Loading...
You are here:  Home  >  Политика  >  Current Article

Весьма дотошный анализ! Неведомое море. Глобальный кризис и перспективы российско-американских отношений

Опубликовано: 07.09.2017  /  Нет комментариев

Александр НАГОРНЫЙ, политолог, заместитель председателя Изборского клуба.

Должен сказать, что я совсем недавно вернулся из США и просто поражен тем, в каком состоянии находится американское общество, какие, казалось бы, невероятные изменения произошли в нем за последние два года.

Прежде всего, это, конечно, деградация инфраструктуры и реального сектора экономики. Если раньше об этом говорили в основном цифры, то сейчас это видно невооруженным глазом. Отдельные островки «хайтек»-процветания окружены морем социального неблагополучия, которое вот-вот станет бедствием. Нормальной работы с полноценной зарплатой не имеют сегодня около 70% американцев, почти треть домохозяйств США уже идёт ко дну, не имея возможности платить проценты по кредитам. При этом фондовые рынки берут одну рекордную планку за другой, невзирая на то, что показатель прибыль/капитализация уже ушёл за самый дальний из реальных горизонтов планирования, то есть выше 25. Да, официально, благодаря разным фокусам с корпоративной отчётностью, это еще 19,5, но реально уже приближается к 29. Если Федрезерв продолжит повышение учётной ставки, перестанет кредитовать рост фондового рынка и начнёт списание государственных ценных бумаг со своего баланса — всё там рухнет очень быстро и очень качественно. Как башни-близнецы Всемирного торгового центра в Нью-Йорке 11 сентября 2001 года.

Понятно, что конфликтный потенциал внутри американского общества из-за этого стремительно растёт и уже приближается к «красной черте». Чтобы его сбросить, нужна или внешняя, или внутренняя война. На роль внешнего врага еще при Обаме выбрали нашу страну, но она, в отличие от Советского Союза времен горбачёвской «перестройки», не сдалась, а по-настоящему воевать против России Америка сегодня не готова. Это не Афганистан, не Ирак, не Ливия и даже не Иран, на прямую агрессию против которого США почти за сорок лет существования Исламской республики так и не решились.

Вот эта коллизия проявляется в дичайшем накале русофобии, по части которой неолиберальные США готовы сегодня посоперничать с необандеровской Украиной. Многие представители американской академической и университетской среды, с которыми я лично знаком несколько десятков лет, на этот раз буквально шарахались от меня, словно от зачумленного. В этом отношении параллели с Украиной самые прямые, но ведь США — не Украина. Однако там тоже памятники начали сбрасывать: сперва конфедератам, а теперь уже до «отцов-основателей» и до Христофора Колумба дошли. То есть американское общество переживает острейший кризис идентичности, связанный с тем, что «васпы» (белые англо-саксонские протестанты), да и белые в целом перестали быть подавляющим большинством, даже просто большинством, и вот-вот превратятся в меньшинство.

Победа Дональда Трампа на выборах 45-го президента США года может стать «лебединой песней» этой «белой Америки», поскольку его противники, проигравшие 8 ноября 2016 года, жаждут реванша, срывают работу его администрации и, особо не скрываясь, готовят некий аналог «цветной революции» в своей собственной стране по уже наработанным во всем мире лекалам.

Разумеется, всё это, все эти разброды и шатания только ускоряют «закат Америки», но они же кратно усиливают агрессивность реальной политики официальной Вашингтона — в первую очередь, против нашей страны. Поскольку этот вектор был задан еще при Обаме, который сменил давление на ислам давлением на Россию, и как-то изменить его, найти новый «образ врага» для США «антитрамписты» уже не могут, да и не хотят — вопреки реальной расстановке сил на мировой арене.

