Loading...
You are here:  Home  >  История  >  Взгляд в прошлое  >  Current Article

«Трехглавое чудо» Антанты: как страны Прибалтики попросились в СССР

Опубликовано: 02.08.2017  /  Нет комментариев

… а потом назвали это оккупацией

3 августа 1940 г. Эстония, Латвия и Литва вошли в состав Союза Советских Социалистических Республик.

Что это было — «оккупация», как сейчас говорят власти этих независимых стран, или республики реально «попросилось» в состав СССР накануне Второй мировой, понимая, что к захвату территорий готовится Гитлер — а у него были свои планы на этническое население?

 

3 августа 1940 г. на седьмой сессии Верховного Совета удовлетворена просьба Народного сейма Литвы о принятии республики в состав СССР. Просьба прозвучала после выборов, к которым впервые были допущены кандидаты-коммунисты. Прибалтика надолго связала свою судьбу с Союзом, и теперь зададимся вопросом – на горе себе или на благо?

В Средние века Прибалтику населяли немецкие монашеские рыцарские ордены. Литовцы, конечно, боролись с завоевателями, но без успеха, и так продолжалось два века. В этой борьбе литовцев поддерживали, кстати, славяне. Выдающимся событием стала битва под Грюнвальдом 15 июля 1410 г. — тогда объединились силы литовских, польских, русских, чешских войск и разгромили рыцарей Тевтонского ордена, созванных со всей Европы.

На протяжении столетий Прибалтика была ареной борьбы шведов, датчан, поляков, русских и немцев. Немецкие бароны, которые со времен крестоносцев были здесь правящей элитой, не видели особой разницы между аборигенами и домашним скотом. В конце концов к 17 веку, не выдержав испытания самостийностью, Литва объединилась с Польшей, образовалось государство — Речь Посполитая.

После третьего раздела Польши между царской Россией, Пруссией и Австрией большая часть Литвы вошла в состав Российского государства. Ее включили в экономический организм большой страны и от этого маленькая Прибалтика всегда только выигрывала.

 

Битва под Грюнвальдом

Битва под Грюнвальдом

 

«Надо сказать, что государственность этим республикам создали немцы, оккупировав их в ходе Первой мировой войны, а до того это были части России, — рассказывает Накануне.RU политический консультант Анатолий Вассерман. — И если Литва когда-то имела опыт собственной государственности, то уже к 16 веку она утратила желание быть самостоятельным государством, а стала лишь частью единого польско-литовского государства, так называемой «Жечь Посполита» – это по-польски, так же как и «республика» на латыни означает «общее дело». Но у Литвы был все-таки хоть какой-то опыт государственности, тогда как Латвия и Эстония были отданы как государства именно немцам. До того немцы там много лет жили – так называемые «остзейские», дословно – «восточноморские» немцы, но в Германии Восточным морем называли Балтийское. Так вот эти самые остзейские немцы на протяжении нескольких веков были сперва просто владельцами этих земель, потом подданными Российской Империи. Но в Латвии и Эстонии они оставались господствующей нацией, правда, русские, в отличие от немцев, разрешили постоянное проживание в Таллине эстонцев, а в Риге – латышей, немцы этого не позволяли. В их городах латыши и эстонцы могли появляться разве что в качестве прислуги, причем проживать должны были в пригородах».

Во время революции и в Прибалтике коммунистические движения оказались довольно сильными, еще в 1895 г. в Вильнюс приезжал Ленин устанавливать личные связи с участниками местных социал-демократических кружков, но Прибалтику ждала другая судьба. Павел Казанский написал в 1912 г.: «Мы живем в удивительное время, когда создаются искусственные государства, искусственные народы и искусственные языки». В полной мере это утверждение можно отнести к прибалтийским народам. Военный союз Англии, Франции и США не хотел усиления России в Прибалтике, и вот Антанта произвела на свет это трехглавое прибалтийское чудо — учредила три независимые республики – Эстонию, Латвию и Литву. А чтобы никто не сомневался, что они имеют историческое основание и политическое будущее, Великобритания на всякий случай послала к их берегам свой флот.

