Loading...
You are here:  Home  >  Международная панорама  >  События в мире  >  Current Article

Украинский кризис и новая экономическая война.

Опубликовано: 23.05.2014  /  Нет комментариев

Основные аспекты экономической войны против России, которые уже заявлены Западом — война энергетическая, война торговая, война технологическая и война финансовая

naftogaz

Сейчас, после множества публичных заявлений официальных лиц США и ЕС, не вызывает сомнений тот факт, что большинство стран Запада разворачивает против России системную войну. Причем, как подчеркивают инициаторы этой войны, пока основным «направлением удара» становится война экономическая. Так, 26 апреля «четверка» сенаторов-республиканцев во главе с Джоном Маккейном опубликовала в газете The Washington Post статью «Западу пора обходиться без России». Сенаторы пишут: « В краткосрочной перспективе США должны расширить санкции в отношении ведущих российских банков, энергетических компаний и других секторов экономики России — таких, как военная промышленность, — которые служат инструментами внешней политики Путина». А многие американские газеты и эксперты выражаются еще яснее: США и Европа могут — и должны — заставить Россию быстро « почувствовать сильную боль» от обрушения своих экономических возможностей.

Основные аспекты экономической войны против России, которые уже заявлены Западом, — война энергетическая, война торговая, война технологическая и война финансовая.

В энергетической войне против нашей страны сейчас главный обсуждаемый на Западе вопрос — как лишить Россию возможностей получать крупные валютные поступления от экспорта газа. Причем эта цель формулируется в виде обвинения против России: « обезопасить Европу и Украину от российского газового шантажа». В идеале, как утверждается, нужно « полностью заменить российский газ на Украине и в Европе другими энергетическими источниками».

В 2013 г. Россия экспортировала в Европу 162 млрд куб. м. газа, на Украину — около 28 млрд куб. м. По цене это примерно 65 млрд долларов — конечно, несравненно меньше, чем экспортные доходы от нефти, но сумма более чем весомая. Насколько серьезны заявленные Западом намерения нашу страну от этих экспортных доходов «избавить»?

Начнем с Украины, которая сейчас по понятным причинам все время «на слуху».

В ходе нынешней «майданной революции» Киев за поставки российского газа фактически не расплачивается. К началу 2014 г. украинский «газовый» долг составил примерно 1,5 млрд долларов. После того, как «Газпром» лишил Украину двух ценовых скидок («путинской» скидки осени 2013 г., объявленной после решения Януковича приостановить подписание соглашения об ассоциации с ЕС, а также компенсационной скидки по договору 2010 г. о базировании Черноморского флота), Москва вернулась к официальной цене десятилетнего контракта 2009 г. — 485 долларов за 1000 куб. м. Тогда Киев перестал платить за газ вообще и к началу мая его газовый долг перед Россией достиг 3,5 млрд долларов.

Для решения своей газовой проблемы «майданная» власть предлагает следующее:

  • сокращать потребление газа за счет повышения цен на него для промышленных и бытовых потребителей (первый этап повышения цен на газ для населения на 56 % с 1 мая — уже состоялся), а также за счет перевода значительной части тепловых электростанций на угольное топливо;
  • наращивать добычу газа на собственной территории как на традиционных месторождениях (сейчас Украина добывает около 20 млрд куб. м.), так и, прежде всего, на так называемых «сланцевых» месторождениях;
  • получать недостающий газ из Европы за счет «реверсных» поставок закупаемого странами ЕС российского газа.

Насколько эти планы реальны?

По части сокращения потребления киевская власть уже делает первые успехи. Во-первых, обнищавшее население по новым ценам платить за газ в основном не сможет и, конечно же, будет «ужиматься» и экономить. Но это мало что даст, поскольку главные потребители газа в республике — промышленные предприятия Юго-Востока (химическая промышленность, металлургия, производство удобрений). И, во-вторых, если эти предприятия начать останавливать (а развязанные Киевом против «бунтующих» регионов вооруженные «антитеррористические» действия к тому ведут неумолимо), — глядишь, и с российским газом проблем будет гораздо меньше, и непокорный Юго-Восток удастся «прижать» безработицей и голодом…

Насчет наращивания добычи «своего» газа дело пока худо. Для этого нужны большие инвестиции — в разведку, обустройство месторождений, технику и технологии. А какой дурак — хоть украинский, хоть зарубежный — станет вкладывать огромные деньги в проекты с большими сроками окупаемости в стране, где нет законной власти, где правоохранительные органы не могут поддерживать порядок даже в столице, и где минимум треть населения охвачена антивластными протестами?

