Loading...
You are here:  Home  >  История  >  Русь  >  Current Article

Витус Беринг, или Северный путь командора

Опубликовано: 12.06.2017  /  Нет комментариев

Витус Беринг. Реконструированное изображение

Витус Беринг. Реконструированное изображение

4 июня 1741 года Авачинскую бухту на Камчатке покинули два небольших корабля под Андреевским флагом. Они взяли курс на юго-восток. Это событие явилось началом Второй Камчатской экспедиции Витуса Беринга и Алексея Чирикова. Со времени отъезда из Санкт-Петербурга минуло уже более восьми лет. Такой немалый срок ушел на подготовительные и организационные работы, получение необходимых ресурсов и материалов и, самое главное, на затяжную упорную борьбу с местным бюрократическим аппаратом, не привыкшим к столичному присмотру. Курс, которым двигались экспедиционные пакетботы «Святой Петр» и «Святой Павел», был выбран заранее, после долгих дискуссий и споров. Согласно имеющимся в распоряжении прикомандированного к экспедиции профессора астрономии Людовика де ла Кроера картам именно на юго-восточном направлении следовало искать таинственную и обширную землю Хуана де Гамы. Ее довольно часто изображали в своих работах картографы XVIII века. Никто из принимавших участие в совещаниях перед отплытием еще не знал, что представленная профессором карта ошибочна, и указанная на ней земля не более чем миф. Это заблуждение сыграло определенную роль в судьбе экспедиции, но всё еще было впереди.

Замыслы императора

Петр I был натурой деятельной и энергичной. На протяжении всего его царствования России в полной мере пришлось вкусить плоды его трудов и принятых решений. Были проекты и замыслы, вовремя задуманные и осуществленные. Имелись те, к осуществлению которых у императора, скончавшегося отнюдь не в старом возрасте, руки не дошли. Император был увлечен идеей вывести свою страну из провинциального захолустья, достичь богатых и экзотических стран, чтобы наладить с ними торговлю. Для осуществления этих монарших чаяний требовались не только острые солдатские штыки и орудия линейных кораблей и фрегатов. Нужна была подробная информация о далеких землях и территориях и разыскание путей, как до них добраться. Еще в 1713 г. сподвижник царя, бывший долгое время морским агентом в Лондоне, Федор Салтыков представил идею построить суда в устье Енисея, для того чтобы обойти Сибирь по побережью и отыскать острова и земли, которые можно было освоить, или установить торговые отношения с Китаем.

Однако только в 1724 г., уже под конец своего царствования, Петр Алексеевич, наконец, приступил к осуществлению подобного проекта, то есть к исследованию пути через «Ледовитое море» в Индию и Китай. Государь считал, что на этом поприще русские могут добиться больших успехов и в итоге получить более короткий путь к источникам дорогих колониальных товаров. В декабре 1724 года Петр подписывает указ об организации географической экспедиции с широкими задачами. Она должна была окончательно выяснить местоположение пролива между Азией и Америкой, изучить дальневосточные берега России и в первую очередь Камчатку. Для этой цели предписывалось изготовить на месте два судна, на которых и планировалось осуществить морские походы.

Командование экспедицией было поручено датчанину Витусу Ионассену Берингу, который уже 21 год находился на русской службе. Выбор этот не был случайным, да и случайного человека щепетильный в кадровых вопросах император не поставил бы на столь ответственный пост. Беринг родился в 1681 г. в Копенгагене и на момент своего назначения был опытным и грамотным офицером – ему шел уже 44 год. Окончив в 1703 г. кадетский корпус в Амстердаме, он в том же году отправился в Россию, которая остро нуждалась в квалифицированных и обученных морских кадрах. Большую роль в принятии такого решения сыграла встреча Беринга с адмиралом Корнелием Крюйсом, который по поручению царя занимался кадровыми вопросами в Европе. К этому времени Беринг уже имел за плечами плавание в Ост-Индию.

