Loading...
You are here:  Home  >  Общество  >  Current Article

В Севастополь, за памятью «Если бы мы не встали на блокпосты, бои шли бы сегодня не в Донбассе, а в Крыму», – уверен ополченец Николай Качин

Опубликовано: 29.07.2017  /  Нет комментариев

na-glavnuyu

С Николаем Александровичем Качиным я познакомился во время недавней отпускной поездки в Севастополь. При посадке в экскурсионный микроавтобус увидел над своим сиденьем, как знак, фотографию ведущего нашего летчика-истребителя Великой Отечественной – трижды Героя Советского Союза Александра Ивановича Покрышкина. На одной из остановок, как автор книги об А.И Покрышкине в серии «Жизнь замечательных людей», поинтересовался у водителя-владельца автобуса: почему среди других фотографий в салоне есть портрет именно этого аса?

В ответ услышал: это же наш, качинский, выпускник расположенной до войны неподалеку от Севастополя знаменитой качинской Военной школы летчиков! В разговоре выяснилось, что Николай – ополченец, участник событий Русской весны 2014 года. Эти судьбоносные события, несомненно, еще ждут более глубокого освещения… В гостиницу, где я остановился, Николай приехал за экземпляром моей книжки в полной казачьей форме, в тельняшке и кубанке, с наградами за третью оборону Севастополя, в их числе и медали Министерства обороны РФ «За возвращение Крыма» № 223. Тогда и был записан его рассказ о событиях, которые три года назад прямо-таки перевернули мир.

«Когда в Киеве начался “майдан”, я, как и многие севастопольцы, прикипел к телевизору, все нюансы отслеживал. Волосы от увиденного и услышанного поднимались дыбом… Милицию сжигали “коктейлями”, начали стрелять. В Харькове прошел было громкий съезд оппозиции, ну, думаю, все наладится. Но наступает 22 февраля – фашисты захватывают власть!

Янукович бежал. Много лет от всех президентов “незалежной” мы ждали – когда же русский сделают вторым государственным языком?! Были обещания, но в итоге антирусские гайки все сильнее закручивались. Обучение было полностью переведено на украинский, даже в Нахимовском училище, запрещались российские телеканалы, в учебниках по истории не стало Великой Отечественной войны, зато появилось много бандеровщины. Все это надо почувствовать на себе, это давило очень сильно. Еще бы пара поколений, и они могли бы молодежь перевоспитать, кто-то и скакать бы начал… Последняя надежда была на Януковича, но и он ничего не сделал.

А Севастополь – это ведь даже не Харьков, не Одесса. У нас совершенно другой народ, русский патриотизм всегда был на должном уровне. С детства севастопольцы бывают на памятных местах первой и второй обороны города. Жена у меня преподаватель русского языка и литературы, мы всегда приезжаем со школьниками к таким памятникам. В Верхнесадовом у меня – любимый дот, здесь шли бои на дальних подступах в Великую Отечественную, здесь в бою с немецкими танками, который стал известен всей стране, героически погибли пятеро моряков-черноморцев.

И вот 23 февраля 2014-го, на следующий день после переворота в Киеве, – очередной день Советской армии и Военно-морского флота. И народ как вышел! Я особенно вспоминаю женщин. На всех митингах их было очень много. А уж если женщины поднялись – это поистине народное движение.

На нашей центральной площади Нахимова я никогда не видел столько людей, как в тот день! Над головами – масса российских флагов. Избрали мэром Алексея Михайловича Чалого, народ его хорошо знает, как патриота, порядочного человека со здравомыслящей командой, как успешного предпринимателя и известного ученого, создавшего НПО “Таврида-электрик”. Чалый сказал: Киев нам не указ! Переговоров с фашистами, которые незаконно захватили власть, мы вести не будем! Будем ставить блокпосты.

Вернувшиеся из Киева севастопольские “беркутовцы”, которых встретили с цветами, первыми выступили на блокпосты на Перекопе и Чонгаре.