Поэтому лично меня не удивляют ни новый пакет антироссийских санкций, ни требования американцев к нашей «элите», высшим чиновникам, «силовикам» и богатейшим олигархам, убрать Путина из Кремля даже «с пулей в затылке», ни нарушающие Венскую конвенцию о дипломатических сношениях 1961 года обыски на территории российских торгпредств в США, которые квалифицируются как прямой акт агрессии против нашей страны. Всё это, разумеется, полностью дезавуирует курс либеральной части отечественной «элиты» на соблюдение «вашингтонского консенсуса» и требует отказа от либерал-монетаристской модели в финансово-экономической сфере, что вряд ли возможно при нынешнем составе кабинета министров и руководства Центробанка.

В то же время, учитывая начало президентской кампании, которая должна завершиться выборами 18 марта 2018 года, трудно рассчитывать на то, что Путин решится «менять коней на переправе». Даже троянских. Поэтому в ближайшие полгода не исключены самые неожиданные и невероятные сценарии развития событий. Мы вступаем в область даже не terra incognita, неведомой земли, а mare incognitum, неведомого моря, где нельзя рассчитывать хотя бы на какую-то твердую опору под ногами. Тем не менее,проложить оптимальный маршрут движения через это неведомое море и обозначить на нём необходимые ориентиры мы просто обязаны.

Александр ДОМРИН, политолог, профессор Высшей школы экономики.

Дело не в Америке и не в Украине — даже в Австралии хотят убрать памятник капитану Джеймсу Куку и, видимо, поставить памятник тем, кто его съел. А кто из великих людей США, изображенных на долларовых купюрах, не был рабовладельцем? Вне подозрений — разве что Авраам Линкольн, а все остальные банкноты, кроме 5 долларов теперь надо изымать из обращения и уничтожать, так?

Дело в кризисе национальной идентичности, который специально инициируется и поддерживается по всему миру. А в США линия раскола между Севером и Югом существовала всё время после окончания гражданской войны 1861-1865 годов. Я помню, по линии межпарламентских контактов во второй половине 90-х годов делегация российской Госдумы прибыла с визитом на Капитолийский холм, и там с американскими конгрессменами обсуждалась проблема Чечни. И наши законодатели пытались объяснить ситуацию своим американским коллегам, проводя аналогии с понятным им примером гражданской войны. Так вот, как только с российской стороны прозвучала фраза о том, что Россия же помогла северянам, то есть центральному правительству Линкольна, победить в столкновении с конфедератами, один из конгрессменов-«дикси» сказал: «Вы тогда не тех поддержали». То есть это было всегда, но не принимало форм открытого конфликта. Как-то они между собой договорились, пришли, так сказать, к консенсусу, установили единые, обязательные для всех «правила игры» и совместными усилиями за сто с небольшим лет вывели Соединенные Штаты на позицию «глобального лидера».

И вот теперь период роста влияния США и преференций, получаемых ими со всего мира, закончился, ТНК не хотят возвращать в Америку свои производства их стран «третьего мира», а свои финансы — из оффшоров. Образно говоря, теперь то, что хорошо для «Дженерал моторс», плохо для Соединенных Штатов, и наоборот. Так что против Трампа, сколько бы людей из «Голдман Сакс» он ни посадил в свою администрацию, крупный транснациональный капитал будет воевать до последнего. Как-то договариваться и терять сверхприбыли, урезая свои сферы влияния, они не хотят. Не «сексист» — так «расист», не «расист» — так «нацист», не «нацист» — так «агент Кремля». В результате Соединенные Штаты как государство становятся неуправляемыми, непредсказуемыми и недоговороспособными.

Но чем дольше и глубже заходят в Америке процессы дестабилизации и деградации, тем для нас объективно лучше.

Алексей АНПИЛОГОВ, президент фонда «Основание».