Молодой моряк был без проволочек принят на русскую службу в чине подпоручика. Участвовал в событиях Северной войны, а в 1710-м переведен на Азовский флот, где уже в чине капитан-лейтенанта командовал шнявой «Мункер». После неудачного Прутского похода и окончания русско-турецкой войны Беринг вновь оказался на Балтике, где продолжалась борьба с все еще сильной Швецией. Датчанин служил исправно и уверенно продвигался по служебной лестнице: в 1719 г. он командует кораблем «Селафаил», который совершил нелегкое плавание из Архангельска в Кронштадт, позже, в 1720 г., – кораблями «Мальбург» и «Лесное». Последний являлся на тот момент одним из самых крупных кораблей Балтийского флота, был вооружен 90 орудиями. В том же году Беринг получил звание капитана 2-го ранга. В 1724 году, на момент принятия решения об организации Камчатской экспедиции, он был уже капитан-командором.

Первая Камчатская экспедиция

Витус Беринг, или Северный путь командора

Территории, где предстояло работать экспедиции, были тогда малоизученными, и их расположение на картах начала XVIII века было весьма приблизительным. По одной из версий, Петр I имел в своем распоряжении карту «Камчадалии», составленную в 1722 г. нюрнбергским картографом И. Б. Хоманом. На этом документе рядом с Камчаткой был изображен довольно большой массив суши, обозначенный как «Земля Хуана де Гамы». В обязанности Беринга, кроме всего прочего, входило определить точное расположение этой земли и выяснить, соединяется ли она с Северной Америкой.

Первоначально состав экспедиции насчитывал 37 человек. 24 января 1725 г., в последние дни правления Петра I, она покинула Санкт-Петербург и направилась через Сибирь в Охотск. Впоследствии личный состав экспедиции расширился и временами доходил до 400 человек, включая солдат, матросов и мастеровых. Путь этот в тогдашних условиях – пешком, на лошадях и на речных судах – занял почти два года. Длинная дорога была полна трудностей. Личный состав страдал от морозов, приходилось голодать – были случаи смерти и дезертирства. На последнем этапе пути до Охотска протяженностью в 500 км крупногабаритные грузы везли на нартах, в которые в качестве тягловой силы впрягались люди.

6 октября 1726 г. с передовым отрядом Беринг прибыл в Охотск, где ему пришлось дожидаться весь остальной состав экспедиции, разделенный на партии. В январе 1727 г. в этот населенный пункт прибыла последняя из них, возглавляемая Мартыном Шпанбергом, тоже датчанином на русской службе, как и сам Беринг. Места для размещения личного состава и имущества не было, поэтому путешественникам пришлось обустраиваться в Охотске самостоятельно, построив и оборудовав себе жилища собственноручно, чтобы прожить в них до окончания зимы 1726–1727 гг.

В нелегком деле Берингу помогали его соратники, среди которых выделялись своими способностями и усердием лейтенанты Алексей Ильич Чириков и Мартын (Мартин) Петрович Шпанберг. Чириков был молодым человеком, родившимся в 1703 г. в дворянской семье Тульской губернии. Юноша проявил талант к наукам и в 1715 г. стал выпускником Московской навигацкой школы, а в 1721 году – Петербургской Морской академии. Уже на следующий год после ее окончания Чириков был возращен в Академию в качестве преподавателя. Его острый ум и способности во многом повлияли на назначение его в помощники к Берингу. Лейтенант Шпанберг, поступивший на русскую службу относительно недавно, в 1720 году, успел зарекомендовать себя как опытный моряк, к тому же он лично знал Беринга.

За время долгого пути через Сибирь Алексей Чириков определил 28 астрономических пунктов, что позволило впервые выяснить истинную широтную протяженность Сибири. Дождавшись весны, экспедиция выдвинулась из Охотска дальше. В начале осени 1727 г. на двух речных судах добралась до Большерецка, а оттуда людей и грузы на лодках и собачьих упряжках переправили в устье реки Камчатка, где с 1713 г. был расположен Нижнекамчатский острог. Ездовые собаки были мобилизованы – зачастую принудительно – у местного населения.

