Loading...
You are here:  Home  >  История  >  ВОВ  >  Current Article

УКРАИНСКИЙ КОЛЛАБОРАЦИОНИЗМ В ГОДЫ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ

Опубликовано: 03.05.2018  /  Нет комментариев

От редакции: В начале 90-х годов украинские националисты уже вполне уютно чувствовали себя не только в западных областях Украины, но и в Киеве и центральных областях незалежной.

Тогда уже тиражировалась СМИ и разными историками «героическая борьба» украинских буржуазных националистов и оуновских деятелей.

Историки и общественные деятели, стоящие на точке зрения советской историографии предупреждали, что если дать волю этим воинствующим националистам разных мастей вести свою пропаганду, то уже в недалеком будущем ожидается оживление экстремистских и фашиствующих элементов. Что сейчас мы и наблюдаем в братской Украине.


 

В осуществлении зловещих планов нацистской Германии закабаления народов Европы не последнюю роль играли предатели из числа местных граждан, чьи интересы в той или иной мере совпадали с интересами агрессора. С их помощью Гитлеру удалось без потерь поставить на колени Францию, Чехословакию, Польшу и другие европейские страны. На Украине в годы войны с немецко-фашистскими оккупантами активно сотрудничали украинские буржуазные националисты, разделявшие с нацистами цель уничтожения Советского Союза и мирового коммунизма. Они сосредоточились в западных областях Украины, где национализм укоренился еще в период польского владычества и в предвоенные годы был «подогрет» репрессиями со стороны советских властей.

 

Однако Гитлер не счел нужным делить власть на оккупированных землях Украины с оуновцами, а предоставил им неограниченную возможность унижать и истреблять украинский народ в интересах «Великой Германии».

 

Существенное значение для оценки характера националистического движения на Украине имело то обстоятельство, что его руководящий центр — центральный провод ОУН — находился в Берлине и пользовался всесторонней поддержкой нацистских властей Германии. Нюрнбергский судебный процесс по делу главных нацистских преступников высветил преступную роль лидеров ОУН — Коновальца, Мельника, Бандеры, Ярого, Стецько и других, —состоявших в тайных агентурных связях с гитлеровцами и направлявших националистическое движение на Украине в интересах Германии.[1]

По указанию германских властей лидеры ОУН лично и через подчиненных им лиц собирали шпионскую информацию о Советском Союзе, США, Канаде, Великобритании, направляли рядовых националистов в специальные (разведывательные) и военные учебные заведения нацистской Германии[2]. В канун гитлеровской агрессии совместно с сотрудниками абвера сформировали карательные батальоны «Ролланд» и «Нахтигаль», а также несколько так называемых походных групп, которые 22 июня 1941 года в колоннах немецко-фашистских оккупантов ступили на украинскую землю.

Идя на сотрудничество с немцами, украинские националисты рассчитывали на достижение заветной цели — установление господства над украинским народом и построение так называемой украинской соборной самостийной державы (УССД). Однако Гитлер не счел нужным делить власть на оккупированных землях Украины с оуновцами, а предоставил им неограниченную возможность унижать и истреблять украинский народ в интересах «Великой Германии». Эту возможность оуновцы использовали с невиданным размахом, уничтожив в альянсе с нацистами около 5 миллионов мирных граждан Украины и отправив на принудительные работы в Германию более 2 миллионов трудоспособных мужчин и женщин[3]. Кровавая бандеровщина уже в послевоенные годы унесла и искалечила десятки тысяч человеческих жизней[4]. Все это делалось якобы ради построения «украинской самостийной державы». Иные националистически ориентированные историки при этом лицемерно утверждают, будто о такой «державе» мечтал украинский народ. Однако националисты никогда не интересовались мнением народа, а навязывали ему свою волю методами и средствами террора, заимствованными у нацистов. Да и сама модель УССД, декларируемая в программах ОУН, ничего общего не имела с интересами украинского народа. Это была модель государства, состоящая из элементов нацистской диктатуры в Германии и корпоративного строя в фашистской Италии. Именно поэтому украинский буржуазный национализм стал называться интегрированным. Канадский историк Орест Субтельный в своей работе «Україна. Історія», переизданной на Украине, часто обращается к этому термину, но этимологию его не объясняет, дабы не обнажать фашистские корни украинского интегрального национализма[5]. Менее щепетильными оказались авторы эмигрантской «Енциклопедії українознавства» под редакцией В.Кубиевича. «В будущей Украине, — утверждают они, — отводилось место лишь одной политической организации (ОУН), которая была призвана составить своеобразный орден «лучших людей», а аппарат власти был призван творить иерархию «проводников» (националистических фюреров. — А. В.) во главе с вождем (главарем ОУН. — А. В.), который соединит функции лидера движения и главы»[6]. Автор первых двух программ ОУН (1929 и 1939 гг) и проекта Конституции УССД Микола Сциборский разъяснял, что государственно-националистический строй на Украине, названный им «нациократическим», является прямым отрицанием какой бы то ни было демократии, а глава государства, он же главарь ОУН, в своих решениях и поступках ответственен только перед всевышним и народу неподотчетен[7].

