Loading...
You are here:  Home  >  Авторская колонка  >  Current Article

Хочу.

Опубликовано: 10.07.2016  /  Нет комментариев

Хочу![1]

«Никогда не судите подчинённого по внешнему виду –

зачастую под ангельским видом скрывается Азазель[2]»

(Из моей лекции молодым офицерам)

Действующие лица.

Пониковский Станислав Семёнович – отец жениха, пенсионер МО РФ, капитан 2 ранга в запасе.

Купидон – существо Светлой Нави.

Везельвул – существо Тёмной Нави.

Пониковская Валентина Петровна – мать жениха, пенсионерка.

Каллироя – существо Светлой Нави.

Обизат – существо Тёмной Нави.

Тищенко Дмитрий Анатольевич – отец невесты, пенсионер.

Хельги – существо Светлой Нави.

Дагон – существо Тёмной Нави.

Тищенко Вероника Андреевна – мать невесты, пенсионерка.

Лавиния – существо Светлой Нави.

Аграт – существо Тёмной Нави.

Пониковский Андрей Станиславович – жених.

Бел – существо Светлой Нави.

Кафциель – существо Тёмной Нави.

Тищенко Лариса Дмитриевна – невеста.

Камилла – существо Светлой Нави.

Тарпея – существо Тёмной Нави.

 

Часть 1. Канун.

Солнце нахально пробилось сквозь закрытые веки и Станислав Семёнович наконец–то проснулся.

– Вставай, пенсионер, нас ждут великие дела! – послышался в левом ухе до боли знакомый голос «вечного сотоварища» с хвостом, рожками и пятачком бывшего подводника, который уже более 54 лёт «вёл» Стаса по жизни. – К нам новые родичи пожаловали наконец–то…

Поблагодарив Везельвула[3] за информацию, Станислав встал и поинтересовался:

– Интересно – а во сколько они приехали–то? Кстати, о девочках – а что это мы у себя дома отпрысков своих не воспитываем? Или Лолла[4] отгул выделила нам?

Везельвул по привычке почесал пятачок кончиком хвоста и, озираясь, шёпотом ответил:

– Слышь, Стас, хватит подкалываться над бедным чёртом. У нас и так жизнь – как у чертей, да ещё и супруга командует: «Не там сел», «Ни туда посмотрел», «Внуки не кормлены»… Достало уже. А тут, па-а-анимаешь, такое событие, так что, мил человек, я сам себе отгул назначил… А родичи где–то к пяти утра пожаловали…

– Влетит тебе, Везельвул, за твою «самодеятельность», – напророчествовал рогатому Станислав и вышел из спальни. – Ладно, не дрейфь, старина, отобьёмся… Кстати, ты своей супруге и Обизат[5] наши приглашения передал?

– Передал, – ответил «сотоварищ» и поинтересовался у бывшего главного электрика бывшей 182-ой обрпл. – А Купидон[6] будет с Каллироей[7]?

– Обещались присутствовать, – проинформировал серого Пониковский и приступил к выполнению «утреннего распорядка дня», а именно: вышел из комнаты, прошествовал мимо холодильника, что прижался задом к правой стенке, дошёл до двери, которая выделялась коричневым цветом справа, открыл её и вышел в «предбанник». Там, надев на ноги тапочки, вышел на улицу и прошествовал на летнюю кухню, на строительстве которой два года назад и заработал себе астму сердечной мышцы, которая, несмотря на все дорогостоящие таблетки, никак не собиралась покидать организм бывшего подводника.

Взяв с печки кастрюлю с варевом для кур, Станислав Семёнович вышел из кухни, повернул за угол вправо и, прошествовав мимо столь лелеемой им парилки с душевой, двинулся по направлению к курятнику, для чего миновал сначала колодец, затем – поленницу дровишек, повернул вправо, оставил за собой два сарайчика – один справа, другой – слева, и наконец достиг цели своего путешествия. Открыв калитку, Станислав Семёнович высыпал на поддон кашу и открыл дверь в курятник. Первым – как всегда – вылетел кандидат на Рождественский холодец – петух, вслед за ним потянулись и жительницы его «гарема».

Убедившись, что пернатое семейство начало насыщение, Станислав Семёнович вылил из куриного чайника старую воду и обновил им питьё, после чего покинул загон и закрыл дверцу. Водворив кастрюлю на своё «штатное» место на кухне, Станислав Семёнович отправился… (кто не понял – совершать утренний туалет)…

Закончив с выполнением утренних мероприятий, бывший главный электрик 182 обрпл[8], ныне как уже 4 года «почившей в бозе» капиталистического строительства преданного своими же руководителями СССР зашёл в дом, приблизился к холодильнику с широковещательной маркой «Indesit» на верхней дверце (к слову – у которого за первые четыре месяца эксплуатации 2 раза меняли компрессор – это как показатель западэнского качества), открыл его, добыл из «недр» агрегата, сотворённого согласно формуляру где–то на Аппенинском полуострове (чтоб его цунами затопило!),  кусок колбасы «Аппетитной» и масло сливочное, сильно смахивающее по вкусу на маргарин, после чего и направился на главную кухню с благой целью поставить себе чайничек – дабы попить чайку, для чего наполнил электрический чайник водичкою, включил его в «производство жареной воды», а сам забрал со стола заварник и вышел снова во двор, затем прибыл к рукомойнику и вымыл китайский ширпотреб. Закончив сиё мероприятие, Станислав Семёнович вернулся в дом и засыпал свежей заварки в только вымытое «изделие», дождался пока электрочайник выключится, снял его с подставки и залил насыпанную заварку кипяточком, затем одел на заварник крышку, укутал его курткой Андрея (купленной, когда тому было годика 3) и отправился поднимать Валентину Петровну

Тем временем вечный «сотоварищ» капитана 2 ранга в запасе Пониковского выдернул откуда–то из подземелий своего папашки «подругу» супруги Станислава по имени Обизат, которая сообщила, что она благодарна Пониковскому за приглашение на свадьбу его сына, но у неё дома случился лёгкий форс–мажор, а посему она сможет присутствовать только завтра на банкете. Везельвул прокомментировал сие сообщение: «Что с вами, женщинами, делать – всё у вас не слава Богу», но Обизат не стала слушать поседевшего серого с пятачком и исчезла в Мире Нави

В это время перед хвостатым баламутом появились две серые сущности «мужескаго и женскаго полу» с рожками и прочими атрибутами представителей Тёмной Нави, которые тут же галантно представились: один – Дагоном, вторая – Аграт и сообщили, что подопечного Дагона титулуют Дмитрием Анатольевичем, а подопечную АгратВероникой Андреевной. Далее Аграт собралась было уже начать монолог о своей хозяйке, но тут в кухню вошла Валентина Петровна  и строго осмотрела присутствующего супруга, который вместо того, чтобы начать чаепитие стоял и с кем–то беседовал. Везельвул успокоил встревоженных сородичей, что никто их мухобойкой гонять не будет, «подруга» вошедшей по имени Обизат из–за каких–то событий в своей семье будет только завтра к пиршеству, а Валентина Петровна их не видит, так что бояться им по существу и нечего.

Пониковский подтвердил вышесказанное своим «сотоварищем», затем налил в свой стакан заварки, вкинул туда 2 «таблетки» сахарозаменителя (спасибо Германии – согласно надписи на пластмассовой коробке1 «таблэтка» – как говорил товарищ Папанов в «Бриллиантовой руке» – заменяет 1 чайную ложку сахара, однако Станислав Семёнович что–то такой «замены» никогда не ощущал – как всегда «всё врут календари», то есть западные производители), затем дотянулся до чайника и налил «до краёв» свою кружку. После выполненных мероприятий он протянул чайник супруге, а сам повернулся к столику с хлебом, отрезал себе два тонких куска хлеба, отчекрыжил 4 куска «ковбасы», намазал куски хлеба подобием сливочного масла и смело водрузил на это безобразие по 2 кружка «ковбасы» для красоты.

Не забыл Станислав Семёнович и «сотоварища» – достал из кулька несколько печенюшек и протянул из поседевшему баламуту – чтобы сам подкрепился и друзей новых угостил – и побыстрее, пока супруга не застукала их за этим безобразием, а то она разбираться не станет – кто там прав, кто виноват – выговоры в её «записаторскую книжку» получат все. Везельвул схватил угощение и вместе с Дагоном и Аграт скрылись из глаз долой

Тем временем из комнаты гостей появился будущий тесть старшего сына Станислава Семёновича (если кто уже забыл – напомню; Тищенко Дмитрий Анатольевич), поздоровался с присутствующими и прошествовал мимо кухни прямо к входной двери, заявив, что он «на пять минуток – покурить и размяться», протянул руку… и скрылся за дверью…

Прошло уже около четверти часа, когда он появился в доме. Валентина Петровна пригласила его ещё раз позавтракать, а заодно и напомнила, чтобы Дмитрий Анатольевич не поленился сходить в их комнату и пригласить свою супругу к завтраку, однако Дмитрий Анатольевич предупредил присутствующих, что супруга евонная – Вероника Андреевна – в связи с повышенным содержанием сахара в крови сделала себе укол инсулина, так что придётся с часок подождать…

Пониковские согласились, что подождать можно – ничего страшного, но чай только что заварился, а посему лучше свеженького всё–таки испить, а через часок можно и ещё раз пропустить по стаканчику благородного напитка.

Дмитрий Анатольевич счёл доводы Валентины Петровны разумными и через 10 минут, которые понадобились супруге Пониковского на приведение себя «в боевое состояние», приступили к завтраку.

Окончив «приём пищи», Дмитрий Анатольевич вышел на улицу снова «перекурить это дело», а Валентина Петровна ушла на летнюю кухню продолжать готовить яства к праздничному свадебному столу… В связи с тем, что супруг ей пока ещё не был нужен в качестве рабочей силы, то Санислав Семёнович, узнав об этом у своей супруги, отправился к себе в комнату, достал несколько листов бумаги и ручку, после чего написал некоторые народные рецепты, для Вероники Андреевны, которые позволяют без инсулина снижать сахар в крови. Так как мои рассказы читают люди, больные сахарным диабетом[9], привожу дословно текст записки:

«                                    Рецепты для снижения сахара в крови.

  1. Топинамбур – природный поставщик инсулина в организм (употреблять в любом виде).
  2. Кефир и гречневая мука снизят уровень сахара в крови, очистят кишечник и сосуды, нормализуют обмен веществ и работу поджелудочной железы. Воистину целебное средство!

Рецепт: необходимо 1 ст. ложку гречневой крупы размять в кофемолке до состояния однородной муки, добавить муку в 1 стакан кефира, поставить в холодильник. Утром, за 0,5 часа до еды выпить. Курс лечения – 14 суток.

  1. 75 гр корней родиолы розовой залить 0,5 л водки. 10 дней настоять в тёплом тёмном месте, периодически встря­хивая. Процедить, принимать по 0,5 ч. ложки ут­ром и вечером. Курс лечения – 2 недели, через 1 месяц можно повторить.
  2. 1 ч. ложку ягод лимонника положить в термос и залить 1 стаканом кипятка. Утром процедить, разделить на 4 приёма и принимать 4 раза в день за 1 час до еды. Курс лечения – 2 недели, через 1 месяц можно по­вторить.

От диабета.

  1. Корень лопуха10 гр.; кожура фасоли или створки плода фасоли10 гр.; листья чер-

ники10 гр.; солома овса10 гр.; цветки бузины чёрной10 гр.

3 ст. ложки смеси залить 3 стаканами воды и кипятить на слабом огне 10 минут, настоять в термосе 40 минут, процедить, принимать по 0,5 стакана 6÷8 раз в день перед едой.

  1. Корень лопуха20 гр.; листья черники20 гр.; плоды шиповника20 гр.; створки плода фасоли20 гр.; цветы яснотки белой20 гр.

Всё залить 1 л кипящей воды, настоять в термосе 10÷12 часов, процедить. Выпить в течение 1 дня в 6 приёмов.

  1. Взять листья ежевики с незрелыми плодами. Добавить в равных частях листья черники и корень гравилата.

1 ст. ложку сбора залить 250 гр. крутого кипятка. Настаивать 10 минут. Пить в тёплом виде маленькими глоточками по 1 стакану в день до еды, 5 раз в день

  1. Зелёные створки фасоли взять в равных частях с корнем аира и золотой лапчатки.

Настаивать 30 минут и пить 5÷6 раз в день по 0,25 стакана.

  1. Лист брусники50 гр.; трава тысячелистника50 гр.; лист черники50 гр.; ромашка аптечная20 гр.; корнит девясила50 гр.

2 ст. ложки травяного сбора залить 0,5 л кипятка, кипятить на слабом огне 10 минут и настоять 40 минут.

Принимать перед едой по 3 ст. ложки в течение 1 месяца.

Рецепты.

  1. Крапива двудольная.

Для приготовления настоя 50 гр листьев крапивы заливают 500 мл кипятка, при этом лучше использовать эмалированную посуду. Спустя 2 часа настой процедить и пить по 1 ч. ложке 3 раза в день до еды. Лучше заваривать свежие листья. Из молодой крапивы можно приготовить щи и разные вита­минные салаты.

  1. Стручки фасоли.

Собирают в августе и используют в виде отвара: 15÷20 гр стручков варят в течение 3÷4 часов в 1 л воды до половины объёма. Полученный отвар следует остудить, процедить и прини­мать по 0,5 стакана за 30 минут до еды 3÷4 раза в день в тече­ние 3÷4 месяцев.

  1. Корень одуванчика.

1 ч. ложку мелко нарезанного корня заваривают как чай в 1 стакане кипятка, настаивают 20 минут, охлаждают, про­цеживают. Принимают по 0,25 стакана 3÷4 раза в день.

  1. Листья ореха грецкого.

Для приготовления настоя 1 ст. ложку измельчённых листьев заливают 1 стаканом кипятка, кипятят 20÷30 секунд, настаивают, процеживают и принимают в течение дня. Можно также использовать перегородки грецкого ореха. Для этого перегородки от 40 штук грецких орехов заливают 1 стаканом кипятка и томят на водяной бане в течение 1 часа. Внутренняя кастрюля должна быть стеклянной или эмалированной. Затем сле­дует остудить, процедить и принимать по 1 ч. ложке 3 раза в день до еды.

  1. Козлятник лекарственный (галега).

Способ приготовления: 1 ст. ложку сухой травы прокипятить 10÷15 секунд в 250 гр кипятка, затем процедить, отжать и пить по 0,5 стакана 3÷4 раза в день до еды. Исполь­зовать козлятник лекарственный необходимо под контролем вра­ча. Необходимо отметить, что растение способствует повышению артериального давления.

  1. Свекла красная.

Свежий сок свеклы пьют при диабете по 0,25 стакана 4 раза в день.

  1. Брусника обыкновенная.

При диабете благотворное действие оказывают свежие ягоды брусники.

  1. Голубика болотная.

В народной медицине применяют отвар молодых побегов и листьев.

1 ст. ложку травы заварить 1 стаканом кипятка, кипятить 10 минут на слабом огне, охладить, процедить. При­нимать по 1 ст. ложке 3 раза в день.

  1. Хвощ полевой.

Для приготовления отвара берут 30 гр хвоща полевого, за­ливают 1 стаканом кипятка, кипятят 5÷7 минут, затем настаивают 2÷3 часа. После процеживания через марлю принимают по 2÷3 ст. ложки 3÷4 раза в день перед едой.

Хвощ полевой можно использовать в свежем виде (салаты, начинка для пирогов), а также в виде настоя.

  1. Салат из хвоща полевого.

2 стакана мелко порезанных листьев полевого хвоща смешать с 50 гр зелёного лука, щавелем 20 гр; можно добавить 40÷50 гр листьев одуванчика. Заправить либо растительным маслом, либо сметаной. По вкусу посолить.

Пестики полевого хвоща можно добавлять в окрошку.

  1. Шиповник.

Для приготовления отвара берут 10 измельчённых плодов шиповника, заливают 1 стаканом кипятка, кипятят 3÷5 минут, настаивают 4÷5 часов, после процеживания отвара принимают по 0,5 стакана 3÷4 раза в день.

  1. Целебный рецепт на основе молока и настойки прополиса: необходимо в течение 10 дней перед отходом ко сну выпивать по 0,5 стакана теплого молока с добавлением 15 капель настойки прополиса. Такой курс исцеления можно проводить 2 раза в год.
  2. Целебный рецепт на основе кефира и корицы: необходимо в течение 2 недель утром за полчаса до еды выпивать по 1 стакану кефира с добавление 1 ч. ложки молотой корицы.
  3. Овсяный отвар нормализует уровень сахара: необходимо 1 ст. ложку зерен овса залить 1 стаканом воды, довести до кипения и варить на среднем огне в течение 15 минут. Отвар процедить и остудить, разделить на 3 приема и выпить в течение дня.
  4. Чай из лепестков черной смородины: необходимо 1 горсть высушенных листьев черной смородины залить кипятком, подождать пока он немного остынет. Регулярные прием чая из листьев черной смородины нормализует уровень сахара в крови.
  5. Отвар листьев черники: необходимо 1 ст. ложку измельченных черничных листочков залить 2 стаканами кипятка, еще раз довести до кипения и дать настояться в течение нескольких часов. Принимать целебный отвар следует по 0,5 стакана за 0,5 часа до еды.
  6. Напиток на основе цикория: научные исследования подтвердили способность цикория эффективно снижать уровень сахара в крови, поэтому будет целесообразно ввести в свой рацион напиток цикория.