Тут весной 1728 г. и началось строительство экспедиционного судна. К лету этого же года был готов бот «Святой Гавриил», на котором 14 июля Беринг вышел в море. Бот двигался на север вдоль побережья Камчатки, параллельно плаванью велась съемка береговой черты. В результате более 600 км ранее практически не изученного побережья было нанесено на карту. Совершены открытия полуостровов Камчатский и Озерный. Достигнув южного побережья Чукотки, совершив 31 августа открытие залива Креста, бухты Провидения и острова Святого Лаврентия, Беринг не стал высаживаться на острове и не подходил близко к побережью, а продолжил движение на северо-восток.

«Святой Гавриил» встретил на своем пути сильные ветры, чередующиеся с туманной погодой, и в следующий раз земля была замечена с борта только 12 августа. На следующий день Беринг, не видя больше берега, решил созвать совещание. Собрав у себя в каюте Алексея Чирикова и Мартына Шпанберга, он предложил им высказать мнение по следующим вопросам: следует ли считать полностью доказанным факт существования пролива между Азией и Америкой? И есть ли необходимость в таком случае двигаться к устью Колымы, как было указано в одном из многочисленных пунктов инструкции для экспедиции? Чириков предложил подойти к побережью и продолжить двигаться на северо-восток, пока не будет достигнуто устье Колымы или полоса льдов. Если погода будет неблагоприятной и сопровождаемой противными ветрами, то не позднее 25 августа повернуть обратно и зазимовать на земле, противоположной Чукотке, богатой лесом, о которой было известно от чукчей. То есть имелась в виду Аляска. Шпанберг придерживался острожной позиции, предлагая идти на северо-восток до 16 августа, а затем уйти зимовать на Камчатку. В итоге Беринг принял решение двигаться на север для дальнейшего прояснения обстановки.

Днем 14 августа, когда видимость стала более-менее приемлемой, со «Святого Гавриила» далеко на западе была замечена земля с высокими горами, скорее всего, это был мыс Дежнева. Витус Беринг и его спутники тогда еще не знали, что почти за 80 лет до них через этот пролив прошли русские казаки под руководством Семена Дежнева, и географическое место это было фактически открыто вторично. Выйдя в море, позже названное Чукотским, путешественники произвели многочисленные замеры глубин и другие наблюдения. Однако для арктических плаваний время было уже довольно позднее, и Беринг отдал приказ возвращаться. Через две недели «Святой Гавриил» вернулся в Нижнекамчатский острог, или Нижнекамчатск, где экспедиция осталась на зимовку 1728–1729 гг.

Летом 1729 г. Берингом была сделана попытка достигнуть американского берега. «Святой Гавриил» покинул место стоянки 5 июня, однако через три дня, пройдя более 100 миль на восток и встретив на пути сильный ветер, вынужден был повернуть обратно. Обогнув Камчатку с юга, открыв Авачинскую губу и Камчатский залив, 24 июля 1729 года бот прибыл в Охотск. За время этого похода члены экспедиции описали большую часть восточного и некоторую часть западного побережья Камчатки. Если брать в расчет подобные работы, проведенные в предыдущем, 1728 году, то общая протяженность береговой линии, исследованной Берингом и его спутниками, достигала почти 3,5 тыс. км. Из Охотска Беринг выехал в Санкт-Петербург с отчетами экспедиции и рапортами. Столицы он достиг спустя 7 месяцев.

