Loading...
You are here:  Home  >  Политика  >  Current Article

Толковый разбор, рекомендуем. Что такое «свободный интернет». К провалу одного протеста

Опубликовано: 29.08.2017  /  Нет комментариев

В субботу в Москве прошел так называемый митинг за свободу интернета, собравший всего тысячу человек, — в 10 раз меньше заявленного количества. И это несмотря на то, что мероприятие активно пиарили профессиональные менеджеры протестов — Ходорковский, Навальный (уехавший в итоге отдыхать в Грецию) и оппозиционные блогеры.

Среди требований собравшихся — отмена статьи 282 («Возбуждение ненависти либо вражды»), а также прекращение преследования за репосты.

Эти и другие требования либерализации антиэкстремистского законодательства внесистемная оппозиция часто озвучивает в последнее время, но обосновать их с точки зрения права не может. Все доводы сводятся к «посмотрите, беспощадный режим снова осудил человека за лайк в интернете».

Правда, при ближайшем рассмотрении выясняется, что под либеральную защиту часто попадают убежденные экстремисты, нацисты и живодеры — как это было, например, с недавно вышедшим из тюрьмы Бубеевым.

Поскольку «все познается в сравнении», полезно вспомнить, насколько «свободным» является интернет в развитых странах и как там регулируются вопросы противодействия экстремизму.

Наиболее жесткой модели регулирования интернета придерживается Китай, создавший «отдельный» китайский интернет и файрволл, известный под названием «Золотой щит». Доступ к большому количеству западных СМИ ограничивается, а китайские средства массовой информации должны получать разрешение при перепечатке новостей из иностранных источников. Американские соцсети также блокируются, вместо них действуют китайские аналоги.

Не менее жестко подходят китайские службы безопасности к пресечению пропаганды терроризма, экстремизма и сепаратизма в интернете. Согласно действующему уголовному законодательству, наказание за экстремизм в интернете может достигать пожизненного (!) срока.

Интернет-кафе в Пекине. На мониторе отображается сообщение китайской полиции о правильном использовании интернета

Так, в 2014 году за распространение в интернете экстремистских роликов в Синьцзян-Уйгурском автономном районе Китая были осуждены более 30 человек, из них трое — на пожизненный срок.

Власти Китая не боятся обвинений в «нарушении прав человека» и даже вводят законы, предписывающие устанавливать государственную шпионскую программу на гаджеты, которая фиксирует все действия, совершаемые пользователем. За отказ установить данную программу человека могут арестовать либо просто отключить ему телефон.

«Толерантная» Европа и «свободные» США

Оппозиция любит ссылаться на то, что Россия относится к европейской цивилизации, а стало быть, опыт Китая к нам неприменим.

Что же, посмотрим, как «европейская цивилизация» регулирует вопросы борьбы с экстремизмом. Несмотря на то, что сам термин «экстремизм» редко встречается в европейских законах, однако там используется другое понятие: наказание за проявление hate speech, то есть разжигание ненависти.

Для начала следует отметить, что во всех странах Евросоюза действуют конвенции, прямо обязывающие преследовать разжигание ненависти, — например, Европейская конвенция о правах человека и Международная конвенция о ликвидации всех форм расовой дискриминации 1966 года. Рамочным Решением 2008/913 JHA Совет Европейского союза обязал все государства усилить меры по борьбе с расизмом и ксенофобией.

Руководствуясь данными актами, европейские страны активно внедряли в свое законодательство антиэкстремистские нормы, предусматривающие ответственность за пропаганду терроризма, расового превосходства. Так, в большинстве европейских стран (Германия, Франция, Швейцария, Австрия, Польша и так далее) введена уголовная ответственность за отрицание Холокоста.

В Италии существует уголовная ответственность вплоть до лишения свободы за распространение порочащих измышлений об истории народа и государства.

Все ограничительные меры в полной мере распространяются и на интернет. Несмотря на отсутствие единого интернет-регулятора во многих европейских странах, это не мешает властям блокировать сайты (во Франции, например, известен случай блокировки Гугла), преследовать за пропаганду разжигания так же строго, как это делается в реальной действительности.

Из свежих примеров следует привести случай во Франции, когда суд отправил в тюрьму блогера за лайк в «Фейсбуке», посчитав это пропагандой терроризма.

Особняком стоят США, где формально действует поправка к Конституции, якобы гарантирующая неограниченную свободу слова. Однако не все так просто.

Во-первых, все мы уже знаем про существование системы PRISM, посредством которой американские спецслужбы контролировали социальные сети и прочие интернет-ресурсы. Была создана целая программа слежки за пользователями. Это и есть свобода слова в интернете?

Во-вторых, совершение преступлений по мотиву расовой ненависти в ряде штатов является отягчающим обстоятельством.

В-третьих, наказание за некоторые преступления, такие как терроризм, предусматривает ответственность не только за действия, но и за пропаганду терроризма. То есть в США эти действия охвачены единой статьей.

В-четвертых, американское общество создало систему отношений, которая делает изгоем человека с «неправильными» взглядами и высказываниями.

Истории увольнений с работы, общественной травли за взгляды, отказ в судебной защите давно стали обыденностью в американском обществе.

И наконец, в-пятых, антиэкстремистские функции вполне успешно выполняют формально «неправительственные» организации, вроде той же Антидиффамационной лиги и различных фондов.

Хотящие странного

Как мы видим, все без исключения государства тем или иным образом и регулируют интернет, и эффективно защищают его от экстремистских проявлений. Все прекрасно понимают, что разжигающие призывы завтра могут перейти в действия, и лучше сработать на упреждение.

Почему же Россия должна быть исключением? Или только в нашей стране возможна неограниченная свобода слова — то есть права без обязанностей?

Такого государства хотят юридически неграмотные «оппозиционеры» — но пусть приведут хоть один пример подобного в мире.

Понимают вышеизложенное и наши власти. В апреле этого года я задавал вопрос президенту Путину на медиафоруме ОНФ о способах регулирования интернета.

Президент четко дал понять, что регулирование интернета должно находиться в соответствии с состоянием общества — в связи с чем оправдан китайский опыт. А существующих ограничений в России, отметил В. Путин, вполне достаточно.

Взаимосвязь жесткости регулирования с уровнем развития общества никак не доходит до малой части нашего общества, которая так и не выработала в рамках своего социума внутреннюю культуру, моральные самоограничения. Части, для которой нормально глумиться над женщинами (как недавно Навальный оскорбил Эллу Памфилову), радоваться гибели людей в Донбассе и призывать к убийствам.

Для них и существуют ограничения в интернете и статья 282. Пора бы им понять, что лучший способ сделать шаг к либерализации законодательства — это не созывать провальные митинги, а заняться уже уровнем своей собственной культуры поведения и высказываний.

 Источник

Толковый разбор, рекомендуем. Что такое «свободный интернет». К провалу одного протеста
Оцените эту новость

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Нравится
  • Опубликовано: 3 месяца ago on 29.08.2017
  • Последнее изменение: Август 29, 2017 @ 11:49 дп
  • Рубрика: Политика
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вас возможно заинтересует...

РФ призывает США немедленно уничтожить свой арсенал химоружия

Читать далее →

Подписывайтесь на нас в Фейсбуке

Powered by WordPress Popup

Scroll Up