 

В 1921 г. «независимость» Прибалтики признали и большевики. Казалось бы, Литва, наконец, обрела «свободу» от «Тюрьмы народов» – и что же? Сразу демократия, свобода слова? В отделенных от России прибалтийских землях царила коррупция, правительства менялись по пять раз в год. Затем, в этот межвоенный период прибалтийские страны обзавелись своими маленькими диктаторами. Во всех трех странах не было реальной свободы слова, существовала жесткая цензура, а также запрет политических партий, шли массовые репрессии против коммунистов.

«Фактически, что получалось? Там оставалась изрядная часть населения, которая, во-первых, помнила, что раньше жили в единой стране и было лучше, эта часть хотела в эту страну вернуться, — говорит Накануне.RU историк Игорь Пыхалов. — Эти независимые республики ничего собой не представляли в экономическом плане, в плане политических перспектив, надо еще помнить, что в те времена Советский Союз воспринимался как государство, где строится именно справедливое общество. Это были не просто слова, так было на деле. Естественно, для многих людей в той же Прибалтике это было привлекательно».

 


Потому диктаторы вели себя очень круто по отношению к инакомыслящим, проводили репрессии, отнимали свободы. Антанас Сметона (на фото) был провозглашен великим вождем литовского народа, а Карлис Ульманис в латвийской прессе именовался «величайшим деятелем Европы» и «дважды гением». С тех пор дипломаты западных стран презрительно прозвали Прибалтику «недоразумением на карте Европы». По традиции свое влияние на Прибалтику стала оказывать Германия, немецкое участие во внутренних делах независимых республик особенно стало заметно с приходом к власти нацистского режима Адольфа Гитлера. К 1935 г. вся экономика Прибалтики перешла в руки немцев. Например, из 9 тыс. 146 фирм, работавших в Латвии, в собственности Германии были 3 тыс. 529. Все крупнейшие латвийские банки контролировались немецкими банкирами. То же самое наблюдалось в Эстонии и Литве. В конце 30-х годов министр иностранных дел Германии Иоахим фон Риббентроп докладывал Гитлеру, что «все три прибалтийских государства отправляют в Германию 70% своего экспорта, ежегодной стоимостью около 200 млн марок».

После аннексии Австрии и Чехословакии в Германии никто не скрывал, что следующим «блюдом» в трапезе Гитлера будет Прибалтика. И все бы ничего, к власти немецких баронов там привыкли давно, да только вот новые бароны уже относились к местному населению не как к скоту, а несколько хуже. В начале 1939 г. латвийский консул в Германии с тревогой докладывал своему руководству:

«Латвийские немцы присутствовали на ежегодном нацистском слете в Гамбурге, где побывало все руководство рейха. Наши немцы были одеты в форму СС и держались очень воинственно… На съезде выступил рейхсканцлер Адольф Гитлер, который упрекнул немецких баронов в том, что за время своего семивекового господства в Прибалтике они допустили большую ошибку, не уничтожив латышей и эстонцев как нации. Гитлер призвал в дальнейшем не повторять подобных ошибок!»

Вспомним, как затем будут развиваться события: в 1940 г. гитлеровская Германия быстро оккупирует Данию (та не сопротивляется), после этого устанавливает контроль над большей частью Норвегии. 10 мая войска Третьего Рейха оккупируют Люксембург, капитулируют Нидерланды, 17 мая сдается Бельгия. В течение месяца под Германию падает Франция. Естественно, у нас незадолго до всех этих событий уже было ясное понимание, что скоро последует открытие восточного фронта – такое же молниеносное, не встречающее отпора нападение на страны Прибалтики, а затем, через их территорию, на СССР. Чтобы избежать такого поворота, мы предложили «маленьким диктаторам» подписать договор о взаимопомощи – они уже чуяли, что пахнет жареным, и потому договор с нами подписать хотели, но и с Германией ссориться боялись. Поразмыслив, руководители трех диктатур решили, что все-таки безопасней им будет заключить договоры о дружбе и взаимопомощи именно с Советским Союзом.

 

Для исполнения условий Договоров о взаимопомощи, заключенных осенью 1939 г., необходимо было ввести на территорию Эстонии, Латвии и Литвы дополнительный контингент войск, который будет в состоянии оказать сопротивление Вермахту, и, соответственно, оказать, таким образом, помощь странам Балтии, которая предусматривалась в договорах. Вот этот ввод дополнительных войск в июне 1940 г. принято у прибалтов считать началом «советской оккупации».

