Loading...
You are here:  Home  >  История  >  Current Article

Винтовки: Мосин против Маузера. Снайперская дуэль.

Опубликовано: 19.10.2017  /  Нет комментариев

 

Прежде всего, «снайперская дуэль» Вермахта и РККА (а также и НКВД) была не столько войной винтовок, сколько войной стрелковых школ. И вот тут победа СССР была предопределена изначально. В гитлеровской Германии  и в помине не было ни системы массовой стрелковой подготовки, которая хотя бы близко могла сравниться с советской, ни системы подготовки снайперов. Это – исторический факт.

Система допризывной подготовки граждан (прежде всего – молодежи) в Советском   Союзе была поставлена на высочайшем уровне. И пусть созданный в 1918 году Всевобуч  «приказал долго жить» в 1923-м (будучи возрожден под другим названием едва ли не в первые дни Великой Отечественной), основа уже была заложена.

Но по-настоящему все началось с… револьвера Наган и плохо стрелявшего из него на учениях командира. Эта история подробно изложена мною в статье «Смертоносные старички». Именно после того случая на учениях и возникло в стране движение «Ворошиловских стрелков». Его нагрудные знаки с гордостью носили 9 МИЛЛИОНОВ советских юношей и девушек! А ведь норматив на «стрелка» второй степени начиная с 1936 года можно было сдать только из боевой винтовки! Никакие «воздушки» и «мелкашки» тут, простите, не прокатывали.

Эти девочки, сияющие от счастья оказаться рядом с самим Климентом Ворошиловым, сегодня кому-то могут показаться наивными и где-то даже смешными…

А вот такие же самые девочки – спустя три года войны. На груди – уже не значки «Ворошиловский стрелок», а Ордена Славы. У некоторых – и по два. Погуглите – за сколько убитых врагов советский снайпер удостаивался такой награды. Впрочем, можете не трудиться:  на счету у абсолютного большинства запечатленных на фотографии – не меньше, чем по 70 – 80 уничтоженных фрицев. По полроты фашистского зверья на каждую девочку…

Именно эти миллионы мальчишек и девчонок, прошедшие военную подготовку еще до  первых выстрелов Великой Отечественной и стали впоследствии курсантами снайперских школ РККА и НКВД, будущим ужасом и гибелью фашистов. Уже осенью 1941 года при всех военных округах были созданы «школы отличных стрелков снайперской подготовки»  с трех – четырехмесячной  программой подготовки. А в марте 1942 года в подмосковных Вешняках была основана уже школа подготовки инструкторов-снайперов.

Вдумайтесь в цифру – за годы Великой Отечественной в СССР было подготовлено около 430.000 снайперов! А плюс к этому – около 10.000 снайперов особо высокой квалификации, настоящей боевой элиты. Отсюда и результаты – количество  фашистских солдат, офицеров и генералов, нашедших смерть от снайперской пули. А вдобавок – сбитые ею же самолеты… Да, и такое было! Впрочем, к этому мы еще вернемся, но позднее.

Самое смешное, что как раз немцы чуть ли не первыми в мире начали успешно применять снайперское оружие в боевых действиях. Во всяком случае, во время Первой мировой – точно. На этапе «окопных», позиционных сражений  их снайпера пролили немало кровушки союзников по антигерманской коалиции. Потом, понятно, в разгромленной и «демилитаризованной» Германии было как-то не до стрелковой подготовки. Но – что удивительно, даже после прихода к власти бесноватого  фюрера с его планами покорения всего мира, практически немедленно вылившимися в ренессанс немецкой военной машины, о снайперах как-то позабыли.

По всей видимости, связано это было с совершенно новой военной доктриной и  планируемыми «блицкригами» Вермахта. А и вправду – на кой нужны снайпера с винтовками, если есть танковые «кулаки» и асы Люфтваффе, готовые засыпать противника бомбами до того, как он схватится за свою винтовку? Собственно говоря, как-то так оно и было – в Европе, страны которой с тихим шорохом ложились под кованные сапоги «дойче зольдатен унд унтер-официрен». Но вот потом  черт дернул «арийцев»    сунуться к русским…