Сборы.

  1. Лопух (корни) – 1 часть, фасоль, стручковая, сухие створ­ки1 часть, черника (лист) – 1 часть.

60 гр сбора настаивать в литре холодной воды 12 часов. Затем кипятить 5 минут, настоять, укутав, 1 час, процедить. Принимать по 0,75 стакана 5 раз в день через 1 час после еды.

  1. Черника (лист) – 1 часть; фасоль стручковая, сухие створ­ки1 часть; лен (семена) – 1 часть; овсяная солома1 часть.

3 ст. ложки сбора на 3 стакана воды. Кипятить 10 минут, настоять, укутав, 30÷40 минут, процедить. Прини­мать по 0,25 стакана 6÷8 раз в день.

  1. Трава хвоща полевого20 гр; трава горца птичьего20 гр; трава земляники20 гр.

1 ст. ложку сбора залить стаканом кипятка, кипятить 3÷5 минут, настаивать 10÷15 минут. Процедить. Принимать по 1 ст. ложке за 20÷30 минут до еды 3÷4 раза в день.

  1. Листья черники25 гр, листья одуванчика25 гр, трава галеги лекарственной20 гр.

1 ст. ложку сбора залить 300 мл кипятка, прокипятить 5 минут, настоять, процедить.

Принимать по 0,5 стакана 2÷3 раза в день перед едой за 20 ми­нут.

  1. При диабете 2÷3 измельчённых луковицы залить 2 ч. чашками тепловатой воды, выдержать 7÷8 часов, процедить и пить настой по 1 кофейной чашке 3 раза в день перед едой.
  2. Листья черники25 гр; трава галеги лекарственной25 гр; листья крапивы двудомной25 гр.

1 ст. ложку сбора залить 300 мл кипятка. Прокипятить 15 минут, настоять 5 минут, процедить. Принимать по 2÷3 ст. ложки 3÷4 раза в день перед едой за 20 минут.

  1. Листья пустырника10 гр; листья земляники15 гр; ли­стья шелковицы20 гр.

1 ст. ложку сбора залить 1 стаканом кипятка, кипятить 3÷5 минут, настоять в течение часа. Процедить, принимать по 2 ст. ложки 3 раза в день после еды.

  1. Листья черники50 гр; стручки фасоли50 гр; трава галеги50 гр; листья мяты50 гр.

2 ст. ложки сбора залить 0,5 л крутого кипятка и настоять 30 минут, процедить. Принимать по 0,33 стакана 3 раза в день до еды»[10].

Когда Станислав Семёнович окончил труды свои, то Вероника Андреевна уже появилась на кухне и была готова завтракать. Дмитрий Анатольевич, уже к тому времени немного освоившийся в доме новых будущих родичей и покуривший вволю под ранним солнышком, налил супруге чаю и нарезал пару бутербродиков. Чтобы им не было скучно, на кухню пришёл и положивший листы с рецептами на стол в комнате гостей Станислав Семёнович, который сев на своё место, проинформировал товарищей Тищенко, что для снижения сахара в крови Вероники Андреевны лучше всего помогает топинамбур – если есть желание – то Пониковский прямо сейчас накопает хоть ведро сего продукта, а для дальнейшего избавления от уколов он написал несколько рецептов – пусть Вероника Андреевна попробует – зачем дырявить кожу иголками, если Природа–Матушка сама позаботилась о помощи при диабете.

Вероника Андреевна покивала головой, но что–то подсказало бывшего главному электрику 182 обрпл, что слова его для мадам Тищенко ничего не значат…

В это время на кухню зашла Валентина Петровна и предложила будущей тёще своего старшего сына что–нибудь перекусить – мол, чего просто воду крашеную пить, надо заправиться чем–нибудь посущественнее – ибо дел предстояло на сей день немеряно – и всё надо успеть. Вероника Андреевна отмела с ходу все попытки её накормить более плотно и потихоньку начала опрашивать хозяев – что и как они думают по поводу предстоящей свадьбы…

Валентина Петровна сообщила интересующейся, что от них уже ничего не зависит – молодые приняли решение – даже несмотря на настойчивое желание родителей Ларисы Дмитриевны провести свадьбу весной – заявление подано, кольца куплены и теперь уже отрабатывать «реверс»[11] поздновато…

Верноника Андреевна не поняла значение слова «реверс» и бывший подводник объяснил, что раз машина едет вперёд под горку с ускорением, то уже поздно врубать заднюю передачу…

Будущая тёща видно так и не поняла смысла ей разъяснённого, но сделала вид, что она – типа в курсе – и поспешила перевести русло разговора в другую сторону. Осторожно выведав, что родители будущего зятя уже на пенсии, что мама Андрея когда–то работала по торговой части, а папа – был военным. Вероника Андреевна решила поговорить на более ей знакомую тему – о торговле…

Сев на «любимого конька» будущая тёща уже никому не давала раскрыть и рта. Станислав Семёнович прикрыл глаза и ушёл, по давней привычке присутствия на всякого рода заседаниях, в нирвану собственных мыслей. Дмитрий Анатольевич – как понял Стас – тоже был из таких же, как и он – то есть умеющий отключать своё сознание во время ничего не дающих, но всегда призывающих к трудовым (военным) подвигам, речей начальников – устремил свой взор в глубины Бытия (никак не меньше) и не пытался остановить супругу. Валентина Петровна повернула своё лицо к говорившей и внимательно слушала (или делала вид, что слушаетСтанислав так и не понял)…

Веронику Андреевну «понесло» как Остапа Бендера в безсмертном романе двух еврейских писателей о постреволюционном СССР «12 стульев». В красочных тонах она расписала свою трудовую деятельность на ниве торговли. Как она боролась с «расхитителями социалистической собственности» (то есть капиталистической), но её не «поняли» и с почётом выпроводили на пенсию – дабы воровать не мешала…

Это написано быстро и кратко, а речь Вероники Андреевны продолжалась не менее получаса, то взлетая на немыслимые высоты пафоса и своей значимости, то падая в глубокие ущелья разочарований в существовании хоть каких–нибудь зачатков Совести у её товарок…

Закончив сакраментальным: «Хотя, я думаю, у вас всё тоже самое творится», Вероника Андреевна умолкла и посмотрела на полупустую свою кружку, на поверхности остывшего чая переливались всеми цветами радуги[12] заварочные плёнки. В это время некстати вернувший в наше пространство и время Станислав Семёнович решил прервать Ниагару слов об украинской торговле и поинтересовался – как будущие родственники преодолели границу.

Дмитрий Анатольевич объяснил, что вроде бы всё ничего, но вот только на российской границе их долго промурыжили, пешком пришлось долго идти…

«Это всё Путин виноват!» – вдруг изрекла Вероника Андреевна, недовольно поджав губы. Пониковский внимательно посмотрел на мадам Тищенко – всё ли у болезной в порядке с головой и поинтересовался: «А разве Путин национальных гвардейцев, которые широковещательно объявляют: «Москаляку на гиляку» у границы с Крымом расквартировал? Разве Путин воду от Крыма отключил?…». На эти вопросы последовало чисто украинское: «А кто же?», что означало, что даже и в славном граде Кривой Рог уже люди перестали воспринимать адекватно действительность…

Пониковский хотел было уже объяснить будущей родственнице – кто, когда и зачем присоединил Крым к Российской Империи, когда появились украинцы и украинский язык в частности, но мудрее всех оказался Дмитрий Анатольевич, заявивший: «Всё, хватит про политику…», после чего тема дискуссии тут же иссякла, Валентина Петровна встала, подошла к чайнику, включила его «на подогрев», дождалась, когда вода вскипит, сняла чайник с подставки и пополнила кружку Вероники Андреевны

Станислав Семёнович от греха подальше убыл в свою комнату, откуда его и позвала Валентина Петровна – чтобы шёл с ней на кухню помогать делать салаты…

Около полудня проснулись и молодые, позавтракали, переговорили с родителями Ларисы Дмитриевны и в 13.30 все вместе погрузились в автомобиль и уехали в город по своим делам…

*     *     *

Вернулись они к 16.00 с какими–то покупками. Валентина Петровна совместно со Станиславом Семёновичем трудились на летней кухне, готовя закуски на следующий день. Молодые зашли в дом с покупками, Дмитрий Анатольевич воткнул в рот очередную сигарету, подошёл к летней кухне и предложил Пониковскому–папе показать хозяйство. Валентина Петровна отпустила супруга, так как основные мероприятия по подготовке яств были уже выполнены, и оставалось навести только «мелкие штришки» на всю композицию. Сказав, что она будет ждать Галину Ефремовну, которая за «долю малую» согласилась поработать поварихой (та уже должна была вот–вот явиться), мама жениха отпустила мужчин.

Станислав Семёнович в течение получаса поводил Дмитрия Анатольевича по «хозяйству» и напоследок привёл его к своей гордости – парилке. Мужчины осмотрели её, но тут во дворе послышался голос будущей тёщи Пониковского–среднего (Пониковскиймладший уже к тому времени был женат как год и 3 месяца), которая изъявила желание помочь Валентине Петровне.

– Давайте, я сварю борщ! – предложила Вероника Андреевна, но Валентина Петровна отмела все потуги бывшей руководительницы торгового центра, ибо всё уже было сварено, лишней косточки или рёбрышка у мамы Андрея Станиславовича в наличии не было, а без мосла – какой нормальный борщ может получиться? Да никакого.

– Что тут творится? – обратилась к Везельвулу и Дагону, появившаяся из волн эфира озабоченная Обизат.

– Да тут ктой–то в бой рвётся, – ответил Дагон и усмехнулся. – Начинается концерт очередной…

Валентина Петровна объяснила маме своей будущей невестки, что в настоящее время в доме еды больше чем достаточно, а посему – пусть та отдыхает и готовится к завтрашнему торжеству морально и физически…

Посчитав, что доводов приведено в достаточном количестве, Валентина Петровна развернулась и снова скрылась в чреве летней кухни…

Но Аграт нонче была в ударе и всё время «подстёгивала» свою хозяйку на новые подвиги. Веронику Андреевну обуял бес деятельности, поэтому она пошла вослед за Валентиной Петровной и направилась на летнюю кухню – дабы помочь в приготовлении яств. Обизат перехватила Аграт и попыталась втолковать той, что не всегда – «всё что делается – к лучшему», на что «подруга» на языке великих копателей Черного моря и отсыпников Кавказских гор ответила, что «не треба мені вказувати – що і як робити, ми самі грамотні![13]» – в смысле: отстань и катись колбаской по Малой Спасской

Обизат обиделась и хотела уже как следует ответить нахалке и даже отвела слегка назад правую ногу с благой целью сообщить пинком под зад «пріверженніце незалежності України»[14] направление движения, но тут к ней подскочил Везельвул и, подхватив давнюю подругу под локоток, увёл её от греха подальше. Прибывший к ним на подмогу Дагон объяснил присутствующим, что когда на Аграт «набегает» искуситель поработать – лучше с ней не связываться – ничего хорошего из этого не выйдет.

Но Обизат также была настроена воинственно – как это так – она – «подружка» хозяйки дома, считай – сама хозяйка, а тут какая–то фифа[15] из Кривых Рогов (даже тут у них не всё слава Богу – подчеркнула она, – рога – и те кривые) смеет ей указывать… Гневная речь Обизат могла бы продолжаться долго, однако Везельвул прервал её, сказав, что объявит от имени своего отца Аграт выговор в свою записную книжку, да и вообще – на больных не обижаются…

В это время Вероника Андреевна была перехвачена Дмитрием Анатольевичем, который под руководством Станислава Семёновича окончил «осмотр» хозяйства Пониковских и как раз подходившей к летней кухне. Подхватив свою супругу под правый локоток, «товарисч» Тищенко скрылся с ней в доме. Все облегчённо вздохнули и занялись каждый своим делом…

Через час появилась Галина Ефремовна с сумкой, были вызваны Дмитрий Анатольевич и Андрей Станиславович. Пониковский–старший помог мужчинам перенести в багажник автомобиля яства и продукты, после чего перечисленные товарищи под руководством Валентины Петровны загрузились внутрь «Шкоды» и убыли в заранее снятое кафе для подготовки зала к проведению торжеств по случаю бракосочетания Андрея Станиславовича с Ларисой Дмитриевной

Пониковский–старший был оставлен «на хозяйстве». Вероника Андреевна сказала, что ей не очень хорошо и нужно полежать мальца, дабы восстановить увядшие силы, а будущей супруге сказали, что у ней всё ещё впереди – ещё и наготовится, и настирается, и… и т.д. и т.п., так что пусть сидит пока и отдыхает…

Вернулись они часам к 23.30. Поставив машину перед воротами. Андрей зашёл в дом и направился к своей благоверной. Дмитрий Анатольевич вместе с Валентиной Петровной зашли в дом и ответили на все вопросы Станислава Семёновича, что всё «пучком, хлопцы запряжены и кони пьяны» – то есть волноваться не о чем, после чего были приглашены на кухню поужинать. Кушать они не возжелали, а вот попить чайку – согласились.

В это время на кухню зашёл Андрей и сообщил, что свидетельница, которая должна была сегодня выехать из Кривого Рога, ехать не собирается – типа некогда. На вопрос: «И что дальше?» Андрей Станиславович схватился за телефон и направился к своей расстроенной невесте, которую так жестоко «подставила» подруга. Через минут 40 он вышел к родителям, которые за чаем обсуждали всевозможные варианты развития событий, и сообщил, что свидетельница нашлась из знакомых Андрея, так что волноваться не надо…

Родители вздохнули с облегчением, допили чай и отправились спать…

 

Часть 2. Свадьба.

Утром следующего дня Станислав Семёнович поднялся рано – как будто и не ложился за полночь. Тихонько встав с супружеской постели, бывший «ботик Петра Первого» (читай рассказ «Цирк уехал») прошествовал к родному стулу, памятному с глубокой древности – то есть с ранней юности – и не спеша оделся. И в точности повторил процедуру «утреннего распорядка дня» (читай в части первой рассказа)

После того, как заварник был готов к наполнению кипятком, чайник включен и Валентина Петровна поднята с постели, дверь в комнату тестя и тёщи открылась, и Дмитрий  Анатольевич вышел «в люди». Поздоровавшись с супругами Пониковскими, он открыл входную дверь и скрылся из виду. Затем вышел во двор и продефилировал мимо окна в столовой с уже дымящейся сигаретой во рту. Дагон поздоровался с вальяжно развалившимся на левом плече бывшего подводника Везельвулом, рядом с которым полусидела и Обизат, потом сообщил Пониковскому–папе, что он «готов як штык», что Аграт вместе с Вероникой Андреевной «наводят марафет и щас явятся».

Станислав Семёнович тем временем изготовил заварку, выставил чашки на стол, выделил товарисчам с пятачками и рожками кое–какой харч – дабы подкрепили увядшие в Преисподней силёнки и сел завтракать. Через некоторое время к ним присоединилась Валентина Петровна, а минут через десять, когда Пониковский вместе с серыми «сотоварищами» и «подругами» уже закончили завтракать, как в кухню вошла и Вероника Андреевна. Поздоровавшись со всеми, она села на табурет и тоже начала завтракать.

Время было 07.30. Андрей с Ларисой встали тоже рано, так как дел было ещё много – невесте предстояло сделать причёску и макияж, Андрею – подготовить машины к свадебному кортежу, да и себя привести в соответствующее и приличествующее случаю состояние.

Тут во дворе раздался звонок – это приехал на своей машине свидетель со стороны жениха – Пётр Валерьянович с очень русской фамилией Пономарёв, чтобы забрать Ларису Дмитриевну и отвезти её к парикмахеру. Пониковский–старший открыл двери, поздоровался с Петром и пригласил того откушать, но Пётр Валерьянович отказался, заявив, что уже завтракал и попросил ускорить невесту – времени оставалось не так и много. Но торопить никого не пришлось – в сопровождении Андрея Лариса Дмитриевна выпорхнула из дома и подбежала к машине, в которой сидела практически в полночь предыдущего дня назначенная свидетельница – Майорова Анжелика Игоревна, помахала Петру рукой – мол, хватит болтологией заниматься – «вперёд, на мины» (как любил подстёгивать нерадивых в своё время заместитель командира 182-ой обрпл капитан 1 ранга Сергей Владимирович Красенский, к сожалению ныне уже покинувший Мир Яви). Тот отошёл от родителя жениха и, сев за руль, вместе с невестой выехал на дорогу, после чего надавил на газ и скрылся в голубой дали…

Позавтракав, родители жениха и невесты под навесом во дворе расчистили стол, на котором семейство всегда питалось в тёплое время года, накрыли его скатертью и расставили на нём пяток бутылок шампанского, бутылочку коньяка, которому всегда отдавал предпочтение Дмитрий Анатольевич, и разложили нехитрую закусь.

Окончив сиё мероприятие, Андрей вместе с отцом взяли ленту и вышли на улицу, где уже стояла выгнанная перед этим из гаража «Шкода». Открыв капот, с помощью «подвязок» они закрепили сверху капота ленту, которая означала – не просто так собирается ездить по дорогам Крыма сия машина, а по важному делу.