Инструкции Сената и подготовка Второй Камчатской экспедиции

За время пятилетнего отсутствия Беринга в России произошли перемены. На престоле теперь восседала императрица Анна Иоанновна, чьи помыслы были далеки от проектов ее великого дяди. По итогам своих плаваний Витус Беринг и Алексей Чириков создали подробную карту, которая еще долгое время была в употреблении. Свое восхищение проделанной картографической работой высказывал впоследствии даже такой известный английский мореплаватель, как Джеймс Кук. Разумеется, на сделанной карте были неточности: Камчатка была несколько короче своего оригинала, не совсем верны очертания Чукотки – однако это был первый документ, известный в Европе, где были изображены доселе совершенно не изведанные земли.

Спустя два месяца пребывания в Петербурге, разобравшись в новых столичных реалиях, Витус Беринг в конце апреля 1730 года подает в Адмиралтейств-коллегию докладные записки. В первом документе, названном «Предложение», датчанин аргументировано доказывал очевидную близость Америки от полуострова Камчатки и необходимость налаживания торгово-экономических отношений с тамошним населением. Поскольку путешествие на Дальний Восток и обратно через Сибирь произвело на Беринга сильное впечатление, в том же «Предложении» он высказывался за более интенсивное освоение этого края – по его мнению, тут можно и нужно было добывать железную руду, поваренную соль и сеять хлеб. Во второй записке, переданной в Адмиралтейств-коллегию, была высказана необходимость дальнейшего исследования побережья Азии, перспективной отправки кораблей к устью Амура и Японским островам. Кроме того, Беринг настаивал на организации специальной экспедиции к побережью Америки с изучением вопроса основания колоний и торговых факторий. Капитан-командор изъявлял желание вновь отправиться на Дальний Восток и принять личное участие в новой экспедиции.

Дела в царствование Анны Иоанновны решались не столь динамично, как раньше, и до Сената докладные записки из Адмиралтейств-коллегии добрались лишь к концу 1730 года. Тем не менее документы, представленные Берингом, не стали добычей пыльных сундуков и долгих ящиков. Рассмотрев отчеты и рапорты, российская Академия наук признала, что Камчатская экспедиция, несмотря на достигнутые успехи, добилась не всех поставленных задач, и исследование Камчатки и в перспективе побережья Америки следует продолжить. Кроме того, следовало произвести плавание по Ледовитому океану с целью изучения возможности проложить в Камчатское море более удобный путь, нежели по суше. Фактически это были идеи создания Северного морского пути, воплощение которых стало возможным лишь много позже.

Проекты Беринга, дополненные учеными Академии наук, рисковали утонуть в гораздо более опасном море, нежели Камчатское, – в море сенатской и придворной бюрократии. Однако у них нашелся деятельный союзник – обер-секретарь Сената Иван Кириллович Кирилов. Он был выдающимся человеком своего времени: государственный деятель, ученый, сподвижник Петра I, Кирилов считается одним из основоположников российской академической географии. Картограф, историк и правовед, он был настойчивым сторонником налаживания взаимовыгодной торговли России с Востоком. В своей сопроводительной записке к материалам Беринга Кирилов перечислил многочисленные выгоды, которые могла бы получить Россия от организации новой экспедиции на Дальний Восток. Следует заметить, что именно тогда была высказана мысль об организации кругосветной экспедиции из Кронштадта к берегам Камчатки. Осуществлен этот замысел был только через семьдесят лет Иваном Крузенштерном и Юрием Лисянским на шлюпах «Нева» и «Надежда».

Преодолев все бюрократические проволочки, в апреле 1732 г. последовал высочайший указ об организации и снаряжении Второй Камчатской экспедиции, руководство которой вновь возлагалось на Витуса Беринга. Она должна была состояться в рамках еще более масштабного проекта, получившего в истории название Великой Северной экспедиции. Основные ее задачи и цели были сформулированы обер-секретарем Сената Иваном Кирилловичем Кириловым и президентом Адмиралтейств-коллегии Николаем Федоровичем Головиным. Предполагалось произвести обширные и комплексные исследования северных земель, Сибири и Дальнего Востока.