 

Можно ли это так называть? В признаках оккупации читаем: «Обязательное нахождение в состоянии войны» – Прибалтика не воевала с СССР, не оказывала сопротивления. Также оккупация подразумевает «обязательное принятие на себя функций управления», установление своей администрации на оккупированной территории (БСЭ) – СССР не свергал власть и не устанавливал собственное управление над странами Прибалтики. Власть в Прибалтике сменилась позже – путем демократических выборов. Единственное, что взяло на себя советское правительство, — устроить равные выборы. Ранее дискредитируемые коммунисты, марксисты получили право быть избранными, а вот замеченные в профашистских симпатиях политики не допускались к выборам (согласно договору о взаимопомощи).

И с точки зрения Международного права действия Советского Союза были абсолютно правомерны, так как соответствовали записанному в договорах о взаимопомощи положению — страны «обязуются оказывать друг другу всяческую помощь, в том числе и военную, в случае возникновения прямого нападения или угрозы нападения со стороны любой великой европейской державы». В июне 1940 г. угроза нападения сильно возросла.

 

Был ли у Прибалтики выбор? – Конечно, если они против СССР (хотя, зачем тогда заключили договор?) они могли оказать сопротивление, проиграть и тогда наши войска действительно бы «оккупировали» Прибалтику. С другой стороны — что повлияло на такое решение советского правительства? Повлияла сильная прогерманская ориентация в верхних эшелонах власти Эстонии, Латвии и Литвы и, как следствие, потенциальная угроза превращения этих стран в форпост нацистской Германии – национальная элита, восхищенная немецкой военной школой могла добиться ввода немецких войск на свою территорию добровольно. Таким образом, немцы атаковали бы не из-под Бреста, а из-под Нарвы, Даугавпилса, Вильнюса. Граница с Эстонией проходила в 120 км от Ленинграда, что ставило северную столицу под удар в первые же дни войны. Ладно, войска ввели, но зачем надо было провоцировать выборы? Затем же, что кроме официальных руководителей были в республиках эти «неофициальные», но очень влиятельные деятели – та самая элита, группировки боевиков, созданных для поддержания фашистских диктатур. Своеобразная «пятая колонна» для Гитлера, была недовольна заключенным соглашением с СССР. Немцы активно сотрудничали с этими боевиками, о чем сохранилось множество документов, проводились провокации разного уровня и размаха во всех трех республиках.

«Это были, например, избиения солдат из советских гарнизонов, введенных в эти республики по договорам о взаимопомощи. Это были безосновательные задержания тех же солдат, и даже если потом следовали оправдания, то они не возмещали этим солдатам выбитые зубы и прочие «радостные впечатления» от пребывания в местной полиции, — говорит Анатолий Вассерман. — В конце концов руководство СССР сообщило, что, если местные власти не в состоянии обеспечить исполнение заключенных ими договоров, значит, республики должны формировать новое правительство, причем, желательно, формировать по итогам свободных, демократических выборов».

Выборы же правительства стран Прибалтики в 1940 г. провели сами – все, что зависело от советской стороны, которая знала о том, что долгие годы репрессий против коммунистов не ослабили, а, наоборот, усилили просоветские движения – сделать голосование равным для всех, впервые допустить до выборов коммунистов. Народ их поддержал и прибалтийские республики «попросились» под защиту СССР.

 

«Нынешние власти этих республик объявили преступным, по сути, само упоминание об этих событиях. То есть официально преступным объявлено отрицание факта оккупации, а «отрицанием факта оккупации» провозглашено там любое упоминание о реальных событиях межвоенного периода именно потому, что эти события совершенно однозначным образом указывают – не было никакой оккупации, а было движение к фашистской диктатуре», — комментирует Анатолий Вассерман.

 

Со временем Прибалтика стала своеобразной «визитной карточкой» Советского Союза. В 1940 г., когда этот регион вошел в состав СССР, он представлял собой захолустье Европы. Так, в 1938 г. уровень развития промышленности всех трех балтийских республик составлял лишь 60% от уровня 1913 г.(!) Царили нищета и массовая безработица, тысячи латышей, литовцев и эстонцев уезжали в другие, более развитые страны, (как это происходит в Прибалтике сейчас)… Этот негативный процесс прервала «советская оккупация». Москва стремилась сделать из Эстонии одну из самых развитых республик Союза, своего рода эталоном социалистического развития.