Непременным условием построения самостийного украинского государства ОУН провозгласила возрождение частной собственности на средства производства, в том числе на землю, упразднение всех социалистических завоеваний украинского народа. Разумеется, приведенные программные установки ОУН ничего общего с чаяниями украинского народа не имели и не имеют.

Самооценки оуновцев и их последователей типа «Ми борці за волю України» и попытки переименовать националистическое движение украинских коллаборационистов в национально-освободительное нашли достойный отпор в трудах советских авторов[8] и многих реально мыслящих исследователей на Западе[9]. Эти исследователи единодушны в том, что националистическое движение на Украине в годы второй мировой войны не было национально-освободительным, так как ОУН и УПА никогда не являлись самостоятельной политической силой. Их деятельность направлялась и контролировалась властями нацистской Германии через их агентуру в лице главарей ОУН-УПА. Идеология УПА, отмечают многие зарубежные исследователи, в том числе и Джузеппе Бооф в своей двухтомной «Истории Советского Союза», была фашистской. Не отрицает этого и Орест Субтельный, утверждающий, что «украинский интегральный национализм очевидно содержал элементы фашизма и тоталитаризма»[10].

 

Особую жестокость оуновцы проявляли к лицам, которые вступали в колхозы. Им рубили руки, которыми они голосовали за образование колхозов и вступление в них.

Отличительной чертой украинского интегрального национализма стал полный отказ от прежних демократических идеалов и переход на принципы диктатуры. Микола Сциборский в своей «Нациократии» подчеркивал единство основных целей и мировоззренческих начал украинского интегрального национализма и фашизма. Их общие цели: уничтожение Советского Союза и мирового коммунизма, построение «нового порядка» в Европе и во всем мире под эгидой Великой Германии. У этих политических течений сходная мировоззренческая основа — признание духа, воли и идей решающими факторами общественного развития. Отталкиваясь от этой «основы», украинский национализм, по словам Сциборского, «при выборе средств освобождения украинской нации не ограничивает себя никакими «общечеловеческими» предписаниями «справедливости, милосердия и гуманизма»»[11]. Вот чем, в частности, объясняется та беспредельная жестокость, с которой оуновцы «освобождали» украинский народ, опираясь на гитлеровскую агрессию.

Американский исследователь Кристофер Симпсон, автор изданной в США в 1986 г. книги «Бловбек», на конкретных фактах раскрывает преступное прошлое ОУН и УПА. Это и расстрелы безоружных военнопленных, и массовое уничтожение женщин, стариков и детей, и беспощадный геноцид в отношении евреев и поляков. Особую жестокость оуновцы проявляли к лицам, которые вступали в колхозы. Им рубили руки, которыми они голосовали за образование колхозов и вступление в них. Сотрудничество с нацистами в годы второй мировой войны, а также их собственная кровавая история, суммирует Симпсон, «обрекли украинских националистов на вечное отчуждение от большинства украинского народа, представителями которого они себя считают».