В 08.45 к ним подъехала ещё одно авто, внутри которой сидели – давний друг Андрея СтаниславовичаМухин Игорь Васильевич со своей супругой Ольгой Сергеевной, на недавнюю свадьбу которых Андрей был приглашён со своей невестой, и ещё один товарищ молодого – Павлов Сергей Петрович. Поздоровавшись с присутствующими, вылезший на свет Божий Игорь предъявил жениху взятый с собой фотоаппарат, после чего вместе с Андреем украсили лентами и свою машину.

Постояв и покурив немного, Андрей с Игорем уже собрались было идти домой, но тут около их дома остановилась корейская иномарка, за рулём которой сидел приглашённый Валентиной Петровной в качестве водителя Горелов Валерий Фёдорович, чью машину тоже украсили лентами. Закончив подготовку автотранспорта к поездке, все направились во двор дома. Станислав Семёнович зашёл к себе в комнату и облачился в светлые брюки (купленные ещё к свадьбе младшего сына, который вместе со своей супругой и дочерью ныне жил в городе Железнодорожном, что под Купавной Московской области находится) сверху натянул бело–серый свитер, проверил степень зарядки своего сотового телефона, положил его в сумку, в которой ещё со вчерашнего вечера лежали рушник, портмане с энной суммой денег (Горелову, Галине Ефремовне и сыну с супругой «для обзаведения») и ещё кое–какие мелочи, необходимые в свадебный день…

В 09.55 к воротам с табличкой «Семёновская, 152» подъехала машина свидетеля Андрея Петра, который заглушил движок, вышел из машины и открыл левую заднюю дверцу, из которой выпорхнула на зелёную травку Лариса Дмитриевна уже с наложенным макияжем и умопомрачительной причёской, а вослед ней из правой дверцы вылезла вовремя отозвавшаяся на просьбу Андрея свидетельница невесты по имени Анжелика, с которой Андрей когда–то учился в Национальном университете ядерной энергетики и промышленности, созданном на месте не нужного украинским правителям и разгромленного как Киев Батыем Севастопольского Военно–Морского Инженерного Училища, который и заканчивал в славном 1988 году отец жениха

Выскочивший встречать свою будущую супругу Андрей Станиславович был отряжён украшать оставшимися двумя лентами машину Петра, а невеста была препровождена в комнату к Андрею в сопровождении своей мамы Вероники Андреевны и Мухиной Ольги Сергеевны для облачения в подвенечное платье.

Всем мужикам было указано на дверь – «неча вам тут подглядывать!» – и женщины скрылись за дверью, которую не преминули закрыть. Тем временем Игорь Васильевич вместе со Станиславом Семёновичем ещё раз проверили (в который уже раз!) зарядки фотоаппарата и сотового (чтобы хватило на весь день), «нештатный фотограф» передал зарядное устройство Пониковскому–старшему, который положил его в свою «торбу» и некстати вспомнил себя в этой роли (читай рассказ «Дед Мороз и Снегурочка) на праздновании Нового Года в светлом граде Бечевинка, что на Камчатке у полуострова Шипунского обитался, только в сей раз у Станислава был не фотоаппарат «Зенит–ЕМ», а сотовый телефон, название которого бывший подводник никак не мог вспомнить (да и не надо это было ему)…

Через минут 40 в доме зашевелилось и засуетилось. Мужчины, что стояли во дворе и курили (за исключением Станислава Семёновича) подались в дом, где возле зеркальца крутилась рядом с Вероникой Андреевной, Валентиной Петровной, Ольгой Сергеевной и Анжеликой Игоревной уже обряженная в подвенечное платье невеста, рассматривая свой наряд и проверяя – не жмут ли новые туфли на «аграмадном каблуке», как проинформировал Станислава вездесущий Везельвул.

Попытка войти в дом Андрея Станиславовича была блокирована женщинами сразу – а то ишь какой хитренький – хочет невесту забрать без выкупа. Пришлось жениху раскошелиться, после чего счастливая невеста поцеловала своего будущего мужа, а мать невесты благословила молодых иконой, даже не озадачиваясь мыслью – а являются ли новоявленные родственники христианами.

Затем все вышли из дома и направились к накрытому столу. Под строгим взором Вероники Андреевны свидетель со стороны жениха Пётр Валерьянович открыл бутылку шампанского и разлил пенный напиток по бокалам. Дмитрий Анатольевич не стал раздражать свой желудок игристым напитком, а открыл бутылочку с коньячком и налил себе маленький стопарик.

– А что это они с утра пораньше? – послышалось в левом ухе Станислава Семёновича голос Везельвула. – Как мне вспоминается в Греции за такие вещи молодых секим башка делали…

– Но то в Греции, а в Элладе допускали. Мне их не переделать, – ответил «сотоварищу» Пониковский–старший. – Пусть что хотят, то и делают.

– Слышь, Стас, а что это там Аграт к выпивке тянется? Дагон – что это с ней?

Дагон махнул рукой и ответил:

– Да, Везельвул, она такая – куда Вероника, туда и она…

Далее мать невесты произнесла прочувственную речь, чуть не уронив скупую женскую слезу на тёмное платье, закончив тост следующими словами:

– Чтобы у них всё было хорошо…

Никто не стал оспаривать эту несомненно очень важную и трепещущую мысль, подняли свои бокалы и осушили их, Аграт влила в себя «пару капель» коньячку из стопарика отца невесты и затем отлакировала всё это шампанским, сам же Дмитрий Анатольевич побаловал себя 48-ью граммами коньяка (если кто забыл – пару грамм приняла «на грудь» Аграт) – чтобы солнышко светило ярче…

Выпив, присутствующие (кроме всё тех же Пониковского, Петра Валерьевича и Игоря Васильевича) приложились к закускам, после чего Вероника Андреевна предложила выпить «на ход ноги», чтобы доехали до ЗАГСа без приключений и ещё раз сурово посмотрела на недогадливого Петю, который уже было собрался «отвалить» от стола – ему–то рулить ещё «от меня и до вечера». Остановленный взором будущей свекрови друга, Петро наполнил шампанским ещё 7 фужеров, Дмитрий Андреевич эксплуатировать товарища Пономарёва не стал, поэтому самостоятельно наполнил свой стопарик..

– Чтобы в дороге ничего не приключилось! – провозгласила Вероника Андреевна и махом выпила шампанское. За ней последовали и остальные присутствующие во главе с Аграт.

– Слышь, любезная, хватит спиртное лакать! – гаркнул Везельвул «подружке» мамы невесты, но та просто проигнорировала крик души серого с хвостом и снова запила коньячок шампусиком.

Пониковский решил прекратить всякую полемику между существами Тёмной Нави и напомнил присутствующим, что время «цигель–цигель, ай–лю–лю» а посему – «хватай вокзал – чемодан уходит», то есть хватить выпивать, а пора садиться в машины и ехать в Бахчисарай. Народ не стал оспаривать столь мудрое решение, поставили фужеры и стопки на стол, Андрей Станиславович подхватил под белу ручку Ларису Дмитриевну и направился к машине товарища Пономарёва. Остальные (кроме Вероники Андреевны и Аграт) поразбирали бутыли с вином, шампанским и бутылочку с коньячком–с, тарелки и пакеты с закусками, ёмкости (которые использовались были оставлены на столе, а прихвачены были чистые) и направились к машинам. Уложив всё это богачество в багажник «Шкоды» народ расселся:

– в машину Петра Валерьяновича: он сам (за рулём) Лариса Дмитриевна и Андрей Станиславович (на заднем сиденье), Анжелика Игоревна – на правом переднем.

– в машину «Шкода»: за рулём – Мухин Игорь Васильевич, супруги Тищенко (на заднем сиденье), рядом с ними втиснулся товарищ Павлов С.П., и наконец – Мухина Ольга Сергеевна – подле мужа, но на правом сиденье.

– в машину товарища Горелова В.Ф – сначала Пониковский–старший, а затем – после инструктажа остающихся «на хозяйстве» котов – Семён Семёныча (он же Барсик, он же Марсик, он же – Лёвчик, товарищ был не привередливый – лишь бы кормить не забывали, а поэтому и отзывался на любую кличку), и Пионы Ивановны, а также Тёму (он же Кузьмич) – и Валентина Петровна. Водители завели моторы, первым тронулся с места Игорь Васильевич, за ним – жених с невестой и свидетелями, а замыкали процессию – родители жениха…

До ЗАГСа оставалось уже менее 500 метров, когда под радиаторы медленно едущих машин начали выскакивать детишки явно нерусской национальности.

– Слышь, Стас, может выйти и по тыковке им всем надавать? И где эта ГИБДД, которая только бабки стрелять умеет?

– А что они там вытворяют? – также поинтересовался Дагон.

Станислав Семёнович разъяснил рогатым, что так татарчата пытаются денюжку заработать, прикидываясь знатоками славянских обычаев, из которых знали только одно – из всего надо уметь извлекать прибыль – и начхать им было, что дорогу выкупали уже при входе молодых в дом после регистрации брака, а не до…

Валерий Фёдорович останавливаться явно не собирался, поэтому ехал очень медленно, дабы никому ноги не отдавить, но нахальные представители «вечно обижаемого и угнетаемого» этноса чуть не висли на крыльях машин. Потеряв на борьбу с молодой порослью крымско–татарского народа минут десять, кортёж всё–таки «прорвался» сквозь заграждение и подъехал к зданию ЗАГСа. Выйдя из машин молодые и сопровождающие их лица пересекли дорогу и подошли к дверям старинного двухэтажного здания, к дубовой двери которой вели 4 ступеньки. Рядом со зданием кучковалась группа из человек 20-ти, среди которых выделялся жених лет 35 и невеста – чуть помоложе. Помятуя о том, что «любви все возрасты покорны», Станислав Семёнович не стал обращать на них никакого внимания, а встал слева рядом со ступеньками и стал ждать «продолжения банкета»

Пётр Валерьянович вместе с Анжеликой Игоревной после «подсказки» и легкого пинка от слегка порозовевшей Вероники Андреевны, на плече которой сидела, схватившись за ухо хозяйки, уже пунцовая Аграт, поднялись по ступенькам, открыли дверь и вошли в здание. Вернулись они минут через 10 и сообщили, что ЗАГС ещё не готов, что они (то есть Андрей и Лариса) будут расписываться после товарищей, что кучкуются сзади нас, а когда те будут заходить – никому пока ещё не ведомо – что–то с компьютером у работников ЗАГСа не ладится.

Пониковский–старший сообщил представителям Преисподней, что «широкая компьютеризация как всегда ведёт к ещё более широкой идиотизации руководящего состава и чиновничества», с чем представители Тёмной Нави поспешили согласиться, сообщив, что и у них начали вводить всякие там формуляризованные отчёты – сколько душ жарится на сковородках, сколько – варят в котлах, расход угля и дровишек и так далее и тому подобное – воистину чёртова жизнь настаёт, а в последнее время Солнце неспокойно, магнитные там всякие бури, компьютеры  зависают, в программы грешники вирусы загружают почём зря – короче, жизни не стало…

Все посмотрели на часы – время было 12.10. Решили – раз делать нечего – будем фотографироваться. Станислав Семёнович с Игорем Васильевичем вооружились техникой и минут двадцать занимались запечатлеванием участвующих в процессе создания «новой ячейки общества» (так и хотелось написать – «социалистического», бляха–муха!). Минут через 25 в ЗАГС пригласили компанию, роспись которой должна была начаться ещё в 11.30 и Везельвул подсказал отцу жениха, что скоро «муки наши закончатся» и процесс соединения двух юных и непорочных Душ Андрея и Ларисы в единое целое наконец–то состоится…

Наконец в 12.45 пара «молодых» 35-летних супругов вышла на крыльцо, а Пётр с Анжеликой показались в дверях и напомнили присутствующим, что «время вышло». Первыми в дверях скрылись родители Ларисы, сопровождаемые слегка подвыпившей Аграт и трезвым Дагоном, затем туда же вошли Валентина Петровна, Игорь с Ольгой и завершил всю колонну Станислав Семёнович в компании с Везельвулом, Лоллой и Обизад. Поднявшись по крутой лестнице (так и хотелось написать «трапу», но пора бы уже автору и привыкать к гражданской жизни!) участники действа повернули влево и вошли в залу, в глубине которого высились стол заведующей столь необходимого вошедшим учереждения, конторка, пальма справа от стола и сзади – что–то типа закутка с магнитофоном, из которого лилась приглушённая приличествующая моменту музыка.

Станислав Семёнович по–быстрому выдернул из сумки рушник и передал его Петру с тем, чтобы тот расстелил его перед молодыми. Тот быстренько справился с заданием, и Лариса с Андреем трепетно ступили на материю, приготовясь слушать самые значимые для них сегодня слова из уст уже сияющей дежурной улыбкой заведующей ЗАГСом. Тем временем Станислав Семёнович включил видеокамеру на своём сотовом и начал снимать для истории торжественное «перерождение» своего старшего сына из старого холостяка в молодожёна…

Вот и закончился ритуал[16] оформления семейного статуса Андрея и Ларисы и все присутствующие потянулись вниз. Пониковский–папа первым спустился по лестнице и затем снял на видео как Андрей, подхватив Ларису на руки, осторожно спустился по выкрашенным светло–зеленоватым деревянным ступенькам вниз, а затем бочком вынес её из дверей на полукруглое крыльцо с 4-мя ступеньками, которые затем и благополучно и преодолел с Божьей помощью…

После всего этого Игорь Васильевич, как я уже писал – вооружённый фотоаппаратом – совершил ряд действий по фотографированию в паре, в группе, с родителями и без Андрея и Ларисы. Затем группа «сопровождающих лиц» разделилась – Станислав Семёнович вместе с Валентиной Петровной направились к машине Валерия Фёдоровича, по пути отклонив все потуги присоединиться к ним Дмитрия Анатольевича и Вероники Андреевны, заявив, что они ещё в Крыму не были – так пусть вместе с молодыми поедут и посмотрят, а они – то есть супруги Пониковские – поедут готовить кафе к свадебному пиршеству. Везельвул с супругой и Обизат поддержали Станислава Семёновича и сообщили ему, что им тоже не мешало бы полюбоваться красотами Крыма и её древней столицей, а посему они последуют с молодыми в компании…

Усевшись в машину, супруги Пониковские с помощью товарища Горелова выехали из ряда припаркованных машин, затем проехали прямо – прямо к ханскому дворцу, рядом с которым располагался воспетый ещё русским Орфеем[17] Пушкиным фонтан (помните:

«…Беспечно ожидая хана,

Вокруг игривого фонтана

На шелковых коврах оне

Толпою резвою сидели

И с детской радостью глядели,

Как рыба в ясной глубине

На мраморном ходила дне.

Нарочно к ней на дно иные

Роняли серьги золотые.

Кругом невольницы меж тем

Шербет носили ароматный,

И песнью звонкой и приятной

Вдруг огласили весь гарем…»)

Но Саниславу Семёновичу отчего–то были ближе строки, написанные Фёдором Тютчевым:

«Смотри, как облаком живымФонтан сияющий клубится;Как пламенеет, как дробитсяЕго на солнце влажный дым.Лучом поднявшись к небу, онКоснулся высоты заветной –  И снова пылью огнецветнойНиспасть на землю осужден.О смертной мысли водомет,О водомет неистощимый!Какой закон непостижимыйТебя стремит, тебя метет?Как жадно к небу рвешься ты!..Но длань незримо–роковая,Твой луч упорный преломляя,Сверкает в брызгах с высоты»,хотя помнил он и пушкинские строки, посвящённые Бахчисарайскому фонтану:

«Фонтан любви, фонтан живой!

Принёс я в дар тебе две розы.

Люблю немолчный говор твой

И поэтические слёзы.

Твоя серебряная пыль

Меня кропит росою хладной:

Ах, лейся, лейся, ключ отрадный!

Журчи, журчи свою мне быль…

Фонтан любви, фонтан печальный!

И я твой мрамор вопрошал:

Хвалу стране прочёл я дальной;

Но о Марии ты молчал…

Светило бледное гарема!

И здесь ужель забвенно ты?

Или Мария и Зарема

Одни счастливые мечты?

Иль только сон воображенья

В пустынной мгле нарисовал

Свои минутные виденья,

Души неясный идеал?»

Стихи классиков – это хорошо, но машина миновала воспетый неоднократно «фонтан любви», где, понятен ёжик, уже не было ни «оне» вот главе с Мариной и Заремой (то есть жительниц гарема султана), ни «эвнухов» (как писал Александр Сергеевич), ни на дне его (фонтана то есть) золотых серег и серебряных монет, и никто не носил «ароматный шербет» для утоления жажды, и на площади перед дворцом ханским Валерий Фёдорович наконец–то смог спокойно развернуться.

Совершив этот опасный манёвр (ибо машины ездили «тудым–сюдым» как скаженные), машина со всеми гражданами, сидящими внутри, направилась в противоположную (нужную пассажирам сейчас) сторону. На обратном пути уже татарчат видно не было, поэтому они благополучно миновали бахчисарайский парк с «мини–Крымом» (там были выставлены миниатюрные копии наиболее известный строений в Крыму) и через 5 минут подъезжали к главной автостраде города, когда раздался звонок от Ольги Андреевны, которая сообщила Валентине Петровне, что те скатерти, которые они вчера постелили на столы «не смотрятся вааще» и поэтому их нужно срочно заменить чем–нибудь «порядочным, где–то метров 10».

