Loading...
You are here:  Home  >  Международная панорама  >  Current Article

В Польше обвинили Россию в фальсификации истории Второй мировой войны. Варшава нагло лжет. В РВИО прокомментировали заявления Польши о «фальсификации истории» Россией

Опубликовано: 29.07.2017  /  Нет комментариев

1499338973 (1)

Польский Институт национальной памяти (IPN) заявил, что опубликованные Министерством обороны России документы об освобождении Красной Армией территории Польши фальсифицируют историю.

 На прошлой неделе российское военное ведомство рассекретило уникальные архивные документы об освобождении Польши от нацизма. На сайте Минобороны можно прочитать телеграммы, докладные записки, рапорты и боевые донесения, свидетельствующие, в том числе, о благожелательном отношении поляков к советским воинам.

Эти документы опровергают принятую в Польше точку зрения, согласно которой Красная Армия принесла полякам не освобождение, а новое порабощение. Именно в этом Институт национальной памяти и усмотрел фальсификацию истории.

В Варшаве утверждают, что публикация Минобороны предназначена для того, чтобы доказать, что поляки считали солдат Красной Армии исключительно освободителями. Этот тезис IPN называет предвзятым, документы — специально отобранными и вырванными из контекста, а комментарии — необъективными. По мнению авторов заявления, «ложная картина» освобождения Польши дается уже во вступлении к публикации.

Речь идет о фразе на сайте Минобороны: «Летом 1944 года войска 1-го Белорусского фронта в районе Бреста подошли к границе Советского Союза. Началось освобождение Польши от немецко-фашистской оккупации». Здесь «фальсификация» заключается в том, Красная Армия пересекла довоенные границы Польши еще в январе 1944-го, а именно их IPN считает обязательными на то время.

 «С этого момента началось «освобождение» Польши, символом которого стали бесславные события в Вильнюсе», — пишут авторы заявления, приводя данные о том, что советские войска и НКВД тогда окружили и разоружили около восьми тысяч участвовавших в битвах за город солдат Армии Крайовой, которых потом вывезли в Калугу, а офицеров АК арестовали и отправили в лагеря в СССР.

В IPN также отметили, что документы о действиях советских войск в Польше публиковались и ранее, однако, в отличие от представленных Минобороны, они содержали «критическое мнение польского общества, связанное с вторжением Красной Армии в Польшу, связанные с этим опасения и даже протесты против репрессий и ограничения гражданской свободы».

 Благодарности Красной армии и призывы помогать советским войскам в борьбе с нацизмом, которые часто встречаются в опубликованных Минобороны документах, IPN называет «эпизодическими или локальными реакциями» измученного немецкой оккупацией населения. Как утверждается в заявлении, для подавляющего большинства поляков Красная Армия принесла не освобождение, а «новое, хотя, без сомнения, не сравнимое с немецкой оккупацией порабощение».
 «Пытаясь поставить польскую сторону в позицию «благодарности» за «освобождение» от немецкой оккупации, российская сторона должна помнить, что польские земли оказались под, вероятно, наиболее жестокой оккупацией в результате договоров, заключенных Советским Союзом с Третьим рейхом в августе и сентябре 1939 года, а сутью этих соглашений было уничтожение Польши обоими тоталитарными государствами», — заключают авторы документа.

Созданный в 1998 году Институт национальной памяти Польши занимается изучением деятельности органов госбезопасности Польши, СССР и Третьего рейха для расследования преступлений против поляков в послевоенное время – до 1990 года. В ведении института также находятся вопросы люстрации и расследование преступлений против человечности и военных преступлений.

Польша была оккупирована немецкими войсками с сентября 1939-го по февраль 1945 года. За это время погибли около шести миллионов поляков (около 20 процентов от всего населения).

Минобороны опубликовало архивные документы на следующий день после того, как президент Польши Анджей Дуда утвердил новую редакцию закона о декоммунизации, согласно которому по всей стране должны быть демонтированы советские памятники, в том числе воинские мемориалы. Закон коснется примерно 230 памятников Красной Армии. В ходе Висло-Одерской операции по освобождению Польши погибли более 40 тысяч советских солдат.