«Русский снайпер – это что-то очень ужасное, от него не скроешься нигде! В траншеях нельзя поднять голову. Малейшая неосторожность – и сразу получишь пулю между глаз… Снайперы русских часами лежат на одном месте в засаде и берут на мушку всякого, кто покажется. Только в темноте можно чувствовать себя в безопасности…» — это выдержка из подлинного письма, которое кто-то из припершихся  к нам «завоевателей» так и не успел отправить «нах фатерлянд». Очевидно, все-таки высунул из окопа башку. Как вот этот:

 

Начавшийся практически с первых дней войны широкомасштабный и планомерный отстрел гитлеровцев заставил их принять советских снайперов более, чем всерьез. Но как, кому,  и на какой методической базе было готовить немецких снайперов? Неудивительно, что перепуганные фрицы схватились за трофейные наставления по стрелковому делу и даже учебные фильмы для бойцов РККА! Фактически, какая-никакая подготовка снайперов реально была поставлена в Вермахте к концу 1942 года. А более-менее позитивные результаты были достигнуты в ней не раньше 1944 года – когда, образно говоря, «пить боржоми» было уже поздновато.

Именно тогда командование Вермахта «разродилось» целым рядом приказов не только касательно правильной подготовки снайперов, но и их грамотного использования в войсках. Один из главных людоедов Третьего рейха – сам Генрих Гиммлер резко озаботился созданием системы подготовки «сверхметких стрелков» в подчиненном ему СС. Были даже, наконец сняты целых два профильных учебных фильма — «Полевая подготовка снайперов», а также «Невидимое оружие: снайпер в бою». А толку?!

о заслуживающим доверия свидетельствам, все обучение снайперов у гитлеровцев проводилось на уровне фронтовых подразделений. Легендарные фашистские «школы снайперов», вполне возможно, именно легендами и являются.  «А как же убитый в Сталинграде нашим лучшим снайпером Василием Зайцевым Эрвин Кёниг – главный учитель снайперов всея гитлеровской Германии?! — возмутитесь вы, —  А как же «Враг у ворот»? А как же Голливуд?!»

Вот именно, что Голливуд… Начнем с того, что Василий Зайцев был самым известным советским снайпером Великой Отечественной (говоря современным языком – самым «раскрученным») – но далеко не самым результативным. На его счету — 242  фашистских солдата и офицера. Известны стрелки, чей личный счет гораздо больше – их имена я обязательно назову позднее.

В Сталинграде Зайцев действительно ухлопал одного из лучших фашистских снайперов – если не самого лучшего на тот момент. Однако был ли это  Кёниг и руководил ли он какой-либо «школой снайперов», тем более, в Берлине?  Многие военные историки склонны полагать, что Кёниг –  вообще литературный персонаж,  выдуманный Вильямом Крэйгом, автором сугубо беллетристического произведения «Enemy at the Gates», которое, собственно и легло в основу известного всем фильма.

Также не имеется достоверных подтверждений и существованию штандартенфюрера СС Гейнца Торвальда, якобы натаскивавшего по приказу Гиммлера снайперов СС в Цоссене. Понятно, что такие люди и структуры всегда стараются  не «светиться», однако у немцев с их тягой к  педантизму и бюрократии, какие-то официальные бумаги просто обязаны были остаться. Но их нет…

Кстати говоря, редкий в те годы десятикратный оптический прицел, снятый Зайцевым с винтовки убитого им в снайперском поединке фашиста, долгое время был выставлен в экспозиции московского Центрального музея Вооруженных сил. А потом как-то потихоньку исчез оттуда. Правда, осталось фото:

Не потому ли, что убитый не был никаким «суперснайпером», каковых у гитлеровцев, по сути, не имелось?! Что, впрочем, нисколько  не умаляет заслуг и героизма ни Василия Зайцева, ни десятков и сотен тысяч его коллег по советской снайперской школе Великой Отечественной.

Так или иначе, а  с 1932 года, в Советском Союзе было начато серийное производство сугубо снайперского оружия —  (Индекс ГАУ — 56-В-222А). От обычной «трехлинейки» снайперская Мосинка отличалась помимо наличия, собственно, оптического прицела, прежде всего, отсутствием штыка и загнутой рукоятью затвора. Улучшенные баллистические качества достигались за счет особо тщательной обработки канала ствола, совершенного минимума допусков при сборке винтовки и наличием у нее особо аккуратно выполненного ложа из орехового дерева. Неприятной для стрелков особенностью «снайперки» было то, что установленный оптический прицел не позволял снаряжать оружие обоймой – только вручную, по одному патрону.