Пришлось нашим путникам свернуть влево, проехать метров триста и повернуть направо – к базарчику, что был в непосредственной близости от умирающего от безделья, организованного украинскими властями после «крымской весны» 2014 года, когда жители полуострова в мягкой, но твёрдой форме послали киевскую хунту на… (кто не знает или забыл – «на хутор бабочек ловить») железнодорожного вокзала. Там Валентина Петровна вышла из машины и в сопровождении Станислава Семёновича после двадцатиминутных поисков в какой–то лавчонке нашла клеёнку светло–фиолетового цвета по 250 рублей за метр, которой и купила в требуем количестве. Закончив с неотложными на сей момент делами супруги Пониковские залезли в подъехавшую машину товарища Горелова и затем, свернув снова вправо, выехали на главную магистраль Бахчипарижа (как его частенько называют жители Крыма) и наконец–то смогли начать движение к требуемому пункту прибытия…

Заехав домой и погрузив свадебный торт, остатки продуктов и вещей, ноутбук Андрея со всеми проводами и «мышкой» в багажник авто, Пониковские через 15 минут добрались до нужного им места. Валерий Фёдорович по–молодецки подрулил к кафе прямо к крыльцу. Станислав Семёнович  подхватил рулон клеёнки и свадебный торт, помог вылезти из чуда корейского автопрома Валентине Петровне, аккуратно закрыл дверцы и ещё раз поблагодарил шофёра за его труды и пригласил к столу. Тот ответил, что не за что и что дома дел по самую завязку, подождал, пока из кузова будут извлечены погруженные  вещи и перенесены к крыльцу, сел в машину и после того, как убедился, что пассажиры поднялись по ступенькам к двери, отъехал по своим делам.

Тем временем супруги Пониковские в сопровождении появившихся из волн эфира Везельвула и Купидона подёргали ручку двери, но та открываться не возжелала.

– Охранник спит, давай я его разбужу, – сообщил Станиславу Везельвул, для которого никогда и нигде преград не существовало.

– Ага, ты появишься, он и подумает, что уже до чёртиков допился – потом «Скорую» вызывай со смирительной рубашкой, – укоризненно ответствовал хвостатому постаревший летун и сел на правое плечо Пониковского

Но являться во плоти перед охранником не пришлось – тот, услышав подёргивание двери, вышел к ней и увидел чету Пониковских, сообразил – не для мебели тут граждане стоят – по делу, и открыл дверь. Пониковские поздоровались с парнем и прошли внутрь зала.

Станислав Семёнович (вчера – если читатель ещё помнит – в кафе не был, оставался на хозяйстве) осмотрелся и увидел ряд столов, установленных буквой «Т», на которых лежали простыни и которые так не понравились Ольге Николаевне, вышедшей тем временем из кухни повстречать вновь прибывших.

Поздоровавшись с подругой, Ольга Николаевна увидела в руках у Станислава Семёновича заветный рулон, быстро стащила со столов скатерти, сложила их и отнесла за стойку бара – чтобы не видно их было. Тем временем бывший подводник раскрутил рулон по столам, Валентина Петровна отмерила необходимую длину «ножки буквы «Т»» с помощью принесённых Галиной Ефремовной ножниц разрезала десятиметровый кусок на 2 части. Первую часть Станислав Семёнович уложил на 6 столов, образующих «ножку», а вторым куском застелил 4 «головных» стола, установленные для молодожёнов и свидетелей.

Ольга Николаевна одобрила «натюрморт» и сказала, что пора начинать устанавливать приборы и разносить яства для пиршества.

Тем временем перед глазами Станислава Семёновича появился Купидон с Каллироей, одетые в праздничные туники, но без луков и стрел. Пониковский–старший поинтересовался у подчинённых Эрота (Амура)[18] почему они в «гордом одиночестве» и где их отпрыски, но «подруга»  Валентины Петровны ответила, что нечего баловать мо́лодёжь и по́дростков – перебьются и без сладкого. Пониковский сообщил летунам, что молодые будут часа через четыре–пять – поехали на природу, а заодно папе с мамой невесты (уже законной супруги) показать окрестности Бахчисарая и Крыма, столь вовремя ушедших из–под опеки Украины на свою историческую Родину, так что пусть сидят и отдыхают в зале, если хотят перекусить – сейчас организуем. Но сущности Светлой Нави вежливо отказались от угощений, а заявили, что они отлучатся «по делам» и будут – когда молодые подъедут. Пониковский махнул рукой – мол была бы честь предложена – делайте, что хотите и, проследив как крылатые сущности растворяются в волнах эфира, направился на кухню – помогать разносить яства.

Но пока он подходил к барной стойке, на поверхности столешницы появилась Обизат, окружённая целым выводком абсолютно не желающих её слушать мелких чертенят, которая пыталась привести всю ораву в хоть какой–то «меридиан», но Стасу было видно – ничего у неё не получается.

– Смирно! – рявкнул бывший подводник и хвостатая мелюзга встала как вкопанная. – В две шеренги становись.

Чертенята ехидно захихикали и снова начали прыгать и баловаться, абсолютно не желая слушать ни Обизат, ни Стаса. Но 31 год ношения погон и общения с великовозрастными «детишками» в образе моряков–срочников, а потом и контрактников, приучили капитана 2 ранга запаса к быстроте решений. Его правая рука метнулась к ближайшему озорнику с пятачком. Тот попытался было увернуться, но не тут–то было. Через секунду из сжатого кулака бывшего подводника торчали две ноги с копытцами, хвост и мордочка с пятачком.

– Команды «Вольно» не было. Всем построится в две шеренги – иначе со всеми поступлю как с предателями Родины – без пощады и жалости.

Зажатый в кулаке чертёнок что–то попытался пискнуть, но получив щелчок прямо в лоб, затих и из его глаз покатились слёзы.

– Не пытайся меня разжалобить, Я кому сказал – становись?

Чертенята увидели, что их собрат находится в кризисной ситуации, а Везельваул, стоящий рядом, не предпринимает никаких попыток освободить соплеменника и сородича, поняли, что Пониковский шутить не будет. Поэтому, толкаясь и зачастую мешая друг другу, через минут пять чертенята выстроились «в два шеренга», как любил гова́ривать бывший подчинённый Станислава Семёновича трюмный Музарбаев (читай рассказ «Отходная») и замерли в ожидании. Станислав Семёнович разжал кулак и, подхватив за загривок чуть было не упавшего чертёнка, поставил его на правый фланг.

– Слушаем меня и запоминаем. Я вас пригласил не для того, чтобы наводить порядок и воспитывать вас, а в связи с торжеством – свадьбой моего старшего сына. Как тебя, кстати, зовут? – спросил Пониковский у правофлангового чертёнка, который ещё никак не мог отойти от нахождения в кулаке отца жениха.

Видя, что тот молчит «как рыба об лёд», Везельвул усмехнулся и ответил вместо вопрошаемого:

– Это мой младший внучок. Зовут его Ибисом[19] в честь Иблиса, ибо вечно всё старается поджечь, зато какой музыкант и танцор, Стас – ты бы видел…

– Понятно. Ибис, назначаю тебя старшим над остальными, не справишься – оторву кое–какие причиндалы и сделаю из тебя Нуриева

Пересчитав «наличность» Пониковский удивился – перед ним стояло 16 чертят, одинаковых, как патроны от автомата Калашникова. Присмотревшись внимательно, Станислав Семёнович различил 7 чертят и 9 чертовочек, 8 из которых были одеты в простенькие платьица. Бывший подводник закончил осмотр, поправил два бантика, съехавшие на сторону, на головах двух внучек (Стас не разбиралсякто чей отпрыскВезельвула или Обизат), и у троих чертят застегнул пуговицы на рубашках.

– Вольно…

В это время какая–то чертовочка в сером джинсовом костюмчике захихикала. Пониковский посмотрел на неё сурово и изрёк:

– Ты чьих будешь родственница?

– Это внучка Обизат, зовут её Делипа – в честь Делипторы[20] – подсказал Везельвул Станиславу.

– Понятно… Так, гарна дывчина, даю тебе пять минут времени, чтобы привести свой внешний вид в подобающее состояние – забыли Заповедь Перуна: «Не носите жены одеяний мужских, ибо женственность потеряете, а носите жены то, что вам полагается»[21]

Везельвул подскочил к чертовочке и что–то сказал той на ухо. Делипа покраснела и через несколько секунд скрылась в волнах эфира.

В это время Пониковский оглядел оставшихся и потребовал:

– А сейчас вы быстро мне представитесь, чтобы я знал – кто есть кто. Ибиса и Делипу я уже знаю, посему начнём – для разнообразия – с конца. Итак, уважаемая…

Стоящая в первом ряду чертовочка, у которой руки постоянно находились в движении, пропищала детским голоском:

– Я – Рая

– Это её в честь Раума[22] назвали – так и смотри – стащит что–нибудь, но её предупредили вести сегодня пристойно – она умная девочка и всё поняла, ведь правда?

Рая кивнула головкой с рожками, но Пониковскому по её глазам что–то с трудом поверилось  в искренность её обещаний…

Стоящий за ней чертёнок состроил важную рожицу и провозгласил, словно Кай Юлий Цезарь в Сенате римском:

– Меня назвали Ипом – в честь Ипоса[23]

Пониковский оглядел «товарища» и поинтересовался:

– Ну, ежели так – то тебе прямая дорога на «Битву экстрасенсов»…

Везельвул погладил малыша по головке и ответил, что на этом шоу Ип действительно мог бы и занять даже первое место – ибо всё видит наперёд, словно Ванга с Вольфом Мессингом, вот только, зараза худая, учиться ленится…

Следующий вышел из–за спины своего родича и представился:

Мамми

Все захихикали, послышались даже шепотки, типа «Мамочка», однако Везельвул быстро навёл порядок и сообщил, что имя малышу дано не с потолка, а в честь демона Маммона[24], так что всем лучше с ним не шутить…

Мамми шагнул назад на своё место, а впередистоящий представился с достоинством:

– Меня назвали Лео в честь Леонарда[25]

Пониковский посмотрел на «мелочь» и прокомментировал:

– Ясен пень, не в честь Леонардо да Винчи, чую – будешь великим магом, как и твой визави… Следующая…

Стоящая слева (если смотреть со стороны Пониковского) чертовочка сообщила, что её назвали в честь Ламии[26] Ламой, но она не вампир, а вместо крови человеческой предпочитает гранатовый сок.

Пониковский поблагодарил её за информацию и обратился к стоящей за Ламой чертовочке в бальном платье:

– Ну-с, красавица, чьих будете?

Та покраснела, опустила глазки долу, по привычке, свойственной всему чертячьему племени почесала свой пятачок кончиком хвоста и сказала:

– Я… Меня назвали Текой – в честь Текмессы[27], я из рода Рона… Прадедушка мой родом из Греции

Пониковский поправил:

– Не из Греции, а из Эллады, которая постоянно с греками воевала. Ну да ладно… Следующий…

Следующий сообщил, что его зовут Абб, что так его прозвали в честь уважаемого всеми демона Аббодона[28], и он будет всегда стараться походить на него и наводить на всех страх и ужас…

Пониковский выслушал и посоветовал тому отправляться на Марс, вокруг которого вращаются две Луны[29]Фобос[30] и Деймос[31] – и пусть там наводит на марсиан и страх, и ужас, а тут – пусть пока воздержится…

Стоявшая рядом с ним и державшаяся за руку Абба чертовочка (как понял Станислав Семёнович – близняшка любителя наводить страхи и ужасы всякие на род человеческий) представилась, что она – Хаура, и её назвали в честь Хауреса[32], который испепелит каждого, кто будет обижать чертей…

Пониковский пообещал, что он не будет причинять никаких бед потомкам Везельвула и Обизат и повернулся к следующей девице с хвостиком. Та сообщила, что её назвали в честь Фороса[33] Форой, надеясь, что она станет – когда вырастет – знаменитым ювелиром…

Станислав Семёнович пожелал будущей Фаберже удачи и поворотился к паре чёртиков, которым никак не стоялось на месте. Методом опроса выяснилось, что одного назвали в честь Корро[34] – чтобы женщин всегда соблазнял – Карром, а его друга – Даном – в честь Даниэля[35]

Оставшиеся три представительницы подземной Преисподней по очереди представились:

– Меня зовут Тари. Назвали в честь Тарпеи[36]

– А меня в честь Оносколеис[37] назвали Оно

– А меня – Самигой – в честь Самигина[38]… дедушка сказал, что у меня большие способности к счёту…

Пониковский обнадёжил, что та, когда вырастет, будет правильно вести бухгалтерский учёт погрязших во грехе душ, а пока он рад, что с ними всеми познакомился.

– Но, – продолжил он, – сейчас, ми́лаи, слушай мою команду. Поставлена задача – сервировать столы и выставлять еду. Я этим и займусь, А если вы понадобитесь – позову. Сейчас вам принесу и поставлю тарелку со вкусностями и вы будете кушать. Кто не будет слушаться – удалю с торжества. Кто не понял?

Младое поколение подчинённых Вельзевула[39] кивнули головами – мол, всё поняли. Пониковский показал место, где молодёжь может расположиться и убыл на кухню, оставив 15 чертят под надзором своего постаревшего «сотоварища»  Везельвула.

Пройдя между барной стойкой и стенкой справа, Пониковский вошёл на кухню. Валентина Петровна, Ольга Николаевна и Галина Ефремовна раскладывали закуски по тарелкам. Увидев вошедшего супруга. Валентина Петровна указала на тарелки с разложенными в них закусками  и сказала, что они готовы к переноске на столы. Заодно поинтересовалась – не хочет ли благоверный перекусить чем–нибудь и пододвинула к нему тарелку с холодцом.

Станислав Семёнович взял в руки две тарелки с закусками и убыл в зал. Вернувшись, он подхватил тарелку с холодцом и снова вернулся к месту будущего пиршества. Везельвул со своими (и не только!) отпрысками сидел и ждал обещанного угощения. Станислав Семёнович поставил перед ними тарелку с холодцом и сказал, что это – пока так, «заморить червячка», но и предупредил присутствующих, чтобы за едой не забыли оставить кусочек и Делипе.

Поворачиваясь обратно, Пониковский успел отметить, что в руках у представителей Тёмной Нави оказались ложки и товарищи с пятачками принялись дружно за дело. Пока они «приговаривали» тарелку холодца, Станислав Семёнович принёс открытую бутылку минеральной воды и присутствующая «нечисть» утолила жажду. На вопрос – все ли наелись, головы с рожками энергично закивали – в смысле «Да» – и старший над «мелочью» Ибис торжественно вышел вперёд, откашлялся, сообщил, что Делипе и холодец и минералка оставлены – голодной не останется,  и от имени всех присутствующих выразил благодарность Станиславу Семёновичу, а заодно попросил поставить что–нибудь занимательное посмотреть по телевизору

Пониковский обрадовал всех, что как включается телевизор – он не в курсе, но есть другой способ разнообразить досуг. Поэтому из пакета он достал и включил ноутбук Андрея, после того, как тот «завёлся» поискал что–нибудь подходящее, нашёл и поставил какой–то фильм, сказав, что мультиков не будет, Симпсонов он терпеть не может, а поэтому тупить мозги пусть и существ Тёмной Нави ему не претит, поэтому – смотрите что дают и не возникайте…

На удивление бывшего подводника, рогатая «мелочь» роптать не стала, а уселась полукругом перед монитором и начала смотреть поставленный фильм…

Затем в течение получаса Пониковский вместе с женщинами расставил на праздничном столе всевозможные яства, бутылки с шампанским, водкой и вином, не забыли они и «украсить» всё это минералкой и сладкой газировкой. Осмотрев дело рук своих, Пониковский не преминул оглядеть смотрящих фильм чертят и увидел, что Везельвул откинулся на кресле и спит, 15 пар глаз внимательно смотрят на происходящее на экране действо, а 16-я чертовочка трудится ложкой и заканчивает холодец, запивая всё это минералкой. На ней красовалось кружевное платьице с оборками и фартучком.

Станислав Семёнович подошёл к ней, погладил её по голове и сказал:

– Вот так ты выглядишь гораздо лучше. Приятного аппетита, Делипа

Та кивнула головой, не прекращая трудиться ложкой и внимательно наблюдая за разворачивающимися события по ходу фильма, и Пониковский понял, что ей он сейчас нужен как зайцу стоп–сигнал.