Правильность такого вывода подтверждена событиями последних лет. Украинский народ в основной своей массе отверг притязания националистов на звание освободителей и творцов украинского независимого государства. Он отдает дань уважения своим подлинным освободителям — советским патриотам, одержавшим историческую Победу над фашизмом в 1945 году. Никогда не будут забыты страшные злодеяния украинских буржуазных националистов, о которых предпочитают даже не упоминать нынешние националистически ориентированные историки на Украине. Замалчивают они и сотрудничество лидеров ОУН с нацистскими властями Германии, грубо игнорируя материалы Нюрнбергского судебного процесса над главными нацистскими преступниками, архивные документы и свидетельства живых жертв бандеровского террора. Как ни парадоксально, но флагманом фальсификации выступает орган Верховного Совета республики газета «Голос Украины», на протяжении многих лет публиковавшая материалы, героизирующие бандеровщину и ни разу не поместившая материалы о ее кровавых злодеяниях. Правилом хорошего тона в «независимой Украине» стало огульное приписывание органам Советской власти преступлений, совершенных бандами украинских буржуазных националистов, под тем надуманным предлогом, что так якобы «действовали энкавэдисты, переодетые в форму УПА».

 

Националистическое движение в западных областях Украины в годы войны, хотя и захватило немалые массы людей, не было национально-освободительным. Оно направлялось и контролировалось властями нацистской Германии через их агентуру в лице руководителей ОУН и УПА.

 

Совершенно об обратном говорят многие факты, приведенные в книгах зарубежных авторов. Так, французский публицист А. Герэн в своей книге «Серый генерал» повествует о вероломстве оуновцев, пользовавшихся услугами германских военнослужащих и без зазрения совести уничтожавших их в случаях, когда следовало замести следы «немецко-украинского сотрудничества». Автор книги отвечает и на вопрос о том, воевали ли оуновцы против немцев. Нет, не воевали, хотя и вступали в перестрелки, когда те ошибочно принимали переодетых в советскую форму бандеровцев за противника, либо по другим, не менее прозаическим причинам. Такие инциденты, как правило, заканчивались мирными переговорами, о чем свидетельствуют трофейные документы, приведенные в сборнике «Обвиняет земля» (Изд. «Универсум», Москва, 1991).

Объективный анализ материалов о деятельности УПА в годы второй мировой войны дает полные основания утверждать, что она явилась воплощением планов нацистского руководства Германии, еще до войны подготовившего для нее офицерский состав, а затем оснастившего УПА необходимым вооружением и снаряжением. Основу УПА, созданной на Волыни для борьбы с партизанами в 1943 году, составили кадры расформированных к этому времени карательных батальонов «Ролланд» и «Нахтигаль», так называемой украинской полиции, руководящий состав которой также прошел выучку в спецподразделениях нацистской Германии. Вся верхушка УПА во главе с Клячкивским, позднее Шухевичем являлась агентурой абвера и действовала под его руководством и контролем, что со всей очевидностью прояснилось на Нюрнбергском судебном процессе по делу главных нацистских преступников. Вовлечение в УПА местного населения западных областей Украины осуществлялось под иезуитскими лозунгами «борьбы с оккупантами» в сочетании с активной обработкой его в антисоветском и профашистском духе[12].

В бандеровской агитационной литературе, которая широко распространялась среди украинского населения, усиленно популяризировались «боевые» действия УПА против немцев. Литература эта издавалась под немецким контролем и в немецких типографиях. Зная, что УПА без приказания провода не выступит против них, гитлеровцы не только помещали в бандеровских периодических изданиях «оперативные сводки» о «повстанческих» действиях УПА, но и призывали украинское население вести вооруженную борьбу против немцев (ОУН на службе у фашизма // Военно-исторический журнал, 1991, N 5, с. 52).

Немцы позаботились об обеспечении УПА оружием и снаряжением и на период самостоятельной ее деятельности в тылу советских войск. Для этого при отступлении с советской территории они создали тайные склады с оружием и боеприпасами, о чем дали показания в Нюрнберге бывшие сотрудники абвера Эрих Штольце и Юзеф Лазарек. Специальная группа абвера, возглавляемая майором Гельвихом, в течение 1944 г. создала в Галиции 40 таких баз, данные о которых были переданы командованию УПА[13].