Источник

 

Варшава нагло лжет

Президент Польши Анджей Дуда подписал закон, предусматривающий снос всех памятников советским воинам-освободителям, которые находятся вне воинских кладбищ и захоронений. Отныне в Польше они официально считаются символами тоталитарного режима и в соответствии с разработанной Польским Институтом национальной памяти программой подлежат уничтожению. Воплощаться в жизнь эта программа начнет через три месяца.

Государственная Дума России, Парламент Белоруссии, Кнессет Израиля и Совет министров иностранных дел ОДКБ резко осудили запланированный вандализм, циничное попрание Польшей памяти о борцах с фашизмом. Министерство иностранных дел РФ назвало действия польских властей «кощунством», «позорным глумлением над памятью погибших», грубым нарушением международного права и двусторонних договоров и соглашений.

В ответ Польша, подобно пойманному за руку мошеннику, поспешила встать в позу оскорбленной в самых лучших чувствах невинности. Польский МИД разразился целой серией комментариев и заявлений, полных благородного негодования несправедливостью обвинений, возводимых на гордую нацию:

«Польша всегда проявляла должное почтение и заботу о могилах всех павших солдат, военнопленных и интернированных независимо от их гражданства или обстоятельств, при которых они прибыли в Польшу. То же самое касается и могил российских и советских солдат. Такое поведение является частью польской национальной традиции». (18 июля)

«Основная цель обновления закона… разрыв с символикой тоталитарного режима, который принес много жертв и мук как польскому, так и российскому народу. … Необходимо четко подчеркнуть, что закон не касается кладбищ и других мест захоронений советских военных. Поэтому целью закона, а тем более его обновления не является осквернение памяти о битвах и солдатах Красной Армии, которые лишились жизни в боях на территории Польши … Нет никаких предпосылок, которые предусматривали бы ликвидацию мест захоронений красноармейцев в публичных местах». (21 июля)

Вот так, оказывается – Польша свято соблюдает свои международные обязательства, хранит кладбища советских воинов и их отдельные захоронения, а в ответ – только черная неблагодарность.

Звучит красиво и, видимо, должно вызвать сочувствие к рыцарственной Польше, в очередной раз ставшей жертвой клеветы и наветов. В реальности же перед нами чистой воды шулерство.

Гнусная, по точному определению российского МИДа, попытка представить памятники вне кладбищ, как нечто недостойное внимания и не находящееся под защитой международного права.

Однако во всем мире правовой статус и нравственное значение памятников на местах боев ничем не отличаются от статуса и значения памятников на воинских кладбищах. Поэтому сохранение (пока сохранение) монументов на могилах наших воинов не дает Польше никакого ни юридического, ни морального права сносить памятники советским солдатам, которые были установлены на полях сражений.

Правовой статус советских памятников в Польше и польских в России определяется, во-первых, «Договором между Российской Федерацией и Республикой Польша о дружественном и добрососедском сотрудничестве» от 1992 г., статья 17 которого гласит:

«Кладбища, захоронения, памятники и иные мемориальные места, являющиеся объектом уважения и памяти граждан одной из Сторон, как военные, так и гражданские, находящиеся в настоящее время или создаваемые по взаимной договоренности в будущем на территории другой Стороны, будут сохраняться, содержаться, находиться под защитой закона в соответствии с международными нормами и стандартами, а также национальными и религиозными обычаями».

Обратите внимание, в этом базовом для российско-польских отношений Договоре четко прописано (через запятую) обязательство охранять и кладбища, и отдельные захоронения, и памятники и «иные мемориальные места», т.е. все без исключения мемориалы, «являющиеся объектами уважения и памяти граждан одной из Сторон».

В развитие базового Договора было заключено межправительственное «Соглашение о захоронениях и местах памяти жертв войн и репрессий» (1994 г.) Поляки сейчас «включают дурака», и делают вид будто бы «места памяти» — это кладбища, а следовательно, в соответствии с духом и буквой Соглашения они обязаны охранять лишь кладбища и захоронения.

