Loading...
You are here:  Home  >  Авторская колонка  >  Current Article

Урок физкультуры

Опубликовано: 29.05.2016  /  Нет комментариев

«Спорт – это сила, правда не всегда…»
Жизненная Мудрость.

 

Действующие лица:
Станислав Семёнович Пониковский – добрый молодец 14-ти лет, будущий выпускник школы №40 города–героя Севастополя.
ВезельвулСущность Тёмной Нави;[1]
КупидонСущность Светлой Нави.[2]
Кулёва Нина Владимировна – красна девица, выпускница той же школы, 14-ти лет.
ЛилитСущность Тёмной Нави;[3]
КупидаСущность Светлой Нави[4].
Одноклассники обоих.

***

Был месяц май. Победные праздники уже закончились, а День пионерии ещё не наступил. В воздухе ощущался запах предстоящих экзаменов и каникул, а также отдохновения зубов учащихся, целый прошедший год грызущих гранит науки. Было лениво даже шевелиться – и ученикам и Природе

Коллектив 7-го класса восьмилетней школы №40 города Севастополя  стоял на дорожке «в двухшереножном строю» [как сказал бы заместитель начальника штаба нашей почти что орденоносной 182ой отдельной бригады дизельных подводных лодок 877 проекта типа «Варшавянок» (по классификации нынешних заокеанских друзей обитателей московского Кремля – «Kilo») бравый подполковник–артиллерист морской пехоты Игорь Григорьевич Мишин].

Перед строем прохаживалась Нелли Ивановна – учительница физкультуры, облачённая в тёмно–синий стандартный спортивный костюм советского пошива – и «ставила задачи в соответствии с суточным планом», то есть с планом проведения занятия.

Среди будущих несостоявшихся спортсменов [а у Нелли Ивановны было стойкое убеждение, что все стоящие перед нею злостно не желают повышать свою физическую культуру, а уж готовить о том, чтобы заниматься спортом – никому из этих балбесов и будущих строителей коммунизма даже и в голову такая мысль попросту не приходила] стол бравый хлопец – Пониковский Станислав Семёнович [отрок почему–то с детства любил себя именовать по имени–отчеству], на плечах которого сидели два «сотоварища» – Везельвул и Купидон. Описывать хлопца и его товарищей не будем – кто читал мои записки – легко может это сделать, почитав рассказ «Свидание».

Станислав был одет в спортивные трусы блестящего чёрного цвета с белыми полосами по бокам. Его торс облегала белая майка – без каких–либо надписей. Это сейчас молодое поколение любит щеголять в спортивных майках с широковещательными надписями типа «Коси и забивай» под серпом и молотом, или «Отдадимся дружно учёбе», причём Учёба поразительно смахивала на Жанну Агузарову, приехавшую в Россию после развода со своим американским мужем, – а в те светлые времена застоя таких безобразий не наблюдалось вообще.

Сынок руководителя коллектива истопников чанов с Душами грешников, костров и подземелий был облачён в легкие спортивные штаны, но одевать майку категорически воспротивился. Крылатый летун с луком ничего менять в своей «форме одежды» не пожелал и в таком виде вышел «на построение».

Нелли Ивановна озвучила распорядок мероприятия по повышению выносливости и силы в молодых неокрепших организмах:

– комплекс вольных упражнений (не 16 как в армии – номера в школе я до сих пор не ведаю) – для разогрева всех мышц – 10 минут;

– перерывчик (чтобы отдышались) – 5 минут;

– контрольный (нет – не выстрел в голову) забег попарно на 100 метров (без препятствий) – 20 минут;

– и если время останется – игра по пинанию ногами футбольного снаряда под названием «мячик», то есть в футбол.

Строй молчал, так как ничего нового в «суточном плане» не усматривалось.

– Рассредоточились, – Нелли Ивановна подождала пару минут пока школяры заняли такое положение относительно друг друга, которое позволяло свободно и не задевая никого махать руками и ногами, приседать и принимать «упоры лёжа». После того, как всё было выполнено учительница сказала: – Нина, ты можешь посидеть в сторонке (это относилось к красной девице  14 лет от роду – со дня рождения её прошло менее месяца – Нине Кулёвой, соседке Пониковского по парте, и к которой Станислав – по его мнению – был безнадёжно и безответно неравнодушен). А остальные – начали!