Кроме того, специалисты указывают, что украинский сланцевый газ — скорее всего, такой же миф, как это оказалось в Польше. Два года назад Варшава заявляла, что извлекаемые запасы сланцевого газа в стране «самые большие в Европе» и составляют 5–7 трлн куб. м. Год назад, в ходе проводимой американскими и европейскими корпорациями разведки, заговорили о 3 трлн куб. м. Сейчас эксперты оценивают польские запасы в 600–700 млрд куб. м., причем признают, что этот газ не только трудноизвлекаемый, но и грязный (с большим содержанием азота). И западные нефтегазовые «гранды» сообщают, что добыча будет нерентабельной, расстаются с лицензиями и тихо уходят.

Геологически украинские газоносные бассейны достаточно близки к польским. Тем не менее, «барабанный бой» об украинском сланцево-газовом эльдорадо в Киеве звучит по-прежнему громко. Перед майскими праздниками очередное заявление на эту тему сделал «самый рейтинговый» кандидат в майданные президенты Петр Порошенко: « Я убежден, что 2015 год может быть последним годом, когда мы будем покупать газ у России». А информагентство ТСН уточнило, что речь идет, прежде всего, о так называемом «Юзовском бассейне» в Донбассе, где, якобы, сосредоточено 3,6 трлн куб. м. сланцевого газа. И тут же перевело проблему в военно-политическую плоскость: мол, Россия устроила «сепаратистский бунт» в Донбассе именно для того, чтобы отнять у Украины этот бесценный энергоресурс.

С реверсными поставками российского газа из Европы на Украину ситуация тоже далеко не благостная. По сути, «майданная власть» требует (и эти требования крайне активно поддерживают США), чтобы европейские страны покупали у России излишек газа с учетом потребностей Украины и затем возвращали этот прошедший через Украину газ Киеву.

Польша уже подала такой пример — она в прошлом году вернула «реверсом» на Украину около 1,5 млрд куб. м. газа, полученного из России по трубопроводной системе «Ямал-Европа». Однако понятно, что Украине нужно примерно в 20 раз больше. И в последние месяцы Вашингтон настойчиво «выкручивает руки» Словакии, в которую сходится основной идущий через Украину газовый поток.

Сначала речь шла о «фиктивном реверсе» (то есть отборе части поставляемого Газпромом в Европу газа прямо на территории Украины). Однако запрет на такие операции указан в контрактах Газпрома, и потому Словакия решительно «уперлась». Теперь обсуждается строительство короткой «возвратной» трубы с территории Словакии, которая должна обеспечивать реальный реверс. Это формально возможно, но такую трубу еще надо построить, а «цена проблемы» — более 20 млн евро и 6–8 месяцев работы.

И возникает сразу несколько непростых вопросов.

Первый вопрос — кто будет платить за эту трубу и, главное, за поставляемый Украине «реверсный» газ. Украина в обозримом будущем платить не может: «согласованного» в конце апреля первого транша МВФ не хватит даже на то, чтобы выплатить газовый долг России. Но если он не будет выплачен, Газпром через международные суды потребует запрета реверсных поставок своего газа на Украину.

Второй вопрос — об альтернативных источниках газа для Украины. В Европе в системе межстрановых трубопроводов («интерконнекторов») «смешивается» российский, норвежский, голландский алжирский, катарский и т. д. газ. Решить проблему законности западных поставок на Украину возможно, если страны ЕС не будут увеличивать газовый импорт из России, но нарастят закупки «другого» газа. Какого?

Голландия уже объявила, что в условиях падающей продуктивности месторождений сокращает добычу газа на 15 %. Норвегия и Великобритания сообщают, что вышли на «плато» добычи и существенно повышать ее не могут. А все остальные возможные источники поставок в Европу — «дальние». И алжирский трубопроводный газ, и поставки сжиженного природного газа (СПГ) из Катара, Нигерии, Египта и т. д. — гораздо дороже, чем российский газ.

То есть, фактически американцы предлагают ЕС «для себя» восполнять потребности дорогим «дальним» газом, чтобы избавить Украину от «российской газовой зависимости». Понятно, что такие «советы» Вашингтона раскошелиться на поддержку «украинской демократии» вызывают в Брюсселе нарастающее раздражение.

Не меньшее раздражение в столицах «старой Европы» вызывают американские предложения «наказать Путина», вообще избавив Европу от зависимости от российского газового импорта.

В прошлом году доля российского экспорта в европейском газовом балансе составила 31 % — почти треть. Причем около половины этого газа идет в Европу через Украину по системам магистральных трубопроводов «Братство» и «Союз». Через Украину полностью получают российский газ Болгария, Румыния, Венгрия, Словакия, Сербия, Словения, Босния, Греция, Австрия, Италия. В Германию через Украину идет около 30 % российского газа, во Францию чуть менее 40 %, в Турцию — около половины.