Однако это опять откровенная и сознательная ложь. Понятие «места памяти» широко используется в исторической науке, культурологии и международных документах со второй половины ХХ в. и его смысл ни для кого не секрет.

Места памяти – это места, имеющие символическое значение для национальной памяти народа или группы народов. Например, изданный в 2012 г. под эгидой Евросоюза трехтомник «Европейские места памяти» — это не путеводитель по европейским кладбищам, а рассказ о «местах памяти», в которых наиболее полно проявилась идея единства европейских народов.

Каждый, кто ездил по Минскому или Волоколамскому шоссе видел огромное количество величественных монументов советским воинам. Большинство из них стоит не над могилами конкретных солдат, а на местах наиболее ожесточенных боев, определивших судьбу Москвы и всего мира. Это и есть символические «места памяти» нашего народа, связанные с битвой за столицу.

На территории современной Польши в 1944-1945 гг. проходила грандиозная битва, в которой военная машина Германии потерпела сокрушительное поражение. Достаточно вспомнить Сандомирский плацдарм, Висло-Одерскую и Восточно-Померанскую операции. Шестьсот тысяч советских воинов пало в тех боях. Поэтому естественно, что на полях сражений и в освобожденных городах были поставлены сотни монументов в память о подвигах солдат Советской Армии. Это мета памяти нашего народа, символы нашей Победы. И именно их, наряду с воинскими кладбищами и отдельными захоронениями, защищает на территории Польши Соглашение 1994 г.

Не знать этого поляки не могут. Что совершенно не мешает представителю Польского института национальной памяти, того самого Института, который и разработал программу уничтожения советских памятников, «на голубом глазу» заявить журналистам: «Памятников, не связанных с захоронениями и носящих символический характер, это Соглашение не касается». Точно также, не стесняясь, лжет и польский МИД: «Соглашение не распространяется на символические мемориалы, которые расположены вне военных кладбищ и захоронений».

Как говорится, комментарии излишни.

Особую гнусность польской позиции придает то, что уничтожая памятники нашим отцам и дедам, грубо попирая двусторонние договоры и нормы международного права, Польша еще имеют наглость взывать к нашей совести. Постоянно раздаются призывы войти в их положение, понять, как больно ранят эти памятники чужим солдатам гордую польскую душу.

«Мы хотим освободить общественное пространство от символов советского доминирования над Польшей, а эти объекты, которые долгие годы несправедливо называли „памятниками благодарности“, являются именно такими символами» (руководитель Польского Института национальной памяти Лукаш Каминьский).

В том же ключе действуют и российские либералы, дружно вставшие на защиту свободолюбивой Польши, — не осуждать надо поляков, а каяться перед ними за грехи СССР,

«Советский Союз — это оккупант. Это держава оккупант. И отношение к Советскому Союзу соответствующее. Ассоциируются с ним не лучшие, не самые приглядные и не самые горделивые страницы истории этих государств. … И поэтому памятники наши, в том числе и памятники военные, в том числе памятники нашим замечательным полководцам, солдатам, погибшим за свободу Польши, они воспринимаются именно с этой точки зрения». (Николай Сванидзе, «Эхо Москвы»).

Одним словом, старая либеральная песня — «покайтесь, люди русские».

Возможно, значительная часть поляков, с учетом многовекового противостояния наших стран, действительно испытывает не самые приятные чувства от вида памятников советским воинам. Однако, с какой стати чувства поляков должны волновать нас больше, чем чувства собственных граждан — сыновей и внуков тех воинов, памятники которым легкоранимые поляки собираются сносить? Нетрудно догадаться, что и среди немцев есть немало испытывающих дискомфорт от советских памятников. Но разве из этого следует, что мы должны войти в их положение и, демонстрируя приверженность к общечеловеческим ценностям, инициировать снос памятников воинам-победителям по всей Германии?

В связи с принятием закона о сносе советских памятников в Польше сейчас постоянно звучит вопрос: «Что делать, каким должен быть адекватный ответ России?».

Во-первых, шулеров и лжецов, постоянно кичащихся своим благородным гонором, надо открыто и прилюдно назвать шулерами и лжецами.