24 февраля народ начал массово собираться в центре. Пошли слухи, что А.М. Чалого собирается арестовать СБУ… Депутаты должны были официально избрать Чалого главой города. Часть из них не явилось, а один из заместителей бывшего мэра заявил, что кандидатуру надо утвердить в Киеве, на что уйдет неделя. И тут севастопольцы просто взорвались: не будем ждать ни дня! Депутатам было сказано: вы сейчас же пойдете в сессионный зал и проголосуете сегодня же! Здание горсовета было блокировано со всех сторон. Прошло всего минут 15, Чалый открывает окно на втором этаже, что-то говорит, не слышно, затем он спускается к выходу и объявляет: все хорошо, проголосовали. Говорить много не буду, положение очень серьезное. В первую очередь надо послать дополнительную помощь на блокпосты.

Уже в ночь с 23 на 24-е появилась техника, краны. Быстро шло строительство блокпостов. Они сооружались из инкерманских каменных блоков, мешков с землей и песком, «ежей», лент с шипами. Делались амбразуры. Над блокпостами поднимались флаги – андреевский, ВМФ СССР, города Севастополя. Были здесь и плакаты: “Севастополь – самый русский город!”, “Фашизм не пройдет!” и другие.

Шла запись в ополчение. Я не люблю слово “самооборона”, оно мелькало и на “майдане”. Но ведь есть же хорошее народное слово “ополчение”, со времен Минина и Пожарского, с 1812 года. Тысячи людей записывались. Не менее 500 человек приехали с Кубани. Записался и я, меня назначили на блокпост к штабу ВМФ Украины. Организовывали ополченцев разные структуры – “Русский блок”, казаки… Была и молодежь, но костяк ополчения составили люди среднего возраста, лет 35-55.

Что главное – мы очень быстро все сделали! Быстро собрался народ, выразил свое мнение. Быстро выбрали стратегию и тактику – как будем защищаться. Основным нашим оружием были решимость и массовые митинги, как выражение воли севастопольцев.

22-23 февраля раздавались угрозы – в Крым приедет бандеровский “поезд дружбы”, чтобы разобраться тут с нами. В Симферополе для встречи этого поезда собрались ополченцы, казаки. И бандеровцы приехать не решились.

Мы на своем блокпосту у украинского штаба ВМФ блокировали входы – выпускали оттуда, а обратно не впускали. Сказали: вас никто не держит. Они: мы выполняем присягу. Мы в ответ: присяга даётся на защиту народа, а вы сами видели, что творилось в Киеве на “майдане”, как стреляли в военных, которые противостояли мирным якобы “митинговникам”.

Чувство опасности, конечно, сильно присутствовало. Надо было выбирать – сидеть дома у телевизора или оказать сопротивление. От наших севастопольцев, крымчан, которые выезжали на Антимайдан в Киев, мы знали, как с ними расправлялись. Сжигали автобусы, людей ставили на колени, били дубинками. Многие пропадали… От этих рассказов мороз шел по коже.

Мы уверены – если бы не встали на блокпосты, не проявили волю, кровавое месиво было бы в Крыму, в первую очередь в Севастополе. И если бы не “вежливые люди”, нам пришлось бы воевать, как воюют сейчас люди в Донбассе.

Еще раз повторю – решительность и быстрота нас спасли. Счет шел на часы. 22-го они в Киеве праздновали свою победу и упустили момент, не ждали, что народ так мощно поднимется за свою свободу. И референдум смогли подготовить и провести 16 марта, а решение о нем было принято еще 6-го.

Ну а 26 февраля был самый напряженный день. Противостояние в Симферополе. Крымских татар настраивали против России. И Турция проводила негласную подрывную антироссийскую работу. Но ведь Украина не создала крымским татарам условия для нормальной жизни, их язык также никто не собирался делать государственным.