Ученики дружно замахали руками, копируя движения учительницы безо всякого там энтузиазма. Нина Владимировна (соседка Стаса) отошла в тенёчек и присела на скамейку. Рядом с ней уселись две её «подруги» – Лилит и Купида, которые прижались к стройному округлому девичьему бедру и затихли, прикрыв глаза…

«Сотоварищи» Станислава, намекнув ему, что не царское это дело – дрыгать руками и ногами, отлетели в сторону под сень прохлады деревьев, посаженных справа от дорожки. Станислав махал и выделывал всякие там «позитуры и телодвижения» без всякого энтузиазма – на разминках в спортзале (а он занимался уже более 4-х лет японской борьбой «дзю до и дзю после») нагрузки были покруче и поэффективнее…

Наконец разминание и растягивание мышц было закончено и учительница начала составлять пары для забега. Забег производился по очень простой схеме: от «Старта» – полосы, которая находилась в правой части дорожки перед фасом школы (если смотреть на школу с дороги, ведущей на Радиогорку) было когда–то кем–то отмечено 100 метров, окончание которых было отмечено широковещательной полосой с такой же надписью «Финиш» (со стороны школьной библиотеки, спрятавшейся в зарослях уже распустившейся сирени).

Долго ли, кратко, но пары были составлены, назначен стартёр (не механическое приспособление для запуска двигателя внутреннего сгорания) – человек, который своей отмашкой руки давал команду «Старт» – им была назначена Нина Кулёва – как освобождённая от физкультуры – типа «по состоянию здоровья».

Как говорил мой один мой товарищ по поводу таких «болящих» – «их бин совсем немножко не здоровый» – хотя «Всё может быть, всё может статься – мать может сына разлюбить, жена – к любовнику податься. Но бросить пить – не может быть…» – может быть действительно пассия Станислава чем–то и прихварывала, но Пониковскому было на это абсолютно начхать. Как любила говорить Мария Ивановна – бабушка Стаса – «любят не болячки, а человека».

Году эдак в 2011 Пониковский как–то выудил на просторах Интернета свою бывшую пассию, которая оказалась – также как и Стас – офицером, но по другому ведомству, и которая написала Стасу, что она абсолютно здоровая – и ВВК сие подтверждает, после чего мы с Стасом смеялись минут 20 до полного изнеможения – кто служил – тот знает – что такое Военно–Врачебная Комиссия и как и что она там определяет – ибо вспоминая ВВК – обязательно всплывают в памяти вещие слова комбрига 182 обрпл: «На флоте есть только здоровые и мёртвые, причём последние – только после утверждения диагноза командиром части» – так что любой нормальный человек может представить истинную картину прохождения ВВК мужиками – а уж про женщин я даже и говорить не буду…

Ибо все военные здоровые – пока служат – потом, правда, почему–то тяжко многим…

Сама учительница, вооружённая двумя секундомерами, тетрадкой, на чистом листе которой были уже расписаны фамилии участников забега, и ручкой, дабы записать успехи вундеркиндов по забегу от болячек.

Первой выпало бежать двум девушкам – Марии и Виктории. Марию я уже описывал в своём рассказе «Выпускной» (до событий которого в данный момент ещё оставалось чуть больше года). Виктория была ей под стать – крупная деваха с вполне развитой фигурой, которая напрочь отбивала малейшее желание у мужской части класса дёрнуть за косу или ткнуть одновременно двумя пальцами девушке в бока. В классе шестом один товарищ решил сделать это – синяк под левым его глазом освещал классы ещё где–то с неделю после «удачной» попытки…

–  На старт! Внимание! – Нина Кулёва встала слева от приготовившейся бежать пары и подняла руку. Выждала с минуту и, резко опустив руку, скомандовала. – Марш.

Два тела рванулись со старта.

– Ух[5] ты, Стас – вот это класс. А как бегут – ты только посмотри! – в левом ухе Станислава раздался голос вечного баламута Везельвула. – Что в корму упёрся? Ты с фронта, с передка посмотри… Я ставлю на Марию – её сородичи привыкли бегать ото всех по всему миру – все, кому не лень их пинали с угла в угол, у них – как и у негров – бег на длинные расстояния – в почёте!..

– Фиг тебе[6]! Я – за нашу, за Славянку! – тут же отозвался вечный оппонент рогатого…

– Слышь ты, Славянин недоделанный, – ты–то к Славянам какое отношение имеешь? Сопи себе в тряпочку…

Перебранка грозилась перерасти в перепалку.

– Ша![7] – скомандовал Станислав. – Всем тиха-а!

Представительница Славянского племени стартовала чуть позже правнучки Ревеки, но к финишу всё–таки ухитрилась догнать Марию и прийти к финишу практически одновременно с нею. Нелли Ивановна записала секунды себе в тетрадочку.

– Следующая пара! – крикнула они и «процесс пошёл»…

Станислав, не особо напрягаясь, пробежал стометровку, уложился на «пятёрочку» и пошёл на спортивную площадку, на которой те, кто уже пробежал, разминались, пиная мячик «тудым–сюдым». Станислав любил стоять в воротах (чего так не любило делать практически всё мальчишечье население страны – за редким исключением), поэтому он и занял прямоугольник ворот и попросил побить ему по воротам…

Минут через 20 забеги закончились, Нелли Ивановна подошла с заполненной тетрадочкой к спортивной площадке и сказала:

– Сегодня мальчики играют против девочек.