Во-вторых, официально объявить, что вступление в силу этого закона будет означать выход Польши из Договора о дружественном и добрососедском сотрудничестве и Соглашения о захоронениях и местах памяти жертв войн и репрессий. Из этого не следует, что мы уподобимся полякам и станем сносить их памятники. Но никаких столь любимых поляками политических шабашей на польских мемориалах больше быть не должно.

В-третьих, выход Польши из базового Договора, определявшего наши отношения, должен привести к отзыву посла и последующему понижению уровня дипломатических отношений до времени заключения нового Договора.

О других возможных политических и экономических санкциях уже сказано немало. Повторяться нет нужды.

И последнее. Полякам следует напомнить, что зашкаливание русофобии для Польши всегда оборачивалось ее разделами немцами.

Так было в XVIII в. (между Пруссией и Австрийской империей), так произошло и в ХХ (между Рейхом и генерал-губернаторством). У России, если закон вступит в силу, не будет никаких оснований считать, что Польша продолжает иметь права на подаренные ей Сталиным восточногерманские земли. Избавляться от советского тоталитарного наследия, так избавляться.

Конечно, сразу раздадутся голоса о «ящике Пандоры», о Калининграде и южных Курилах. Однако полезно не забывать, что никакие соглашения о нерушимости послевоенных границ не помешали расчленению Югославии, как и не помешали странам Запада признать независимость республик СССР. Наши границы обеспечиваются не договорами, а нашей силой.

Была бы у Германии возможность вернуть себе Кенигсберг, давно бы уже это сделала. Появится возможность вернуть себе утраченные земли Восточной Германии – обязательно вернет. Немцы и в ХХI веке — немцы.

Источник

Научный директор Российского военно-исторического общества Михаил Мягков в беседе с RT прокомментировал заявление польского Института национальной памяти, который назвал опубликованные Министерством обороны России документы из архивов об освобождении Польши в годы Великой Отечественной войны «фальсификацией истории».

«В январе 1944 года Красная армия по размышлениям сегодняшних поляков пересекла польскую границу, но это была старая граница, которая существовала до сентября 1939 года. Новая граница располагалась приблизительно по «линии Керзона». Лорд Керзон — это министр иностранных дел Великобритании, устами которого она и была предложена в качестве этнической между поляками, украинцами и белорусами. Но поляки на 1920-й год не захотели её признавать, оккупировали значительные части территорий Западной Украины и Западной Белоруссии и оторвали их от Советской России. Эксплуатация этих территорий продолжалась до 1939 года, когда после начала Второй мировой войны Красная армия ввела туда свои войска 17 сентября. По решению Народного собрания Западной Украины и Западной Белоруссии эти части вошли в состав СССР», — рассказал он.

В годы Второй мировой войны лидеры антигитлеровской коалиции Рузвельт и Черчилль признали границы СССР с Польшей по состоянию на 1941 год. Новое польское коалиционное правительство, пояснил Мягков, также признало границу по «линии Керзона» в 1945 году. Именно поэтому апеллировать к довоенной границе 1939 года неверно с исторической точки зрения.

«Польский комитет национального освобождения, который был реальной властью, который действительно восстанавливал экономику Польши, сотрудничал с Красной армией, признавал восточные границы Польского государства по состоянию на 1941 год. Это признавали и мы, эти же границы признало и мировое сообщество. Поэтому польский Институт национальной памяти и польские власти в очередной раз сами фальсифицируют историю. Им надо почаще читать историков-классиков по этой проблеме. Я бы им посоветовал ещё перечитать мемуары Черчилля», — заключил историк.

Ранее в Варшаве заявили, что опубликованные Минобороны России документы об освобождении Красной армией территории Польши фальсифицируют историю.

Источник

 

В Польше обвинили Россию в фальсификации истории Второй мировой войны. Варшава нагло лжет. В РВИО прокомментировали заявления Польши о «фальсификации истории» Россией
Оцените эту новость

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Нравится
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вас возможно заинтересует...

Афганистан просит Россию выгнать американцев

Читать далее →

Подписывайтесь на нас в Фейсбуке

Powered by WordPress Popup

Scroll Up