В это же время немцы оказывали помощь УПА своими людьми, прикомандировывая своих военнослужащих к подразделениям «украинских повстанцев». В апреле 1944 г. при разгроме советскими войсками группировки УПА в Кременецких лесах на Тернополыцине вместе с оуновцами была захвачена группа немецких военнослужащих численностью 65 человек, сражавшихся на стороне «украинских повстанцев». Один из унтер-офицеров вермахта, допрошенный в качестве военнопленного, показал, что немецкое командование поддерживает тесные контакты с командованием УПА. По данному вопросу командир 13-го танкового корпуса генерал-лейтенант Гауфе в марте 1944 года издал специальный приказ, предписывающий оказывать помощь частям УПА как при формировании, так и при переброске через линию фронта для действий в тылу Советской Армии. По показаниям того же военнопленного немцы перебросили на самолетах курень УПА и в помощь ему группу немецких солдат, которая после выполнения боевого задания подлежала возвращению в немецкий тыл[14]. Подобные факты не единичны. И все это происходило в то время, которое «национально-сознательные» украинские историки нарекли периодом «непримиримой конфронтации» между нацистами и оуновцами.

Помощь УПА людьми, оружием, боеприпасами и деньгами немцы продолжали оказывать и после того, как были изгнаны с советской территории. Об этом, в частности, говорит такой факт. В конце декабря 1944 г. самолетом «Люфтваффе», поднявшимся с краковского аэродрома, через линию фронта в расположение частей УПА на территории Западной Украины были переброшены оуновцы Лопатинский, Чижевский и Скоробогатый с грузом оружия, взрывчатки, медикаментов и советских денег. Возглавил группу офицер абвера гауптман Кирн. Он вручил командованию УПА личное послание Бандеры с указаниями о продолжении подрывной антисоветской деятельности[15]. К этому времени Бандера был официально освобожден немцами из концлагеря и включился в сотрудничество с нацистами как «признанный патриот Украины», заслуживший признание у самого Гиммлера[16]. Тем самым до конца была раскрыта тайна его предыдущего сотрудничества с гитлеровскими властями. Как известно, после неудачного провозглашения бандеровцами «самостийной Украины» во Львове 30 июня 1941 года и разгона самозванного «украинского правительства» немцы водворили Бандеру и его сподвижника Стецька в концлагерь Заксенхаузен, где использовали их для направления националистического движения на Украине в интересах Германии. Имеющиеся в архивах Украины письма обоих главарей ОУН в адрес руководителя краевого провода ОУН во Львове Миколы Лебедя являются доказательством тому. Бандера и Стецько ориентировали националистическое подполье на Украине на продолжение вооруженной борьбы только «против Москвы»[17].

Условия пребывания лидеров ОУН в концлагере не оставляют сомнения в том, что их «заточение» было осуществлено с целью создания им имиджа мучеников, страдающих за идею украинской независимости. Этот вывод подтверждается фактом личной встречи Стецька и Лебедя в Кракове в 1943 году, о чем сообщается в книге американского историка Джона Армстронга «Украинский национализм»[18], а также многочисленными фактами сотрудничества Бандеры и Стецька с германскими, а впоследствии и американскими спецорганами, о чем, в частности, идет речь в уже названной книге Кристофера Симпсона «Бловбек».

В работах националистически ориентированных историков замалчиваются или крайне невнятно отражены кровавые деяния оуновцев на территории зарубежных стран. Между тем дивизия СС-«Таличина» в годы войны участвовала не только в боях против наступающих частей Советской Армии, но и в подавлении национально-освободительных движений народов Польши, Чехословакии, Югославии и лишь за несколько дней до капитуляции нацистской Германии была переименована в Первую Украинскую. На ее кровавом счету уничтожение Дембицкого концлагеря (Польша) с его 750 тысячами узников осенью 1944 г. Замалчиваются и так называемые «освободительные рейды» УПА на территории Польши и Чехословакии в послевоенные годы (1946—1948), унесшие сотни тысяч человеческих жизней народов этих стран.