От нас в Симферополь уехало несколько больших автобусов. Накал был велик. Утром включаю телевизор – что там в Симферополе, кто кого?! Показывают площадь, где бушевали страсти, там – никого, ничего… Передают, что в 4 часа утра две вооруженные группы по 60 человек захватили правительственное здание, подняли российский флаг. И тут мы поняли – это наши! Напряжение резко спало. Как стало известно, к крымским татарам прибыли представители из Чечни от Кадырова, от президента Татарстана. Было сказано, что Россия Крым не отдаст и будет сделано все, чтобы народ жил достойно и спокойно.

Никогда не забуду, как ракетный крейсер “Москва”, флагман Черноморского флота, входил в севастопольскую бухту! Картину бы написать!

16 марта, в день референдума, шёл дождь. Но народ массово пошел на участки с 7 утра!

В первый год после присоединения к России народ поехал в Крым, многие хотели посмотреть вернувшийся полуостров. Тогда уже у меня появилась мысль о памятнике на месте блокпостов, чтобы люди могли узнать нашу современную историю. Мне говорили: еще не время. Я отвечал: в 1944 году, сразу после освобождения Севастополя, на Сапун-горе было поставлено четыре памятника! Женщины-ополченцы меня поддержали. Сделали эскиз памятного знака, я сам сварил конструкцию. Когда устанавливали, ко мне подъехали два гаишника с вопросом: что вы делаете? Есть ли у вас официальное разрешение? Отвечаю: зачем к нам в Севастополь люди приезжают? За памятью. Гаишники приехали один из Москвы, другой – из Ставрополя, о деталях наших событий не знали, пришлось их просветить.

Сегодня мы ни о чем не жалеем. Так и должно было быть! Мы вернулись в Россию».

Что можно добавить к рассказу Николая Качина? Сказанное им подтверждает: когда народ и его лидеры едины, для русских нет ничего невозможного.

И еще немного личных впечатлений. Побывав в Севастополе, прикоснувшись к его истории, вполне понимаешь, что определения «город русской славы», «самый русский город» – это не красивые слова, а истинное положение вещей. Как писал Л.Н. Толстой в «Севастопольских рассказах»: «Не может быть, чтобы при мысли, что и вы в Севастополе, не проникло в душу вашу чувство какого-то мужества, гордости, и чтоб кровь не стала быстрее обращаться в ваших жилах…».

Более того, можно спросить: а есть еще в мировой истории подобный город? Дважды всего за сто лет его разрушали до основания вражеские нашествия Крымской и Второй мировой войн. Американский писатель Марк Твен, пораженный увиденным, написал в 1867 году: «Помпея сохранилась куда лучше, чем Севастополь». А президент США Рузвельт в 1945-м, приехав в город после Ялтинской конференции, отметил: «В Севастополе все разрушено. В этом большом городе, по-моему, уцелело не больше дюжины домов». И каждый раз город восставал из руин в прежнем величии и блеске. В третий раз Севастополь вместе с Крымом был сдан в 1954 году. Все обстоятельства той передачи в состав Украинской ССР неясны до сих пор. Однако уже тогда наиболее дальновидным было ясно, что это – стратегический антирусский ход…

И сегодня в севастопольской земле находят осколки ядер времен Крымской войны, неразорвавшиеся снаряды и бомбы времен Великой Отечественной.

И памятников героям здесь, наверно, больше, чем где-либо. После 25-летнего перерыва мне довелось вновь посетить великолепную панораму «Оборона Севастополя» Ф.А. Рубо и не столь масштабную, но не менее драматичную и зрелищную диораму «Штурм Сапун-горы 7 мая 1944 года», созданную военными художниками Студии им. М.Б. Грекова, мастерами-классиками батальной живописи П.Т. Мальцевым, Г.И. Марченко и Н.С. Присекиным.

