Loading...
You are here:  Home  >  История  >  ВОВ  >  Current Article

Ужасы второй оккупации. Как Ростов «пережил» гитлеровцев

Опубликовано: 24.07.2017  /  Нет комментариев

i

24 июля 1942 года гитлеровские войска и их союзники заняли Ростов-на-Дону — один из важнейших городов юга европейской части СССР. Так началась вторая оккупация Ростова-на-Дону, продлившаяся гораздо дольше первой. Как известно, первый раз гитлеровцы оказались под Ростовом 17 ноября 1941 года, в результате стремительного продвижения армий Третьего рейха на восток. Непосредственно в наступлении на Ростов участвовали части 3-го танкового корпуса 1-й танковой армии вермахта под командованием генерала Эберхарда Августа фон Макензена — 13-я и 14-я танковые, 60-я моторизованная пехотная дивизии вермахта и 1-я дивизия войск СС «Лейбштандарт»Адольф Гитлер». В свою очередь, обороняли Ростов-на-Дону части 56-й армии РККА под командованием генерала Ф.Н. Ремезова. На защиту родного города встали и многие ростовчане — гражданские люди, из которых был сформирован Ростовский стрелковый полк народного ополчения, которым командовал майор Варфоломеев.

Защитники Ростова-на-Дону тогда оказали ожесточенное сопротивление гитлеровцам. Наступавшие части вермахта потеряли убитыми около 3,5 тысяч солдат и офицеров, более 5 тысяч гитлеровцев получили ранения, было уничтожено 154 танка. Но, несмотря на стойкую оборону советских войск, гитлеровцам удалось прорваться к городу. 20 ноября в Ростов ворвались первые подразделения — батальон 1-й дивизии войск СС, а 21 ноября 1941 года город оказался в руках врага.

Ужасы второй оккупации. Как Ростов «пережил» гитлеровцев

Первая оккупация города не продлилась долго. Поскольку гитлеровские войска столкнулись при взятии города с очень серьезным сопротивлением, их мощь оказалась подорвана. Двигаться дальше на Кавказ в прежнем составе гитлеровские войска не могли. Впрочем, как и удерживать Ростов-на-Дону более-менее продолжительное время. Оккупация продлилась всего восемь дней, но и за этот короткий срок гитлеровцы смогли отметиться в Ростове-на-Дону небывалыми зверствами, расправляясь не только с попавшими в плен красноармейцами, но и с мирными жителями. Сотни советских граждан были убиты в эту черную неделю. Так, у дома № 2 на 1-й Советской улице были убиты 90 человек — жителей дома, на 36-й линии — 61 человек. На Армянском кладбище гитлеровцами были расстреляны около 200 ростовчан. Именно в эти дни погиб и легендарный Витя Черевичкин — он был убит оккупантами за то, что разводил голубей, а гитлеровцы опасались, что с помощью голубей шестнадцатилетний парень подает сигналы советским войскам.

Тем не менее, развернуться в полном масштабе гитлеровские палачи не смогли — не хватило времени. В первую оккупацию гитлеровцы так и не зашли во многие районы Ростова, оставаясь преимущественно в центре и в районах сосредоточения коммуникаций. Поэтому многие красноармейцы, коммунисты и комсомольцы смогли уцелеть, практически не коснулись расправы и многочисленного еврейского населения Ростова-на-Дону.

Пока гитлеровцы находились в Ростове-на-Дону, части и соединения Южного фронта РККА перешли в контрнаступление. Силами 56-й армии во взаимодействии с Новочеркасской группой войск 9-й армии 29 ноября 1941 года Ростов-на-Дону был освобожден. Изгнание гитлеровских войск из Ростова-на-Дону стало первым крупным поражением вермахта со времени начала войны. 1-я танковая армия была вынуждена отступить на запад на 80 километров, свыше 5000 солдат и офицеров гитлеровских войск были убиты, еще около 9000 человек получили ранения и обморожения различной степени тяжести.

Тогда казалось, что Ростов-на-Дону освобожден окончательно и все самое страшное позади. Город оставался прифронтовым и постоянно подвергался бомбежкам вражеской авиацией. Уже после войны выяснилось, что Ростов-на-Дону вошел в число десяти советских городов, больше всего пострадавших от действий врага. Огромная часть жилого фонда города, большинство промышленных предприятий, социальной инфраструктуры, коммуникаций были разрушены.

В июле 1942 года гитлеровцы, стремившиеся прорваться на Кавказ, вновь вышли к Ростову-на-Дону. Как и в ноябре обороняли город части 56-й армии под командованием генерал-майора А.И. Рыжова. На подступах к городу были сосредоточены четыре дивизии и четыре стрелковые бригады. Но силы противника были намного более превосходящими. Ростов-на-Дону штурмовали 18 дивизий вермахта и СС, город регулярно подвергался атакам с воздуха. 22 июля 1942 года гитлеровские войска прорвали оборону на западе от города и смогли взять Ростов-на-Дону в полукольцо.

