Loading...
You are here:  Home  >  Международная панорама  >  События в мире  >  Current Article

«Турчинов, когда отвечать будешь, сука» Интервью с лидером вооруженных людей в Славянске

Опубликовано: 23.04.2014  /  Нет комментариев

«РР» говорил с «народным мэром» Славянска, лидером местного ополчения Вячеславом Пономаревым накануне Пасхи и кровавого боя на окраине города. Разговор происходил в захваченном здании администрации, и, казалось, что обострения в городе не будет. Но ночью на пасху произошла стрельба, а потом началась охота на диверсантов и врагов. Так что теперь не ясно, будет ли случай поговорить в относительно мирной обстановке. Это, наверное, был первый подробный разговор о том, что за люди и организации сейчас являются главными действующими лицами на Донбассе (см. также репортаж из Славянска и Донецка в ближайшем номере «Русского репортера»)

 

—    Откуда такая хорошая организация. Чем ребята занимались, пока все не началось?

—    Да занимались простой мирной жизнью. Работали, как говорится, в разных отраслях народного хозяйства. На заводах, на цехах, тут у нас еще какие-то мероприятия более-менее работают. Ну и просто учились — кто чему. Пытались выжить. Потому что все предприятия в нашем городе почти закрылись, работы толком нет. На строительстве и так далее, и тому подобное.

—    Как собрались, что произошло?

—    Первый раз мы собрались 21 февраля. Тогда нас было около 70 человек. Мы определились со своими задачами.

—    Здесь?

—    Есть в Славянске Парк культуры и отдыха им. Ленина. Там у нас есть памятник воинам-освободителям. На этом памятнике мы все собрались.   Ну и начали разговаривать, общаться, выражать свое мнение — кто как, что думает по поводу происходящего у нас в стране. Тем более что мы понимали, что эти фашиствующие молодчики не остановятся на Киеве. Они пройдут дальше, они это озвучивали — мол, мы придем и всем покажем. Мы понимали, что они придут сюда. Первая наша задача была организоваться. Естественно, начали подготовку. Через пару дней нас уже было тысяча сто человек.

—    Серьезно?

—    26 февраля нас уже собралось тысяча сто человек. Компания, конечно, разнородная, разношерстная, не все с военным опытом. Тут же объявляется сухой закон. Наши люди не должны употреблять алкоголь. Пить уже будем после победы. Потом начали потихоньку патрулировать районы города вместе с милицией. Начали общаться с нашими милиционерами, достигли определенной договоренности. Мы помогали им, они нам. Потому что часть наших милиционеров оставалась в Киеве, город практически был безоружным. Не было людей. Когда приехали наши ребята из Киева… Они приехали черные, грязные, очень, понимаете, не то что злые — с тоской в глазах. Это глаза обманутых людей. У нас была надежда на то, что дадут команду на разгон Майдана, но тем не менее товарищ Янукович себя показал с не очень хорошей стороны. Жизнь-то продолжается, нам-то надо что-то делать. Потихоньку в наши ряды начали вливаться бывшие и настоящие работники милиции. На тот момент так получилось, что меня выбрали главным над отрядами народной дружины. Сразу создали координационный совет по типу полка. Командир, замкомандира, начальник штаба, замполит. Дальше уже ротные, взводные и так далее.

—    Как в Советской армии?

—    Конечно. Ну зачем нам изобретать велосипед, если он изобретен давно. Ну, немножко подкорректировали структуру в свете реалий сегодняшнего дня. И когда мы поняли, что уже готовы к реальной боевой работе, начали координировать свои действия с другими городами Донецкой области. В итоге, когда к нам приезжали разговаривать разные люди из прогрессивных, как говорится, организаций города Донецка, мы объясняли, мол, ребята, вы зря сотрясаете воздух. То, что вы рассказываете, у нас уже давным-давно есть.

—    Из Донецка приезжали?

—    И из Донецка тоже. Я увидел, что они хотят людей, чтобы их возглавить. Чтобы мы отдали людей, чтобы ими кто-то руководил. Поскольку у нас и так было свое формирование, мы понимали свою силу и начали проводить свою работу. Сейчас нас знают по всей Донецкой области, у нас есть контакты со всеми руководителями групп в разных городах, налажена связь. К нам приезжают люди со всей Донецкой области. По одному-два-три человека, те, кто не нашел себе применение в своих городах, приезжают к нам, проходят здесь определенную подготовку, и мы их ставим на патрулирование.

—    А говорят, что у вас и крымчане есть, не только область.

—    Ну, знаете, у меня здесь не только крымчане. И винницкие, и житомирские, и закарпатские, и днепропетровские, и одесские, Николаев, Харьков.

—    А как они все нашлись?