Я бы хотел привлечь ваше внимание к одному интересному моменту. Всегда во всем мире механизм «цветных революций», впервые задействованный в событиях 1968 года во Франции, работал на интересы США. По этому поводу даже возник известный мем: «Почему в США никогда не будет «цветной революции»? Потому что там нет американского посольства». Но вот мы видим, как этот бумеранг возвращается обратно. Выступающий против Трампа союз афроамериканцев и высоколобых интеллектуалов, поддерживающих ЛГБТ-движение, — это такой «тянитолкай», которого мы видим если не впервые, то впервые в процессе столь агрессивной «работы». Казалось бы, всё это направлено на расшатывание той имперской, гегемонистской модели политики США, которая присутствовала в мире до сих пор. Но я считаю, что сейчас происходит процесс вытеснения реальной американской истории, которая не менее противоречива и кровава, чем история любой мировой державы, американской историей Микки-Мауса и Гарри Поттера — героев, авторские права на которых закреплены значком копирайта и через которых всегда можно транслировать нужные «здесь и сейчас» смыслы.

Те элиты, которые всё решали во время президентства Барака Обамы и которых выкинули из власти после инаугурации Дональда Трампа, — они мечтают взять реванш. Причем не просто добиться импичмента 45-го президента США, а полностью дискредитировать ту традиционную систему ценностей, тот «культурный код», которые он представляет и благодаря присутствию которых в американском обществе он смог победить Хиллари Клинтон.

Трамп во многом выступает против глобалистского проекта, он позиционирует себя как сторонника не Америки «новых кочевников», но Америки — «сияющего града на холме», чьи национальные интересы он ставит выше интересов глобалистов-«неоконсерваторов». Поэтому мы видим такое неприятие Трампа не только в США, но и по всему миру, а исход этого противостояния, на мой взгляд, еще далеко не ясен.

Шамиль СУЛТАНОВ, президент Центра стратегических исследований «Россия—исламский мир».

Устойчивость и функционирование американской политической системы не определяются тем, кто занимает пост президента и сидит в Белом доме. В декабре 2006 года министром обороны США с подачи Джорджа Буша-старшего стал бывший директор ЦРУ республиканец Роберт Гейтс — тот самый, кто в 1992 году совершил личный «парад победы» над Советским Союзом по Красной площади, и он сохранял свой пост вплоть до 2011 года, то есть еще три года при демократе Бараке Обаме. Кто против него тогда выступал активнее всего: и публично, и приватно? Вице-президент у Джорджа Буша-младшего Дик Чейни, который понял, что пришёл человек, который отодвинет его на второй план, представитель элиты американских спецслужб. Именно Гейтс координировал принятие нового стандарта, новой стратегии Америки в отношениях с Россией — мы сейчас называем эту стратегию «обамовской», но Обама здесь вообще ни при чём.

Или вот про Рекса Тиллерсона ходят слухи, что он, возглавив Госдепартамент США, не может найти кадры, способные проводить новую политику. Знаете, так не бывает. Значит, американской внешней политикой руководит не госсекретарь, а совсем другие люди. В своё время Джон Кеннеди сказал, что единственное, что он смог самостоятельно решить в качестве президента США, — перепланировать лужайку у Белого дома. Всё остальное было делом мощных институтов американской бюрократии, которые работают на основании тщательно регламентированных инструкций.

Ключевой для Америки момент: заключается не в том, уйдёт или нет Трамп, или когда он уйдёт, — в отличие от всех вас, я считаю, что Трамп обречён, поскольку кадров у него нет, а кадры решают всё. Более того, всех его людей, которых он с собой привёл, за полгода выбили с должностей в президентской администрации — последним стал Стив Бэннон. Кто у него остался из «своих»? Дочь Иванка-Яэль и зять Джаред Кушнер? А уже в сентябре Конгресс должен назначить медицинское освидетельствование Трампа на предмет слабоумия. Года не прошло — всё, Трампу подписан приговор. Его не будут убивать, как того же Джона Кеннеди, его не будут обвинять в незаконных прослушках, как Ричарда Никсона, но он уже обречён.

Так вот, ключевой для США момент заключается в том, какую долгую игру ведёт военно-разведывательное ядро американской элиты, в чём смысл этой игры. Её смысл заключается в победе над Россией. Главным врагом Америки — не американского народа, а вот этой верхушки, реально управляющей США, — является Россия. Почему? Я не буду здесь долго говорить — думаю, это и так понятно: с одной стороны, ядерный потенциал, с другой — непредсказуемый для них политический лидер Владимир Путин, и третий, самый главный фактор, — то, что Россия открыто нацелилась на военно-политическое господство в Евразии. Грубыми средствами первой половины ХХ века.