Крайне поверхностно в националистических изданиях освещается междуусобная борьба бандеровцев и мельниковцев, в которой самую неприглядную роль сыграли Бандера и Лебедь, а также возглавляемая последним бандеровская служба безопасности (СБ). Из архивных источников известно, что именно эта «служба», тесно взаимодействуя с гестапо, спровоцировала братоубийственную бойню между бандеровцами и мельниковцами и тем самым расколола националистическое движение в интересах нацистской Германии. Ею уничтожено значительное число «украинских патриотов», заподозренных в инакомыслии или обвиненных в предательстве без каких-либо оснований. Долг историков поднять имена таких людей из забвения и внести их в мартиролог второй мировой войны, а не ограничиваться собиранием сведений о потерях, понесенных националистами в борьбе с органами Советской власти. Вполне может оказаться, что большая часть жертв приходится на разборки в самом националистическом лагере. К такой мысли подводит замечание О. Субтельного о том, что после убийства бандеровцами мельниковцев Омеляна Сеника и Миколы Сциборского в сентябре 1941 г. «убийства и взаимные доносы немцам в жестоком конфликте двух фракций ОУН стали обычным явлением»[19].

Все вышесказанное дает основания для следующих выводов.

1. Националистическое движение в западных областях Украины в годы войны, хотя и захватило немалые массы людей, не было национально-освободительным. Оно направлялось и контролировалось властями нацистской Германии через их агентуру в лице руководителей ОУН и УПА. Объективно оно служило интересам Германии и было направлено против коренных интересов украинского народа, боровшегося против чуженационального порабощения. Определенная часть населения, вовлеченная в националистическое движение, была обманута националистической верхушкой, прикрывавшей свою предательскую деятельность разговорами о стремлении к построению независимого украинского государства.

2. Несостоятельны утверждения тех историков, которые пытаются доказать будто бы после аннулирования немцами бандеровского акта «самостийности» от 30 июня 1941 г. и разгона самозванного «украинского правительства» украинские националисты как один перешли в оппозицию к немцам и УПА стала орудием их борьбы на два фронта — против немцев и «советов». Факты говорят о том, что националистическая верхушка с первого и до последнего дня не порывала «союзнические» отношения с нацистскими властями Германии и вела борьбу только против Советской Армии. Вооруженные столкновения отдельных групп УПА с немецкими оккупантами рассматривались командованием УПА и немецкой стороной как досадные недоразумения и устранялись посредством переговоров. В силу этих и других обстоятельств и причин, приведенных в материалах научно-практической конференции ветеранов Великой Отечественной войны, проведенной в Киеве 9 апреля 1993 г., УПА ни при каких обстоятельствах не может быть признана воюющей стороной против нацистской Германии, чего добиваются национал-демократы и их представители в Верховном Совете Украины.

3. В связи с тем, что действия ОУН, УПА, дивизии СС-«Галичина» не ограничивались территорией Украины, а наносили ущерб и соседним государствам (Белоруссии, Польше, Словакии, Югославии), полная и объективная оценка роли ОУН и ее вооруженных формирований в годы второй мировой войны не мыслится без участия названных стран. Тем не менее и без их участия некоторые историки Украины уже вынесли свой «окончательный вердикт» по этому вопросу, опираясь лишь на писания бывших вояк УПА, дивизии СС-«Галичина» и других формирований ОУН, широко тиражируемые средствами массовой информации. Книжные рынки изобилуют мемуарами М.Лебедя, В.Косика, Тараса Бульбы (Боровца) и других бывших оуновских вояк при полном отсутствии изданий, в которых давалась бы оценка им с научных позиций.

4. Героизация преступных деяний украинских буржуазных националистов, развернутая средствами массовой информации и некоторыми поправшими историческую правду историками, наносит существенный вред, способствует оживлению ультра-экстремистских и профашистских элементов, открыто действующих как братства бывших волков из дивизии СС-«Галичина» и УПА, Украинская национальная ассамблея с ее штурмовыми отрядами, именуемыми Украинской народной самообороной (УНА—УНСО) и, наконец, возрожденная ОУН.

Свидетельство тому — противоправные акции «национал-демократов», воспрепятствовавших нормальному проведению всенародных торжеств по случаю 50-летия Победы в западных областях Украины, учинивших разгон демонстраций и избиение демонстрантов в Луцке и других местах, глумление над ветеранами Великой Отечественной войны и над прахом воинов, погибших в боях за освобождение Родины от немецко-фашистских оккупантов. И, наконец, недавняя акция неповиновения властям с использованием боевиков из УНА-УНСО против стражей правопорядка в день похорон усопшего патриарха УПЦ—КП Владимира Романюка в Киеве 18 июля 1995 года.