Убедившись, что нечистая сила занята фильмом и мешаться под ногами не будет, Пониковский–старший вернулся к исполнению своих прямых обязанностей – а именно: помощи Валентине Петровне, Ольге Николаевне и Галине Ефремовне в раскладывании закусок по тарелкам и расстановке готовых яств на праздничном столе…

Через час всё было готово. Женщины собрались на кухне, дабы поговорить о своём, о девичьем, а Станислав Семёнович подсел к внукам и внучкам Везельвула, который предупредил своего хозяина, что он отлучится по делам, но к приезду новобрачных будет как штык с Лоллой и Обизат, после чего отправился по делам своим, снабдил каждую рогатую сущность по паре конфет, положил рядом с собой сумку с подарками молодым и сотовый на стол, пресёк наглую попытку какой–то мелочи с хвостиком и пяточком на мордочке завладеть средством коммуникации, после чего закрыл глаза и стал ожидать приезда молодых…

Телефон зазвонил как всегда неожиданно. Чертенята забросили просмотр фильма и сотворили кучу–малу над телефоном с благой целью передать его хозяину. Пониковский скомандовал «Смирно» и после того, как младая поросль подземелий выстроилась в «два шеренга», взял телефон, не забыв поблагодарить рогатых за усердие, высыпав перед ними горсть конфет, добытых из кулька. Затем включил телефон и услышал голос Андрея, сообщившего ему о том, что они уже спускаются вниз от Бельбека[40]

– Молодые едут! Пошли, все на выход! –  крикнул вглубь пустого зала Пониковский, дабы предупредить женщин и существ Тёмной и Светлой Нави о приближающемся кортеже из двух машин.

Валентина Петровна вместе с Ольгой Николаевной схватили поднос с хлебом–солью на расстеленном поверх подноса рушнике, кульки с зерном, конфетами и мелочью и из предупредительно открытой охранником двери выскочили на площадку перед кафе. Станислав Семёнович проверил степень зарядки аккумулятора сотового телефона и настроил его на видео – дабы запечатлеть для истории сей знаменательный момент, после чего в сопровождении серой хвостатой «мелочи», возглавляемой появившимися из волн эфира Везельвулом, Лоллой и Обизат со своим супругом Роном, названном – как проинформировал присутствующих всезнающий знаток демонологии (читай рассказы из серии «Пляжные лекции») Везельвул – в честь Ронове[41], однако (не удержался профессор от ехидного комментария) – не он должен ходить с палкой, а ему (Рону) надо давать по мягкому месту почаще палкой – ибо как был неучем – так им и остался по жизни, олух эдакий…, также вышел на улицу.

Тем временем над головами женщин пронёсся ветерок – то Купидон с Каллироей явились в Мире Яви, чтобы посмотреть на приезд молодых.

В 17.00 машины плавно остановились перед бордюром и из них, не спеша и торопясь, показались сначала молодые, а затем высыпали и свидетели с гостями. Андрей и Лариса подождали гостей, а затем подошли к ступенькам, на которых уже стояли Валентина Петровна с рушником, на котором высился поднос, хлеб и солонка на рушнике, а справа от неё – Вероника Андреевна, уже готовая осыпать всех и вся содержимым кулёчков, переданных ей Ольгой Николаевной. Отец новобрачной стоял справа от крыльца с сигаретой во рту и в задумчивости пускал дым из ноздрей. Станислав Семёнович нажал пипку «Пуск» и принялся снимать происходящее на камеру телефона.

Валентина Петровна ещё раз поздравила молодых с этим радостным событием в их жизни, после чего молодые отломили по кусочку каравая, присолили их и откушали.

В это время Вероника Андреевна начала обсыпать молодых зерном, конфетами и монетками под счастливый смех новоявленных супругов и приветственные выкрики друзей. Дмитрий Анатольевич докурил свою сигарету и пристроился сзади окруживших новоявленных супругов молодёжи. Ольга Николаевна также поздравила Андрея и Татьяну и скрылась в кафе. Пониковский совершил «круг почёта», чтобы камера запечатлела всё происходящее со всех ракурсов.

Тем временем внуки и внучки Везельвула и Обизат кинулись собирать с асфальта рассыпанные конфеты и мелочь, но Лолла быстро надавала всем «по рогам» – и своим и чужим – чтобы не позорились, но за молодёжь заступился Станислав Семёнович с укоризною к супруге Везельвула: «Не надо обижать маленьких – им сегодня всё можно, пусть покушают сладенького». Младое рогатое поколение с воплями «Ура» в один момент порасхватали цукерки и единым махом взобрались на плечи к Пониковскому–старшему, чтобы бабушки с дедушками не отобрали лакомства.

Станислав тем временем закончил съёмку, пожелал приятного аппетита младой поросли чертячьего племени и не спеша направился к праздничному столу, не забывая почёсывать внуков и внучек «сотоварища» и «подружки» за ушами и меж рожек, отчего те млели и урчали не хуже Семён Семёныча и Пионы Ивановны. Купидон с Каллироей порхали сверху в горделивом одиночестве и от предложения Станислава угостить их чем–нибудь вкусненьким отказались, на что услышали в ответ, что хватит тут выёживаться – праздник для всех, в своё время и они, так сказать, приложили свои руки (а также луки и стрелы) к происходящему в настоящее время, поэтому хватит махать крыльями – и прошу пана и пани до столу…

Станислав Семёнович, зайдя в залу, несколько раз пересчитал «наличность» внуков и внучат Везельвула и Обизат, но каждый раз ошибался – «мелочи» не сиделось на месте, они бегали – кому и как вздумается, поэтому минут через десять «трудов праведных» Пониковский–папа в сердцах плюнул на это дело (как в том старом анекдоте про подводников: идёт вечерняя проверка на подводной лодке. Старпом: «Иванов» – «Я», «Петров» – «Я», «Сидоров»… молчание. «Сидоров» – опять молчание, «Сидоров, козёл…» – «Ну я…» – «А куда ты, уродец, с прочного корпуса на глубине 150 метров денешься?») – так и с чертенятами – а никуда они и не денутся, поэтом капитан 2 ранга запаса переключил своё внимание на жителей Мира Яви.

Неделю назад, когда он с Валентиной Петровной и сыном намечали и расписывали приглашённых гостей, то у них получилось 24 человека, ныне же в зале присутствовало только 11 человек – несмотря на все усилия Андрею так и не удалось дозвониться до двоюродных брата и сестер, двоих из которых он приглашал по телефону и одного – лично ещё за 3 дня до свадьбы и которые грозились – «вот истинно Крест Святой!» – к 18.00 прибыть на свадьбу (днём они работали), но (как видно) недосуг было родственничкам доехать до кафешки (как заявил через неделю брат двоюродный – «мы не знали куда ехать» – и это при том, что у всех есть не по одному сотовому, и номер телефона Андрея всем известен)

Подождав, пока Андрей Станиславович кончит свои попытки дозвониться до родственничков, народ после приглашений Валентины Петровны и Станислава Семёновича начали подходить к столу Долго ли, коротко ли, но через некоторое время все расселись по своим местам. За 4-мя столами, образующими поперечину буквы «Т» находились (если смотреть на них) – слева – Пономарёв Пётр Валерьянович (свидетель жениха – если кто уже успел подзабыть). Затем – бывшая Тищенко, а ныне – Пониковская Лариса Дмитриевна, справа – уже ея законный супруг Андрей Станиславович, и завершала композицию свидетельница Майорова Анжелика Игоревна, до вчерашнего вечера даже и не предполагавшая о столь высокой чести.

Справа от «ножки» буквы «Т» расположились (по порядочку от поперечины к основанию «ножки») – Пониковский–старший, его супруга Валентина Петровна, далее Мухина Ольга Сергеевна и заканчивал ряд её супруг Игорь Васильевич. С противоположной стороны сидели супруги ТищенкоВероника Андреевна – ближе к молодым, а за ней – Дмитрий Анатольевич. Рядом с ним уселся Сергей Павлович… В конце стола расположились по кругу представители Мира Светлой и Тёмной Нави

Пониковский–папа после указания супруги своей откупорил бутылку шампанского (аккуратно – можно было подумать, что он только всю жизнь этим и занимался) и наполнил фужеры женщин. Папа молодой жены Андрея наполнил себе стопку коньячком, А Станислав Семёнович, Пётр Валерьянович и Игорь Васильевич наполнили свои бокалы лимонадом.

Затем отец Андрея встал и произнёс пожелание большой Любви молодым, отменного здоровья, крепких и нежных отношений, а также побыстрее порадовать родителей пополнением в семействе – дабы дедушкам и бабушкам было чем заняться, после чего положил на поднос, который ему поднесла Анжелика, конвертик с некоторой суммой – на первое обзаведение. Молодые встали и поблагодарили бывшего подводника, но тот, выпив глоток лимонада, заявил, что ему «горько» – то есть молодым надо подсластить питьё.

Андрей и Лариса поцеловались, все встали и выпили за… Потом поставили ёмкости на столы и принялись за еду…

После того, как все закусили, Валентина Петровна и Станислав Семёнович встали из–за стола и прошли на кухню, чтобы пригласить за пустой наполовину свадебный стол Ольгу Николаевну и Галину Ефремовну, но вторая сослалась, что необходимо ещё подогреть «горячее», а Ольгу Николаевну всё – таки удалось уговорить и она прошла к столу и села рядом с Сергеем.

Поздравляли молодых все. Андрей и Лариса под крики «Горько», закрывшись фатой молодой. К удивлению Станислава отец жены его старшего сына пил коньяк очень мало – по одному–два глотка, зато Вероника Андреевна не пропускала ни одного фужера. Вместе с ней во всю усиленно «трудилась» и Аграт, которой уже к концу поздравлений и стоять было тяжко, и резкость в глазах куда–то исчезла.

Везельвул и Дагон не спеша насфыщались вкусностями, запивая их минералкой, Обизат и Лолла порадовали себя пару глотками шампанского – не более (исключительно за здравие молодых – как они объяснили удивлённому Станиславу Семёновичу), но ели мало (фигуры берегли!), «мо́лодёжь и по́дростки» вовсю уминали закуски вперемежку с холодцом, запивая всё это лимонадом, и вели себя в основном чинно, мирно и благородно.

Купидон и Каллироя сидели в окружении малышей с рожками и пятачками на мордочках и терпеливо сносили все их периодические  поползновения проверить на прочность крепление перьев на их крылах, строго грозя им пальчиком и грозя достать лук и нашпиговать проверяльщиков стрелами – как ежа иголками, на что серая мелюзга, впрочем не обращала никакого внимания, но делала вид, что испугалась до дрожи в коленках и говоря: «Босе буду» (в смысле – больше не буду), после чего усиленно налегала на подкладываемые крылатыми амурчиками вкусности и напрочь забывая про свои обещания больше не дёргать за перья летунов с Олимпа.

Наконец все поздравления были высказаны и подарки молодым подарены. Народ, до этого в основном налегавший на салаты и лёгкие закуски, приступил к холодцу. Станислав Семёнович наложил пару ложек холодца супруге, проследил, чтобы родители невестки также наполнили свои тарелки, затем посмотрел в сторону немного скучающей на краю стола Ольги Николаевны и убедился, что народ готов «заморить червячка», посему обратил взор очей «ясный» к своей тарелке, но услышанное повергло его в лёгкий шок.

– Принеси мне соли! – вдруг обратилась Вероника Андреевна к Ольге Николаевне, которая хоть и подсела к столу, но красноватый фартук с себя не сняла. Сергей протянул руку и взял солонку, которая стояла за миской с салатом и поставил её рядом с Дмитрием Анатольевичем. Но Вероника Андреевна не пожелала увидеть сей «жест доброй воли» и ещё раз потребовала:

– Соли хочу. Мне кто–нибудь соли принесёт?

– А по моське она не хочет? – прокомментировал эту ситуацию Везельвул и обратился к Дагону. – Слышь, дружище, оторви Аграт от шампанского – она и так уже косая – и пусть передаст своей хозяйке, что у соль у ней под носом…

Дагон одним махом перепрыгнул на левое плечо любительницы солёненького и потряс на плечо Аграт, подносящую тем временем к своей мордочке очередные «пять капель шампусика». Но та – пока не выпила пенный напиток – не отреагировала на сотрясения своего тела, а после того, как шампанское исчезло в ея чреве, подняла замутнённые глазки свои и едва внятно сказала:

– Изыди, сатано…

Дагон понял, что Аграт уже выпала из пространства и времени и помощи от неё не добьёшься, развернулся и в момент оказался в своей компании.

– Она уже готовченко – толку от неё – как с козла молока. Нажралась, скоро уже и лыка вязать не будет совсем. – доложил он присутствующим и вновь обратился к куску холодца, что лежал на его тарелке.

Тем временем Дмитрий Анатольевич пододвинул солонку к супруге, но та уже не видела и не слышала ничего вокруг себя.

– Принеси мне соли, – снова потребовала она от Ольги Николаевны, видимо принимая её за официантку. – Жрать невозможно…

Ольга Николаевна встала, прошла на кухню, через пару минут вынесла ещё одну полную солонку и, подойдя к заметно уже порозовевшей Веронике Андреевне, поставила вторую солонку рядом с первой. Мама невесты, даже не соизволив поблагодарить принесшую, запустила три пальца в первую (все обратили внимание – не в ту, что принесла Ольга Николаевна, а в ту, что ей передал Дмитрий Анатольевич), и обильно посолила свой кусок холодца.

– Одно из двух – или беременная, или пьяная, – прокомментировал случившееся Везельвул и подложил на тарелку пытавшейся отказаться супруге ещё один кусочек холодца. – Для здоровья пользительно.

Обизат заранее отказалась от добавки, поэтому Везельвул вместе с Дагоном начали накладывать кусочки вкусностей периодически подбегающим к нему внука и внучкам, однако и посматривать за разворачивающимися действиями за свадебным столом не прекращали.

Тем временем народ закусил и изъявил желание покурить. Мужчины и две девушки вышли. Станислав Семёнович тоже решил подышать «свеженьким кислородом», поэтому поднял свой зад со стула и не спеша и не торопясь вышел на улицу. Справа за углом он с удивлением обнаружил, что Андрей Станиславович стоит и курит с товарищами, поэтому он подошёл к Ларисе Дмитриевне, что стояла в окружении Анжелки Игоревны и Ольги Сергеевны справа от крыльца, и предложил ей чугуниевую сковородку – как аргумент и веский довод в деле отвыкания Андрея Станиславовича от пагубной привычки «сосать» сигареты. Лариса согласилась и сказала, что займётся воспитанием мужа чуточку попозже…

Через час – когда народ уже насытился – Андрей Станиславович с помощью охранника настроил музыку с помощью отобранного у серой и хвастатой малышни своего ноутбука и местного усилителя, включил мелодию (что–то из репертуара Верки Сердючки) и все, кроме Дмитрия Анатольевича и Станислава Семёновича, встали и пошли танцевать. После окончания танца к отцу подошёл Андрей и протянул ему ключи от машины, попросив, чтобы тот отвёз тёщу домой – ей, мол, пора уже укол делать.

Станислав Семёнович встал, вышел на улицу, прослушал инструктаж – где что включается и выключается, дождался, когда раскрасневшаяся Вероника Андреевна усядется на сиденье, включил заднюю передачу и отъехал от бордюра. Затем по привычке включил первую передачу и тронулся, но почувствовал, что машины как–то «тяжко идёт». Помятуя о том, что на маленьких площадках лучше не газовать, Пониковский–старший чуть прибавил газку, но двигатель тут же заглох. Станислав Семёнович не понял в чём дело, опять включил первую передачу и завёл мотор. Отжав сцепление и прибавив газку, бывший механик подводного флота стронул машину с места, но всё это было как–то непривычно. Выключив передачу, Пониковский резко прижал рукоять коробки передачи к себе и послал её вверх, затем отпустил сцепление. Машина, довольно урча, покатилась как по маслу. И тут Пониковскому всё стало ясно – вместо первой передачи он включал третью. Но ничего, теперь всё было понятно, и отец жениха вместе с матерью невесты бодро покатились по направлению к дому…

Подождав, пока Вероника Андреевна вколет себе укольчик инсулина, Станислав Семёновчи прогулялся по двору, почесал за ухом подозрительно обнюхивающего его Семён Семёныча (учуял видимо, зараза, запах «мелочи» Везельвуловой и Обизатовой), ещё раз проинструктировал Кузьмича об его персональной ответственности по охране и обороне вверенного ему имущества (помните как из Интернета: утром приходят хозяева к машине – а та без колёс на кирпичиках стоит и под дворником записка: «Не ругайте строго свою собачку: она гавкала!»), дождался, когда мадам Тищенко сядет на своё место, запустил двигатель и уже без приключений вернул себя и тёщу сына к месту празднования свадьбы…

Потом были танцы, горячее, танцы, торт с чаем и кофе, в 22.00 за свидетельницей Анжеликой Игоревной приехал на микрике жених и забрал её, в 22.30 супруги Мухины попрощались с молодыми  покинули обчество вместе с Павловым Сергеем Петровичем, в опять танцы и вот, наконец в 23.00, присутствующих покинул товарищ Пономарёв, который забрал молодых, по дороге завёз их на улицу Семёновскую, дом №152, после чего и отъехал в родные апартаменты.

Купидон с Каллироей подлетели к Станиславу Семёновичу и поблагодарили его за приглашения. Пониковский также поблагодарил их за то, что нашли время поприсутствовать на этом торжественном для него и его семьи событии, после чего попросил передать приветы и наилучшие пожелания обитателям Олипма, после чего летуны скрылись в волнах эфира.