– Класс! Стас – ты чуешь – какая лафа катит. Прикинь, хлопче, – она бежит – и прямо в твои объятия… Да, есть ещё справедливость на свете! – Везельвул был как всегда в своём репертуаре…

– Ага[8], щас! – Купидон снова не пожелал согласиться с озорником. – Ты на Марию посмотри – та пробежит – и не остановится, даже не заметит, что кого–то сбила с ног…

Тем временем (так как площадка была гандбольная) по жребию определялись – кто будет играть. Так как в воротах стоять никто – за исключением Стаса – стоять не желал, то его место в команде никем не оспаривалось. Также не оспаривалось участие двух футболистов – Сергея Ивашина и Владимира Петрова – ибо без них даже школьная футбольная команда никому и не представлялась. Затем быстренько определили остальных – и 8 человек хлопцев вышли на поле. Станислав уже (за давностью лет) подзабыл некоторых, так что имена и фамилии напишем «условно»:

  1. Вратарь – Пониковский Станислав Семёнович (подпольное прозвище «Папа») [«сотоворащи» заявили, что пинать мячик – не их вид спорта, так как у Купидона – стрельба из лука, а у Везельвула – городки – он мастер по киданию деревяшки по куче дров под котлом];
  2. Нападающий – Сергей Ивашин;
  3. Нападающий – Владимир Петров;
  4. Полузащитник – Вадим Сергеев;
  5. Защитник – Олег Остов;
  6. Защитник – Николай Думичев;
  7. Защитник – Василий Васильев (подпольная кличка «тройной Вася» – так как отчество у него тоже было Васильевич)
  8. Защитник – Пётр Илларионов.

С укомплектованием девичьей команды дело обстояло немного хуже. Визги и крики мешали юным красавицам справиться с поставленной задачей, в связи с чем Нелли Ивановна, которой всё это надоело, сама определила участниц команды:

  1. Вратарь – Зинаида Власова;
  2. Нападающая – Виктория Лазарева;
  3. Нападающая – Инна Скрябина;
  4. Полузащитница – Ольга Владимирова;
  5. Защитница – Ирина Владимирова (двойняшка Ольги);
  6. Защитница – Алиса Артамонова; (подпольная кличка «Пудель»)
  7. Защитница – Людмила Николаева;
  8. Защитница – Светлана Образцова.

Учительница построила команды и те поприветствовали друг друга «физкульт–приветом». Дальше – Нелли Ивановна отдала мячик девочкам, заявив, что надо уважать слабый пол (суммарный вес которого превышал суммарный вес мужской команды, несмотря даже на присутствие двоих «тяжеловесов» в команде мальчиков – каковыми были Стас Пониковский (под 85 кг) и Пётр Илларионов (под 80)).

Виктория установила мячик в центре поля и, после свистка Нелли Ивановны, отпасовала его назад Ирине Владимировой. Та, недолго думая, катанула футбольный снаряд своей «симметричной» сестричке (как называл двойняшек Станислав), после удара ноги которой мячик переместился к Инне Скрябиной. Та разогналась и начала приближаться к периметру ворот, четверть площади которых занимала массивная фигура Пониковского.

Удивительным образом обыграв Вадима Сергеева, Инна паснула мячик Виктории, но тот до неё не дошёл, а упёрся прямо в ногу Василия Васильева. «Тройной Вася» у себя долго мяч держать не стал и отправил его верхом открывшемуся на правом фланге Сергею Ивашину. Тот головой отпасовал футбольный снаряд Николаю Думичеву, который левой ногой отправил мяч в «проход» между «Пуделем» и Людой Николаевой, где его и принял Владимир Петров, слегка обработал и точным ударом отправил в створ ворот.

Зинаида Власова зажмурила глаза и отскочила в сторонку. Не встречая препятствий, футбольный снаряд влетел в ворота и забился в сетке, как неопытная девица в руках опытного искусителя…

– Жирный пингвин робко прячет тело толстое в утёсах…, – прокомментировал увиденное славный отпрыск чёртового семейства. И обратился к Купидону, который незримо порхал рядышком. – Слышь, Нестеров, сейчас она на тебя похожа…

– Го-о-о-л! – закричали неиграющие мальчики, расположившиеся с правой стороны площадки.

– Нечестно! Нелли Ивановна, Петров в офсайте был, – закричала девичья половина класса. – Гол не считается!

Нелли Ивановна проигнорировала крики девичьих Душ и молча указала перстом на середину поля. Пришлось Виктории Лазаревой повторить процедуру ввода мяча в игру снова.