Среди известных севастопольских символов – Малахов курган, памятник затопленным кораблям, воинское Братское кладбище… Особенно поразил созданный совсем недавно (начало было положено в 2007 году) мемориал «35-я береговая батарея». Создавался  он на негосударственные средства. Как можно прочитать на сайте музея: «Основную часть расходов по проектированию, строительству, содержанию и развитию комплекса взяли на себя предприятия промышленной группы «Таврида–электрик»(генеральный директор А.М. Чалый)». Да-да, тот самый народный мэр Севастополя в дни Русской весны! Вход в музей – бесплатный.

«Создание музейного комплекса такого масштаба (площадь мемориала – около 8 га,  подземные сооружения – около 5 000 кв. м), – сообщается на сайте, – событие беспрецедентное не только для Севастополя, но и для всего постсоветского пространства».

Музей этот совсем не развлекательный, детей до 7 лет приводить запрещено. Здесь, на этом месте, летом 1942-го погибали защитники Севастополя – 80 тысяч солдат, моряков, их командиров! Эвакуировать их, окруженных врагом и прижатых к морю, не смогли. Их ждала гибель или муки немецкого плена. Многие приняли на этом побережье свой последний бой…

Завершается экскурсия по мемориалу в Пантеоне памяти. Такого не доводилось видеть ни в одном музее… На сводах затемненного зала, на звездном небе высвечиваются под щемящую мелодию фотографии защитников Севастополя, звучит их обращение к тем, кто пришел сюда.

На полу в луче прожектора – выложенные дугой красные гвоздики и георгиевская лента. Трудно «прошибить» чем-то нашего современника, но из этого зала все выходят преображенными, с другими лицами, многие со слезами на глазах.

Вспоминается рассказ историка и политика Наталии Нарочницкой (еще в 1992 году создававшей общественный комитет «Русский Севастополь», выступавшей против беззаконного расчленения нашей страны) об одном ее интервью американской NBC: «Меня спросили: а просчитывает ли Путин возможность войны? Я им говорю: он, наверное, как президент великой державы просчитывает все, хотя никто этого не хочет, уж наша-то страна точно не хочет. А потом, я говорю, американцы никогда не начнут войну против нас. Они: как? почему? Я говорю: американцы могут начать войну только в том случае, если они на 200 процентов уверены в победе, так как ничья для них – поражение, с их-то претензиями… Они говорят: а почему США не могут победить? Я говорю: да вы что? Мы – непобедимы, потому что у нас есть дух. Еще Наполеон говорил: воюют дух и меч, в конечном счете побеждает всегда дух, а меч только временную победу может одержать. Они засмеялись.

А я говорю: да, мы, русские, непобедимы, вы что, не знаете? Для нас не существует ничего такого, чем бы мы не пожертвовали, чтобы остаться суверенными, самостоятельными и продолжать себя в истории. Тут они попритихли…

Посмотрели с уважением».

…Открывается сегодня и то, что скрывали от нас в годы СССР: духовное значение Севастополя для России. Это поистине мост между вторым и третьим Римом, ключевое звено в связи времен. Здесь на берегу, где расположен красивейший Свято-Георгиевский монастырь, вступил на берег Крыма святой апостол Андрей Первозванный. Именно здесь, в севастопольском Херсонесе принял крещение святой равноапостольный князь Владимир, креститель Руси… Впечатляет и Свято-Климентовский Инкерманский пещерный монастырь. Кстати говоря, по живописности эти обители никак не уступают горным монастырям Греции и Черногории.

Одним словом, даже краткое посещение Севастополя дает паломнику духовный и патриотический заряд особой силы. Думается, каждый русский должен хотя бы раз побывать в этом нашем великом городе.

Источник

В Севастополь, за памятью «Если бы мы не встали на блокпосты, бои шли бы сегодня не в Донбассе, а в Крыму», – уверен ополченец Николай Качин
Оцените эту новость

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Нравится
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вас возможно заинтересует...

Эффект «Спящих»: либеральную интеллигенцию лишили неприкосновенности

Читать далее →

Подписывайтесь на нас в Фейсбуке

Powered by WordPress Popup

Scroll Up