Посмотрите, что они делают в этом смысле. Идёт последовательное и непрерывное ухудшение российско-американских отношений. Целенаправленно, на плановой основе.

Еще в самом начале 2017 года, когда мы обсуждали перспективы, связанные с президентством Трампа, я говорил, что в августе США поставят России ультиматум. Ошибся, но ненамного — они поставили его уже в конце июля, приняв новый пакет санкций и дав российским «элитам» 180 дней на раздумья и действия в нужном для них направлении. Это шах. А матом станет отключение всех российских компаний от международной системы расчётов SWIFT. Думаю, это произойдёт сразу после того, как Путин официально выдвинется на президентские выборы 2018 года.

Их главная задача заключается в том, чтобы одновременно убрать и Трампа, и Путина. Если это у них получится — понятно, кто будет диктовать условия на «зачищенной» таким образом политической площадке. Насколько я могу судить по имеющейся информации, по этим моментам идёт некий торг. Назначить своего преемника, как это было в 2008 году с Медведевым и остаться в системе российской власти — не только на посту премьер-министра, но и в любой позиции, — ему не дадут. Так что нам предстоит в ближайшие два-три месяца увидеть много интересного и поучительного: как в Москве, так и в Вашингтоне. Рад был бы ошибиться.

Александр НАГОРНЫЙ.

В американо-российско-китайском «глобальном треугольнике» XXI века любой конфликт между двумя его сторонами априори можно считать объективно выгодным третьей стороне. Поэтому ухудшение американо-российских отношений должно соответствовать, в первую очередь, интересам Китая, получающего возможность извлекать дополнительные преференции из этого конфликта, — так ли это, Юрий Вадимович?

Юрий ТАВРОВСКИЙ, востоковед, профессор Российского университета дружбы народов.

Китай сейчас готовится к XIX съезду КПК, который должен пройти во второй половине ноября и подтвердить полномочия Председателя КНР Си Цзиньпина на следующие пять лет. Я на 95% уверен, что никаких сюрпризов не произойдёт, а курс «китайской мечты» будет продолжен. Но, кроме того, там будет избран новый состав Политбюро и названо имя следующего лидера, вот по этим позициям между разными группировками китайской элиты идёт достаточно серьёзная борьба. Поэтому говорить о том, будто Китай заинтересован в ухудшении российско-американских отношений, а тем более — как-то способствует такому ухудшению, я бы не стал. Курс на стратегический союз с Москвой в Пекине не подвергается никакому сомнению, а с США китайцы, конечно, экспериментируют, но весьма осторожно, поскольку их зависимость от экспорта на американский рынок остаётся критически высокой, долларовых кредитов китайские компании тоже набрали очень много,

Во время президентства Обамы они видели, что Америка стремительно слабеет, и решили, что пора — с учётом экономических успехов и надёжного тыла в лице России — выходить на первые позиции в мире. Для этого Си Цзиньпин в самом начале своего правления выдвинул концепцию полного равенства великих держав. Ничего из этого не получилось. В связи с победой Трампа, прежде всего.

На февральском форуме в Давосе Си Цзиньпин еще раз подтвердил претензии Китая на глобальное лидерство: мол, Америка теперь отказывается быть лидером всего мира, а мы готовы. В ответ 45-й президент США сначала пригрозил введением повышенных пошлин на китайские товары, а когда озабоченная этим представительная китайская делегация во главе с Председателем КНР прибыла во Флориду, Трамп отдал приказ нанести удар крылатыми ракетами морского базирования по Сирии. Тем самым демонстративно показав, насколько уязвимы прибрежные районы Китая, где сосредоточена большая часть его промышленности.