Для осуществления этого замысла планировалось снарядить 8 исследовательских отрядов, каждый из которых имел бы свою собственную задачу и регион исследования и действовал независимо от других. Отряд Беринга должен был пересечь Сибирь, достигнуть Камчатки и приступить к исследованию берегов Америки. Кроме того, необходимо было выяснить факт существования так называемой «Земли Хуана де Гамы», все еще волновавшей умы многих ученых. В помощь Берингу дали уже проверенного его товарища по путешествиям Алексея Чирикова, получившего к тому времени уже звание капитан-лейтенанта. Еще один соратник капитан-командора датчанин Мартын Шпанберг получил теперь самостоятельное задание: нанести подробно на карту малоизученные Курильские острова и далее плыть к берегам Японии.

Работу Великой северной экспедиции рассчитывали закончить через 6 лет, на снаряжение входящих в нее отрядов выделили значительную сумму – 360 тыс. рублей. Российская академия наук командировала большую группу ученых, которая стала Академическим отрядом Великой Северной экспедиции.

Второй раз через Сибирь на Дальний Восток

В начале 1734 г. Витус Беринг и его люди сосредоточились в Тобольске. Отсюда ими было отправлено несколько геодезических партий для изучения северных земель. Фактически именно на Беринга была возложена задача координации действий отдельных отрядов Северной экспедиции. В конце октября того же года Беринг прибыл в Якутск, где ему пришлось провести три года. Это не было пустое и бесполезное времяпровождение – усилиями капитан-командора и его соратников организовано строительство железноделательного завода, канатной мастерской для изготовления такелажа для будущих судов экспедиции. Было заготовлено и отправлено в Охотск необходимое снаряжение и продовольствие.

В Якутске между тем скопилось около 800 человек из разных отрядов: офицеры, ученые, солдаты, мастеровые и даже ссыльные, которых использовали в обозе. Беринг требовал от местных властей помощи, однако получал в ответ только отписки и отговорки. Откровенно взбешенное деятельностью энергичного капитана, который в заботе о своих подчиненных нарушал привычные порядки, здешнее начальство начало бойко строчить доносы в Санкт-Петербург. Оно всячески препятствовало заготовке необходимого провианта и снаряжения, как будто Беринг командовал не экспедиционным отрядом, а подразделением вражеской армии. Такая прижимистость местного руководства объясняется, скорее всего, скудностью ресурсов, которыми надо было еще и поделиться с прибывшими. В конце концов, губернатор в свою очередь должен был заботиться о населении вверенного ему города. Петербург внял протяжному воплю из Якутска и лишил Беринга добавочного жалования.

Тем не менее капитан-командор покинул город и отправился в Охотск только после того, как убедился, что его люди обеспечены продовольствием в должном объеме. В Охотске пришлось вновь столкнуться с «всемерным содействием» местных властей. С комендантом города у Беринга были откровенно плохие отношения. «Всевидящее око» Адмиралтейств-коллегии, которое почему-то считало себя таковым только из-за щедрого потока доносов, приходивших из Сибири, раздраженно подгоняло капитан-командора, открыто упрекая того в нерасторопности, указывая на то, что корабли должны были быть уже построены, а паруса сшиты, и надобно не рапорты писать, а поскорее отправляться в плавание. Высоким столичным чинам было невдомек, что трудности, с которыми столкнулся Беринг, были вызваны вовсе не его медлительностью, а местные условия по сложности сродни крепости арктических льдов и почти так же неодолимы.

Пакетбот «Святой Петр» (рисунок, XIX век)

Тем временем в Охотске под руководством корабельных мастеров Макара Ругачёва и Андрея Ивановича Кузьмина подходило к концу строительство двух экспедиционных судов – пакетботов «Святой Петр» и «Святой Павел». Эти двухмачтовые корабли имели водоизмещение около 200 тонн и вооружены были 14 орудиями. В начале июля 1740 г. пакетботы были спущены на воду, и началось их оснащение для будущего плавания. В сентябре того же года Витус Беринг отплыл из Охотска на Камчатку, где на восточном берегу была открыта удобная бухта, получившая наименование Петропавловской. Тут оба корабля и их команды зазимовали. Весной 1741 г. развернулись окончательные приготовления.

