Loading...
You are here:  Home  >  История  >  Current Article

Вождь народов и экспроприации. Был ли Сталин налётчиком?

Опубликовано: 22.08.2017  /  Нет комментариев

На протяжении последних полутора столетий экспроприация, т.е. насильственный захват денег, по сути грабеж, остается одним из важнейших источников пополнения бюджета многих революционных партий и организаций во всех частях света. «Эксами» увлекались анархисты дореволюционной России и европейские левые террористы «свинцовых семидесятых», перуанские герильерос и борцы против режима Франко в Испании. Не прошли экспроприации и мимо большевиков — разумеется, до прихода их к власти в 1917 году. Достоверно известно об участии целого ряда видных большевиков в экспроприациях. Особенно это относится к представителям кавказских групп товарищей: для Кавказа и Закавказья «эксы» считались вполне разумеющейся частью революционной борьбы. Но если, скажем, в участии легендарного Камо (Симона Тер-Петросяна) в многочисленных экспроприациях нет никаких сомнений, то причастность к захватам крупных денежных сумм Иосифа Джугашвили, будущего лидера партии и государства, до сих пор вызывает многочисленные споры.

Вооруженные нападения на правительственные и коммерческие учреждения и транспорты с целью захвата денежных средств или имущества особенно участились в период Первой русской революции 1905-1907 гг. В революционном движении России не было единства по вопросу об экспроприациях. Однозначно положительно относились к экспроприациям революционные анархисты-коммунисты, особенно последователи таких радикальных направлений как чернознаменцы и безначальцы. Белосток, Одесса, Екатеринослав, целый ряд других городов западной части Российской империи в 1905-1908 гг. стали местом проведения постоянных экспроприаций. Анархисты захватывали не только денежные средства, но и, скажем, типографское оборудование, в котором они испытывали особую нужду. Не гнушались экспроприаций и социалисты-революционеры. Например, 7 марта 1906 года в Москве эсеры «взяли» Купеческое общество взаимного кредита, захватив колоссальную по тем временам сумму — 875 000 рублей. Социал-демократы, в отличие от эсеров и анархистов, относились к экспроприациям, как и к индивидуальному террору, более прохладно. Так, умеренная часть социал-демократов, получившая известность как меньшевики, была настроена категорически против экспроприаций. Среди большевиков единой точки зрения на экспроприации не было, поскольку часть большевиков «эксы» поддерживала, считая их прекрасным способом пополнения партийной кассы, другая часть все же относилась к ним настороженно, поскольку «эксы» могли дискредитировать социал-демократов в глазах общества и сблизить их с анархиствующими элементами. В конце концов, V съезд РСДРП, проходивший в Лондоне в конце мая 1907 года, запретил экспроприации. Но голосовали за запрет вооруженных налетов меньшевики, тогда как последователи Ленина не поддержали это решение, что не удивительно — сам Владимир Ильич не видел в экспроприациях ничего плохого, если они осуществляются в интересах революционной борьбы.

В Закавказье и на Кавказе экспроприации приветствовали представители практически всех революционных организаций. Среди наиболее громких закавказских «эксов» можно отметить, например, нападение анархистов-коммунистов Баку на пароход «Цесаревич», принадлежавший обществу «Кавказ и Меркурий» и перевозивший почтовые грузы, в том числе и крупные денежные суммы. В нападении участвовали боевики Бакинской группы анархистов-коммунистов «Красная сотня» И.Мдинарадзе, Н.Бебурашвили, С.Топурия, Г.Гобирахашвили. Настоящая волна экспроприаций захлестнула Кубань и Дон, где действовал целый ряд анархистских групп, укомплектованных, в том числе, и приезжими с Кавказа и Закавказья. В регионах Северного Кавказа было очень распространено вымогательство крупных денежных сумм у местных предпринимателей и представителей «свободных профессий».

Вождь народов и экспроприации. Был ли Сталин налётчиком?

Естественно, что от анархистов не отставали и представители других революционных организаций, действовавших на Кавказе. После того, как на V съезде РСДРП была принята резолюция об экспроприациях, у ряда кавказских товарищей возник закономерный вопрос о том, какими способами пополнять партийную кассу в дальнейшем. Иосиф Джугашвили, бывший делегатом съезда, тогда заявил о том, что резолюция с запретом экспроприаций является продуктом идеологической деятельности меньшевиков. Поскольку Сталин пользовался большим авторитетом среди кавказских и закавказских большевиков, а его позиция по экспроприациям прямо отвечала их интересам, мнение Иосифа Виссарионовича просто не могли не услышать. Лихие нападения на банки и почтовые дилижансы продолжались. Здесь стоит отметить, что далеко не все кавказские большевики в них участвовали — были особые «боевые группы», которые и занимались непосредственным осуществлением экспроприаций. В них входили наиболее храбрые и подготовленные товарищи, удаче которых могли позавидовать любые профессиональные преступники — налетчики того времени. Перестроечное и постсоветское мифотворчество приписывает активное участие в закавказских экспроприациях и самому Иосифу Сталину — Джугашвили. Но на самом деле подлинным лидером экспроприаторов из числа большевиков на Кавказе был Симон Тер-Петросян, более известный под прозвищем «Камо».

