Loading...
You are here:  Home  >  Общество  >  Мнение  >  Current Article

В прицеле гибридной войны

Опубликовано: 31.10.2016  /  Нет комментариев

maydan

Используя современные технологии противоборства, Запад стремится взять верх над Российской Федерацией

Сегодня на Западе модно обвинять Россию в ведении так называемой гибридной войны. История нашей страны действительно довольно тесно связана с гибридными вой­нами, однако больше из-за того, что она не раз испытывала на себе их разрушительное воздействие. В этом уверен доктор политических наук Игорь ПАНАРИН, недавно выпустивший книгу «Гибридная война против России (1816–2016 гг.)».

– Игорь Николаевич, какие методы и способы могут быть квалифицированы как элементы гибридной войны? Иными словами: как далеко противник может зайти, не выходя за её рамки?
– Для начала отмечу, что в настоящее время технологии гибридных войн самым активным образом используют США и их союзники по НАТО. При этом они прибегают к различным способам и методам их ведения. Это могут быть «цветные революции», распространение терроризма и этнический фактор, финансово-экономическое давление и методы военно-силового принуждения. Инструментами гибридных войн на практике выступают информационные и психологические операции, проводимые в целях воздействия на органы гос­управления и создания в обществе атмосферы недоверия и подогревания протестных настроений.
Сценарии при этом просты и хорошо отработаны: если страна не принимает западных правил игры, то начинается революция, для начала «цветная». Если власти капитулировали, их заменяют на прозападный режим. Если же руководство страны сопротивляется, начинается силовая операция, причём не обязательно в виде прямого военного вторжения. В стране активизируются различные антиправительственные организации и оппозиционные движения, которые либо сами свергают правительство, либо к ним на помощь приходят США и НАТО. События в Ираке, Ливии и Сирии это только подтверждают.

Кто выиграет в битве за умы людей, тот одержит победу в гибридной войне, и не только в ней

– Получается, что все известные на сегодня «цветные революции» и есть не что иное, как гибридные войны?
– Вне всякого сомнения. При этом хочу особо отметить, что основными принципами ведения гибридной войны, как и любой войны в её традиционном понимании, являются стратегическое планирование, координация, взаимодействие, своевременность, внезапность и скрытность. В США на официальном уровне в этом плане выстроена целая система, начиная с совета национальной безопасности США, госдепа, которые обладают в этой сфере широкими полномочиями, напрямую или посредством доступа разведок к государственным и частным СМИ. У главы госдепартамента США, например, есть заместитель по публичной дипломатии, который непосредственно ставит задачи посольствам и неправительственным организациям, а также напрямую государственным и подконтрольным правительству СМИ.
С развитием средств коммуникации в начале года в госдепартаменте США объявили о создании центра глобального взаимодействия для работы на мировых сетевых площадках в Интернете. Главой центра был назначен бывший «морской котик» 52-летний Майкл Лампкин – «царь пропаганды», как его прозвали журналисты. До недавнего времени он отвечал за нетрадиционные методы ведения войны и информационные операции Пентагона.
– Сами технологии гибридной войны настолько ли сложны?
– Технологии не очень сложны, если не сказать – примитивны, но они работают и работают достаточно эффективно. Судите сами: на площади Тахрир в Египте распространялись листовки, аналогичные тем, что потом обнаруживались на майдане, только на украинском. Та же связь и оповещение через социальные сети. Кстати, по тем же шаблонам писались и протестные акции в Москве, когда под шум киевских событий в столице пытались организовать митинги недовольных.
– Градус информационного противоборства с Западом сегодня поднимается – временами доходит чуть ли не до прямых угроз. Есть ли грань – когда от слов переходят, что называется, к делу?
– Безусловно, есть информационные признаки. Перед каждым прямым действием следует информационная кампания. Рост её активности и преобладание негативного фактора свидетельствуют о подготовке к конкретным практическим шагам. И за ними должно следовать какое-то действие в экономической, политической или военной сфере. Как, например, атака авиации американской коалиции на сирийские правительственные войска 17 сентября и обстрел гуманитарного конвоя в Алеппо.
– Гибридная война представляет собой совокупность различных средств и методов борьбы. При этом на первый план всё же выходит противоборство в информационной среде. Почему?
– Терроризм, «цветные революции», политическое давление и экономические санкции – с точки зрения гибридной войны это лишь определённые технологии дестабилизации. Главная же роль принадлежит противоборству в информационном пространстве. Ибо это не что иное, как битва за умы людей противостоящей стороны. И кто её выиграет, тот одержит победу в гибридной войне, и не только в ней. В этом смысле информационное оружие сегодня опасней ядерного. Запад уже давно применяет против нашей страны методы гибридной войны. Получили они своё развитие в новой стратегии гибридной войны НАТО, одобренной на саммите альянса в сентябре 2014 года.

Источник

В прицеле гибридной войны
Оцените эту новость

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Нравится
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вас возможно заинтересует...

Жорес Алферов: Социализм вернется

Читать далее →

Подписывайтесь на нас в Фейсбуке

Powered by WordPress Popup

Scroll Up