 

«Действительно, Прибалтика стала «витриной» Советского Союза, как сейчас выражаются – регион был спонсируемый из союзного бюджета, – говорит историк Игорь Пыхалов. — И когда люди говорят, что они были в оккупации, — это, конечно, звучит нелепо. Если какая-то область или страна оккупирована, то ее жители поражены в правах, они не имеют всех прав по сравнению с гражданами страны-оккупанта. А здесь, наоборот, получалось, что жители имели все права на равных с советскими гражданами, они еще к этому и получали льготы и преференции, которых не было у жителей российской глубинки. Они имели свободы в плане культуры, язык их не был ущемлен, он был обязательным для изучения».

 

Строились заводы, работавшие с новейшими технологиями, появился мощный Новоталлинский грузовой порт, прокладывались шоссейные трассы, каких не было в других частях страны. В Таллине, как грибы, росли новые жилые районы – очередей на квартиры практически не существовало. Прибалтика времен СССР была знаменита своими брендами. Такими, например, как «ВЭФ», «Радиотехника», автомобили «РАФ», «Рижский бальзам», «Рижский хлеб», рижская косметика «Дзинтарс», «Рижские шпроты». Рижский вагоностроительный завод выпускал электрички ЭР-1 и ЭР-2. После распада Советского Союза судьба этих брендов оказалась печальной. Такая же участь постигла и «РАФ». В 1997 г. производство на заводе было остановлено. Последней моделью, сошедшей с конвейера завода, стал катафалк. В 2010 г. большинство корпусов завода разрушено, а на их месте — торговые площади.

Несмотря на определенные успехи евроинтеграции, многие малые и средние предприятия после вступления в Евросоюз разорились. Мощная когда-то советская промышленность была приватизирована и по дешевке распродана. Прибалтика долгое время хорошо жила за счет распродажи бывшего советского государственного имущества, перепродажи нефти, леса, цветных металлов, шедших главным образом из России. В это время «тучных» лет еще и хлынули дешевые кредиты из США, Европы. У многих прибалтов «снесло крышу» от роскошной жизни – они бездумно покупали в долг дорогие машины, квартиры, предметы роскоши. Власти со знанием дела рассуждали о «небывалых инвестициях и темпах развития», которые-де превосходят не только «лапотную Россию», но даже передовую Германию.

«За последние четверить века с экономикой все изменилось в худшую сторону, но что я могу сказать — разрушение Советского Союза стало трагедией для всех без исключения населявших его народов и бывших республик. Несмотря на то, что их приняли в НАТО, они вошли в Евросоюз, все равно они фактически являются задворками Европы. То есть там уровень жизни гораздо ниже, чем в европейских странах, молодежь оттуда бежит. Руководство пытается свое местное население отвлечь от трудностей и свалить все на СССР – что вот Советский Союз всех угнетал, теперь поэтому только так, поэтому мы не можем жить, как живут в Швеции. Демагогия», — говорит Игорь Пыхалов.

 

Эксперт считает, что нужно понимать, все эти независимые страны фактически — «санитарный кордон» вокруг наших границ из недружественных государств. Это и Прибалтика, и Польша, и дошло до того, что это и Украина. Точно также сегодня там заигрывают с нацизмом, традиционными стали шествия легионеров СС, и со стороны европейских демократий, той же Англии и Франции, Германии наблюдается какая-то очень странная снисходительность ко всем этим процессам.

 

«Если взять пример той же самой Германии – там пропаганда нацизма запрещена, там за такие шествия легионеров СС всех бы пересадили. Но то, что это происходит в Прибалтике – для них совершенно нормально». Недоразумение? Как показывает история, прибалтийским странам практически не дается самодостаточность – выйдя из-под опеки СССР, они перешли под влияние тех же немцев, лидеров ЕС, и, как когда-то Тевтонские рыцари, войска НАТО сегодня считают эту территорию своей собственностью, своим милым недорозумением на карте Европы.

Источник

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Нравится
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вас возможно заинтересует...

Как Англия травила Китай наркотиками

Читать далее →
Scroll Up

Подписывайтесь на нас в Фейсбуке

Powered by WordPress Popup