Чем это предлагается заменить?

Во-первых, газом Прикаспия. Уже лет 15 назад возникла идея вывести в Закавказье туркменский газ по транскаспийскому трубопроводу, объединить его с азербайджанским и далее направить через Турцию и Болгарию в Европу. Соответствующий проект «Набукко» мусолили много лет, пока он не умер окончательно в 2013 г. Газа для него нет. Строить трубу из Туркмении в Азербайджан нельзя, поскольку не решены проблемы разграничения моря между Баку, Ашхабадом и Тегераном. Возможности азербайджанского месторождения «Шах Дениз-2» позволяют дать на экспорт около 20 млрд куб. м. в год. Теперь для этого планируется создать «Южный газовый коридор»: построить «трансадриатический» трубопровод ТАР через Турцию, Грецию и Албанию в Италию, где он соединится с общеевропейской газовой системой. Но минимум половину прокачки ТАР «по дороге» заберет Турция, а остальные 10 млрд куб. м. — это Европе, что называется, «на булавки».

Во-вторых, огромными запасами газа обладают Иран и Катар, и они тоже не прочь провести трубопроводы к Средиземному морю и далее направить газ в Европу. Однако при этом в любом случае не миновать воюющую Сирию и, кроме того, иранский газ в обозримой перспективе — под прочным американским эмбарго.

В-третьих, с марта нынешнего года началась очень активная пропаганда «американской сланцевой альтернативы». В Конгрессе США обсуждаются проекты спешного переоборудования американских терминалов приемки импортного СПГ под экспорт, после чего США, якобы, смогут «залить» Европу дешевым сжиженным газом.

Украинский кризис и новая экономическая война. Часть II

Очевидно, что цели США заключаются одновременно и в сокращении российского газового экспорта в Европу, и в создании глубокой (и дефицитной) зависимости ЕС от альтернативного более дорогого американского газа

Как мы показали в предыдущей статье, в последние месяцы американская пропаганда настойчиво распространяет миф о том, что главным экономическим механизмом «наказания России за Украину» может стать замена российских поставок газа в Европу дешевым американским сжиженным сланцевым газом.

Но сквозь ликующие пропагандистские прогнозы настойчиво пробиваются голоса американских же экспертов, которые говорят, что пик добычи дешевого сланцевого газа в Америке пройден в 2012–2013 гг., «сливки» сняты, и уже сейчас для наращивания добычи приходится резко увеличивать объемы нового бурения и гидроразрывов пластов. То есть вкладывать огромные деньги.

Некоторые крупнейшие нефтегазовые корпорации на сланцевом газе уже практически обанкротились, как Chesapeake Energy из Оклахомы. Другие, просчитав не слишком благоприятные перспективы отрасли, без особого шума уходят с американского рынка. Так, например, британо-голландская Royal Dutch-Shell уже выставляет на торги свои «лицензионные» площади сланцевых месторождений в Пенсильвании, Канзасе, Техасе. А заявки на строительство газовых экспортных терминалов в США подаются в основном на западное побережье, то есть для экспорта в Азию (Японию, Индию, Корею), где цены на газ намного выше, чем в Европе, и где требования к рентабельности добычи и экспорта намного мягче.

Наконец, в Международном энергетическом агентстве и в Еврокомиссии уже подсчитали, что импорт американского сжиженного природного газа (СПГ) потребует от Европы гигантских капиталовложений в десятки терминалов регазификации (в среднем 5 млрд евро за каждый) и наращивание флота танкеров-метановозов. И что в итоге получаемый газ — даже при его нынешней низкой себестоимости на американских скважинах — в Европе окажется минимум на 10–15 % дороже российского.

Все это означает, что разумной альтернативы российскому газу у Европы и Украины пока нет.

Между тем, пропаганда скорого выхода на глобальный рынок дешевого американского СПГ заметно снизила во всем мире инвестиции в новые проекты добычи и сжижения газа: производители боятся, что эти капиталовложения не окупятся. Некоторые эксперты заявляют, что уже к концу нынешнего десятилетия, когда станет ясно, что «пузырь» сланцевого газа сдувается, в мире наступит серьезный газовый дефицит.