Затем подводник в запасе повернулся к представителям Тёмной Нави, которые уже выстроили своих внуков и внучат «колонну по два», во главе которых стояли Делипа и назначенный ещё днём «старшиной подразделения» Ибис, прижал к своей широкой груди прослезившегося от волнения Везельвула и как всегда спокойного и невозмутимого Дагона, осмотрел внуков и внучат, которые выстроились следующим образом:

Делипа              Ибис

Рая                    Ипп

Мамми             Лео

Лама                 Тека

Абб                    Хаура

Фора                 Тари

Оно                   Самига

Дан                   Карр,

наделил каждого их «мелочи» конфеткой из загодя припрятанных специально для этого случая личных запасов, попрощался за руку со всеми, также поблагодарил их за присутствие на торжестве и, пожелав спокойно ночи, отпустил их восвояси. Чёрти и чёртики помахали Станиславу Семёновичу ручками и также исчезли из виду…

Свадьба на этом фактически и закончилась. Оставалось навести порядок в кафе, предъявить и сдать посуду, оборудование и помещение охраннику и убыть отдыхать «от трудов праведных»…

В кафе остались родители молодых, Ольга Николаевна и Галина Ефремовна. Через минут 40, когда часть продуктов была уже подготовлена «к транспортировке домой» и загружена в багажник «Шкоды», Галина Ефремовна, получив заработанное в денежном эквиваленте, села в машину на заднее сиденье, а Станислав Семёнович приготовился её отвезти домой, для чего оторвался от процесса уборки и направился к машине. Тут его опередила Вероника Андреевна, заявившая, что ей надо домой – мол, сами справитесь, и уселась на переднее место.

Валентина Петровна уговорила Ольгу Николаевну «бросать своё хорошее, робыть её поганое» – то есть заканчивать по хозяйству (уже оставалось только расставить столы, и произвести влажную уборку, что ей (Валентине Петровне), поможет Дмитрий Анатольевич, а она (то есть Ольга Николаевна) пусть едет домой – и так ей огромная благодарность за труды ея.

Наконец–то общими усилиями уговорили Ольгу Николаевну влезть в салон автомашины, Станислав Семёнович завёл двигатель и без приключений выехал со стоянки на дорогу. Подъехав к пятитажке, Пониковский остановился и выпустил Ольгу Николаевну «на свободу», ещё раз поблагодарил её за труды праведные и, пожелав подруге супруги своей на прощанье «доброї ночі», двинулся в путь далее. Подъехав к магазину на 2-м отделении и, дождавшись пока Галина Ефремовна покинет салон авто, также пожелал ей «приємних сновидінь» и направил «стопы свои» к своему дому, к которому и подъёхал минут через 10.

Там Вероника Андреевна с немалым трудом произвела работу по извлечению тела своего с переднего правого сиденья машины, повернулась лицом к дому и нетвёрдой походкой вместе с лежащей у ней на плече Аграт направилась к воротам…

Пониковский же тем временем также вышел из машины, открыл багажник и начал переносить кастрюли, ведёрки, вазочки и прочие ёмкости, в которых были неизрасходованные «вкусности» на летнюю кухню. Оставшиеся бутылки с минералкой, лимонадом, содовой, шампанским, вином и коньяком он выставил на столе под навесом, справедливо полагая, что народ уже наелся, а Семён Семёнычу, Пионе Ивановне и Темке (он жеКузьмич) они и вообще без надобности…

Закончив выгрузку продуктов, папа жениха не стал дожидаться – сможет ли тёща сына самостоятельно открыть дверь дома (та к концу переноски продуктов только подходила в глубокой задумчивости к ним) и достичь своей кровати, а вышел, закрыл ворота, сел в машину, нажал газ и поехал обратно, чтобы забрать оставшиеся продукты, супругу и тестя Андрея Станиславовича, который этим вечером довольно сильно удивил бывшего подводника тем, что оказался настоящим мужиком, вовсе не пьяницей (как подумалось Станиславу Семёновичу неделю назад после общения по Скайпу с родителями невесты сына, когда Анатольевич всё усиленно ратовал «по пять капель» коньячку за встречу, за новых родичей и т.д. и т.п.).

Подъехав к кафе, супруги Пониковские совместно с Дмитрием Анатольевичем закончили вынос продуктов и оставшейся посуды в багажник машины, туда же засунули два свёрнутый куска клеёнки (за 250 рэ метр), расставили столы и стулья по местам и сдали помещение довольно сильно удивлённому охраннику – ибо всё осталось в наличии, посуда осталась целой, народ не шумел и не буйствовал, всё прошло тихо и на удивление организованно – после чего сели в машину и в 00.30 прибыли к родным пенатам, выгрузили погруженное из багажника машины на летнюю кухню, после чего отправились баиньки…

 

Часть 3. На следующий день.

На следующее после свадьбы утро Станислав Семёнович снова проснулся рано – как будто и не ложился около часа ночи. Тихонько встав с супружеской постели, бывший подводник и нынешний пенсионер МО РФ в который уже раз прошествовал к родному стулу, на котором лежали и висели на спинке его вещи, после чего не спеша оделся. И в точности повторил процедуру «утреннего распорядка дня» (читай в первой и второй части рассказа)

Вымыв заварник и насыпав в него свежей заварки чёрного листового чая (как было написано на пачке), Станислав Семёнович вскипятил воду и залил «жареную водичку» в заварник. К этому времени благоверная супруга Станислава Семёновича также выполнила «утренний распорядок дня» и была готова к приёму вовнутрь «чайковского» совместно с уже к тому времени нагулявшегося и накурившегося вдоволь Дмитрием Анатольевичем, который не спеша и с «чувством собственного достоинства» вернулся в хату, после чего и был Валентиной Петровной приглашён на завтрак – покушать, чем Бог послал.

В это утро Боженька, как писали в своё время Ильф и Петров, послал счастливым родителям следующие яства, оставшиеся от свадебного пиршества:

– холодец (как читатель помнит – лично приготовленный Валентиной Петровной в соавторстве с Станиславом Семёновичем);

– закуски всяко разные – как–то салаты крабовый, салат картофельный и т.д. и т.п.

– нарезка из копчёного лосося, колбасы, сыров и брынзы;

– торт свадебный…

Короче, было куда взор кинуть…

Неожиданно в эфире материализовались Везельвул со своей супругой (как они объяснил присутствующим – с внуками пусть дети занимаются, они и так вчера черезчур расслабилась, хватит с них «райской жизни»), Обизат (без супруга – оставила, видать «на вахте» с детишками и внуками) и стойкий холостяк Дагон, которые, увидев столь большое разнообразие еды на столе, также возжелали подкрепить свои увядшие было вчера силы. Пониковский пододвинулся на своём месте и предложил троице разделить с ним трапезу…

Пока суть да дело – сначала разлили чай по кружкам, потом выбрали себе – у кого что душенька желает из съестного и разложили всё это по тарелочкам, на кухню вошла Вероника Андреевна с лежавшей на её плече Аграт и как–то не очень ласково оглядела сидящих за столом, затем остановила свой взор на благоверном и тихо, но сурово изрекла:

– А меня чего не приглашаешь?

Дмитрий Анатольевич чуть не поперхнулся:

– Так ты ж укол сделала. Тебе ещё час выжидать…

Однако вопрос показался его супруге несвоевременным.

– Я утром делала, когда ты ещё спал. А сейчас я есть хочу. Да и выпить за молодых не помешает…

Пониковского передёрнуло. Валентина Петровна подвинулась, извлекла из–под стола табуретку, встала, достала из сушилки кружку и тарелку и поставила их перед усевшейся на табурет супругой тестя старшего сына Пониковских.

– А мы что – пить из кружек будем?

Пониковский тут же выдал постоянно в своё время говоримую своему начальнику фразу: «Лёгкий опохмел ведёт к длительному запою!», после чего порекомендовал Веронике Андреевне крепкого чайку – и голова не будет бо–бо, да и настроение улучшится…

Однако Веронику Андреевну поддержал Дмитрий Анатольевич:

Семёнович, давай за молодых по рюмашечке…

Валентина Петровна (ещё не успевшая сесть к тому времени) вновь направилась к сушилке и достала стопку и два фужера, поставила их перед желающими опрокинуть вовнутрь стопарик, затем извлекла из «недр» холодильника коньячок и бутылку шампанского и снова поставила всё это на кухонном столе. Дмитрий Анатольевич аккуратно извлёк пробку из бутылки с «Советским Шампанским» крымского разлива, налил своей супруге и усевшейся на своё место Валентине Петровне в фужеры, закрыл бутылку пробкой, после чего себя, родимого, осчастливил в стопарике коньячком.

– За молодых! – провозгласил он и трое выпили – Дмитрий Анатольевич и Валентина Петровна сделали по глотку из своих ёмкостей и поставили их на стол, а Вероника Андреевна осушила бокал, после чего также ёмкость поставила на стол. Пониковский, Везельвул, Лолла, Обизат и Дагон налегли на холодец. Аграт даже не шевельнулась. Когда родители молодожёнов подзакусили, Вероника Андреевна предложила повторить, но ея супруг воспротивился, заявив, что им ещё ехать сегодня обратно в «любимый город», который по нынешним временам уже «не спит спокойно». Но Веронике Андреевне (су́дя по всему) было глубоко перпендикулярно на родной город Кривой Рог.

– Дай мне ещё шампанского!

Пониковский переглянулся с супругой, но ничего не сказал по данному поводу. Обратившись к Везельвулу, он спросил: «Ты там у Аграты поспрашивай – она что – всегда такая?». Везельвул уселся на левое плечо Станислава и шепнул тому на ухо:

– Да она сама в доску пьяная – никак отойти не может от вчерашнего. Если бы была трезвей – тут вам Вероника ещё не такой бы концерт устроила…

Дмитрий Анатольевич попробовал было снова образумить супругу – мол, нам вечером выезжать, вон и Станислав Семёнович подтверждает, что при диабете спиртного вообще нельзя, даже Дагон с Везельвулом кивком головы подтвердили сказанное и с укоризною посмотрели сначала на мадам Тищенко, а затем и на безвольно лежащее у той не левом плече тело Аграт, которое безуспешно пыталась привести в чувство Обизат, но «вчерашнее» тёщи старшего сына Пониковского уже начало вступать всё сильнее и сильнее в свои права, поэтому Вероника Андреевна непреклонно отмела все возражения своей половинки и повторила:

– Шампанского хочу!

Взгляд тёщи не предвещал ничего приятного. Обизат прекратила сотрясать безчсувственное тело «подруги» по подземельям отца Везельвула и оставила Аграт лежать на своём «штатном» месте, а сама присоединилась к Везельвулу и Дагону.

– Чтоб я так жила, – воскликнула «подружка» Валентины Петровны. – Тут за день так накувыркаешься, как пел Володя Высоцкий, в кои веки праздник выпал, чтобы отдохнуть от детей и внуков, а тут лежит «это» и ни гу–гу…

– Расслабься, Обизат, это ты – как порядочная, а ей всё по барабану, сразу видно – не все у неё дома…

Три существа Тёмной Нави одновременно покрутили пальцем у основания правого рожка на своих головах в подтверждение слов Обизат.

Тем временем супруга Дмитрия Анатольевича «закусила удила» и приподняла пустой фужер над столом.

– Шампанского хочу!

Станислав Семёнович хотел было уже напомнить болезной, что «хотеть не вредно – вредно не хотеть», но напоровший на грозный взгляд Валентины Петровны, попридержал язык.

Дагон, заложив руки за спину, ходил по краю стола как арестант в Бутырке мимо лежащей без движения Аграт и что–то бормотал себе под пяточок.

– Слышь, хвостатый, не маячь на горизонте, уже примелькался всем, – попытался остановить искусителя отца новобрачной, но тот сделал вид, что не слышал ничего.

Обизат, заявив во всеуслышанье: «Дожились, блин, славяне!»,  подошла к к Дагону и посоветовала, чтобы тот через Дмитрия Анатольевича образумил супругу. Дагон остановился, открыл глаза и направился к своему «насяйнику», но в это время Вероника Андреевна с шумом опустила фужер на стол, да так «удачно», что под ним оказался направляющийся к её супругу «сотоварищ» Дмитрия. Верника Андреевна держала в кулаке фужер и не очень ласково смотрела на своего благоверного. Под её суровым взором всем стало как–то неуютно, особенно Дмитрию Анатольевичу.

Станислав Семёнович ещё раз попытался напомнить болящей, что сахарный диабет как–то не очень вяжется с приёмом вовнутрь спиртных напитков, особенно – шампанским, ибо – чревато «подскоком» сахара в крови, но бывшую руководительницу криворожского магазина уже было не остановить:

– Шампанского хочу! Мне нальёт кто–нибудь сегодня или мне самой всё надо делать…

Приложив, наконец последнее усилие, Дагон выбрался из–под ножки фужера и направился к Везельвулу, оттирая пот и хрустя костями. Везельвул приобнял за плечи соплеменника, а Лолла, хихикнув, сказала, что требование Вероники Андреевны напоминает ей давний анекдот про Вовочку.

Обизат оторвалась от холодца и поворотилась к супруге Везельвула.

– И что там про Вовочку? – вопросила она.

Лолла улыбнулась и сказала:

– Детишки рассказывают друг другу – кто и как появились на свет. Машенька говорит: «Мои родители – богатые землевладельцы, как–то был урожай капусты, и рабочие в ней меня нашли». Серёженька её перебивает: «А мой папа – бизнесмен, купил аиста, и тот принёс ему и маме меня». А Вовочка вздыхает: «А мои родители не богатые, поэтому папа вынужден всё делать только своими руками…»

Дмитрий Анатольевич, предвидя наступающий шторм в лице своей супруги, повернулся на табурете, достал уже стоящую в углу кухни бутылку шампанского и налил половину фужера своей половинке – от греха подальше – и уже было собрался водворить бутылку на место. Но Вероника Андреевна была настороже и со словами: «Ты что – краёв не видишь?» – нагнула бутыль к фужеру (вместе с рукой своего супруга) и не отпустила её до тех пор, пока фужер не наполнился полностью. После того, как Дмитрий Анатольевич водворил на место стеклянную ёмкость, она подняла фужер и спросила:

– Я что – одна пить буду?

Валентина Петровна подняла свой, на треть заполненный пенной влагой, бокал, а Дмитрий Анатольевич приподнял свою стопку, на половину заполненную коньяком. Станислав Семёнович проигнорировал призыв новоявленной родственницы и продолжал ковыряться в холодце.

– Выпьем за здоровье молодых! – провозгласила для присутствующих тёща старшего сына Пониковского и начала рукою выполнять работу по перемещению хрустальной ёмкости с пенным напитком к своему рту. Ещё двое присутствующих последовали её примеру.

Поднеся ёмкости к необходимой части организмов, все выпили – Вероника Андреевна – весь фужер, Дмитрий Анатольевич – половинку от  оставшегося содержимого после первого тоста своей стопки, а Валентина Петровна – снова один глоток. Станислав Семёнович – как я уже говорил выше – от подобной чести отказался, продолжая ковыряться в своей тарелке и незаметно подкладывая яства существам Тёмной Нави, которые – как ни странно – спиртное не жаловали, предпочитая ему – как и Пониковский–старший – томатный или иной другой сок…

Все снова закусили…

Завтрак продолжался. Вероника Андреевна вылила остатки шампанского в свой бокал и как–то с грустью посмотрела внутрь бутылки. Затем очнулась и сказала, обращаясь в никуда:

– За наших будущих внуков!

После чего осушила свой фужер и поставила его на стол. Дмитрий Анатольевич убрал – от греха подальше – пустую бутылку со стола, поставив её в угол кухни, и продолжил пить чай с тортом. Валентина Петровна также заканчивала свой кусочек торта, а Станислав Семёнович наконец–то закончил совместный с существами Тёмной Нави завтрак, встал со стула, поблагодарил присутствующих и, пожелав остающимся приятного аппетита, удалился в свою комнату. По пути ему встретились Андрей с Ларисой, которые направлялись на кухню дабы подкрепить ослабевшие после первой брачной ночи силы…

Андрей завёл двигатель своей «Шкоды» и посмотрел на свою супругу. Та открыла правую дверцу и сказав, что родители сейчас выйдут, села на переднее кресло. А в это время Дмитрий Анатольевич (под наблюдением Дагона) собирал в путь свою супруг (у которой на левом плече пыталась подняться Аграт, но что–то плоховасто получалось), но Валерия Андреевна никак не могла сообразить – за что же хвататься в первую очередь, что вызывало насмешки Везельвула и Обизат.

Станислав Семёнович цыкнул на нечисть – мол у всех бывают тяжёлые денёчки, поэтому, милаи, хватайте Аграт и тащите в машину – подхватил чемодан, стоящий около входной двери и вышел с ним на улицу. Дмитрий Анатольевич понял намёк, подал своей супруге куртку, но та заявила, что надо присесть на дорожку и выпить по «пять капель», чтобы дорога была легка, чтобы москальские прикордонники не мурыжили их на кордоне, чтобы у детей всё было ладком да по согласию и т.д. и т.п. Валентина Петровна, Дмитрий Анатольевич спорить не стали и присели кто куда – Пониковская – на стул в прихожей, отец молодой – на кровать, а Вероника Андреевна – на табурет, что стоял рядом со столом у кровати.

Посидев минуты три и повздыхав, что «по пять капель» не получается, тёща Андрея встала, облачилась в поданную супругом куртку и изволила переместить своё тело на улицу. Дмитрий Анатольевич вздохнул – словно куль муки с себя сбросил – с облегчением, оделся и, подхватив правой рукой чемодан супруги, последовал вослед своей благоверной. На улице он присоединился к женщинам, которые уже начали движение к воротам. Коты и Кузьмич провожали процессию чуть ли не со слезами на мордочках, но крепились.

