Франции использование американского ядерного оружия для прорыва окружения, в которое попал в 1954 г. французский экспедиционный корпус в районе Дьенбьенфу (Вьетнам). Парижу хватило ума отказаться от данайских даров. Упоминаю только некоторые из целого ряда сходных ситуаций.

В президентство Эйзенхауэра на рассмотрение главы Белого дома военные по меньшей мере трижды вносили проекты приказов о нанесении по СССР всесокрушающих ядерных ударов. При этом делалась оговорка: Советский Союз Соединённым Штатам не угрожает, тем не менее, не целесообразно упускать момент, пока США обладают подавляющим превосходством. Эйзенхауэр разделил скепсис начальника штаба армии генерала Риджуэя и приказов не подписал.

Ко времени прихода в Белый дом Дж. Кеннеди Советский Союз и Соединённые Штаты владели ядерным потенциалом, достаточным для уничтожения биологической жизни на земле 30–40 раз. Кеннеди в июле 1963 г. публично признал, что США за час в состоянии уничтожить 300 млн. человек, то есть за сутки всё человечество. Это был намёк на необходимость искать выход из патовой ситуации — в случае американской агрессии Советскому Союзу достаточно было бы взорвать свой ядерный арсенал на собственной территории, чтобы наступила планетарная ядерная зима.

Эксперты докладывали Н.С. Хрущёву, что Соединённые Штаты сознательно всё глубже втягивают Советский Союз в гонку вооружений, дабы подорвать советскую экономику. Действительно, индустриальная база, на которую опирались США и их союзники, примерно в семь раз превосходила потенциал советской экономики. Хрущёв реагировал на это следующим образом: в 1956 г. Москва предложила НАТО программу радикального сокращения вооружений под строгим международным контролем. Эта инициатива не нашла отклика, поэтому, продолжал Хрущёв, у нас нет другого выбора, чем принять вызов. Аналогичные представления мы, эксперты, делали советскому руководству в годы правления Л.И. Брежнева. Тоже безрезультатно. Аргумент, что при наличии новейшего оружия страна крайне уязвима, если она не способна обеспечить достойный уровень жизни своего народа, до сознания власть имущих не доходил. Если самая справедливая социальная идея превращается в абстракцию, её не защитит никакое оружие.

В 1981 г. на встрече в верхах стран НАТО было принято решение навязать Советскому Союзу состязание в создании «умного оружия». Его конструирование и производство обходилось в пять раз дороже, чем изготовление ядерного. Н.С.Огарков (Генштаб ВС СССР) и Н.К.Байбаков (Госплан) доложили политическому руководству, что наша экономика и без того сверх меры перегруженная оборонными заказами, дополнительного бремени не выдержит. Оба были освобождены от занимаемых должностей. Инерция контрсилового мышления превозмогла доводы здравого смысла и трезвые расчёты. Страна погружалась в бездонный омут.

В 1984 г. Р. Рейган утвердил новую доктрину ВМФ США. Предусматривалось создание таких систем, которые позволяли бы неядерными средствами уничтожать атомные объекты на советской территории. Если бы в ответ на подобное нападение Советский Союз прибёг к ядерному оружию, то на него пала бы ответственность за мировой атомный коллапс. Двумя годами позже «Нью-Йорк таймс» опубликовала выдержку из секретного доклада министра обороны К. Уайнбергера. Его суть сводилась к следующему: блоку НАТО следует сосредоточить усилия на обесценивании новейших образцов советской военной техники, вынуждая тем самым Москву вкладывать всё большие средства для поддержания баланса сил с Соединёнными Штатами, пока народное хозяйство соперника не придёт в полное расстройство. Параллельно осуществлялись экономические диверсии. Перекрывался поток нефтедолларов, на которых держался советский промышленный и продовольственный импорт. Вводилось тотальное эмбарго на продажу Советскому Союзу продукции двойного назначения и т.п.

Соединённые Штаты передернули знаменитую формулу К. Клаузевица «Война есть продолжение политики иными средствами». В американском прочтении она гласила: политика есть продолжение войны другими средствами. По Дж. Шульцу (госсекретарь в администрации Р. Рейгана), дипломатия, не опирающаяся на силу, есть блажь. США вольны на свой лад толковать любые из принятых обязательств, если вообще не аннулировать таковые. Так, США сепаратно вышли из договора о противоракетной обороне (1972–1973 гг.), который являлся неотрывной частью договорённостей об ограничении стратегических наступательных вооружений. Подтекст случившегося раскрывают слова Р. Рейгана: надо, чтобы соперник, отходя ко сну, не знал, проснётся ли он поутру.

Короче. От выдвинутой в 1945–1946 годах заявки на глобальное доминирование американцы ни при одном хозяине Белого дома не отступали ни на йоту. Неделимая безопасность толкуется Соединёнными Штатами как претензия на беспрекословное «почитание» американских интересов в любой точке земного шара. Под принципом равенства понимается равнение во всём, большом и малом, на США. Работа американского ВПК над оружием, сравнимым по поражающим свойствам с ядерными системами, в сочетании с милитаризацией космоса и экспериментами, касающимися враждебного воздействия на природу, создаёт качественно новую ситуацию, которая требует пристального внимания. Её политическая составная — продвижение по всем азимутам директивы СНБ №5412/2 в редакции Обамы.