К берегам Америки

За несколько недель до предполагаемого отплытия состоялось совещание офицеров и штурманов, на котором вырабатывался маршрут движения. Основываясь на неточной карте, имеющейся у профессора де ла Кроера, с обозначенной на ней пресловутой «Землей Хуана де Гамы», они постановили идти курсом на юго-восток – для ее открытия и дальнейшего изучения. Это решение было зафиксировано письменным протоколом.

4 июня 1741 г. из Авачинской бухты вышли флагманский «Святой Петр» под командованием Беринга и «Святой Павел», командиром которого являлся Алексей Чириков. Почти две недели корабли продвигались на юго-восток, пытаясь обнаружить то, чего нет. Наконец, когда все возможные расчеты и обманутые ожидания показали, что никакой земли в этом районе нет, Беринг приказал изменить курс на северо-восток. Экспедиция только зря потеряла время и припасы. 20 июня море окутал густой туман, в котором «Святой Петр» и «Святой Павел» потеряли друг друга. Три дня Беринг потратил на поиски Чирикова, пройдя на юг около 200 миль. Но все было напрасно. Дальше корабли следовали к берегам Америки самостоятельно.

17 июля 1741 года с борта «Святого Петра» была, наконец, замечена земля с заснеженными горами. Впоследствии самая высокая из них была названа горой Святого Ильи. Участники экспедиции поздравляли Беринга с долгожданным открытием, однако он не проявлял радости, а по наблюдениям окружающих, был угрюм и неразговорчив. Уже тогда у шестидесятилетнего капитан-командора проявилось недомогание.

«Святой Петр» направился вдоль побережья на запад, и через три дня был открыт остров Каяк у 60 градусов северной широты. Чуть северней была замечена удобная бухта, которой воспользовались для пополнения с берега пресной воды. Уже будучи больным, сам Беринг на американскую землю не высаживался. На берегу были обнаружены следы проживания людей: жилища, утварь и очаги. Вероятно, местные жители бежали, завидев невиданную для них конструкцию – парусный корабль.

21 июля корабль продолжил путь на запад – погода была дождливой и пасмурной. Почти треть команды страдала от цинги, сам Беринг не вставал с кровати. 2 августа был открыт остров Туманный (впоследствии остров Чирикова). 10 августа, когда больных на борту уже было много, Беринг принял решение возвращаться на Камчатку. У юго-западной оконечности Аляски 29 августа были обнаружены безлесые и пустынные острова, на которых спустя пару дней был похоронен матрос, первым скончавшийся от цинги. Впоследствии эта болезнь еще соберет свой урожай. В этом месте «Святой Петр» простоял около недели, тут же состоялся и первый контакт с аборигенами.

6 сентября пакетбот вышел в море и следовал курсом на запад. Временами на горизонте показывалась гористая земля – Алеутские острова. Не хватало провизии. Больных становилось все больше, что затрудняло управление кораблем. Зачастую моряков на вахты у штурвала отводили под руки их более здоровые товарищи. Не имея карт района, в котором находились, офицеры пакетбота вели его исключительно по звездам. Штормовое море отогнало «Святого Петра» к северу.

4 ноября показалась земля с покрытыми снегом горами. Экипаж ошибочно принял ее за Камчатку, однако это был остров. Не обнаружив подходящей для стоянки гавани, «Святой Петр» встал на якорь вблизи берега. Это сыграло фатальную роль в его судьбе. Дважды рвались якорные канаты, и в конце концов волны и ветер посадили корабль на камни.