Мяч был введён в игру, и медленно, но уверенно начал перемещаться в сторону ворот Пониковского. Надо сказать, что в те «застойные» года девицы играли в футбол не хуже мальчишек. Так, в посёлке Голландия, в которой расположено был Высшее Военно–Морское Инженерное Училище (в простонародии – просто «Голландия») – политотдел – каждое лето устраивал «пионерский костёр» с обязательными соревнованиями по футболу, волейболу, городкам, теннису и ещё чем–то – Стас уже и не упомнит – но в футбольном матче всегда сходилась юношеская сборная обоих Голландий (Верхней и Нижней) с девичьей – и к стыду Стаса (5 лет защищавшего ворота юношеской сборной) девушки ухитрились дважды (к всеобщему позору мужской части населения посёлка) обыграть мальчиков со счётом 3:2 и 4:3 и один матч свести вничью со счётом 4:4 (и это при условии, что Стас «взял» два пенальти с игры), правда последние два матча хлопцы «разгромили» девчат – один раз «насухо»: 5:0 и один раз заставили девушек покинуть поле после проигрыша с позорным для них счётом: 12:3.

Так что не думай, уважаемый читатель, что мальчикам на футбольных полях было легко и просто. Так и в этой встрече, через некоторое время Люда Николаева, прорвавшаяся с левого фланга, сделал прострельную передачу вдоль ворот на Викторию Лазареву, уже набегавшую с правой стороны, но Стас в отчаянном прыжке смог–таки перехватить мяч в полёте и упал на землю, прижав спортивный снаряд к груди. Виктория, (из–за своего вес и инерции) не сумевшая вовремя остановиться, споткнулась о Стасова тела у влетела – вместо мяча – в ворота, придавив нижней частью своего живота и ногами нижние конечности Стаса

– Слышь, мужичок, чего разлёгся–то… Тут наблюдается обширное поле деятельности для молодого человека. Вставай, лодырь, помоги дивчине, подай руку, обними за талию – мне что – всё время тебя обучать надо? – Ясен пень – тут не обошлось без советов хвостатого с пятачком.

Стасу было не до того. Чудесных цветов звёзды сыпались у него из глаз, ноги ныли, колени были содраны о вытоптанную землю площадки, а солидный вес тела Виктории не позволял Стасу даже шевельнуть ногами…

– Слышь, Вика, может слезешь с меня, а то я скоро кони двину! – брякнул Стас, не поняв даже чего нагородил.

Тут же – сквозь смех – посыпались советы, типа: «Тренируйся, Стас, пригодится», «Погрейся пока», «Кого планируем – мальчика или девочку?», «Стас – давай местами поменяемся!» и всё такое прочее. Вика и Стас покраснели, что ещё больше добавило веселья. Наконец, Виктория очухалась, и перекатившись вправо, освободила ноги Стаса, который понял – какие бывают ощущения у человека после того, как с него снимают придавившую ноги рельсину. Наконец Лазарева встала. Станислав немного отошёл от сладостного чувства «невесомости» и также поднялся, однако мяча из рук не выпустил.

Везельвул, усевшийся на перекладину ворот в правом углу, насмешливо наблюдал за Стасом, как он отряхивает начинающие набухать кровью ссадины на коленях.

– Ничего, милай, тебе это пользительно. Лёгкое кровопускание омолаживает кровь и всё такое прочее! – прокомментировал рогатый увиденные телодвижения Пониковского.

Нелли Ивановна подбежала к Стасу, но тот сказал ей, что всё в порядке – бывало и хуже (имея в виду нагрузки и ссадины на тренировках). Свисток учительницы возвестил, что мяч можно ввести в игру. Станислав размахнулся рукой и отправил мяч в полёт на правый фланг, где – пока все осматривали картину «Девушка лежит на ногах у мальчика» – Вадим Сергеев, не переступая на половину поля девчат, стоял открытым и был готов к пробежке.

Все рванули назад – от ворот Стаса. Но мяч летел быстрее, поэтому Вадим слегка подправил его правой ногой и помчался по направлению к Зинаиде Власовой. Но добежать до точки удара не успел – сзади его настигла Светлана Образцова, зацепила Сергеева своим уже становившимся крутым бедром, после чего полузащитник отправился в полёт за пределы площадки, а мячик покатился по «отдельному плану», докатился до ворот, где его и приняла в свои белы рученьки Власова.

На мужской половине болельщиков засвистели, заулюлюкали, даже раздался из–подтишка робкий (пока ещё!) крик: «Судью на мыло!», что означало, что сбит Вадим был обманным способом, а следовательно – необходимо назначать штрафной. Однако судья даже не посмотрела в их сторону, после чего Зинаида отправила мяч в поле. Люда Николаева подхватила мяч, отправила его пасом к Ольге Владимировой, та – к своей двойняшке, Ирина пнула мячик Инне Сергеевой, после чего та непостижимым образом оказалась один на один с воротами Станислава. Стас в полусогнутом состоянии, напряжённо следил за приближающейся девицей, впереди которой катился мячик, и которую безуспешно пытался догнать Олег Остов.