—    Во-первых, я бывший военный и очень плотно всегда дружил. У меня очень-очень хорошие отношения с бывшими сослуживцами. У друзей есть еще друзья — и так далее, по цепочке информация доходит. А после того как мы вышли в большой эфир, меня стали узнавать мои старые друзья, передают приветы, иногда из заграницы — там Израиль, Италия, Франция, Германия, США. В Африке этот Бенин, Кот-д’Ивуар, Ангола. На Ближнем Востоке — это Сирия, естественно. Там дальше — Афганистан, Пакистан. Я рад, очень рад.

—    Какие у вас сейчас отношения с Донецкой республикой?

—    Отличные отношения, мы целиком и полностью согласны с их требованиями.

—    Координация происходит.

—    Конечно, по-любому, мы ж дончане. Однозначно мы с ними в контакте. Если будет необходимо, мы выдвинем свою группу на помощь. Когда понадобилась наша помощь в Краматорске, мы помогли им отштурмовать здание краматорского УМВД. То есть вопросы решаем.

—    На праздниках, наверное, не будет боевых действий?

—    Мы объявили с нуля часов 20 апреля до нуля часов 21-го, что мы прекращаем ведение всех военных операций. Ну, это святой праздник. Ну а потом будем гнать темную силу дальше.

—    Есть план?

—    Подумайте, если мы люди военные, есть у нас план или нет?

—    Понимаю, только я хотел увидеть карту с флажочками.

—    Все есть.

—    Видели смешной ролик, опубликованный СБУ, на котором ваши разговаривают с ГРУ?

—    Знаете как. Когда нечего сказать и предъявить, начинают выдумывать какие-то фантастические схемы. Я бы хотел увидеть этого офицера СБУ, который занимался прослушиванием, человека ответственного. Тогда я, может быть, в это и поверю. И то. Зная все эти провокации и все, что исходит от хунты… У меня веры мало этим людям. Они продали свою родину, свою Украину, нашу хорошую красивую Украину ради интересов зарубежных, американских, банкиров, ростовщиков из Европы, которые  вроде бы обещают деньги, но эти деньги не доходят до простого народа, а все также оседают. Хватит уже! Хватит говорить неправду! ГРУ! Какое ГРУ. Хотите познакомиться с нашей разведкой, давайте, езжайте сюда. У нас своя служба, зачем мне какая-то чужая. Разные репортеры задают вопрос: как там с Россией? Ну как-как, ну это же наши братья, наши друзья. Но мы стали на защиту своей собственной земли. Ведь мы никуда не идем с агрессией. Мы просто обороняемся. А они сюда и БМП, и БМД, И БТРы, гаубицы, и самолеты, и вертолеты.

—    А военные из Новомосковска куда делись? Те, которые вам отдали машины.

—    Ну что значит отдали? Они продолжают служить, но с нами теперь. Частично ребята разъехались по домам, чтобы повидаться со своей родней и вернуться сюда, защищать с нами свое «я».

—    А как вы относитесь к тому, что люди присягали сначала украинской армии, а потом вам?

—    Ну, знаете как. От украинской армии ничего не осталось, честно говоря. Вот мне докладывают из Изюма, что подразделения Национальной гвардии, поскольку их никто не кормит, они отштурмовали большой гипермаркет АТБ, пьют водку, закусывают, выпивают, одновременно идет продажа солярки на сторону по цене 5 грн за литр. Если кому надо — дешевая солярка, пожалуйста, под Изюмом нефтяной терминал открыт.

—    Там же не все ребята хотели на вашу сторону, многие просто не хотели воевать с народом…

—    Да не надо на нашу сторону. За что им воевать? Армия дезориентирована, дезорганизована, нарушены все связи. Ну как это так, боевую часть, гвардейскую 25-ю дивизию ВДВ какой-то пастор, непонятно откуда взявшийся, петух недорезанный, он расформировывает… Ты кто такой, дичь безмозглая? Ты что делаешь? Ты поднял руку на элиту армии! Сволочь, блин.

—    В Мариуполе ваши были, когда были столкновения?

—    Нет, но у нас есть прямая связь с Мариуполем.

—    Как там все произошло?

—    Мирные демонстранты блокировали воинскую часть. Стрельба сначала началась внутри воинской части. Это мне так докладывали, по телефону разговаривали. Потом наружу вышли люди в черной форме и открыли огонь по протестующим. Раненых они (произносит тихо. – «РР») добивали.

—    Кто первый начал?

—    Да они, наши были безоружные.

—    Но коктейли были?

—    Да какая разница, что у них там было. Кто дал вам право открывать огонь на поражение по гражданским людям?

—    А откуда взялись там те, кто решился стрелять, если армия отказывается стрелять по гражданским?

—    Да это наемники, скорее всего. Они объявлены нами вне закона, как и оппозиционные партии — «Батькивщина», «Свобода» и «Удар» на территории и Славянска, и Славянского района. А также вне закона все организации, которые несут в себе фашистскую идеологию. С фашистами у нас разговор короткий. Плен либо смерть.

—    Понятно, что будет, если придут и начнут с вами воевать. А если не придут?