Украина не региональное осложнение. Здесь навязывается «испанская модель» — сначала втянуть страну в орбиту НАТО, после чего испрашивать одобрения населения. По принципу «пойманная рыбка не нуждается в приманке». Если бы положение о Нобелевском комитете не исключало присуждения премии посмертно, то в свете разглагольствований Вашингтона и их попутчиков о «демократизации», распространении «свободы» на восток первым претендентом на вручение медали, очевидно, был бы ныне Бандера. Ещё бы. Не без его участия формировались УПА, украинские легионы СС, осуществлялась обслуга Бабьего Яра и других нацистских лагерей смерти. Начать — не кончить.

Было бы крайне наивным допускать, что взлёт неонацизма в ряде бывших советских республик, а также некоторых странах Восточной Европы мог бы случиться без попустительства Вашингтона. Ещё легковеснее предполагать, что «дранг нах остен» по-американски на Украине закончится.

Мы уже констатировали, что США, судя по всему, будут держаться курса на изведение всех реальных и потенциальных соперников. Казалось, что падение Советского Союза с «зияющих высот», его сход с политической арены вплотную приблизил Соединённые Штаты к заветному однополярному миру — к мировому устройству, на которое ещё в 1787 г. нацеливались авторы «Федералистских писем» (будет сформирована великая американская империя, под контроль которой попадут пространства Старого и Нового Света). Оставалось подбирать осколки советской «империи зла» и, главное, приобщить несметные природные богатства.

Вроде бы, всё сходилось. Материальный ущерб от пертурбаций 90–х годов превосходил потери нашей страны в Отечественной войне. Преемница Советского Союза Россия теряла экономическую самостоятельность. Трудно восполнимый урон понесла наука: более 1,5 млн. учёных, конструкторов, экспертов отбыли в эмиграцию. Культура в опале. Разброд в образовании, катастрофическая убыль населения. Цепная реакция притормозилась, а затем прервалась лишь в первое десятилетие XXI в.

Ныне должно было бы не искать виновных, а на трезвую голову тщательно проанализировать, строго придерживаясь фактов, всех фактов и только фактов, причинно-следственную связь событий и явлений после 1945 г. Иначе не понять, где были упущены наши внутренние резервы и неадекватно оценены вызовы, которые бросал Отечеству внешний противник.

Не раз и не два не использовались козыри, которые, благодаря достижениям наших учёных и технологов, обеспечивали приоритеты СССР на ключевых направлениях военного дела. Зачастую мы оказывались в роли догоняющих из-за упущений, в частности, в материаловедении, в электронике, в точном приборостроении. И конечно, давала себя знать нехватка средств для реализации фундаментальных отечественных наработок. Из 6–7 изобретений претворялось в жизнь только одно.

Ущербным было невнимание к тому, что соперник шёл на временные договоренности с нами, когда ему по разным причинам требовалась передышка. По большей части поверхностным являлось разбирательство, почему так упорно Вашингтон, Лондон и Париж отрицательно реагировали на наши предложения отказаться от милитаризации новых открытий в физике, химии и других решающих сферах современной науки, которые диктуют другое измерение пространства и времени.

Отсюда назидание. Компьютерная революция раскрыла невиданные горизонты перед человечеством. Благо это или проклятье? Правовое поле размывается электронным цунами. Наши стратегические доктрины не могут отрываться от подобных реалий. Они должны в свою очередь ориентироваться на тенденции научного, технологического, конструкторского развития на перспективу в 15–20–30 лет. Особенно в областях, где мы, несмотря на утечку умов, пребываем впереди планеты всей. Достоверный прогноз способна дать консультативная группа, сформированная из учёных и экспертов высшей квалификации. Их оценки не должны подчиняться политической конъюнктуре и наитию заказчиков. Рекомендации такой группы выиграют, если они будут ассиметричными, отражающими наличие альтернативных точек зрения.

Действительность многократно подтверждала афоризм лауреата Нобелевской премии Н. Бора: то, что кажется невероятным сегодня, может оказаться самым правильным завтра. В любом случае, особенно в противостоянии враждебным вызовам выигрывает тот, кто умеет находить точку опоры в самом себе.

Валентин Фалин

Об авторе: Валентин Михайлович Фалин — крупный государственный и общественный деятель, доктор исторических наук, профессор. Лауреат государственной премии СССР (1982). Действительный член международной академии безопасности и конфликтологии. Специализируется на проблематике первой и второй мировых войн. В 1971–1978 годах — Посол СССР в Федеративной Республике Германия. С 1986 года — председатель правления Агентства печати «Новости». Заведовал Международным отделом ЦК КПСС. В 1992 году переехал в Германию, где по приглашению известного немецкого политика Эгона Бара (Egon Bahr) работал профессором истории в Институте изучения проблем мира и безопасности (Institut f?r Friedensforschung und Sicherheitspolitik) при Гамбургском университете. В 2000 году вернулся в Россию, читает лекции в МГИМО. Возглавляет экспертный совет международного комитета движения «Интернациональная Россия».

Источник

Точка опоры в нас самих.
Оцените эту новость

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Нравится
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вас возможно заинтересует...

Эффект «Спящих»: либеральную интеллигенцию лишили неприкосновенности

Читать далее →

Подписывайтесь на нас в Фейсбуке

Powered by WordPress Popup

Scroll Up