Наконец женщины и отец молодой вышли из ворот и подошли к машине. Андрей забрал у тестя чемодан тёщи и положил его в багажник автомобиля, после чего захлопнул багажник и подошёл к открытой дверце у своего водительского места. В это время к машине Везельвул, Лолла, Обизат и Дагон подволокли упиравшуюся копытами в землю Аграт, которая кричала на весь Мир Нави, что она хочет шампанского и неча тут её тащить непонятно куда…

Лолле надоели выкрутасы «подруги» Вероники Андреевны, она с размаху заехала коленкой под хвост любительнице шампанского и пожелала на прощанье:

Слышь ты, недоделанная, чтоб тебе вместо Преисподней в Раю оказаться!

Дагон не понял и переспросил супругу Везельвула – за что же её так… Лолла посоветовала украинскому чёрту внимательно изучить Библию христианскую, ибо там – как утверждаю попы (которые объясняют верующим, что слово «Поп» – это аббревиатура из словосочетания «Пастыри Овец Православных», хотя на самом деле – так называли деятелей христианской религии Православные[42] Славяне, которые за предательство ими Исконной Веры прозвали «Прах Отцев Предавшие») – записаны Мысли Бога (тут Пониковский поправил супругу Везельвула, объяснив, что иудейский Бог – фактически есть СетИеговаАдонайяЯхвеСатанаил), но Лолла отмахнулась от Станислава Семёновича и продолжила:

– А следовательно – истина в последней инстанции. Теперь слушай меня внимательно и потом не говори, что я тебе этого не рассказывала!

Температура Рая в Библии: «В то время свет луны будет как свет солнца, а солнечный свет будет в семь раз ярче, чем был. Солнечный свет одного дня будет равен свету семи дней»  –  так написано в Книге пророка Исайя, в главе 30, стих 26. Теперь начинаем считать: Рай получает от Луны столько излучения, сколько земля получает от Солнца; в добавок ещё 49 раз (7×7) больше, чем Земля получает от Солнца. Итого: 50 раз. Используя Закон Стефана–Больцмана (Н/Е) в 4-ой степени = 50, где Е – температура Земли в градусах товарища Кельвина (300), получаем температуру Рая798 гр.К (525 градусах господина Цельсия)

Теперь об Аде. Открываем«Откровение Иоанна Богослова», главу 20-ю: «Боязливых же и неверных, и скверных и убийц, … участь в озере горящем огнём и серою», а также: «А диавол, прельщавший их, ввержен в озеро огненное и серное, где зверь и лжепророк, и будут мучиться день и ночь во веки веков» (20:10). Листаем далее: «И смерть и ад повержены в озеро огненное. Это – смерть вторая» (20:14).

Вспоминаем химию – озеро с расплавленной серой означает, что его температура должна быть равна или ниже температуры плавления серы – то есть 444,6 гр.С. Это говорит о том, что в Аду прохладнее чем в Раю аж почти на 80 гр.С. Насколько я помню – археологи, геофизики и геологи никогда не сообщали, что на – как говорит товарищ Пониковский – нашей Матушке–Земле когда–либо жили люди при температуре свыше 525 гр.С – скорее это соответствует Венере. Так что пусть прожарит свои телеса…

– Злая ты, – констатировал Дагон. – Могла бы и пожалеть бедняжку…

– Жестокость цементирует нацию! – ответила Лолла любимой поговоркой начальствующего состава советского Военно–Морского Флота периода руководства страной Леонидом Ильичом. – Трезвость – норма жизни! Пусть привыкает. А пока – закидываем её в машину…

Схватив возмущённую Аграт за руки и ноги. Везельвул с Дагоном с раскачки швырнули тело «подружки» Вероники Андреевны в машину и посоветовали той не рыпаться, а то она уже их достала до кончиков хвостов и рожек, бляха–муха…

Затем Дагон попрощался с Везельвулом и Лоллой, пообещал периодически навещать новых родственничков, поблагодарил Пониковского–старшего за приют и ласку, после чего влез в изделие чешского автопрома к так и не протрезвевшей Аграт, чтоб ей ни дна, ни покрышки, а вечно в Раю прожариваться…

В это время Дмитрий Анатольевич обнялся с Валентиной Петровной, поблагодарил её за гостеприимство и выразил надежду, что не в последний раз встречаемся. Затем прижал к своей широкой груди немалое тело бывшего подводника, затем пожал ему руку и пошёл садиться в машину. Вероника Андреевна также обнялась с супругой Пониковского, затем изъявила желание повторить тоже самое со Станиславом Семёновичем, но узнав, что Пониковский–старший имеет хорошую (или нехорошую – тут зависит от вкуса и привычек читателя) привычку не обниматься, не целоваться, не… и так далее с чужими женщинами, пожала протянутую руку бывшего механика дизельного подводного флота и пошла к машине вслед за своим супругом. Андрей подождал, когда новые родственники усядутся на заднее сиденье и ещё раз помашут ручками Станиславу Семёновичу и Валентине Петровне, сел на своё место, закрыл дверь и включил заднюю передачу, чтобы выехать на дорогу…

Пониковские лежали у себя в комнате и смотрели очередную серию «Следа». Открылась дверь и в прихожую вошли Андрей с Ларисой.

– Как доехали? – поинтересовался Пониковский–старший. – Родителей посадили на автобус?

– Папа, посмотри рамкой – где моё кольцо? – услышал Станислав Семёнович в ответ. – Оно у меня с пальца упало – не могу понять – где – в Бахчисарае, или в машине?

– А как это так произошло? – поинтересовалась Валентина Петровна у сына.

Лариса прошла через прихожую и направилась через залу в свою комнату. Андрей снял куртку и повесил её на вешалку, после чего ответил:

– Да Пётр посоветовал купить кольцо на размер больше – всё равно палец будет распухать и его будет тяжело снимать, вот я и купил… Вроде оно всегда было на пальце, а как начали подъезжать к Айвовому – смотрю – отсутствует. Наверное с пальца соскочило, – ответил маме сын и включил в прихожей свет.

Пониковский–старший не замедлил встать, натянул на себя спортивные брюки, взял в руки рамку и подошёл к расстроенному сыну. Сотворив мысленно и при помощи заговора: «Земля–Мать, Небо–Отец! Зоря утренняя и зоря вечерняя! Красно Солнцев очи вставлю, млад светел Месяц в тыл положу, частыми звёздами подтычуся, одеждами Божьими облекуся и прореку, чему быти – не миновати, чему от Богов положено стати, как было, как есть и как будет – от Кола и до Кола! Гой!»[43] обережный круг ярко–жёлтого цвета, Станислав Семёнович дождался, пока Андрей сожмёт в руке янтарный наконечник рамки, и задал соответствующий вопрос Высшим Силам, после чего, посмотрев на движения рамки, Пониковский обнадёжил сына, что кольцо где–то рядом с местом водителя…

Взяв с собой фонарики, сын с отцом прошли к машине и стали смотреть под сиденьем водителя, а также под ковриками… Кольца там не оказалось.

Подошла Валентина Петровна и высказала мудрую мысль, что пора прекращать поиски – утром будет и светло, да и ничего с кольцом – если оно в машине – не случится. Лариса поддержала свою свекровь, и все отправились в дом.

Там Пониковский–старший не поленился ещё раз спросить у рамки – где кольцо, но та и вторично подтвердила, что кольцо находится рядом с водительским местом…

Утром Андрей Станиславович с восходом Солнца поспешил к машине, и ровно через 10 секунд кольцо было найдено – оно лежало в кармане двери – как и говорила рамка – «рядом с водительским креслом» – но вчера из–за усталости и невнимательности никому и в голову не пришло посмотреть туда…

Лариса и Андрей вздохнули с облегчением (вообще–то потеря обручального кольца по народным приметам указует на недолговечность и непрочность брака[44]), но всё–таки прислушались к совету родителей – съездить снова в Бахчисарай и купить кольцо по размеру, а не слушать своих друзей, у которых голова растёт явно не из того места, откуда положено…

 

Комментарии.

А Обизат (Обизут, лат. Obizuth) – Демоница, подобная Лилит, имеет много черт схожих с чертами суккуба. Упоминаеться в «Завете Соломона»: «И передо мной появился дух в виде женщины, которая имела только голову с растрепанными волосами. И я спросил ее: «Кто ты? « А она ответила: «Нет, а ты сам кто? И почему ты интересуешься мной? Но, да будет тебе известно, я стою связанная перед тобой. Иди сейчас в свои королевские палаты и омой руки. Потом вернись сюда и снова спроси меня; и тогда ты узнаешь, О, царь, кто я есть». И я, Соломон, сделал все так, она посоветовала мне, потому что был мудр; чтобы я смог узнать о ее делах, и осудить их, и рассказать об этом людям. И я снова сел на свое место и спросил демоницу: «Кто ты?» И она ответила: «Люди зовут меня Обизат; и по ночам я не сплю, а брожу по всему миру, и прихожу к женщинам во время родов. И в предсказанный час, если мне везет, я душу ребенка. Но если нет – я перехожу в другое место. Поскольку хотя бы один раз за ночь мне должно повезти. Ибо я – свирепый дух, имеющий множество имен и форм. Я хожу туда–сюда. И я отправляюсь в путь на закате. Но хотя ты и наложил на меня печать кольцом Бога, ты не сможешь ничего сделать. Я не стою перед тобой, и ты не можешь командовать мною. Ибо я не делаю ничего другого, кроме того, что уничтожаю детей, делаю их глухими, слепыми, запечатываю их уста, разрушаю их мозг, причиняю боль их телам. Когда я, Соломон, услышал это, я поразился тому, как она выглядит, ибо все ее тело находилась в темноте. Но она смотрела на меня ярко зелеными глазами, и ее волосы были растрепаны как у дракона; а все остальное тело было невидимым. Насколько я слышал, у нее был звучный голос. И я хитро спросил ее: «Скажи мне, какой ангел имеет власть над тобой, O, злой дух?» Она ответила мне: «Божественный ангел по имени Афарот (Afarot), который соответствует имени Рафаел, тем, который препятствует мне сейчас и всегда. Если его имя знает какой–нибудь мужчина, и напишет его на женщине во время рождения ребенка, тогда я не смогу проникнуть в нее. У этого имени число 640». И я, Соломон, услышав это, прославил Бога, и приказывал, чтобы ей связали волосы и повесили ее перед Божьим Храмом; чтобы все дети Израиля, проходя мимо, могли видеть ее и прославлять Господа Бога Израиля, который с помощью этой печати дал мне эту власть вместе с мудростью и силой Бога».

 

Б Каллироя – в греческой мифологии речное божество, появляющееся в разных мифах, ее имя означает «прекраснотекущая».

1) океанида, дочь Океана, супруга Хрисаора, мать трехголового великана Гериона,

2) речная нимфа, дочь Ахелоя (одноименная река протекает на границе Этолии и Эпира), супруга Алкмеона. Каллироя пожелала владеть чудесным ожерельем и пеплосом, которые Алкмеон дарил своей первой супруге. Эти вещи хранились у аркадского царя Фегея, живущего в городе Псофиде. Алкмеон поехал к нему и обманом завладел ими. Узнав об этом, сыновья Фегея устроили на дороге засаду и убили Алкмеона. Каллироя, горюя о гибели супруга, упросила Зевса сделать ее сыновей взрослыми, чтобы они могли отомстить за убийство отца.

Вмиг возмужавшие Амфотер и Акарнан выступили в поход. В городе Тегее они встретили сыновей Фегея, несших пеплос и ожерелье в Дельфы, и убили их. Затем направились в Псофиду, убили Фегея и его жену. Месть совершилась. Добытые пеплос и ожерелье Каллироя велела отнести в Дельфы и посвятить их Аполлону, где они хранились до средины IV века до н.э., затем были похищены.

3) нимфа, дочь речного бога Скамандра, мать Ганимеда

4) калидонская девушка, отвергшая любовь Кореса, жреца Диониса. По просьбе оскорблённого жреца Дионис поразил жителей страны безумием. Обратившись за помощью к оракулу, калидонцы получили приказ принести Каллирою в жертву. Когда Корес увидел прекрасную Каллирою, обречённую на гибель, любовь снова вспыхнула в его сердце и он заколол себя вместо любимой. Каллироя покончила с собой возле источника, который стал носить её имя (топонимический миф).

 

В Бел – в греческой мифологии царь Египта, сын Посейдона и нимфы Ливии, брат–близнец  Агенора (отца Европы), отец Эгипта и Даная. Бел относится к числу персонажей, которые сами не имеют развитой мифологической биографии, но являются родоначальниками поколений будущих героев.

 

Г Тевкр – в греческой мифологии:

1) сын Теламона и дочери троянского царя Гесионы, воспитанный отцом на острове Саламин. Участвует вместе с братом Аяксом Теламонидом в Троянской войне, прославившись в стрельбе из лука. Репутацию лучшего стрелка он подтверждает в погребальных состязаниях в честь Ахилла. Тевкр во время спора о доспехах Ахилла находится вне лагеря ахейцев и не успевает спасти Аякса от самоубийства. С тем большей энергией он добивается от Атридов должного погребения брата (Soph. Ai. 1093-1184, 1266-1315, 1381-1417). Вместе с другими греческими воинами Тевкр проникает в деревянном коне в Трою. По возвращении Тевкр после окончания войны на остров Саламин, Теламон изгоняет его из дома, обвиняя Тевкра в том, что он не уберёг от гибели Аякса и не отомстил за него. В конце своих скитаний (разные версии называют различные места – от Иберии до Киликии в Малой Азии) Тевкр попадает на остров Кипр, где основывает город Саламин;

2) сын речного бога Скамандра, эпоним фригийского племени тевкров. Дочь Тевкра Батия стала женой Дардана, и таким образом Тевкр стал родоначальником троянского царского рода (Apollod. Ill 12, 1; Diod. IV 75). К этой традиции восходит, вероятно, и позднейшая версия о происхождении Тевкра, сына Теламона, от троянской царевны. Возникшая в дальнейшем связь Тевкра с Саламяном нашла отражение в аттической легенде о Тевкре, защищающемся от обвинений Теламона, стоя на палубе корабля. С этим мифом связывают судебную процедуру в судилище, устраивавшемся греками неподалёку от Пирея: обвинённый в преступлении и осуждённый за него на изгнание был вправе, подплыв на корабле к берегу, произнести речь в свою защиту, не сходя на сушу; судьи же слушали его, находясь на земле.

 

Д Майя – в греческой мифологии нимфа гор, старшая из 7-и плеяд – дочерей Атланта и Плейоны. В гроте аркадской горы Киллена Майя сошлась с Зевсом, от которого родила Гермеса (Apollod. Ill 10, 1-2; Hes. Theog. 938 след.). Имя её («матушка», «кормилица») указывает на присущие ей функции вскармливания и воспитания; она воспитывала сына Зевса и нимфы Каллисто Аркада (Apollod. Ill 8, 2). Вместе с сестрами–плеядами была превращена в одноимённое созвездие Плеяд. Римляне отождествляли Майю с италийской богиней Майей (Майестой), покровительницей плодоносной земли. Ей приносились 1 мая жертвы (Macrob. Sat. I 12); от её имени – название месяца мая в римском календаре. В эллинистическо–римскую эпоху считалась супругой Вулкана и матерью Меркурия, отождествлялась с римскими Бона деа Фауной.

 

Е Камилла (Camilla) – в римской мифологии (по «Энеиде» Вергилия) дочь Метаба, царя Приверна. Изгнанный своими подданными, недовольными его тираническим правлением, Метаб взял с собой маленькую Камиллу. В лесу у реки Амасен, подстерегаемый опасностями, он дал обет посвятить дочь на служение Диане, что и исполнил после своего спасения. Камилла стала амазонкой и погибла, участвуя в войне Турна против Энея. Имя Камилла – от «камиллы» или «касмилы» (так назывались мальчики и девочки из благородных семей, прислуживавшие при священнодействиях жрецам и жрицам, а также посвящённые отцами на служение богам; Serv. Verg. Aen. XI 588). Как прислужника богам камиллом называли Меркурия.

 

Ж Хельги (др.-исл. Helgi, «священный», «посвящённый») – герой скандинавской мифологии и эпоса. Согласно датским преданиям (сохранившим черты наиболее архаического образа Хельги), Он – отец легендарного конунга из династии Скьельдунгов Хрольва Краки (Жердинки), родившегося от брака Хельги с собственной дочерью; этот Хельги близок мифологическому типу «предка», «родоначальника». В »Старшей Эдде» – три песни о ХельгиПервая песнь о Хельги, убийце Хундинга», «Вторая песнь о Хельги, убийце Хундинга», «Песнь о Хельги, сыне Хьерварда»), причём во второй и первой песни Хельги – сын не Хьерварда, а Сигмунда, т.е. брат Сигурда (результат втягивания Хельги в цикл вёльсунговнибелунгов). Таким образом, в эддических песнях и в сагах фигурируют, собственно, несколько Хельги, которые в «Старшей Эдде» частично сближены, однако в песнях осталось немало противоречий и расходящихся между собой мотивов (возможно, что эддические песни о Хельгифрагменты более древних песней).