—    Да никто не придет, и бог с ними. Пойдем мы. Объединимся, сформируем армию Донбасса, вооружим и пойдем освобождать Украину. Ну а как?

—    А вы знаете, на стороне Майдана тоже много афганцев было.

— Афганцы афганцам рознь. Я не хочу никого обидеть. Я уважаю этих людей. Но те, кто продал свою родину и служит интересам иностранных держав… Афганцы не такие глупые люди, они сразу разбираются, кто за кем стоит. Ну и не секрет, что в Афганистане были прапорщики, которые торговали оружием, которым потом убивали наших же ребят. Ни для кого не секрет, что там были просто приспособленцы, которые служили там, чтобы просто получить какую-то выслугу, звездочку, медальку и тому подобное. Эти приспособленцы и выступают на стороне тех же правых сил. Тот же самый Сергей Розумовский, группа «Каскад», да это нацисты. Хоть они себя и позиционируют сильно какими-то модными, свободными, но это нацисты. Это  друзья «Правого сектора», они позорят имя офицера.

— На Майдане было много и простых людей, которые хотели свергнуть Януковича, а не служить иностранным банкирам, как вы говорите…

— Но дело в том, что сам Майдан — это продукт американских массмедиа-технологов. Картинка подавалась по заранее разработанному сценарию. Это специалисты, они всыпали туда кучу денег. Но на данный момент они натолкнулись на преграду, которую им не преодолеть никогда. Это наше строгое «нет». Пускай они там у себя порядок наводят! Потому что, если что, мы приедем к ним и поговорим с их индейцами. Тогда держитесь, товарищи обамы, буши и рокфеллеры, и тому подобные.

— А у киевских друзей картина совсем другая, они говорят, что это Россия пытается оттяпать куски Украины.

— Да причем здесь Россия? Россия от нас на расстоянии 250 километров! У России своих дел куча. У них своих проблем миллион. Да, мы считаем россиян нашим братским народом, белорусов, молдаван, осетин, грузин и так далее. Казахстан, узбеки, да это наши люди, мы с ними вместе служили! Вместе с ними деды наши кровь проливали! Завоевали победу для нас! И что, мы теперь все это тупо сдали? Да не, ребята, подождите! У нас есть силы бороться, есть. И мы будем бороться до упора, пока не выгоним эту фашистскую сволочь с нашей земли.

— Вы бы советовали Путину сейчас вводить войска?

— Я не вправе давать советы Владимиру Владимировичу. Когда мы обратились с просьбой, я думаю, он ее услышал. По мере сил и  по мере возможностей… Смогут нам оказать помощь — слава богу, нет — будем биться сами.

— Не думаете, что если по вашей просьбе войдут российские войска, то это приведет к большой крови? Тогда бы точно украинская армия вступила в бой. Они не хотят воевать с народом, но с регулярной другого государства армией, возможно, стали бы.

— Да, ну как, они же и так воюют и с народом, как могут. Вот стояла же их машина на трассе, десантники. Прилетела вертушка и тут же начали обстреливать. Был ранен совершенно мирный человек, дедушка-сторож, который получил пулю в шею. Это безмозглое правление! Ну как так можно командовать, что не знать, что там стоят их же люди. Они тупо взяли и расстреляли своих. Зачем это? Как это? Кто отвечать за это будет? Турчинов? Турчинов, когда отвечать будешь, сука?

— А там вообще, по-вашему, остались профессионалы в руководстве армии?

—    Проворовавшиеся генералы и запойные замполиты.

—    А со стороны «Правого сектора» есть профессионалы?

— Конечно, есть, ведь их готовили в лагерях в Литве, на Украине, в Польше. Кстати, почему с поляков никто не спросит за предоставление баз для организации террористических групп? Смотрите, мы, донецкие пацаны, и с вас спросим.

— Вот сейчас с представителями Донецкой республики пытаются начать переговоры — Ахметов, Тимошенко приезжала. Стоит вести переговоры?

— А с кем вести? Мы с приспособленцами, олигархами, нацистами, фашистами, пидарасами переговоров не ведем. Не ведем!

—    Как вы думаете, ваши имена уже известны в Киеве?

— Да, конечно, после штурма СБУ я хожу с открытым лицом, все меня знают. Чего мне прятаться? Я за правое дело стою. Кого мне бояться? Лицо закрывает тот человек, который хочет, чтобы его не узнали на суде. А меня, я считаю, судить не за что. Я не предаю свой народ. Я, наоборот, стою за народ! Так что все в порядке.

«русский репортер»

«Турчинов, когда отвечать будешь, сука» Интервью с лидером вооруженных людей в Славянске
Оцените эту новость

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Нравится
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вас возможно заинтересует...

Финансовая тирания: «Мы, народ» — сегодня беднейшие слои населения Америки

Читать далее →

Подписывайтесь на нас в Фейсбуке

Powered by WordPress Popup

Scroll Up