Думаю, китайцы поняли, что Америка далеко не так слаба, как они думали, а главное — в случае необходимости не остановится перед «проекцией силы». Конечно, тут же активизировалась ракетно-ядерная программа КНДР, но в целом теперь Пекин старается США не злить, официально поддерживая едва ли не все американские инициативы и дав согласие на целый пакет мер, направленных на сокращение своего профицита в торговле с США.

Георгий МАЛИНЕЦКИЙ, доктор физико-математических наук, вице-президент Нанотехнологического общества России.

Выражу своё несогласие с Шамилем Загитовичем — военные не являются той силой, которая творит будущее, — они являются всего лишь инструментом для такого творчества. То же самое касается спецслужб и других «силовых» структур. Америка здесь — не исключение.

На мой взгляд, мы обсуждаем какие-то второстепенные и даже третьестепенные моменты. Трампофилия, трампофобия — как будто от этого действительно что-то зависит в системных отношениях. Российская элит — это поразительно! — всё еще надеется договориться с Западом. Не по Сеньке шапка — никаких шансов договориться нет. Рим предателям не платит, передавят всех! Независимо от того, кто и о чём «договорится».

И пытаться сменить американский дискурс тоже бессмысленно — у них в резерве три сотни нобелевских лауреатов во всех областях знания, а у нас сколько? В СССР, который был великой научной державой, нобелиатов было полтора-два десятка, не более. А сейчас, дай Бог, пара-тройка, вместе с Горбачёвым, Алексиевич шла уже от Белоруссии.

Вы скажете, что Нобелевская премия — это ерунда, она ничего не стоит? Так и доллар ничего не стоит, пустая бумажка, но весь мир им пользуется, давайте не будем заниматься демагогией. Так что если мы будем оставаться в рамках американского дискурса, пытаться повлиять на наших западных «партнёров» в этих рамках, у нас нет никаких шансов.

На мой взгляд, сейчас в мире произошла одна глобальная революция и готовится вторая. В чем смысл этой революции? Помните: «Всё куплю — сказало злато, всё возьму — сказал булат»? Так вот, сейчас время злата, время господства тех, у кого в руках находятся мировые финансы, — это время прошло. Наступило время булата, время господства тех, у кого в руках находятся передовые технологии, в том числе — военные. Произошла технологическая революция. Мы её проспали.

Сейчас много говорят о том, что Россия имеет стратегическое военное превосходство над Западом и над США. В своё время из ключевых 50 технологий Советский Союз владел двенадцатью, у США их было сорок. Сейчас мы владеем двумя — как-то маловато… И военный бюджет у нас в 12 раз меньше американского.

Да, Соединенные Штаты никогда не сталкивались с серьёзным внешним врагом, который мог бы угрожать их существованию — даже Великобритания, которая в начале XIX века взяла и сожгла Вашингтон, не ставила своей целью уничтожение местного населения и его замену кем-то другим. Они не знают, что это такое, а потому 70% американцев готовы уничтожить другие страны, если это не нанесет ущерба территории США.

На что надежда? Надежда на то, что сейчас происходит в самих Соединенных Штатах. А там происходит следующая революция, которую можно назвать гуманитарно-технологической. Если у вас есть деньги, есть технологии, но во главе стоят люди, которые не видят будущего, не имеют адекватного целевого образа будущего, — всё это богатство бесполезно, оно будет разворовано и растрачено.

И сейчас мы видим в Америке — с поправкой на местную специфику — ту же самую ситуацию, которая была у нас в годы перестройки. Они хотят быть другими, изменить своё прошлое, чтобы изменить своё настоящее и будущее. Но лучший способ развалить страну — сделать так, чтобы дети ненавидели отцов.

И если мы проспали технологическую революцию, то они, похоже, проспали революцию гуманитарную. С возможностью получить аналогичный ельцинским «реформам» результат.

Но главное для нас — не США, не отношения с ними или с Китаем. Главное для нас — наши внутренние проблемы. Система образования развалена, в прошлом году на всемирной математической олимпиаде наши школьники заняли восьмое место, а в этом году — одиннадцатое, всего на один балл обогнав таких мировых гигантов, как Грузия и Греция. Плюс уничтожается наука, оборонка работает на заделах, в лучшем случае, тридцатилетней давности. Мы обустраиваемся в «третьем мире», такова объективная реальность.

