Loading...
You are here:  Home  >  Экономика  >  Сельское хозяйство  >  Current Article

В тайгу — за «Мерседесом». Томская область нашла свою золотую жилу

Опубликовано: 10.11.2017  /  1 комментарий

В Томской области ежегодно возобновляемые запасы дикоросов оцениваются в 130 тысяч тонн. Из-за непроходимых болот и отсутствия автотрасс взять удаётся только то, что под ногами, — 5 — 6% урожая. Однако прибыль от этих «крох» составляет 100 млн. долларов в год и вот-вот сравняется с областными доходами от добычи нефти.

«Наши результаты по заготовкам дикоросов на начало ноября следующие: грибы — 540 тонн, ягоды — 1 470 тонн, кедровый орех — 180 тонн, пищевые растения — 250 тонн, хвойная лапка — 550 тонн. Суммарно — более трех тысяч тонн. На данный момент заготовительный сезон еще не завершен. Продолжается заготовка осенних ягод, кедровой шишки, а также закупки этой продукции у населения», — рапортует сайт Томской обладминистрации.

Объёмы завораживают. Особенно если сам ни разу не пробовал протащить 5 — 10 километров по тайге мешок с грибами или при минус 10-ти собирать клюкву на болоте. Не дай Бог еще при этом заблудиться и бросить набитую под завязку тару. Бывалые «охотники» рассказывают: тогда – всё, если тебе нечего защищать, ты пропал. Классический случай десятилетней давности: Люда Матросова из Асиновского района на седьмом месяце беременности как угорелая носилась по тайге, только-только набила рюкзак боровиками, — за деревом почудился медведь. С перепугу вместе с рюкзаком взлетела на сосну и повисла на лямках. Болталась так трое суток, чуть не родила, но поклажу не бросила.

— Да как можно! – вспомнила она тот случай в недавнем разговоре с «Новыми Известиями». – Мы же тогда на машину собирали, а у меня в рюкзаке грибов было тыщ на пять. Только об этом и думала, чтоб деньги не пропали.

Когда Людку нашли и сняли, в рюкзаке оказались только черви. Но семья все равно осталась с прибылью – досрочно родился мальчик Коля. Сейчас уже в третьем классе – грибник весь в мамку. Нынче «на лисичках» сам справил себе велосипед, — хвалится женщина. У Матросовых это в порядке вещей: в прошлом году «на шишки» всех восьмерых детей собрали в школу, годом раньше «на белые» купили им компьютер. «На клюкву» папа Матросов вставил себе железные зубы. На позолоченные не хватило денег — урожай раньше времени ушёл под снег.

Семья по-прежнему мечтает об иномарке. Когда-то бывший томский губернатор Виктор Кресс, завлекая людей в тайгу, уверял, что через пятилетку каждая семья сможет на дикоросах заработать по «Мерседесу». Уже три пятилетки прошло… Но всё равно приятно, что в России ещё есть места, где так удачно мечты народа совпадают с планами власти.

Но если честно, гонит в тайгу нужда. С началом перестройки в области рухнули леспромхозы. Отдалённые посёлки оказались брошенными на произвол судьбы. Надо было чем-то занять спивающийся народ. Спасением стали дикоросы. У людей появилась возможность хотя бы раз в году, в сезон, увидеть деньги «вживую» — за добычу грибов и ягод заготовительные компании платят прямо на месте, поэтому в тайгу устремляются все кому не лень.

«У некоторых людей в сезон сбора дикоросов — это единственный доход для того чтобы отдать долги за продукты в магазин (которые накопились за год), собрать ребёнка в школу, заплатить за детский сад, — пишет участница «форума грибников» kuznetsova_on2107. — В одной из таких деревень Каргасокского района (численностью около 250 чел.), куда добраться можно летом только на вертолёте за 2500- 4000 рублей или на лодке по рекам Васюга — Объ — Тым, живут родители моего мужа. Работы в таких деревнях раз и обчёлся (администрация — 1 человек, почта — 1 человек, фельдшер -1 человек, 2 продавца, 1 кочегар, 1 директор школы, 2 воспитателя в детском саду, 7 учителей. А остальным работать негде, если большая часть мужчин уезжает на вахту, то женщинам приходится сидеть дома, не потому что они ленивые, а потому что работы нет, деревни вымирают… И когда приходит сезон дикоросов, то каждый борется за жизнь как может: и ползком, и на карачках, но в лес за грибами-ягодами»…

