Loading...
You are here:  Home  >  История  >  Current Article

«Упрям, как осёл!». Русская культура выросла из упрямства Ломоносова

Опубликовано: 07.10.2017  /  Нет комментариев

Вклад Ломоносова в русскую культуру настолько велик, что с трудом поддаётся полному осознанию.

250 лет назад, 15 апреля 1765 г., в Петербурге скончался человек. В его адрес прозвучало два весьма нелестных некролога. Автор первого — поэт Александр Сумароков: «Угомонился дурак и не будет более шуметь». Автор второго — десятилетний мальчик, наследник рус­ского престола Павел: «Что о дураке жалеть — казну только разорял и ничего не делал». Покойного звали Михаилом Ломоносовым.

С ребёнка, пусть и царственного, взятки гладки — он явно говорил с чужих недобрых слов. С поэта Сумарокова же спрос иной. Впрочем, ему весьма достойно ответил другой литератор, Виссарион Белинский. Правда, 70 лет спустя: «Настоящей биографии Ломоносова не может и быть, современники его не позаботились об этом. Они смотрели на Ломоносова не как на гениального человека, а как на беспокойную и опасную для общественного благосостояния голову».

Мужичий сын

Удивительно, но непримиримый враг Белинского писатель Константин Аксаков в этом вопросе вполне с ним солидарен: «Я воображаю, что наврано о Ломоносове. На это точно надо отвечать диссертацией».

С тех пор утекло немало воды. Но при этом до сих пор находятся люди, которые верят, что Михаил Ломоносов был незаконнорождённым сыном Петра I. Авторы этой байки ссылаются на некие «родовые тетради». Но факты говорят об ином: в последний раз Пётр был в районе Архангельска в 1702 г., а Ломоносов родился в 1711 г. Спору нет, оба они были великие, но даже самых великих мужей от великих отцов вынашивают не 9 лет, а 9 месяцев.

Более живуча полуправда, которая железно ассоциируется с Ломоносовым и которой, к сожалению, знакомство с его личностью часто и ограничивается: «Ломоносов был сыном бедного крепостного крестьянина».

Правды здесь ровно половина — «сын крестьянина». Остальное — ложь, порождённая невежеством. Василий Ломоносов был не крепостным, а черносошным мужиком, то есть лично свободным. Более того, он мог распоряжаться своей землёй, отдать её в залог и даже продать. Что до бедности, то Ломоносов-старший владел «новоманерным двухмачтовым судном» класса гукор. Постройка такого судна обходилась примерно в 500 руб., что по тем временам равнялось целому состоянию. Водоизмещение — около 100 тонн. Для сравнения: один из кораблей Христофора Колумба имел такое же водоизмещение. Только и разницы, что каравелла «Нинья» открыла Америку, а гукор «Св. Архангел Михаил», названный Василием Ломоносовым в честь первенца, — отечественную науку.

Гукор. Модель. Музей М. В. Ломоносова. Санкт-Петербург Фото: Commons.wikimedia.org

Русский характер

Вклад Ломоносова в русскую культуру настолько велик, что с трудом поддаётся полному осознанию. Тот же Белинский, которого трудно заподозрить в невежестве, с удивлением и восторгом писал: «Оказывается, Ломоносов был не только поэтом, оратором и литератором, но и великим учёным!» Сегодня из школьного курса физики все помнят, что архангельский мужик открыл закон сохранения вещества, из аст­рономии — что открыл атмосферу Венеры. А вот о поэ­зии вспоминают нечасто. Разве что на ум приходит ставшее хрестоматийным:

«Открылась бездна, звезд полна
Звездам числа нет, бездне дна».

Между тем это стихотворение под заглавием «Вечернее размышление о Божием величестве» стало текстом первого русского светского хита — неизвестно, но творение Ломоносова заняло прочное место в рукописных песенниках XVIII в. Его с удовольствием учили наизусть и передавали из уст в уста.

Ещё одно произведение послужило запальным шнуром настоящего скандала, связанного с Церковью. Святейший синод и раньше был недоволен позицией Ломоносова. Размышляя о создании первого российского университета, он наотрез отказался учредить в нём богословский факультет. Во всём мире богословие считалось чуть ли не основой университетского образования. Но только не в России, где стараниями Ломоносова наука от рождения была светской.

Юношеский почерк М. В. Ломоносова. 1725 Фото: Commons.wikimedia.org

Через два года после открытия университета Михаил Васильевич пишет стихотворение «Гимн бороде», также ставшее чрезвычайно популярным, — его списки находили даже в Якутске. Кое-кто из духовенст­ва воспринял его как оскорбление. Несколько кляуз — и вот Ломоносов предстал перед Синодом, где его планировали «привести к раскаянию», а «сей соблазнительный пасквиль ист­ребить и публично сжечь». Результат оказался плачевным для доносчиков. Михаил Васильевич «защищал оный пасквиль с присущим ему темпераментом и упрямством, адресуя Синоду множественные ругания». В это невозможно поверить, но Ломоносову тогда удалось отстоять свою правоту.

«Он упрям, как осёл, как все эти русские мужики!» — восклицали с негодованием его оппоненты. Как правило, нем­цы. Возможно, это не самая красивая черта характера великого учёного, но не будь её, не было бы ещё многого. Например, преподавания на русском языке. Сейчас изречение ученика Ломоносова: «Нет такой мысли, кою бы по-российски изъяснить было невозможно» — кажется естественным. Однако в те годы Ломоносову пришлось изо всех сил продавливать право рус­ского языка на существование в науке и поэзии. Он первым прочитал лекцию по-русски. Одного этого достаточно, чтобы вечно быть ему благодарными.

То же самое касается и отечественной истории. Известен эпизод, связанный с Фридрихом Великим, для которого сделали выдержки из ломоносовской «Древней Российской истории». Прусский король был взбешён: «Я знать не хочу истории этих варваров! Я не желаю даже обитать в одном с ними полушарии!» Его желание сбылось, но… парадоксально: русские взяли Берлин, а сам «Старый Фриц» едва унёс от них ноги.

Психологи определяют тип Ломоносова как «учёный романтик». Но, думается, ближе к истине изречение Достоев­ского про русских мальчиков: «Дайте ему карту звёздного неба, и наутро он вернёт вам её исправленной». В нём виден национальный характер, воспетый Суворовым: «Нам мало одного! Давай нам трёх, шестерых, десятерых! Всех побьём, повалим, в полон возьмём!» И последними словами Михаила Васильевича были: «Я умираю спокойно. Жалею только, что не мог завершить всё, что делал для Родины».

 

Могила Ломоносова в Александро-Невской лавре Фото: Commons.wikimedia.org
Источник

«Упрям, как осёл!». Русская культура выросла из упрямства Ломоносова
Средняя оценка: 4.6. Голосов: 11

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Нравится
  • Опубликовано: 1 месяц ago on 07.10.2017
  • Последнее изменение: Октябрь 5, 2017 @ 8:56 пп
  • Рубрика: История
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вас возможно заинтересует...

Флорентий Павленков — основатель серии ЖЗЛ

Читать далее →

Подписывайтесь на нас в Фейсбуке

Powered by WordPress Popup

Scroll Up