В связи с этим в европейских столицах всё более откровенно говорят, что США под предлогом «газового спасения Европы» «взламывают» для своих корпораций крупнейшие мировые рынки, в том числе европейский. И разжигают и используют украинский кризис для того, чтобы вернуть Европу во всех отношениях (экономическом, политическом, военном) под жесткий американский контроль образца прошлой холодной войны. И, главное, что американская «газовая война» на деле направлена не только и не столько против России: без ее газа всё равно не обойтись, сколько против «самостоятельных» политических и экономических амбиций Старой Европы. И прежде всего, Германии.

В связи с этим нельзя не обратить внимания на ряд европейских «энергетических инициатив», которые выдвигают верные союзники США, прежде всего из Польши и Прибалтики.

Так, на встрече глав МИД 29 стран Евросоюза в середине апреля министр иностранных дел Польши Радослав Сикорский предложил передать политическому руководству ЕС право установления единой консолидированной позиции стран-членов в «энергетических отношениях» с Россией. Сикорский заявил: «ЕС необходимо активизировать усилия по созданию энергетического союза. Нам следует уполномочить Еврокомиссию действовать от имени всего Евросоюза в области торговли энергоносителями, в области газовых закупок. Нам нужен российский газ, а России нужны наши деньги… нам нужны лучшие договоренности для наших потребителей».

Отметим, что, за исключением стран Балтии и Норвегии (альтернативного поставщика газа в Европу) главы европейских МИД эту идею Сикорского не поддержали. И не только потому, что ценят свой экономический суверенитет. Дело в том, что практически все покупатели газа (в том числе, российского) в Европе — это негосударственные коммерческие компании. У них заключены с «Газпромом» долгосрочные контракты на конкретных условиях (у некоторых — на десятки лет вперед). В контрактах детально указаны условия поставок.

Менять эти условия или вообще аннулировать контракты под давлением каких-либо политических органов вроде Еврокомиссии — это грубейшее нарушение священного для рыночной экономики закона «свободы контракта». Такого рода нарушения контрактов, независимо от их мотивов, с полной несомненностью признает недопустимыми и подлежащими огромным штрафным санкциям любой национальный или международный арбитраж. А поскольку главные покупатели российского газа — это крупнейшие корпорации Германии, Австрии, Франции, Италии, то именно этим энергетическим «грандам» Старой Европы Сикорский фактически предложил войти в острейший, бесперспективный и высокоиздержечный арбитражный конфликт с «Газпромом» и Россией.

Отметим также, что, хотя пока эта польская инициатива в ЕС «не прошла», некоторые европейские (прежде всего, польские и литовские) политики «развили идею» и пошли еще дальше. Они подчеркнули, что раз США в перспективе обещают стать главным гарантом газового обеспечения Европы, американцев из переговорного процесса с Россией по газу и принятия стратегических решений в сфере европейского газа исключать нельзя.

В связи с этим в европейских политических кругах уже к концу апреля вошло в оборот многообещающее словосочетание «Энергетическая НАТО». На что сразу откликнулись в Вашингтоне, заявив, что «НАТО могла бы взять на себя функции по обеспечению безопасности энергетической инфраструктуры в периоды нестабильности в странах-поставщиках и транзитных государствах».

Плотность и острота событий в европейской «газовой» сфере быстро нарастает. На проходившем 9 мая в польском Катовице 6-м Европейском экономическом конгрессе польский представитель Ян Кульчик заявил: «…Так не должно быть, чтобы, имея теоретически общую энергетическую политику, цены на энергию в Европейском Союзе были самыми высокими в мире. В США 1000 киловатт-часов стоят 67 евро, а в ЕС — 171 евро… Причина в том, что в ЕС существует 28 национальных энергетических политик».

А 14 мая в Брюсселе прошло заседание комиссии Украина–НАТО, в котором участвовали глава украинского «Нафтогаза» А. Коболев и замминистра энергетики Украины И. Диденко. На нем выяснилось, что Вашингтон не случайно сделал акцент на участии НАТО в обеспечении безопасности европейской энергетической инфраструктуры. Основным из вынесенных в публичное обсуждение вопросов саммита стали — внимание! — перспективы создания консорциума по управлению украинской газотранспортной системой с участием США и Евросоюза.

Причем тут же было оговорено, что речь пойдет не только о системе магистральных газопроводов, но и о двенадцати крупных подземных газохранилищах (ПГХ), находящихся на территории Украины. Но поскольку и часть газовых магистралей, и часть ПГХ находятся на Юго-Востоке Украины, становится понятно, что вопрос неслучайно обсуждался в рамках саммита НАТО. Похоже, что за идеей создания совместного газотранзитного консорциума явно маячит цель «законным образом» привлечь на территорию Украины военные структуры альянса.