Удар, бросок Стаса, мячик соприкоснулся с его лицом и отскочил в поле. Пониковский растянулся на земле, чуть было зажившие коленки снова закровоточили, а в это время Олег ухитрился каким–то образом не попасть ногой по мячу и проскочил мимо снаряда. Сзади его первой у мяча оказалась Виктория, которая точным пинком и загнала футбольный снаряд в сетку Стасовых ворот…

– Го-о-о-л! – послышались крики с девичьей половины болельщиков – и громче всех раздавался голос Нины Кулёвой. Станислав был готов провалиться от стыда сквозь землю. Его Дульсинея аплодировала и радовалась позору Станислава со всей искренностью юности. Рядом в воздухе выписывала пируэты Купида, а на плече объекта волнений и переживаний Станислава Семёновича выделывала всяко разные позитуры брэйка Лилит.

Пониковский поднялся, достал мячик из сетки ворот и отправил его в центр поля. Сергей Ивашин после свистка Нелли Ивановны, оповещавшего, что матч можно продолжить, отыграл его назад Пете Илларионову, тот – в свою очередь – отправил «пупыр» (как иногда хлопцы между собой называли мячик) Вадиму Сергееву, который подключил к дальнейшему развитию атаки «тройного Васю».

Василь Василич «водиться» не стал, а отпасовал мячик на противоположный фланг Коле Думичеву, который через минуту оказался в плотном кольце девичьих тел, но буквально за секунду до этого успел отпасовать футбольный снаряд Петрову, который вместе с Ивашиным вдвоём вырвались на «стратегический простор», а сзади их движение прикрывал Олег Остов.

Всё остальное было делом техники. Сергей с Владимиром разыграли в пас мячик, оттянув на себя внимание Власовой, после чего катнули мячик Олегу, который ударом с левой и «уложил» его в ворота Зинаиды. В воздухе уже раздались мужские радостные возгласы «Го-о-о-л», которые оповестили ближлежащие окрестности, что счёт стал 2:1 и явно не в пользу прекрасной половины человечества.

– Уф[9]! – Везельвул вздохнул облегчённо и поудобнее уселся на перекладине ворот, и, завидя в небе летающего стрелка из лука, сказал – Учись, птеродакль ощипанный!

Стас уже не обращал внимания на саднящие и пускающие сукровицу ссадины и ранки на коленях, а искренне радовался за забитый гол.

– Ах[10]! – выплеснулось на поле и на женской половину воцарилось уныние и печаль. Нина Кулёва опечалилась и опустила свой подбородок на подставленную ладонь. Купида перестала выписывать пируэты в воздухе, а спланировала на правое плечо девушки и, прижавшись к Нининой шее, затихла. Лилит споткнулась от громовых криков радости мальчиков и чуть было не упала с плеча Нины. Станиславу стало как–то не по себе, но спорт есть спорт и самое главное в нём – это победить!

Тем временем Нелли Ивановна оповестила, что до конца урока осталось 5 минут – так что если девочки хотят отыграться – пусть поторапливаются. Я как–то уже упоминал сакраментальную мысль о том, что если рассерженного мужика ещё можно чем–то успокоить, то ещё никому не удавалось «привести в меридиан»  дошедшую до высшего градуса кипения женщину. То же самое относится и к юношам и девушкам. Девицы «ощетинились» и, быстро разыграв мяч, двинулись в сторону ворот Пониковского. Первым «пал» на их пути Думичев, который попытался было отобрать мяч у одной из двойняшек, но вторая сестра, приложившись к Коле своим бедром и плечом одновременно, отправила его полежать на земельке и отдохнуть.

Далее мяч оказался у Алисы Артамоновой, которая залихватский приёмом обыграла «тройного Васю» и отдала мяч Люде Николаевой. Она (Алиса то есть) думала, что всё закончилась – ан нет, Вася поднажал и слегка ухватившись за майку Алисы, опрокинул её животом на землю – лицом к Стасовым воротам [как тут не вспомнить комбрига Гуцалова – царство ему Небесное – который после празднования 23 февраля ехал на пирсы 24-го и наблюдал лежащие тела на дороге, у которых не «хватило мощи» дойти до корабля. Тех, кто лежал головой к кораблю, – комбриг не наказывал, ибо понимал, что воином было сделано всё, чтобы выполнить приказ, но сил не хватило на подвиг], но и сам не удержался и растянулся рядом с ней, причём рука от майки не оторвалась, поэтому оная (майка то есть) была «натянута» чуть ли не целиком на голову Алисы, явив на всеобщее обозрение прекрасный стан и младую грудь, облачённую в белый бюстгальтер.