И от того, что американцы свалятся в ту же яму, где уже тридцать лет находимся мы, — нам легче не станет. Нам надо самим из этой ямы выбираться, в конце-то концов!

Владимир ВИННИКОВ, культуролог.

Как говорится, ничто не ново под луной. Сейчас на Западе и там, где хотят стать Западом, идёт смена коммуникативной системы, коммуникативной матрицы — поэтому уничтожают памятники, фиксирующие прежнюю коммуникативную матрицу. Так было и при установлении советской власти, когда взрывали православные храмы и сбрасывали памятники царям, так было и когда христиане разбивали статуи античных богов, а князь Владимир сбрасывал идол Перуна в Днепр, так было и совсем недавно, когда исламисты уничтожали памятники древней Пальмиры и взрывали «идолов Бамиана». О том, какие экономические, политические и общекультурные процессы привели к нынешней смене этой коммуникативной матрицы, можно говорить много и долго. Например, о том, какую роль в данном процессе сыграло уничтожение компьютерами и интернетом «бумажной» книги как основного, со времен «революции Гутенберга» середины XV века, носителя информации в коммуникативном пространстве. Или создание формально неограниченного доступа каждого человека к «внешней памяти», резко снижающего объемы памяти «внутренней».

То есть речь идёт не просто о разрушении Америки как центра системы западного мира — речь идёт о разрушении самой системы западного мира, которая доминировала на нашей планете около 500 лет, с момента той же «революции Гутенберга», а также плаваний Христофора Колумба и Васко да Гамы. По-моему, сначала у Михаила Хазина, а потом в более разработанном виде у Андрея Фурсова можно встретить идею о «суперпозиции кризисов», когда несколько «кризисных волн» разного происхождения, качества и даже разных измерений, сходятся практически в одной точке, накладываясь друг на друга и усиливая друг друга. Такие «сверхкризисы» в истории человечества наблюдаются далеко не каждое тысячелетие, ближайшим аналогом, на мой взгляд, можно считать «неолитическую революцию», которая происходила 10-12 тысяч лет назад и сначала привела к сокращению численности вида homo sapiens на 90%, кажется. Надеюсь, что переход от неолита к ноолиту, эпохе «умных камней», окажется не настолько катастрофичным, как переход к неолиту от палеолита. Я уже говорил о том, что вместе с этим переходом совершается и «спиральный» переход к системе информационного, «идеального» рабовладения, когда от человека отчуждается производимый им продукт, но не материальный, а идеальный. И что шанс для России заключается в том, чтобы эту систему «информационного рабовладения» сделать максимально продуктивной и эффективной, преодолев узурпацию власти производителями только одного типа информации — управленческой, в просторечии именуемых «бюрократией».

Я хотел бы отметить, что наступление такого кризиса предсказывалось и предвиделось, было понятно, что его решение возможно не в рамках одной страны и не в рамках какого-то блока стран, а только в рамках всего человечества, но очень похоже на то, что выданные миру рецепты типа «пределов роста» или «устойчивого развития» не имеют ничего общего с тем, что будет происходить на практике. Точно так же, как Китай, например, считается страной «конфуцианской», но на деле его элиты руководствуются совсем иной, даосской системой ценностей, даосским этосом — который они сохранили для себя, но запретили для «низов», и произошло это, если мне память не изменяет, еще в VII-VIII веках нашей эры.