А где-то и молятся, чтобы эта тяжёлая работа длилась подольше. В таёжной деревне Батурино в советское время была лесопилка, но разорилась — вывозить лес по бездорожью оказалось нерентабельно. Никакой другой работы нет, спасибо, что хоть тайга осталась и доисторические орудия труда. Используя вот эти скребки и щетки, собиратели с многолетним стажем доказывают, что легенды о приличных лесных заработках — вовсе не «развесистая клюква». Фёдор Казанцев пишет в ФБ: «На сто тысяч можно собрать. На семью. В принципе, нам хватает ста тысяч, чтобы прожить год». Иван Яковлев, заготовитель: «У нас стабильно, просто и надёжно. Тайга так или иначе каждый год что-то родит — или ягоду, или орех, или грибы, или шишку. Я думаю, мой джип — это яркий пример ответа на вопрос, прибыльный мой бизнес или нет». Джип 1979 года выпуска, а Иван Яковлев — можно сказать, батуринский олигарх. У него есть всякие хитрые механизмы для первичной переработки (шишкорушка и ягодопросеивалка) и огромный холодильник. Деревенские сдают все ему. Ничего не поделать — монополия.

Деревня Францево Первомайского района за своего монополиста-заготовителя билась так, что до Путина дошла. Дело было так: у жителей была единственная дорога посреди тайги и болот, связывавшая деревню и посёлок Комсомольск. По узкоколейки когда-то возили лес, заготовкой которого занимались ссыльные. Потом он стала не нужна леспромхозу, по железной дороге к благам цивилизации на самодельных дрезинах стали ездить жители деревни Францево. К ним на такой же самоделке приезжал заготовитель Замалиев, расплачивался и забирал товар. В один прекрасный момент часть дороги разобрали, люди оказались в полной изоляции, без связи с внешним миром и без заработка. «Французы» стали жаловаться в администрацию сельского поселения, писали письма губернатору и президенту.

Жители деревни Францево ездят в лес по своей железной дороге

А так их дорога выглядела перед восстановлением

«Получается, никому мы не нужны. Обидно. Во Францеве троих детей вырастили, дом своими руками делали, прикипели к этому месту. И люди там неплохие, простые», – выложил петицию в интернете местный житель Николай Князев. Вместе с женой он прожил во Францеве больше тридцати лет. На самодельной дрезине по узкоколейке Князевы намотали не одну сотню километров. Дрезина у Князевых старенькая, но служит верно уже больше десяти лет. Такие же дрезины есть в каждой семье «французов». «Тачки были раньше у дорожников, они остались, мы на них двигатели поставили от мотоциклов, переделали немного и вот – ездим. Нормально», – смеётся тот самый заготовитель Григорий Замалиев, за которого вся деревня хлопотала.

Он родился и вырос во Францеве, сейчас перебрался в Комсомольск, но в родных местах бывает постоянно, закупает здесь дикоросы. «Собирать надо, продавать, они же портятся быстро. А дорогу разбирать начали. Выходит, не вывезти дикоросы никак, и что с бизнесом будет не понятно… Во Францево люди то, что летом-осенью зарабатывают на дикоросах, на то потом всю зиму живут, и я перед ними за это в ответе», – объяснил Григорий «Новым Известиям».

«Если дикоросов не будет, покупать продукты нам будет не на что. Я надеюсь только на дикоросы, а зимой что – с голоду буду помирать?» – негодует жена Князева Людмила. — Женщина ещё не вышла на пенсию и другого дохода, кроме как продажа таёжных даров у нее нет.

Но больше всего обид, что никто их не услышал и не помог. Из положения вышли сами. Отыскали разбросанные по тайге рельсы, без спросу починили, соединили, железку запустили и караул выставили, чтоб никто чужой на нее не посягал «Отгородились от государства, — говорит Князев, — Оно, поди-ка, и не заметило этого». Да им и самим было не до того: сначала гриб попер как сумашедший, потом орех колотили-шелушили. Вся деревня радовалась, что опять при деле.

В обычные годы в Томской области насчитывалось до 150 тысяч сборщиков. Нынешний кризис увеличил армию ещё как минимум на 50 тысяч безработных из числа горожан. Таким энтузиастам служба занятости выплачивает два минимальных пособия по безработице – хватает, чтобы добраться до таёжного угла и пару месяцев покормить там комаров.

— Я эти грибы раньше раз в год видел, — рассказывает в Инстаграме Валерий К., инженер одного из павших заводов областного центра. — Деваться некуда, пошёл в лес и не жалею. За индексами мировых бирж теперь не слежу, котировками цен на нефть не интересуюсь. Грибной бизнес, к счастью, не зависит от бивалютной корзины, он зависит от величины корзины обычной. Чем больше корзина, тем больше можно набрать грибов. Например, вот это лукошко маслят стоит 300 рублей, а в мае я ударил по кризису сморчками. И очень зауважал неблагозвучные грибочки: за одну неделю заработал на них десять тысяч.

В прошлый сезон сборщики получили на руки 900 миллионов рублей.

— Давно известно, что из леса выгоднее брать, чем рубить его, — говорит директор Бакчарской заготовительной компании Александр Кунцев. — Когда это дошло и до властей, я первым открыл в селе заготпункт и поставил грибоварню.