Эти и многие другие «акции», вызвавшие протест в сердцах миллионов граждан Украины, воочию показали фальшивый демократизм нынешних «национал-демократов», пользующихся для достижения своих политических целей теми же приемами и средствами, что и их предшественники из профашистской ОУН. Приемами и средствами, осужденными Международным Трибуналом в Нюрнберге и всей демократической общественностью мира.

А. А. Войцеховский

Источники

  1.  Нюрнбергский процесс. Сборник документов в 8-ми томах. Том 3. — М., 1989. — С. 426; Без срока давности. Лидеры ОУН —агенты нацистских спецслужб // Правда, 1991, 4 мая.
  2. Ткачук A.B. Украинские буржуазные националисты — пособники гитлеровской агрессии. // Действительные и мнимые освободители Украины. Материалы научно-практической конференции в Военно-научном обществе при Генеральном штабе МО Украины 9 апреля 1993 г. — К., 1993; Без срока давности. Лидеры ОУН —агенты нацистских спецслужб // Правда, 1991, 4 мая.
  3. Кучма Л.Д. Доклад на торжественном заседании, посвященном 50-летию освобождения Украины от фашистских захватчиков.// Голос Украины, 1994, 11 октября.
  4. Заречный В.Я. Я знаю ОУН не по книжкам // Рабочая газета, 1991, 17 мая.
  5. Субтельный О. Україна. Історія. — К., 1993. — С. 567.
  6. Політична програма націоналізму. // Енциклопедія українознавства (словникова частина). — Т. 5. —Париж-Нью-Йорк, 1966. — С 1725.
  7. Сціборський М. Націократія. — Париж, 1935.
  8. Чередниченко В. Націоналізм проти нації. — К., 1970; Його ж. Анатомія зради. — K., 1978; Замлинський В. Таврованы презирством народу. — K., 1974; Даниленко С.Т. Дорогою ганьби і зради. — К, 1972; Дмитрук К Жовто-блакитні банкроти. —К., 1978- Масловський В.І. Дорога в безодню. — Львів, 1978ж Швагу-ляк М.Н. Украина в экспансионистских планах германского фашизма. — К., 1983.
  9. Armstrong Y.A. Ukrainian Nationalism. — New York, London, 1963; Simpson K. Blowback. — New York, 1986; Gruss E. Herosi spod snaku trysuba. — Warszawa, 1985; Dallin A. German Rule in Russia 1941-1945, London, 1957; Brockdorf W. Geheimkomandos des Zweiten Weltrieges. — Munchen 1967; Gorzecki R. Kwestia ukrainska w polityce III Rzeszy (1933-1945). — Warszawa, 1972; Бооф Д. История Советского Союза. — М., 1990. Герэн А. Серый генерал. — М., 1971.
  10. Субтельний О. Цит. тв. — С. 542.
  11. Сціборський М. Цит. тв. — С. 38.
  12. Бооф Д, Цит. соч. Том 2. — С. 107.
  13. Действительные и мнимые освободители Украины. — С. 47-55.
  14. Внутренние войска в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. (Документы и материалы). — М., 1975. — С. 627.
  15. Даниленко СТ. Цит. тв. — С. 242.
  16. Там же. — С. 241.
  17. Центральный государственный архив Октябрьской революции. —Ф. 3833, on. 1, дело 6, ст. 3; дело 42, стр. 2; оп. 2, д. 18, стр. 83.
  18. Armstrong J.A. Op. cit. — P. 280.
  19. Субтельний О. Цит. та. — С. 569.

Источник

УКРАИНСКИЙ КОЛЛАБОРАЦИОНИЗМ В ГОДЫ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ
Средняя оценка: 5. Голосов: 7

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Подписывайтесь на нас в ЯндексДзен и Google+.
Добавляйте в библиотеку в GooglePlay Прессе.

Нравится
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вас возможно заинтересует...

Как Черчилль и Рузвельт готовили третью мировую войну против СССР

Читать далее →

Подписывайтесь на нас в Фейсбуке

Powered by WordPress Popup

Scroll Up