– А-а-а-а! – полетело над полем, девичья фигура в изящном прыжке оторвалась от земли и с яростью пантеры набросилось на «тройного Васю», никак не ожидавшего нападения.

– Та-а-ак[11], а что там у нас происходит–то? – прищурившись, заинтересовался Везельвул. – Никак битва при МолодяхА? Слышь, кукурузник – слетал бы поглядел – что и как?

Летающий лучник не пожелал махать крыльями, заявив, что ему и с верхней перекладины всё как на ладони видно.

Тем временем Николаева вывела на острие атаки Викторию Лазареву, которая никак не ожидала увидеть перед собой столб в образе Олега Остова. Наткнувшись на внушительную фигуру, Вика всё–так сумела отпасовать мяч Инне Скрябиной, которая думала не долго, а сильным ударом отправила мяч в сторону Стасовых ворот. Но Стас был начеку и мяч оказался в его руках, после чего раздался финальный свисток в исполнении Нелли Ивановны.

Счёт – 2:1 – победили мальчики, – оповестила она и добавила. – А ну[12]–ка разнимите их! – И указала на композицию из двух переплетённых тел, причём тело «тройного Васи» было снизу, а руки Алисы были вцеплены в вихри последнего, на лице которого ярко–алым поблёскивали следы «кошачьей лапы». После некоторых усилий тела поединщиков были расцеплены и поставлены в вертикальное положение. Вася был «помят» основательно, лицо алело красным. Лицо Алисы, которая успела уже «оправить форму одежды» – то есть опустить майку «на штатное место», было пунцовым, но не от кровоточащих ран – а от негодования – «тройной Вася», даже несмотря на аховое своё положение, исхитрился всё–таки (как он потом всем одноклассникам ну по очень большому секрету рассказал) проверить и оценить упругость девичьей груди…

– Закончить урок. Всем в раздевалку!

Болельщики вместе с игроками направились в сторону школьной двери, оживлённо переговариваясь и обсуждая прошедший матч. Станислав шёл вместе с ними, но не слышал никого, а всё смотрел на свою единственную и неповторимую, и даже боль от содранных до мяса коленей не мешала ему наслаждаться виденным и предаваться мечтам…

 

Примечания.

А  Сражение при Молодях.

Давлет Гирей в 1572 году он решил совершить поход. Для этого похода Давлет Гирей смог собрать 120-тысячное войско, включавшее 80 тысяч крымцев и ногайцев, 33 тысячи турок и 7.000 турецких янычар. Существование Русского государства и самого Русского Народа повисло на волоске.

Этим самым волоском по счастью оказался князь Михаил Иванович Воротынский, который был главой пограничной стражи в Коломне и Серпухове. Под его началом были объединены опричные и земские войска. Кроме них к силам Воротынского примкнул посланный царём отряд из 7.000 немецких наёмников, а также подоспевшие на помощь донские казаки. Общая численность войск под командованием князя Воротынского составила 20.034 человека.

26 июля крымско–турецкое войско подошло к Оке и стало переправляться через неё в 2-х местах –  у впадения в неё реки Лопасни по Сенькиному броду, и выше Серпухова по течению.

Первое место переправы охранял небольшой сторожевой полк «детей боярских» под командованием Ивана Шуйского, состоявший всего из 200 воинов. На него обрушился многотысячный ногайский авангард крымско–турецкого войска под командованием Теребердей–мурзы. Отряд не обратился в бегство, а вступил в неравный бой, но был рассеян, успев, однако, нанести большой урон крымцам. После этого отряд Теребердей–мурзы достиг окрестностей современного Подольска у реки Пахры и, перерезав все дороги, ведущие в Москву, остановился в ожидании главных сил.

Основные позиции русских войск находились у Серпухова. Здесь же находился и наш средневековый танк гуляй–город, вооружённый пушками и затинными  пищалями, отличавшимися от обычных ручниц наличием крюков, которые зацеплялись за крепостную стену с целью уменьшения отдачи при выстреле.  Пищаль уступала в скорострельности лукам крымских татар, но имела преимущество в пробивной силе: если стрела застревала в теле первого же незащищённого воина и довольно редко пробивала кольчугу, то пищальная пуля пробивала двоих незащищённых воинов, застревая лишь в третьем. Кроме того, она легко пробивала и рыцарские доспехи.