Сейчас Кунцев уже не тот кустарь-одиночка, имеет разветвленную сеть приёма дикоросов в районе, небольшой заводик по сушке грибов и линию по изготовлению натуральных соков из клюквы-брусники.

— В любом медвежьем углу всегда найдутся толковые ребята, которые и сами не пропадут и других за собой вытянут, — говорит эксперт потребительского рынка области Александр Табаловский. — Нам повезло, что за идею уцепился малый бизнес. Все начинали с нуля, на чистом энтузиазме, и вот так потихонечку раскрутили совершенно новую заготовительную отрасль.

По росту предпринимательских рядов Томская область и впрямь впереди России всей: из 500 тысяч человек экономически активного населения 200 тысяч занято в малом бизнесе. Кое-кто посмеивается: они, дескать, насчитают! Мужик пошел в лес с корзинкой — уже предприниматель, другой на пару с женой выловил леща, сдал в заготпункт — вот тебе малое предприятие.

Интересно, а кем их считать, если они сами себя обеспечивают, не штурмуют биржу труда и не просят помощи у государства? Другой вопрос, что «самовыплывающие» находятся под зонтиком местных властей, которым хватает ума направить свой ресурс не на запреты и ограничения несчастным предпринимателям, как это обычно водится, а на изобретение новых способов вовлечения людей в реальный бизнес. Например, программы «Первый шаг» и «Бизнес-старт», которые Минэкономразвития когда-то запустило в регионы как собственную фишку, придумали в Томске и работают по ним до сих пор. Причем на открытие своего дела дают не как везде жалкие 50 тысяч рублей, которых не хватает даже на регистрацию предприятия, а триста тысяч. На эти деньги вполне можно развернуться: оборудовать, допустим, цех засолки у себя под боком или завести пасеку в тайге. Победители конкурса «Бизнес-старт» безвозмездно получают на развитие дела по 500 тысяч рублей. Вот что интересно: получив «на халяву» полмиллиона, ни одна малая фирма их не проела, всё в деле. Тридцать фирм-первопроходцев давно уже не малые, а восемь из них так вообще, можно сказать, гиганты таежной индустрии. В сезон созревания дикоросов они разворачивают более 200 стационарных и 100 передвижных заготовительных пунктов, 350 сушилок и варочных установок, используют 250 единиц автомобильной техники. Вся эта мощь позволяет за сутки перерабатывать 500 тонн грибов, 350 тонн ягод, 300 тонн орехов. Заготовительные аппетиты таежных бизнесменов простираются далеко за пределы области.

Небывалое дело — вытеснили даже китайцев. Рассказывают: раньше в лес зайдешь — раскосые братья чуть не под каждым кустом, мухоморы собирали, потом повадились нелегально скупать дикоросы. Но в Сибирском округе уже всё схвачено — томские заготпункты повсюду, да и по материально-технической базе соседям их не догнать.

Справедливости ради, и догонять-то особых охотников нет. Красноярск, Омск, Иркутск, Новосибирск, где грибов и ягод не меньше, год из года засылают к томичам эмиссаров перенимать опыт, но воз и ныне там. Подталкивает Совет Федераций, собирая круглые столы с неповоротливыми регионами, Госдума готовит закон о дикоросах… Что этот закон даст? Думцы видят Россию ведущим экспортером «дикоросной» продукции. Для этого заготовка ореха, грибов и ягод должна быть поставлена на проектную основу и разработаны типовые бизнес-планы для каждого региона и муниципального образования.

Гладко на бумаге… А по жизни — даже вытащить дикоросы из тайги — неразрешимая проблема. В частности, согласно Лесному кодексу РФ, для заготовки недревесных ресурсов сейчас необходимо арендовать лесной участок сроком на десять и более лет, что для большинства малых предприятий представляет сложность. Для заготовки многих видов продукции, например, чаги, выделить арендный участок в лесу в принципе невозможно. Получается, все кто делает бизнес на тайге, и кто там промышляет себе на пропитание, обыкновенные нелегалы. Вот с этой бы маятой как-то разобраться, а уж потом лезть в «ведущие экспортеры».

Источник

В тайгу — за «Мерседесом». Томская область нашла свою золотую жилу
Средняя оценка: 5. Голосов: 2

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Нравится
Загрузка...

1 комментарий

  1. валерий веселов:

    Думаю, что гос.власть из-за своей кровожадности убьёт все полезные
    начинания,почуя, что где -то, между её цепких лап, просачиваются копейки…Как правило,вместо того, чтобы помочь людям,даже себе в убыток, (может, датировать те же сборы…),развивать…,тут же появляются налоги, аренды и прочие поборы. Видимо, скоро за вход в любой лес с лукошком введут патент.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вас возможно заинтересует...

Российские порты мешают рекордам российских аграриев

Читать далее →

Подписывайтесь на нас в Фейсбуке

Powered by WordPress Popup

Scroll Up