Как и Сталин, Камо был родом из грузинского города Гори, но по национальности был армянином. В юные годы и произошло его знакомство с Иосифом Джугашвили. Последний был репетитором по русскому языку у юного Камо, который был младше Сталина на четыре года. Под влиянием Джугашвили, к тому времени уже бывшего сторонником революционных идей, Камо также заинтересовался марксизмом. В 1901 году 19-летний Камо вступил в РСДРП и вскоре возглавил молодежную группу Тифлисского комитета партии. Спустя еще несколько лет он стал фактически главным организатором и руководителем группы, занимавшейся осуществлением экспроприаций. Важность деятельности Камо не только для Тифлисского комитета, но и для всей партии в целом, была очевидной. Он много раз встречался с самим Владимиром Лениным, пользуясь всесторонней поддержкой последнего. Но еще чаще с Камо общался Леонид Красин, в то время контролировавший финансовую часть деятельности РСДРП (б). Большевистское руководство прекрасно понимало, что захваченные Камо и его соратниками денежные средства составляют значительную часть финансирования нелегальной деятельности партии, в том числе покупки оружия и боеприпасов, типографского оборудования, оплаты проживания деятелям партии, находящимся на нелегальном положении. Поэтому о запрете экспроприаций, особенно в условиях революционной борьбы, тогда, в 1907 гг., не могло быть и речи.

Крупнейшей акцией, в которой приняли участие боевики Камо Тер-Петросяна, стала знаменитая Тифлисская экспроприация. 13 июня (26 июня по новому стилю) 1907 года от здания почты Тифлиса в направлении банка двинулись два фаэтона. В них находились два стражника и пять казаков охраны, кассир Государственного банка Курдюмов и счетовод Головня, перевозившие 250 тысяч рублей. Поскольку в то время руководство банков уже было осведомлено о действиях как обычных грабителей-уголовников, так и экспроприаторов, кассиру и счетоводу и была выделена внушительная вооруженная охрана из семи человек. Но в самом безопасном месте Тифлиса, на Эриванской площади, где находился военный штаб и постоянно перемещались вооруженные солдаты и офицеры, на процессию инкассаторов напали. Сначала в фаэтоны бросили самодельные бомбы, после чего открыли огонь из револьверов. Стремительно действовавшим нападавшим удалось захватить перевозимые деньги. В перестрелке погибли трое казаков из группы сопровождения и двое городовых, бросившихся на помощь инкассаторам. Двадцать человек получили ранения, среди раненых были 16 случайных прохожих, вся «вина» которых заключалась только в том, что они оказались не в том месте и не в то время.

Полицейские и жандармское начальство ломало голову над тем, кто бы мог провернуть столь дерзкую операцию. Первыми подозреваемыми в нападении стали анархисты. К тому времени в Тифлисе действовала достаточно активная группа анархистов-коммунистов, которая отметилась такой акцией как экспроприация казначейства в Душети. Анархисты вполне могли быть причастными к экспроприации в Тифлисе, считало начальство стражей порядка. Однако вскоре поступили агентурные данные о том, что экспроприацию организовали большевики, которые никогда прежде не лидировали по числу вооруженных ограблений.