В качестве отвлекающего манёвра Давлет Гирей послал против Серпухова двухтысячный отряд, а сам с основными силами переправился через Оку в более отдалённом месте у села Дракино, где столкнулся с полком воеводы Никиты Романовича Одоевского, который в тяжелейшем сражении был разбит. После этого, основное войско двинулось на Москву, а Воротынский, сняв войска с береговых позиций, двинулся ему вдогонку. Это была рискованная тактика, так как вся надежда возлагалась на то, что вцепившись в хвост татарскому войску, русские заставят хана развернуться для сражения и не идти на беззащитную Москву. Однако альтернативой было обгонять хана по боковому пути, что имело мало шансов на успех. К тому же был опыт предыдущего года, когда воевода Иван Бельский успел прибыть в Москву до крымцев, однако не смог предотвратить её поджога.

Крымское войско изрядно растянулось и в то время как его передовые части достигли реки Пахры, арьергард лишь подходил к селу Молоди, расположенному в 15 верстах от неё. Именно здесь он был настигнут передовым отрядом русских войск под руководством молодого опричного воеводы князя Дмитрия Хворостинина. 29 июля состоялся ожесточённый бой, в результате которого крымский арьергард был практически уничтожен.

После этого произошло то, на что надеялся Воротынский. Узнав о разгроме арьергарда и опасаясь за свой тыл, Давлет Гирей развернул своё войско. К этому времени уже был развёрнут гуляй–город вблизи Молодей в удобном месте, расположенном на холме и прикрытом рекой Рожаей. Отряд Хворостинина оказался один на один со всей крымской армией, но, правильно оценив обстановку, молодой воевода не растерялся и мнимым отступлением заманил противника к гуляй–городу. Быстрым манёвром вправо уведя своих воинов в сторону, подвёл врага под убийственный артиллерийско–пищальный огонь –  «многих татар побили».

В гуляй–городе находился большой полк под командованием самого Воротынского, а также подоспевшие казаки атамана Черкашенина. Началась затяжная битва, к которой крымское войско было не готово. В одной из безуспешных атак на гуляй–город был убит Теребердей–мурза.
После ряда небольших стычек 31 июля Давлет Гирей начал решающий штурм гуляй–города, но он был отбит. Его войско понесло большие потери убитыми и пленными. В числе последних оказался и советник крымского хана Дивей–мурза. В результате крупных потерь татары отступили. На следующий день атаки прекратились, но положение осаждённых было критическим –  в укреплении находилось огромное число раненых, кончалась вода.

2 августа Давлет Гирей вновь послал своё войско на штурм. В тяжёлой борьбе погибли до 3 тысяч русских стрельцов, защищавших подножие холма у Рожайки, понесла серьёзные потери и русская конница, оборонявшая фланги. Но приступ был отбит –  крымская конница не смогла взять укреплённую позицию. В бою был убит ногайский хан, погибли трое мурз. И тогда крымский хан принял неожиданное решение –  он приказал коннице спешиться и атаковать гуляй–город в пешем строю совместно с янычарами. Лезущие татары и турки устилали холм трупами, а хан бросал всё новые силы. Подступив к дощатым стенам гуляй–города, нападавшие рубили их саблями, расшатывали руками, силясь перелезть или повалить, «и тут много татар побили и руки поотсекли бесчисленно много». Уже под вечер, воспользовавшись тем, что враг сосредоточился на одной стороне холма и увлёкся атаками, Воротынский предпринял смелый манёвр. Дождавшись, когда главные силы крымцев и янычар втянутся в кровавую схватку за гуляй–город, он незаметно вывел большой полк из укрепления, провёл его лощиной и ударил в тыл татарам. Одновременно, сопровождаемые мощными залпами пушек, из–за стен гуляй–города сделали вылазку и воины Хворостинина. Не выдержав двойного удара, татары и турки побежали, бросая оружие, обозы и имущество. Потери были огромны –  погибли все 7.000 янычар, большинство крымских мурз, а также сын, внук и зять самого Давлета Гирея. Множество высших крымских сановников попало в плен.

Во время преследования пеших крымцев до переправы через Оку было перебито большинство бежавших, а также ещё один 5-тысячный крымский арьергард, оставленный на охрану переправы. В Крым возвратилось не более 10.000 воинов.

Потерпев поражение в битве при Молодях, Крымское ханство потеряло при этом почти всё мужское население. Однако предпринять поход в Крым чтобы добить зверя в его логове, Русь, ослабленная предыдущим набегом и Ливонской войной, тогда не смогла, и через два десятилетия выросло новое поколение, и уже в 1591 году татары повторили поход на Москву, а в 1592 разграбили тульские, каширские и рязанские земли.

Геополитические итоги Молодинского сражения огромны. За время царствования Иоанна Васильевича Грозного наша страна увеличилась в размерах более, чем в 20 раз. Европа, состоявшая тогда (кроме Священной Римской германской Империи) из разрозненных княжеств и королевств, трепетала от турецкой мощи – и справедливо: если бы не Русь, ее постигли бы неминуемые захват и исламизация.