Смерть Беринга, зимовка и окончание экспедиции

Поняв, что корабль уже не пригоден к дальнейшему плаванию, экипаж, как только позволила погода, начал высадку на берег. Это было 8 ноября. Вскоре выяснилось, что обнаруженная земля вовсе не Камчатка, а остров, берега которого были усеяны плавником. На берегу вырыли шесть прямоугольных ям, которые накрыли парусиной, – они стали жилищами путешественников на ближайшие месяцы. С корабля были выгружены все возможные запасы и снаряжение. Самого Беринга, уже тяжело больного, перевезли на носилках. Из экипажа в 75 человек вскоре после высадки на остров от цинги скончались 20. Из оставшихся не больше десятка могли стоять на ногах. Обессиленный, капитан-командор Витус Беринг пролежал в землянке почти месяц. По его просьбе его полузасыпали песком – больной говорил, что ему так теплее. 6 декабря 1741 г. отважного первопроходца не стало.

Крест на могиле Беринга на острове Беринга (Командорские острова)

Беринг был похоронен в земле острова, названного впоследствии его именем. А все острова архипелага получили название Командорские. Командование экипажем принял на себя старший офицер Свен Ваксель, швед по национальности. Вместе с ним все тяготы зимовки переживал и его десятилетний сын, взятый в плавание. Впоследствии Лаврентий Ваксель стал офицером русского флота. К середине зимы в живых осталось только 45 членов экипажа. К счастью, остров оказался набит топливом, на нем водилось множество песцов, а у берегов – вымершие к нынешнему времени морские млекопитающие, которых называли морскими коровами.

Полуразрушенный зимними штормами «Святой Петр» разобрали и из его компонентов начали строить небольшое судно для эвакуации. Поскольку оба корабельных плотника к этому времени умерли, при постройке возникли трудности, поскольку никто из офицеров и штурманов не являлся корабельным мастером. Положение спас красноярский казак Савва Стародубцев, который принимал участие в строительстве пакетботов в Охотске. С его помощью и удалось построить небольшое судно, названное также «Святым Петром». Впоследствии по рапорту Вакселя за эти заслуги Стародубцев был удостоен дворянства. 9 августа 1742 г. нового «Святого Петра» спустили на воду. 13 августа путешественники покинули приютивший их остров и 29 числа этого же месяца благополучно достигли Петропавловского острога на Камчатке.

Плавание пакетбота «Святой Павел» оказалось более коротким и закончилось благополучно. Потеряв из виду своего флагмана, Алексей Чириков в ночь с 14 на 15 июля заметил землю, оказавшуюся группой островов. Высадившиеся на берег 11, а потом еще 4 человека пропали без вести вместе с лодками, что сделало трудноосуществимой задачу пополнения пресной водой, и 25 июля было принято решение возвращаться на Камчатку. Пройдя вдоль Алеутских островов, 10 октября 1741 года «Святой Павел» вернулся в Петропавловск.

Реальное изображение Витуса Беринга

Долгое время точное место захоронение Витуса Беринга оставалась неизвестным. В 1991 году, когда исполнилось 250 лет плаванию Беринга и Чирикова к берегам Америки, клуб «Приключение» во главе с известным журналистом и исследователем Дмитрием Шпаро вместе с Институтом Археологии СССР и при поддержке других, в том числе и датских организаций, осуществили экспедицию на остров Беринга. В результате проведенных раскопок была найдена могила капитан-командора, его останки извлечены и переправлены в Москву для экспертизы. Впоследствии они были возвращены и перезахоронены на острове Беринга. В результате проведенных исследований удалось восстановить подлинный облик прославленного первопроходца. Известное изображение якобы Витуса Беринга на самом деле принадлежит его родному дяде, датскому придворному поэту XVII века. Подлинный облик капитан-командора был восстановлен.

Денис Бриг
Витус Беринг, или Северный путь командора
Средняя оценка: 5. Голосов: 1

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Нравится
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вас возможно заинтересует...

Древнерусский и древлесловенский язык

Читать далее →
Scroll Up

Подписывайтесь на нас в Фейсбуке

Powered by WordPress Popup