Тем временем, в европейские банки были переданы номера купюр, похищенных во время налета на банковский конвой в Тифлисе. Это очень помогло полиции, поскольку почти половина из похищенных денег была в крупных купюрах по 500 рублей. Так как деньги переправили в Европу, в распоряжение партийного руководства, вскоре перед последним встал вопрос о необходимости обмена крупных денежных единиц. В банки отправились эмиссары большевиков, которые были задержаны. Среди арестованных оказался и Максим Литвинов, отвечавший в партии за закупки оружия за границей. Впоследствии этот человек стал министром иностранных дел советского государства. После задержания партийных представителей руководство большевиков решило уничтожить «неразменную» монету. Для уничтожения денег был направлен Яков Житомирский — известный большевик, которому доверял сам Владимир Ильич. Но и Житомирский, и деньги партии попали в руки охранки. Вскоре в Германии немецкой полицией был арестован и Симон Тер-Петросян Камо. С конца 1907 по конец 1909 гг. Камо находился в Моабитской тюрьме, а затем был выдан Российской империи. Камо этапировали в Тифлис, где поместили в местную тюрьму. Но известному революционеру удалось симулировать сумасшествие, поэтому Камо перевели в Тифлисскую психиатрическую больницу и поместили там под охрану. Через два года, в августе 1911 г., прославленный экспроприатор благополучно бежал из лечебницы для душевнобольных и переправился за границу, где деньгами его снабдил лично Владимир Ильич Ленин. Так закончилась история громкой экспроприации Государственного банка в Тифлисе.

Многие авторы связывают Тифлисскую экспроприацию непосредственно с именем Иосифа Виссарионовича Сталина. Еще в 1920-е гг. бывший член РСДРП Татьяна Вулих, покинувшая Россию, написала о причастности Сталина к «эксу», при этом детально рассказав о Камо и его соратниках, но не сумевшая привести ни одного факта в поддержку своей версии о причастности Сталина к экспроприации. В том, что сам Джугашвили не бегал с револьвером и не захватывал сумки, сегодня нет никаких сомнений. В 1928 году в Париж из Советского Союза бежал очень важный человек. Борис Георгиевич Бажанов с 1923 по 1927 гг. был личным помощником и секретарем самого Иосифа Виссарионовича Сталина. Разочаровавшись в идеях ленинизма, он сам организовал свой побег из страны — через Персию, с помощью британского посольства, во Францию. Так вот Бажанов, человек, чьи воспоминания впоследствии неоднократно использовал Запад в качестве идеологического оружия против советской власти, и то не говорит о личном участии Сталина в экспроприациях.

«Несколько вооружённых ограблений, сделанных бандой Петросяна, приятно наполняют ленинскую кассу (есть трудности только в размене денег). Натурально Ленин принимает эти деньги с удовольствием. Организует эти ограбления петросяновской банды товарищ Сталин. Сам он в них из осторожности не участвует», — писал Бажанов в своих воспоминаниях. Но факты в поддержку причастности Сталина к организации экспроприаций не приводит и он. До сих пор всем желающим, коих, кстати немало, так и не удалось найти реальных доказательств в поддержку версии о личном участии Иосифа Джугашвили в осуществлении экспроприаций банков в дореволюционном Закавказье.

О том, кто и как организовывал бесстрашные налеты в Закавказье, лучше всех знал сам Камо. Но в 1922 году, через пять лет после Октябрьской революции, Симон Тер-Петросян погиб в Тифлисе при странных обстоятельствах. 13 июля 1922 года, около 23:00, Камо Тер-Петросян на велосипеде ехал по улице и попал под встречный грузовой автомобиль. Доставленный в больницу легендарный большевик так и не пришел в сознание, а через несколько часов, уже 14 июля 1922 года, скончался на 41-м году жизни. Сложно сказать, что это было — подстроенная акция или трагическая случайность. Но Камо был одним из тех немногих людей, кто знали Сталина с юных лет и бок о бок с ним прошли более двух десятилетий революционной борьбы, в том числе и в те годы, когда Закавказье захлестнула волна постоянных экспроприаций.

Кстати, никто и никогда и не пытался скрывать тот факт, что большевики принимали участие в экспроприациях, в том числе и в знаменитом ограблении в Тифлисе. Не делали из этой страницы партийной истории секрета и в советское время. О деятельности Камо рассказывалось во многих советских книгах, там же неоднократно приводились и слова одобрения, которые высказывал в адрес Камо Владимир Ленин. Таким образом, если бы Иосиф Сталин и сам бы реально принимал участие в экспроприации, то вряд ли в советское время это обстоятельство его биографии старались бы утаить от народа. Ведь с точки зрения партийной идеологии, в экспроприации денег у буржуазных банков на революционные нужды не было ничего плохого, а люди, которые ими занимались, были героями-революционерами, а не преступниками.

 

Вождь народов и экспроприации. Был ли Сталин налётчиком?
Оцените эту новость

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Нравится
  • Опубликовано: 3 месяца ago on 22.08.2017
  • Последнее изменение: Август 22, 2017 @ 2:10 пп
  • Рубрика: История
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вас возможно заинтересует...

Флорентий Павленков — основатель серии ЖЗЛ

Читать далее →

Подписывайтесь на нас в Фейсбуке

Powered by WordPress Popup

Scroll Up