В этот раз силы сторон были неравномерными. При всем героизме солдат и офицеров, 56-я армия не имела возможности разгромить намного превосходящие силы врага при подступах к городу. Постепенно она была вынуждена перейти в отступление, отходя за реку Дон. В свою очередь, гитлеровцы наступали со стороны села Большие Салы, станицы Аксайской, хутора Каменный Брод. Наступление 17-й полевой и 1-й танковой армий вермахта поддерживалось постоянными бомбардировками позиций советских войск, переправ через Дон и центральных районов Ростова-на-Дону.

Тем не менее, советские воины оказывали ожесточенное сопротивление наступавшему противнику. Только бойцами 76-й морской стрелковой бригады 23 июля 1942 года были уничтожены 28 танков противника. 36 гитлеровских танков были уничтожены артиллерией 900-го артиллерийского полка 339-й Ростовской стрелковой дивизии. И, тем не менее, перевес в численности и вооружении сделал свое дело. С ожесточенными боями советские войска отступали из Ростова-на-Дону. Отступление прикрывали подразделения 230-го конвойного полка войск НКВД и Ростовского стрелкового полка народного ополчения, оборонявшие от гитлеровцев переправы через реку Дон. В страшной схватке с врагом советские войска понесли огромные потери. Уже после выхода из Ростова-на-Дону оказалось, что из 120 тысяч человек личного состава 56-й армии в строю остались 18 тысяч человек. Остальные бойцы погибли при обороне Ростова-на-Дону, получили ранения, некоторые попали в плен. Практически весь 230-й конвойный полк НКВД полег, обороняя Зеленый остров и переправу через Дон.

Двое суток продолжались уличные бои в Ростове, которые вели остатки советских войск, не успевшие отступить на другой берег Дона. Судя по воспоминаниям гитлеровских солдат и офицеров, которые они оставили уже после войны, они были просто поражены героизмом советских солдат, сражавшихся за Ростов. Многие из них писали, что нигде прежде не встречали такого сопротивления.

В конце концов, большая часть защитников города полегла в кровопролитных схватках на улицах Ростова, хотя некоторым удалось спастись и перебраться на левый берег Дона. 24 июля 1942 года Ростов-на-Дону второй раз оказался в руках неприятеля. Вторая оккупация города была куда страшнее предыдущей и продлилась двести пять суток. Семь месяцев Ростов-на-Дону находился в полной власти гитлеровцев. Эти месяцы стали настоящим кошмаром для большинства советских людей, хотя, чего таить, были среди ростовчан и те, кто приветствовал приход оккупантов, рассчитывая свести счеты с ненавидимой ими советской властью.

Сразу же после занятия Ростова-на-Дону гитлеровцы приступили к расправам над мирным населением. Уже 25 июля 1942 года, на второй день оккупации, на ул. Ульяновской, 40 были убиты 11-12 летние подростки Коля Кизим, Витя Проценко, Ваня Зятев, Коля Сидоренко, Игорь Нейгоф. Они пытались спрятать раненых бойцов Красной армии, не успевших покинуть город, на чердаке дома по адресу ул. Ульяновская, 27. Когда гитлеровцы нашли на чердаке дома сорок красноармейцев, они сбросили их вниз, а на земле добивали штыками. Затем были выстроены все жители дома и начался допрос. Гитлеровцев интересовало, кто прятал красноармейцев, и мальчишки, не желая, чтобы пострадали невинные люди, вышли вперед и признались. Это стоило им жизни, но имена Коли Кизима, Вити Проценко, Вани Зятева, Коли Сидоренко и Игоря Нейгофа навсегда остались в истории Ростова-на-Дону — как пример удивительного героизма даже самых маленьких его жителей.

От рук оккупантов пострадало огромное количество советских людей. Самым известным зверством, сотворенным оккупантами в Ростове-на-Дону, стало убийство в Змиевской балке свыше 27 тысяч советских граждан. Среди убитых были военнопленные красноармейцы, коммунисты и комсомольцы, но основную часть погибших составляли ростовские евреи и члены их семей из других национальностей. В уничтожении советских граждан принимали участие как гитлеровцы, так и солдаты войск их союзников, а также полицейские, набранные из числа местных предателей.

Известный ростовский поэт Леонид Григорьян, переживший оккупацию подростком, вспоминал, что с приходом гитлеровцев в городе буквально всплыла всякая шваль, подонки общества, которые доносили на соседей — евреев или коммунистов, — с целью завладения их имуществом и квартирами, просто мародерствовали. По воспоминаниям многих очевидцев, гитлеровцы отличались жестокостью, но в массе своей не совершали уголовные преступления. Куда хуже вели себя солдаты венгерских и румынских войск, которые занимались кражами, грабежами, насиловали девушек.