 

 

Рассмотрим, хотя бы  вкратце, основные типы прицелов, использовавшиеся советскими снайперами. Первым в их «линейке» стал четырехкратных ПТ (прицел телескопического типа) образца 1930 года. Прицел был достаточно неплохим, но имел ряд недостатков, а потому   в 1931 году его сменил  ВП (винтовочный прицел). Он, впрочем, тоже был не идеальным, и советские конструкторы продолжили работу в этом направлении.

 

В 1936 году на смену  ВП приходит 4,2 кратный  ПЕ (прицел Емельянова). Помимо большей простоты и дешевизны в изготовлении он имел еще один несомненный «плюс» — крепился не непосредственно на ствольную коробку, а на специальные кронштейны сбоку от нее.

 

Самым, пожалуй, массовым советским снайперским прицелом Великой Отечественной стал ПУ – (прицел укороченный). Разрабатывался он, собственно говоря, вовсе и не для «трехлинейки», а для автоматической СВТ, но и с винтовкой Мосина работал прекрасно.  Максимальная из возможных на то время технологичность, малозатратность и простота производства – что еще надо для военного времени? И пусть кратность он имел всего  3,5 но фрицам и этого хватало! У них, как вы убедитесь позднее, и такого не было!

 

Винтовки Мосина с различными оптическими прицелами выглядели так:

 

«Экспериментировало» руководство РККА не только с оптическими прицелами, но и с самим снайперским оружием. Всерьез решив перевооружить Красную Армию на автоматические винтовки, снайпинг начали «примерять» уже к ним. Оснастили ПЕ  какое-то количество АВС-36 (автоматическая винтовка Симонова). Испытали… Результат оказался для ведения снайперской стрельбы просто недопустимым. Тогда было принято решение о разработке новой снайперской винтовки на базе Токаревской СВТ-40. По скорострельности она опережала «трехлинейку в 2 – 4 раза! Да и всю армию планировали вооружать именно ею, «списав» Мосинскую винтовку  «в запас».

 

 

Война внесла в эти планы жесткие коррективы. Ладно бы только то, что по кучности боя СВТ значительно уступала «трехлинейке» — в особенности, на дистанциях свыше 200 м. СВТ оказалась слишком сложной и ненадежной для той войны. В суровых фронтовых условиях ее эксплуатация, обслуживание и ремонт стали слишком уж большой головной болью.   Спасать ситуацию пришлось старой доброй винтовке Мосина – благо еще до войны их было выпущено и отправлено в войска больше сотни тысяч штук! Производство же снайперской версии СВТ неуклонно угасало – в 1941 году из выпустили около 35 тысяч штук  в 1942 – уже чуть больше 12 тысяч, а к 1945 году производство было и вовсе прекращено. Зато снайперских винтовок Мосина  только в 1941-43 годах ушло на фронт с «Ижмаша» 330 тысяч единиц.

 

Фронтовые снайпера были от СВТ не в восторге и жаловались на нее постоянно. Но вот одна из легенд советского снайпинга —  знаменитая на весь мир Людмила Павличенко своих  309  фашистов под Севастополем (в том числе – 36 снайперов),  «израсходовала» как раз из СВТ. Тут уж кому что нравится…

 

 

А как обстояли дела у немцев? Хреново обстояли, честно говоря… Снайперская версия Kar.98k была разработана еще в 1939 году, но, можно сказать, осталась на бумаге. Да и, собственно говоря, это был все тот же штатный карабин (отобранный из серийной партии по лучшим баллистическим качествам), с установленным на него четырехкратным прицелом ZF 39 (Zielfemrohr 1939). Фактически, первые образцы такого оружия начали поступать в Вермахт с 1941 года – после начала «Восточной компании» и близкого знакомства фрицев с советскими снайперами.

 

 

Непонятно, какое вдруг «озарение» снизошло на «сумрачный тевтонский гений», но в июле 1941 года Вермахт начали перевооружать на карабины с прицелом ZF 41 (Zielfernrohr 41). Этот прицел длиной в 13 сантиметров давал всего-то 1.5 кратное увеличение! По своим характеристикам прицел был ближе к современным коллиматорным, чем к оптическим. Да и винтовки с ним сами немцы числили не снайперскими, а «повышенной точности стрельбы». Неудивительно, что согласно воспоминаниям самих же немцев-фронтовиков, подобное оружие они нередко… бросали на поле боя, «рассчитывая найти что-нибудь получше»!

