Loading...
You are here:  Home  >  Военное дело  >  Current Article

Возьмут под крыло. Для чего Росгвардии нужна собственная авиация

Опубликовано: 26.07.2017  /  Нет комментариев

1488785422_futbolka-fso-2

В начале июня начальник авиации Росгвардии генерал-лейтенант Александр Афиногентов заявил, что ведомство закупит целый ряд новых самолетов и вертолетов. На первый взгляд, наличие собственного внушительного авиапарка у гвардейцев, служба которых чаще ассоциируется с наземными операциями, кажется странным. Однако на деле воздушный транспорт в Росгвардии используется активно. «Лента.ру» отправилась на учения ведомства с использованием авиации и выяснила, как именно ее применяют силовики.

Враг не уйдет

По словам Александра Афиногентова, сегодня авиация войск Росгвардии включает около 60 авиационных формирований в разных частях страны. Авиапарк росгвардейцев весьма обширен: это девять типов самолетов (Ту-154, Ту-134, Ил-76, Ан-12, Ан-26, Ан-72, Sukhoi SuperJet, RRJ-95B, Як-40 и L-410) и вертолеты (Ми-26, Ми-24, Ка-226, «Ансат», Eurocopter Аs-355N и Robinson R-44).

При помощи этой внушительной эскадрильи бойцы Росгвардии выполняют множество задач: к примеру, «выкуривают» преступников и террористов из таких труднодоступных мест, как горы или чаща леса. Гвардейская авиация может пригодиться и для срочной переброски бойцов в экстренных ситуациях — к примеру, когда их участие требуется в ликвидации последствий стихийных бедствий.

Одна из основных «рабочих лошадок» бойцов Росгвардии — средний военно-транспортный вертолет Ми-8 различных модификаций, самый массовый вертолет в мире. С помощью таких машин перемещается воздушный спецназ ведомства. Его тренировки с использованием винтокрылых машин проходят раз в три месяца; одна из них на днях состоялась в Пушкинском районе Московской области, неподалеку от музея-заповедника «Усадьба Мураново» имени поэта Ф.И. Тютчева.

Десант без парашютов

80 километров по запыленным подмосковным дорогам — и вот оно, живописное поле, которое облюбовал воздушный спецназ Росгвардии для своих тренировок. Работать туда приехали как опытные бойцы из отряда «Пересвет», так и робкие срочники, для которых, судя по всему, подобные «большие маневры» в новинку. Даже сквозь глухой камуфляж видно, что парни немного растеряны, что неудивительно: волей-неволей им приходится отрабатывать под Пушкино весьма брутальные и жесткие вещи.

К примеру, гвардейцы в ходе тренировок учатся приземляться с Ми-8 без парашюта; высота падения при этом доходит до двух метров. При этом прыгают бойцы не только в те моменты, когда вертолет зависает над поверхностью («беспосадочный» способ) но и выпрыгивают из Ми-8 на бреющем полете («штурмовой» способ), когда он движется вдоль земли со скоростью 15-25 километров в час.

«При прыжке ноги держим вместе, касаясь земли, колени сгибаем и падаем на бок. Не пытайтесь устоять на земле — получите травму», — поучает новичков командир.

Те слушают его — и начинают отрабатывать все эти, казалось бы, нехитрые действия. Их простота обманчива, учитывая, что прыгать бойцам приходится из мчащегося вертолета. Именно поэтому подготовка к подобным маневрам начинается за день до них. Вначале, находясь на базе, бойцы прыгают с макетов Ми-8 и грузовиков «Урал». А на следующий день они выезжают в поле, где отрабатывают действия в экстремальных условиях уже с участием «вертушки».

Винтокрылый форсаж

Спустя примерно час после начала разминки спецназа откуда-то издалека начинает доноситься мощный гул двигателей — и в игру вступает авианаводчик. При помощи шашки он пускает эффектный белый дым, показывая экипажу Ми-8, где именно нужно садиться. Машина постепенно снижается, оглушая всех находящихся на поле ревом двух своих моторов. Стоять рядом с вертолетом во время его посадки сложно: поток воздуха от мощных лопастей машины едва не сбивает с ног. Наконец, лопасти останавливаются, люк вертолета открывается — и по мини-трапу из него выходит экипаж из трех человек. Его командир — Сергей Житнухин, в «арсенале» которого 700 часов налета при минимальном требовании 100 часов.