Пережившие оккупацию ростовчане вспоминали, что встречалось достаточно много людей, зараженных очень распространенной в России «болезнью» — преклонением перед Европой. Они верили, что гитлеровцы, представители «европейской культурной нации», научат русских людей «жить правильно», «наведут порядок». К счастью, многие из заблуждавшихся людей впоследствии осознали свои ошибки в оценке гитлеровцев, столкнувшись с ними наяву и просуществовав в оккупированном Ростове семь месяцев. Но были и сознательные враги своей страны, работавшие на оккупантов — кто из ненависти к советской власти, а кто исключительно из материальных побуждений. Некоторые шли на службу к гитлеровцам просто от безысходности, надеясь хоть как то поправить свое положение, поскольку работавшим на оккупационные власти местным жителям платили какую-никакую зарплату, давали продовольственные пайки.

Ситуацию в Ростове-на-Дону ухудшало то обстоятельство, что отступая, советское командование не успело оставить в городе подготовленную резидентуру. Это была общая проблема многих «внутренних» городов Советского Союза, не ждавших нацистской оккупации. Как правило, организацией резидентур, которые затем выступали ядром для формирования подполья и партизанских отрядов, занималась советская военная разведка. Но если в приграничных городах резидентуры были созданы заранее, то в Ростове-на-Дону военная разведка резидентов не оставила, так как никто и в страшном сне не мог предположить, что «ворота Кавказа», расположенные на тот период в глубине страны, окажутся в руках неприятеля.

Тем не менее, 16 октября 1942 г. в Ростов-на-Дону прибыл лейтенант Михаил Трифонов — бывший пограничник, после начала войны призванный командиром взвода в 45-й стрелковый полк, а затем откомандированный в распоряжение разведки штаба Южного фронта. Он взял оперативный псевдоним «Югов» и именно под именем юговцев вошли в историю героические подпольщики, организовавшие сопротивление гитлеровским оккупантам в захваченном Ростове-на-Дону. «Югову» удалось собрать из советских патриотов и красноармейцев, оставшихся в городе, но сумевших избежать задержания, партизанский отряд имени Сталина.

Отряд занимался распространением листовок среди населения города и военнопленных, собирал разведывательные данные и передавал их в штаб Южного фронта, организовывал помощь военнопленным, находившимся в Ростовской тюрьме («Богатяновский централ») и в лагерях на территории города и его окрестностей. Чуть позже бесстрашные «юговцы» приступили и к диверсиям против войск противника. Они стали использовать классическую тактику партизан — нападали на патрули гитлеровцев, уничтожали автомобильную технику, атаковали колонны с грузами. К январю 1943 года бойцами партизанского отряда были уничтожены свыше 200 солдат и офицеров вермахта и СС, сожжены 24 автомобиля, миномет, артиллерийское орудие, уничтожены 24 тонны горючих материалов, предназначавшихся для нужд оккупационных войск. Удалось спасти от угона в германское рабство около пятисот жителей Ростова-на-Дону — не много, но подпольщики и так делали, что могли.

В ноябре 1942 года советские войска перешли в контрнаступление под Сталинградом, а в декабре 1942 года развернули наступление на Среднем Дону. Положение германских войск становилось все более шатким. Штурм Ростова-на-Дону начался ночью 8 февраля 1943 года. Бои за южную столицу шли почти неделю. Гитлеровцы тоже обороняли буквально каждый квартал. Первыми в Ростов ворвались бойцы батальона старшего лейтенанта Гукаса Мадояна из 159-й стрелковой бригады, занявшие железнодорожный вокзал. В район Портовой ворвались части 248-й стрелковой дивизии, на набережной закрепился батальон из 156-й стрелковой бригады. 34-я гвардейская стрелковая дивизия ворвалась в станицу Нижнегниловскую. 14 февраля 1943 года Ростов-на-Дону был полностью освобожден от гитлеровских оккупантов.

Вторая оккупация осталась в памяти ростовчан как самая трагическая страница в истории города за весь период его существования. Никогда Ростов-на-Дону не подвергался таким разрушениям, никогда не уничтожалось мирное население города в таком количестве. Ростову-на-Дону присвоено звание города воинской славы, а память о его героических защитниках и партизанах-подпольщиках жива до сих пор.

Источник

Ужасы второй оккупации. Как Ростов «пережил» гитлеровцев
Оцените эту новость

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Нравится
  • Опубликовано: 4 месяца ago on 24.07.2017
  • Последнее изменение: Июль 24, 2017 @ 10:35 дп
  • Рубрика: ВОВ, История
  • Теги:
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вас возможно заинтересует...

Минобороны рассекретило документы о помощи Польше со стороны СССР

Читать далее →

Подписывайтесь на нас в Фейсбуке

Powered by WordPress Popup

Scroll Up