 

 

«Что-то получше» появилось у фрицев аж только в 1943 году, а массово в войска поступать начало, практически, в 1944-м. Это был четырехкратный  ZF 4 (или ZF 43, ZFK 43 и ZFK 43/1) , являвшийся, фактически… копией советского прицела ПУ! Кстати, как было  и в истории с ПУ, предназначался он изначально для оснащения не Маузера, а самозарядной винтовки G43 (кстати, во многих моментах тоже  подозрительно напоминавшей нашу СВТ!).

 

 

Командование Вермахта  мечтала о превращении в снайперскую каждой G43, но мечты мечтами и остались – из выпущенных до 1945 года винтовок, оптикой в реальности была оснащена чуть больше, чем каждая десятая. Кронштейн для оптики, правда, был на всех – но кому от этого было легче?! На 6% Маузеров, выпускавшихся с 1942 года, имелось приспособление для установки оптики. А в реальности? Из почти 165 тысяч полученных Вермахтом в 1944 году Kar.98k хоть какой-то снайперский прицел имели… 2%! Сравните с нашими цифрами — и сразу станет ясно, что  с насыщенностью действующей армии снайперским оружием у гитлеровцев дело обстояло, очень мягко говоря, скверно.

 

По самым оптимистическим оценкам  снайперскими прицелами за всю войну удалось оснастить  около 200 тысяч винтовок Kar.98k. Но если учесть, что , минимум,  половину в этой цифре составляют Маузеры с прицелом ZF 41, который снайперским, по сути, не был, получается и вовсе печально…

 

Подвести черту под сравнением хочу парочкой общеизвестных, в общем-то, цитат:

 

«Оснащенные стандартной оптикой карабины типа 98 ни в коем случае не могли отвечать требованиям боя. По сравнению с советскими снайперскими винтовками… они существенно отличались в худшую сторону. Поэтому каждая захваченная в качестве трофея советская снайперская винтовка сразу же использовалась солдатами вермахта» — это из работы НЕМЕЦКИХ авторов — Р. Лидшуна и Г. Воллерта «Стрелковое оружие вчера».  Выглядело это так:

 

 

И еще…«Русские превосходили немцев в искусстве ведения ночного боя, боя в лесистой и болотистой местности и боя зимой, в подготовке снайперов, а также в оснащении пехоты автоматами и минометами» — это уже экс-подполковник Вермахта Эйке Миддельдорф, «Тактика в Русской кампании»

 

 

О том, насколько наши снайпера превосходили немецких, свидетельствуют и беспристрастные цифры. Десять лучших снайперов Красной Армии уничтожили (по стопроцентно подтвержденным данным!) 4200 фашистов. Первая снайперская «двадцатка» — 7200! У немцев ничего подобного и близко не было.

 

Самым результативным снайпером среди наших врагов был никакой не немец, а вовсе даже финн – Симо Хяйхя. Ему приписывается уничтожение во время Советско-Финской войны 505 красноармейцев, при том, что стопроцентно подтверждено – немногим более 200. Само интересное, что стрелял-то прозванный «белой смертью» Хяйхя… из «трехлинейки» доработанной и переделанной на финский манер —  пусть «иностранное» название М/28 Pystykorva вас не обманывает! Никак не из «маузера»…

Да и вообще, снайпером его называть проблематично – огонь он вел без оптического прицела. Просто такой вот стрелок-самородок, дождавшийся в конце концов пули в рожу от красноармейца. Выжил, правда, но «красавцем» стал знатным. В Великой Отечественной участия не принимал.

Источник

Винтовки: Мосин против Маузера. Снайперская дуэль.
Средняя оценка: 5. Голосов: 2

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Нравится
  • Опубликовано: 1 месяц ago on 19.10.2017
  • Последнее изменение: Октябрь 17, 2017 @ 11:21 пп
  • Рубрика: История
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вас возможно заинтересует...

Флорентий Павленков — основатель серии ЖЗЛ

Читать далее →

Подписывайтесь на нас в Фейсбуке

Powered by WordPress Popup

Scroll Up