Ведь поскольку социальной и военно-политической стабильности в обозримом будущем на Украине не предвидится, то трубы и ПГХ — важнейшую собственность будущего консорциума и залог европейской энергобезопасности — придется охранять. Это и должны делать силы НАТО на всей Украине, включая непокорный Юго-Восток.

Отметим, что на такой — пока гипотетический, но вполне возможный — новый «военно-энергетический расклад» последовала незамедлительная реакция России и Старой Европы.

Во-первых, в европейской прессе тут же появились рассуждения о том, что ввиду неустойчивости ситуации с транзитом российского газа через Украину ЕС следует отменить запрет на полномасштабную загрузку труб «Северного потока», по которому российский газ идет через Балтику в Германию и далее распределяется по другим европейским странам системой «интерконнекторов». Пока же «Северный поток» загружен только наполовину из-за ограничений «Третьего энергопакета» Европейской энергетической хартии, не допускающих монопольное использование магистральной трубопроводной инфраструктуры одним экономическим субъектом.

Во-вторых, уже на следующий день после украино-натовского саммита — 15 мая — было обнародовано давно обсуждавшееся решение проблемы строительства нового российского магистрального газопровода «Южный поток». Несмотря на горячее желание стран Южной и Центральной Европы получать российский газ через Черное море в обход непредсказуемой Украины, Еврокомиссия давно и жестко блокировала этот проект по причинам запрета того же самого «Третьего энергопакета» Европейской энергохартии.

Теперь же «Газпром» и его самый давний партнер по европейским газовым поставкам, австрийская корпорация ОMV, объявили, что между ними достигнута договоренность о строительстве отвода «Южного потока» на австрийский газовый хаб в Баумгартене и что «Южный поток» будет поставлять в Европу, в том числе, и австрийский газ с принадлежащего OMV черноморского месторождения «Домино-1», тем самым соблюдая условия «Третьего энергопакета». А поскольку эти австрийские поставки составят всего около 10 % проектной мощности трубопровода (около 6 млрд куб. м. в год из проектных 63 млрд куб. м.), такое условие Россию вполне устраивает.

И 15 мая гендиректор OMV Герхард Ройсс заявил: «Наше сотрудничество с «Газпромом», продолжающееся 50 лет, способствовало успеху этого предприятия, которое поможет диверсифицировать маршруты поставки энергоносителей в Европе». А «Газпром» торжественно сообщил, что уже подписаны все необходимые контракты на строительство морского и сухопутного участков «Южного потока». И, поскольку зарубежными участниками проекта являются крупнейшие европейские энергокомпании (помимо «Газпрома» с долей 50 %, в строительство морского участка заинтересованно включились итальянская ENI — 20 %, а также немецкая Wintershall и французская EDF — по 15 %), можно надеяться, что они не уступят давлению США и проамериканских членов ЕС и не дадут в очередной раз заблокировать проект.

Но то же самое касается и «Северного потока», акционерами которого являются, кроме «Газпрома» (51 %), германские Wintershall и E.ON Ruhrgas (по 15,5 %), а также французская GDF Suez и голландская Gasunie (по 9 %). А в проекте «Северного потока» есть еще две нитки труб в дополнение к уже имеющимся двум, способные довести общую мощность магистрали до 110 млрд куб. м. газа в год. Построить эти новые нитки труб параллельно двум действующим можно сравнительно дешево и быстро. И тогда совокупная мощность Северного и Южного «потоков» в 173 млрд куб. м. в год может — в достаточно близкой перспективе 3–4 лет — полностью покрыть потребности Европы в российском газе вообще без использования украинского транзита.

Очевидно, что Европа (прежде всего Германия, Франция, Италия, Австрия, но также и страны Южной Европы) явно заинтересована в таком исходе нынешнего газового конфликта вокруг Украины. Однако не менее очевидно, что цели США заключаются одновременно и в сокращении российского газового экспорта в Европу, и в создании глубокой (и дефицитной) зависимости ЕС от альтернативного более дорогого американского газа. Столь же очевидно, что для реализации этих целей США будут оказывать на ЕС (в том числе — адресно на европейские энергетические корпорации) очень мощное давление. И вовсе не факт, что «заинтересованная Европа» это давление выдержит.

О том, что давление будет продолжаться и нарастать, говорят не только газовые, но и другие американские «двунаправленные» (на Россию и Европу) «военно-экономические» инициативы.

Источник

Украинский кризис и новая экономическая война.
Оцените эту новость

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Нравится
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вас возможно заинтересует...

Скандал в США: морская пехота высадилась в штаб-квартире ЦРУ

Читать далее →

Подписывайтесь на нас в Фейсбуке

Powered by WordPress Popup

Scroll Up