Так получилось, что с марта 2016 года мне пришлось разбираться в феномене Трампа, в его семейном и личном генезисе, его бизнесе, поэтому говорить, будто ставший 45-м президентом США нью-йоркский миллиардер — представитель традиционных сил американского общества, нацеленных на образ «сияющего града на холме», я бы не стал. И это не специально подобранный «мальчик для битья», которого только для этого за руку привели в Белый дом. Там всё гораздо сложнее, и в биографии Трампа есть такой эпизод, когда именно ему, пережившему первое своё банкротство, в 1999 году поручили построить в Нью-Йорке — буквально напротив штаб-квартиры ООН — Trump World Tower, чёрный 72-этажный кристалл высотой 264 метра. Никакие дипломатические протесты тогда ни к чему не привели, и этот архитектурный символ «нового мирового порядка», «сетевой власти» — буквально задавил собой послевоенный шедевр Оскара Нимейера и Шарля Ле Корбюзье.

То есть с феноменом Трампа далеко не всё так просто и безнадежно, как описывает Шамиль Загитович. То же самое касается и феномена Путина, на мой взгляд, находящегося и действующего в той же системе координат, что и феномен Трампа, только «с другой стороны». Поэтому российско-американские отношения, как и российско-китайские отношения, как и вообще отношения между мировыми «центрами силы» всё-таки будут строиться и развиваться с учётом того фактора, что поодиночке или, тем более, враждуя между собой, они через «девятый вал» суперкризиса пройти не смогут. А нынешняя политика США и «коллективного Запада», как мне представляется, направлена не столько против российских политиков, чиновников и «олигархов», сколько на разрыв той связки между военно-стратегическим потенциалом нашей страны и бывшими советскими активами за рубежом, которая начала создаваться еще с 60-х годов прошлого века. Думаю, здесь ничего у наших западных «партнеров», к их сожалению, не получится — и та военно-дипломатическая истерика, которую мы наблюдаем сегодня в США и в Европе, должна всё-таки сойти на нет.

Александр НАГОРНЫЙ.

Возможно, если брать какую-то более абстрактную и отдаленную по времени перспективу, данная точка зрения имеет право на жизнь, но сегодня мы видим, напротив, резкую эскалацию конфликтности в российско-американских отношениях, которая уже характеризуется как «штопор» и прямое преддверие открытого столкновения. То, что США творят в отношении нашего дипломатического представительства и нашей дипломатической собственности на их территории, позволяли себе разве что в гитлеровском Третьем рейхе после 22 июня 1941 года. То есть они демонстрируют, что не остановятся ни перед чем, пока не добьются своих целей: отстранения Путина от власти, сдачи всех российских интересов за пределами границ РФ, включая Крым и Донбасс, свободный доступ к нашим природным ресурсам и инфраструктуре, с перспективой нового раздела страны и уничтожения России как единого государства. То есть налицо ситуация не просто «охлаждения» или даже «холодной вой­ны 2.0», а вполне осознанный и последовательно проводимый американским истеблишментом курс на демонтаж РФ как государственного образования, от чего зависит выживание США в их борьбе за глобальное лидерство с коммунистическим Китаем. Во-вторых, политическая линия, осуществляемая РФ, в нынешнем ее исполнении, является неким аналогом курса «умиротворения агрессора», который проводили Франция и Великобритания по отношению к гитлеровскому Третьему рейху в 30-е годы прошлого века. Что неизбежно ведет к «оборонительству» и поражению через серию «гибридных войн», которые уже развязаны или будут развязаны США в ближайшее время. В-третьих, для России в существующей международной обстановке возникает исторический шанс восстановить свои исторические зоны влияния. Но для этого нужно, чтобы Кремль решился и сумел реализовать стратегический потенциал, заложенный в отношениях с КНР, пересмотрев свою социально-экономическую стратегию с учётом успешного китайского опыта и перестав отсиживаться за «линией Мажино», переходя в отношениях с «вашингтонским обкомом» к наступательной тактике и стратегии.

Источник

Весьма дотошный анализ! Неведомое море. Глобальный кризис и перспективы российско-американских отношений
Средняя оценка: 4.9. Голосов: 7

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Нравится
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вас возможно заинтересует...

РФ призывает США немедленно уничтожить свой арсенал химоружия

Читать далее →

Подписывайтесь на нас в Фейсбуке

Powered by WordPress Popup

Scroll Up