«Вертолет Ми-8 используется для разных целей: это десантирование войск, перевозка грузов, боевая поддержка десанта. При необходимости эта машина может выступать как санитарный транспорт, с нее также можно тушить пожары; одним словом, она универсальна», — объясняет Житнухин.

Однако при всех своих достоинствах Ми-8 уязвим, как и любая техника. Собственно, учения росгвардейцев как раз и призваны отработать действия в те моменты, когда машине со спецназом угрожает опасность. Основных угроз может быть две — либо по вертолету ведут огонь, либо площадка, над которой он находится, непригодна для посадки. И в том, и в другом случае машина в момент высадки спецназа находится в воздухе, чтобы максимально быстро уйти из зоны посадки после того, как все бойцы десантируются из нее.

«Работа в подобные моменты — это огромный стресс для вертолетчиков: мало того, что сама боевая ситуация сопряжена с риском. Чтобы бойцы не пострадали при высадке, пилотам нужно строго контролировать высоту и скорость Ми-8. Ведь если вертолет зависнет на полметра выше положенного — шансы получить травмы у гвардейцев вырастут в разы», — объясняет Сергей Житнухин.

Обсудив план учений со спецназом, вертолетчики вновь заводят машину: ее двигатели уже не будут останавливаться до самого конца тренировки.

Нюансы мягкой посадки

Звучит команда на посадку — и мы с оператором, пригибаясь под потоком воздуха от лопастей, бежим к вертолету. Внутри машины не слишком просторно: основную часть пространства занимают огромные желтые баки с топливом. Мы прячемся за ними — и в салон один за одним заходят бойцы спецназа в бронежилетах и с автоматами наперевес. Несмотря на тесноту салона Ми-8, там помещается 12 бойцов — целая вертолетная поисково-штурмовая группа (ВПШГ). В какой-то момент гул двигателей начинает нарастать — и машина зависает над землей на небольшой высоте.

Бойцы один за одним начинают выпрыгивать из вертолета: успешный прыжок — и спецназовец занимает боевую позицию рядом с машиной. Во время этой тренировки ее участники как бы прощупывают почву, примеряются к ней. Это важно, ведь впереди испытание покруче — десантирование «штурмовым» способом из вертолета на ходу, причем безо всякого парашюта. Перед ним Сергей Житнухин вновь сажает свой Ми-8 на землю и берет на борт 12 бойцов.

На этот раз машина не зависает над полем, а поднимается высоко в небо для полноценного захода. За это время я успеваю насладиться прекрасными подмосковными пейзажами, открывающимися через открытый иллюминатор вертолета. Но уже через миг вертолет устремляется к земле, выравнивается параллельно ей и летит по прямой; его люк открывается — и бойцы один за одним прыгают на землю. Главное правило при этом — упал и лежи ничком, пока вертолет не пройдет над тобой. Иначе может задеть не только мощным колесом, но и хвостовым винтом, а это чревато большими проблемами со здоровьем. К счастью, в этот раз учения прошли удачно и обошлось без травм.

«Тренировки в нашей работе очень важны. Я сам приземлялся с Ми-8 семь или восемь раз — всякий раз успешно. Во время такого экстремального десантирования главное — грамотно сгруппироваться», — объясняет после учений боец отряда спецназа «Пересвет» Росгвардии Сергей.

Между тем все время, пока шли учения, за ними с интересом наблюдали местные жители. Им успели полюбиться белый дым, вертолеты и вооруженный спецназ на контрасте с заповедными пейзажами Мураново, а сами ежеквартальные учения бойцов Росгвардии незаметно превратились для них в любимое шоу.

Источник

Возьмут под крыло. Для чего Росгвардии нужна собственная авиация
Оцените эту новость

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Нравится
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вас возможно заинтересует...

Ответ России на выход США из ДРСМД будет ассиметричным и мегатонным

Читать далее →

Подписывайтесь на нас в Фейсбуке

Powered by WordPress Popup

Scroll Up