Папа Римский более всего хотел, чтобы Иоанн Грозный не ограничился исконными Русскими землями, а пошел бы в «миссионерский» поход на мусульман, «отвоевав» для него, Папы, Константинополь.

«Государства всея вселенныя не хотим» – ответил тогда Русский Царь иезуиту Поссевину.

«По своим масштабам, – пишет историк Николай Скуратов, – сражение при Молодях превосходит Куликовскую битву, между тем об этом выдающемся событии не пишут в школьных учебниках, не снимают фильмы, не кричат с газетных полос. Это и не удивительно – ведь в противном случае можно дойти до пересмотра нашей истории и героизации Ивана Грозного».

Битва при Молодях была великой победой самодержавия: только абсолютная власть могла собрать все силы в один кулак и отразить страшного врага – и легко представить, что было бы, если бы Русью правил не царь, а князья и бояре – повторились бы времена Батыя. Потерпев страшное поражение, крымцы 20 лет не осмеливались показываться на Оке; восстания казанских и астраханских татар были подавлены – Россия победила в Великой Войне за Поволжье.

На Дону и Десне пограничные укрепления были отодвинуты на юг на 300 километров, в конце царствования Ивана Грозного были заложены Елец и Воронеж – началось освоение богатейших черноземных земель Дикого поля.

Молодинское сражение – одна из ярких страниц героического прошлого нашей Родины. Продолжавшееся несколько дней Молодинское сражение, в котором Русские войска применили оригинальную тактику, закончилось крупной победой над численно превосходящими силами Девлет–Гирея.

Молодинская битва оказала сильное влияние на внешнеэкономическое положение русского государства, особенно на русско–крымские и русско–турецкие отношения.

Вызывающая грамота Селима, в которой султан требовал Астрахань, Казань и вассального подчинения Ивана IV, была оставлена без ответа.

Это была великая Победа Русского Народа!

[1] Везельвул – чёртик на левом плече Пониковского С.С. – с копытцами, хвостиком, рожками и носом пятачком, мелкий пакостник, фактически – безобидная Сущность Тёмной Нави;

[2] Купидон – ангелочек с голубыми крылышками на правом плече Пониковского С.С.Сущность Светлой Нави так себе, мелкий вредитель, с колчаном, стрелами и луком.

[3] Лилит – чертовка на левом плече Кулёвой Н.В. – как и Везельвул – с копытцами, хвостиком, рожками и носом пятачком, самовлюблённая Сущность, ненавидит мужскую часть Человечества и Тёмной Нави;

[4] Купида – ангелочек с розовыми крылышками на правом плече Кулёвой Н.В.Сущность Светлой Нави и вроде бы так себе, но очень нудная, мелочная, склочная, ненавидит мужскую часть Человечества, в отличие от Купидона – крупный вредитель, вооружена также колчаном, стрелами и луком.

[5] Ух – «заклинание Соборной Силы» артели, человека или коллектива, с помощью об­щего восьгласа соединяющей(его) все силы воедино.

[6] Фиг – данный возглас служит ярким образцом подмены Древних, Изначальных Об­разов и смысловых нагрузок. Ф  буквица «Ферт», образ: «Волю»; И – буквица «Иже», образ: «Истока»; Г – буквица «Глаголи», образ: «глаголю». «Волю Истока глаголю тебе!» В данном случае жестом «дуля» человек демонстрировал уверенность в своей правоте.

[7] Ша  – Образ слова: «Выходящий за определенные рубежи, за определенные образы восприятия; определенная широта (площадь), структура»

[8] АгаГа – корневая форма, образ: «продвигать»; А – буквица «Аз», образ: «что–то новое». «Показатель того, что у говорящего есть готовность продвигать что–то новое».

[9] Уф У – буквица «Укъ», образ: «обращение, зов, призыв»;  Ф – буквица «Фертъ», образ: «воля, выдержка». «Обращение к своей воле, выдержке».

[10] Ах – «Тоска по ушедшему, в–ось–становление (восстановление) связи с лю­бимым образом».

[11] Так – «Одна из форм Творения». Ак/Ка – корневая форма, образ: «одна из форм»;  Т – буквица «Твердо», образ: «Творения»

[12] Ну – «Зов саморегулируемой энергии – стимул, требование дополнительной ин­формации, действия». У – буквица «Ук», образ: «зов»; Н – буквица «Наш», образ: «саморегулируемой энергии».

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Нравится
  • Опубликовано: 1 год ago on 29.05.2016
  • Последнее изменение: Май 31, 2016 @ 2:49 пп
  • Рубрика: Авторская колонка
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вас возможно заинтересует...

Я не сплю

Читать далее →
Scroll Up

Подписывайтесь на нас в Фейсбуке

Powered by WordPress Popup