В центре внимания эддических песней о Хельги – его воинские подвиги (их главные мотивы – родовая месть, добывание невесты). Герой пользуется покровительством валькирий – богатырских дев–воительниц, из их числа и его возлюбленная (Сигрун, Свава). Ряд признаков указывают, по мнению Е.М. Мелетинского, на происхождение сказаний о Хельги из богатырской сказки: детство героя (по одной версии, раннее возмужание, по другой – запоздалое), ритуальное посвящение героя и наречение его именем, которое даёт ему дух–хранитель (у Хельги – это валькирия, которая затем и защищает героя в битвах); героическое добывание невесты. Хельги гибнет в бою с «кровными» врагами (по одной из песней, убийца Хельги – сын убитого им конунга Хродмара, по другой – брат Сигрун); вслед за героем гибнет и его возлюбленная Сигрун.

О. Хёфлер в поисках ритуальных истоков сказания о Хельги предполагает, что он – культовое имя жертвы в древнегерманском религиозном центре, описанном ТацитомГермания», 39); возлюбленная Хельги – жрица, руководящая жертвоприношениями, а убийство Хельги, совершаемое копьём Одина, символизирует обновление королевской власти при посредстве ритуальной жертвы. Мотив смерти и вторичного рождения Хельги и его возлюбленной [две песни о Хельги имеют конец: «Говорят, что Хельги и Свава (Хельги и Сигрун) родились вновь»] отражает, возможно, представления об эйнхериях – павших в бою героях, и о хьядингах, которых валькирии возрождают для новых битв.

 

З Лавиния (Lavinia) – в римской мифологии дочь царя Латина и Аматы. По желанию Аматы была помолвлена со своим двоюродным братом Турном. Однако, повинуясь предсказанию оракула, отец решил отдать её в жёны Энею, и это привело к войне между Турном и Энеем. Победив, Эней женился на Лавинии и построил город, названный в её честь Лавинием. После смерти Энея Лавиния, преследуемая пасынком Асканием–Юлом, бежала в лес и родила сына Сильвия (ставшего родоначальником царей основанной Асканием Альба–Лонги, Dion. Halic. I 70; по другой версии, Сильвий был сыном Аскания, Liv. I 3).

 

И Кафциель – князь гнева, заставляющий людей гневаться (от слова «кецеф» – гнев). Этого демона еще отождествляют с «антисефирой» Эрев верик (называемой еще «жестокий ворон» – поскольку считалось, что ворон не имеет милосердия даже к своим птенцам). Так и человек в гневе теряет милосердие даже к своим близким.

 

К Увалл (Uvall), или Вуал (Vual), или Вовал (Voval) – 47-ой ДухВеликий Могучий и Сильный Герцог, сперва он появляется в облике могучего верблюда, но через некоторое время, по команде заклинателя, принимает человеческий облик. Он разговаривает на египетском языке, но не в совершенстве. Его служба заключается в том, чтобы обеспечивать любовь женщин и рассказывать о событиях прошлого. Он также обеспечивает дружбу между друзьями и врагами. Он принадлежит к Чину Сил. Он управляет 37 Легионами Духов.

 

Л Ишет Зенуним (Эйшет Зенуним) – Демоница еврейского происхождения. Одна из ангелов проституции, согласно Каббале. Она считалась одной из жён Сатаны. Ишет Зенуним – спутница Самаэля, жена блуда, – рассматривая в едином аспекте, их называют «Зверем», Хивой (Чивой).

 

М Тарпея, в римской мифологии дочь Спурия Тарпея, которому во время войны Ромула с сабинянами была вверена обороны римской цитадели в Капитолии. Царь сабинян Тит Таций, то ли соблазнив Тарпею любовью, то ли подкупив обещанием дать ей то, что сабинские воины носили на руке (т.е. золотые браслеты и кольца), уговорил её отворить ему ворота крепости. По одной версии, царь сабинян приказал потом своим воинам забросать Тарпею щитами (которые они тоже носили на руке), презирая её за предательство; по другой, более распространённой, – Ромул приказал сбросить её со скалы, получившей название Тарпейской. С этой скалы потом сбрасывали виновных в наиболее тяжёлых преступлениях.

 

Н ДагонДемон второго порядка. Главный Пекарь при Адском дворе (И. Виер «De Praestigius Daemonum»). В древности Дагон известен как западносемитское божество, покровитель земледелия или рыбной ловли; видимо первоначально бог – податель пищи. Он изображался в виде могучего человека с рыбьим хвостом вместо ног. У филистимлян в конце II – начале I тыс. до н.э. Дагон – верховное божество, бог войны. В Библии (1Царств,5:2-7) описывается, что, когда филистимляне захватили ковчег у израильтян, они поместили его в храме Дагона в Азоте. Но сила ковчега сбросила истукан Дагона и он рассыпался на части.

Дагон выступал предводителем демонов, владевших лувьерскими монахинями, им была одержима сестра Мария. Наславшая демонов сестра Мадлен Бавен призналась, что на шабаше вышла замуж за Дагона (принявшего облик соблазнительного молодого человека) и совершала с ним ужасные и непристойные половые акты на алтаре («Recit veritable», 1643).

Дагон упоминается в трактате «Некрономикон» как один из Древних богов – ему наряду с Ктулху поклоняется раса глубоководных – людей–амфибий, которые обитают в океанских глубинах. Г.Ф. Лавкрафт, писатель, познакомивший широкую публику с циклом легенд «Некрономикона» упоминает Дагона в ряде своих рассказов (в т.ч. – «Дагон», 1917) утверждает, что еще в середине XIX в. существовал Эзотерический Орден Дагона.

Дагон перечисляется среди дьявольских имен в «Сатанинской Библии» Ла Вея. Современные сатанисты почитают его в день урожая как Великого Хлебодаря.

Упоминания в литературе: 

* Дж. Мильтон «Потерянный рай»: Дагон – один из падших ангелов, шествующих в войске сатаны. «Шел Дух вослед, / Взаправду плакавший, когда Кивотом / Завета полоненным был разбит / Его звероподобный истукан. / Безрукий, безголовый он лежал / Средь капища, своих же посрамив / Поклонников; Дагоном звался он – / Морское чудо, получеловек / И полурыба. Пышный храм его / Сиял в Азоте. Палестина вся, / Геф, Аскалон и Аккарон и Газа, / Пред ним дрожали…»

* Г.Ф. Лавкрафт «Ведьмин Лог»: «…Книга рассказывала о каких–то мифических расах инопланетных завоевателей, называемых Богами Седой Старины и Властителями Древности; чего стоили только их имена – Ктулху, Хастур, Шуб–Ниггурат, Азатот, Дагон, Итакуа, Уэндиго, Цтугха. Все они в разное время пытались захватить Землю, многим из них  служили и поклонялись дочеловеческие земные расы – чо–чо, глубоководные и другие…»

 

О Аграт–бат–махлатАрхидемоница иудейского происхождения, одна из 4-х «матерей демонов» и жен Сатаны (Самаэля). Покровительница шлюх. Дочь другой демоницы – Махалат.

 

 

 

 

 

[1] Хочу – «указание на энергию мужской силы в определённых рамках», откуда «хочу драки», «хочу сражения» – то есть указание на проявление своей мужской энергии в определённых рамках битвы и т.д.; в настоящее время (в советском языке) – синоним «желаю»

Хо(энергия мужской силы) + Чу(внимание, усиление концентрации)

Хо(корневая форма, образ: «Его мужской творческой Силы») + Чу(р – корневая форма, образ: «Хранитель Межи».)

Хо(энергия мужской силы) + Чу(указание на что–либо)

[2] АзазельAzazelДемон 2-го порядка, Главный Знаменосец адского войска (И. Виер). Повелитель пустыни, родственный ханаанскому богу палящего солнца Асизу и египетскому Сету.  (более полно о нём – читайте рассказ «Пляжные лекции. День первый»)

[3] Везельвул – существо Тёмной Нави, «сотоварищ» Пониковского С.С,

[4] Лолла – супруга Везельвула.

[5] Обизат – существо Тёмной Нави, «подруга» Пониковской В.П.А

[6] Купидон – существо Светлой Нави, «сотоварищ» Пониковского С.С.

[7] Каллироя – существо Светлой Нави, «подруга» Пониковской В.П.Б

[8] обрпл – отдельная бригада подводных лодок

[9] Диабет проявляется избытком глюкозы в крови (гипергликеми­ей), вызванном недостаточностью инсулина. Различают два типа диабета: инсулиннезависимый и инсулинзависимый. В последнем случае присутствующий в крови сахар не только поступает с пи­щей, но и образуется в печени в ходе процесса, называемого глюконеогенезом.

Симптомы: а) сухость во рту, жажда и час­тое мочеиспускание; б) тяга к сладкому, повышен­ный аппетит и увеличение массы тела; в) фурункулы; г) утомляемость; д) длительные, не поддающие­ся лечению инфекции; е) кожный зуд и зуд в промеж­ности; ж) нарушения зрения.

[10] Вам в обязательном порядке необходимо придерживаться принципов правильного питания (отказаться от мучного, сладкого, жирного и соленого) – введите в свой рацион как можно больше специй и бобовых культур, они зарекомендовали себя в качестве отличного средства для снижения уровня сахара в крови. Плюс – обязательная консультация с лечащим врачом, ибо как говорил великий князь и Волхв Вещий Олег «Всё есть яд, и всё есть лекарство. Тем или иным его делает доза»

[11] Реверс – перевод работы машины с режима «Вперёд» на режим «Назад» или наоборот – с режима «Назад» на режим «Вперёд»

[12] Радуга – с Древнесловенского Языка дословно означает «Свет, имеющий 2 и более путей и оттенков»: Ра(Свет) + Ду(два и более) + Га(путь)

[13] не надо нам указывать – что и как делать, мы сами грамотные! (укр.)

[14] Приверженнице независимости Украины (укр.)

[15] Фифа – пустышка, «ничего не представляющая из себя структура, мнящая себя подобием Света»

Фи(ничего не представляющая из себя структура, пустота) + Фа(луч)

[16] Ритуал 

а) «Единоличное проведение свещеннодействия, соответствующего ритмам Космоса, т.е. в соответствии с Небесными Законами, которые называются РИТА»

Рита (Небесные Законы) + Ал (включающая в себя всё полностью, подробно).

б) «свещеннодействие по со–настройке (установлению духовно–энергетической связи) с Прародителем»

Рит(м – вибрация, резонансная частота колебаний) + У (стой, Конъ) + Ал(высшее проявление кого или чего–либо).

[17] Орфей – в греческой мифологии сын фракийского речного бога Эагра (вариантАполлона, Clem. Rom. Horn. V 15) и музы Каллиопы. Орфей славился как певец и музыкант, наделённый магической силой искусства, которой покорялись не только люди, но и боги, и даже природа. Он участвует в походе аргонавтов, игрой на форминге и молитвами усмиряя волны и помогая гребцам корабля «Арго». Его музыка успокаивает гнев мощного Идаса. Орфей женат на Эвридике и, когда она внезапно умерла от укуса змеи, отправляется за ней в царство мёртвых. Пёс Аида  КерберэринииПерсефона и Аид покорены игрой Орфея. Аид обещает певцу вернуть Эвридику на землю, если он исполнит его просьбу – не взглянет на свою жену, прежде чем войдёт в свой дом. Счастливый Орфей возвращается с женой, но нарушает запрет, обернувшись к жене, которая тут же исчезает в царстве смерти (Ovid. Met. X 1-63).

Орфей не почитал Диониса, считая величайшим богом Гелиоса и называя его Аполлоном. Разгневанный Дионис наслал на Орфей менад которые растерзали его, разбросав повсюду части его тела, собранные и погребённые затем музами. Смерть Орфея, погибшего от дикого неистовства вакханок, оплакивали птицы, звери, леса, камни, деревья, очарованные его музыкой. Голова его по реке Гебр плывёт к острову Лесбос, где её принимает Аполлон. Тень Орфея спускается в Аид, где соединяется с Эвридикой. На Лесбосе голова Орфей пророчествовала и творила чудеса (Orph. Vit. frg. 115, 118-119). По версии, изложенной Овидием, вакханки растерзали Орфея и были за это наказаны Дионисом: превращены в дубовые деревья.

В мифах об Орфее объединяется целый ряд древних мотивов (ср. волшебное воздействие музыки Орфея и миф об Амфионе, нисхождении Орфея в Аид и миф о Геракле в Аиде, гибель Орфея от рук вакханок и растерзание Загрея). Орфей близок музам (Eur. Rhes. 943), он брат певца Лина (Apollod. I 3, 2). Орфей – учредитель вакхических оргий и древних религиозных обрядов. Он посвящён в Самофракийские мистерии. С именем Орфея связана система религиозно–философских взглядов (орфизм), возникшая на основе аполлоно–дионисовского синтеза в VI в. до н.э. в Аттике.

В античном искусстве Орфей изображался безбородым, в лёгкой хламиде; Орфейфракиец – в высоких кожаных сапогах, с IV в. до н.э. известны изображения Орфея в хитоне и фригийском колпаке. Одно из древнейших сохранившихся изображений Орфея как участника похода аргонавтов – рельеф метопы сокровищницы сикионцев в Дельфах. В раннехристианском искусстве мифологический образ Орфея связан с иконографией «доброго пастыря» (Орфей отождествляется с Христом). В XVXIX вв. различные сюжеты мифа использовали Дж. Веллиии, Ф. Косса, Б. Кардуччи, Дж.Б. Тьеполо, П.П. Рубенс, Джулио Романо, Я. Тинторетто, Доменикино, А. Какова, О. Роден и др. В европейской литературе 2040-х гг. XX в. тему «Орфей и Эвридика» разрабатывали Р. М. Рильке, Ж. Ануй, И. Голь, П.Ж. Жув, А. Жид и др. В русской поэзии нач. XX в. мотивы мифа об Орфее нашли отражение в творчестве О. Мандельштама, М. Цветаевой.

 

[18] Эрот (Эрос – «любовь») – в греческой мифологии бог любви, один из четырех древнейших космогонических богов, как и Гея, Тартар и Хаос. Сначала Эрот предстает в виде крылатого стрелка, владыки ключей эфира, неба, моря, земли, царства мертвых и Тартара. В этот период родословная его сложна и противоречива. Он был сыном Эреба и Никты (Ночи), происшедших от Хаоса, и одним из древнейших созданий  Афродиты, и самим Протогономперворожденным»). Постепенно, под влиянием новых олимпийских богов, Эрот приобретает новые черты и превращается то в златокрылого, золотоволосого, подобного ветру бога, то в хитроумного, но жестокосердного малыша. Получает он свое место на Олимпе, став, по одной версии, сыном Зевса, по другой, Афродиты и Ареса и т. п. Платон приводит миф, по которому Эрот является демоном Афродиты. Он сын Бедности и Богатства, зачатый в день рождения Афродиты. Он получил от родителей такие черты, как жажда обладания, стойкость, отвага, бездомность. В римской мифологии ему соответствовали Амур и Купидон.

[19] Ибис (Иблис) –  в мусульманской мифологии – Дьявол. Согласно коранической легенде – мятежный Дух, отказавшийся помочь Адаму, сотворенному из глины, в то время как он сам, Ибис сотворен из огня, т.е. из высшей субстанции. Противник Аллаха.

Иблис постоянно называется «врагом аллаха» или просто «врагом». Мусульманская формула – «Прибегаю к аллаху от шайтана, побиваемого камнями» – восходит к легенде о том, как Ибрахим камнями прогнал дьявола в долине Мина около Мекки.

Согласно Корану, Иблис первоначально был ангелом, но отказался выполнить приказ Аллаха и поклониться созданному Аллахом Адаму, заявив: «Я – лучше его: ты создал меня из огня, а его создал из глины» (7:11). За это Иблис был изгнан с небес и поклялся повсюду совращать людей: «Я засяду против них на твоём прямом пути» (7:15), «я украшу им то, что на земле, и собью их всех» (15:39). Пробравшись в Рай (джанна), он совратил Адама и Хавву (2:32-34; 7:10-27; 15:30-43;17:61-66;18:48; 20:115- 119; 38:73-85; в кораническом эпизоде поклонения ангелов дьявол назван Иблис, а в эпизоде грехопадения аш–шайтан). Наказание Иблиса отложено до дня  Страшного суда, когда Иблис вместе с грешниками будет низвергнут в Ад (джаханнам) (17:65-66; 26:94-95). Наряду с Иблис существуют также второстепенные злые духи.

Согласно преданию, Иблис живёт на земле в нечистых местах – в руинах, на кладбищах. Его еда – то, что приносят в жертву, питьё – вино, развлечения – музыка, танцы. Иблис способен размножаться, порождая джинновифритов. Традиция связывает Иблиса с Даджжалом

[20] Делепитора (Делепитор) – Демоница, обучающая колдовству, согласно иерархии Р. Дуканта (1963), лидера современной демонолатрии.

[21] Это 30Заповедь Бога Перуна

[22] Раум (Raum) – 40-ой Дух  – Великий Граф, появляется в образе ворона, но, по приказу заклинателя, принимает человеческий облик. Его обязанность – воровать сокровища из королевских палат и переносит их туда, куда ему прикажут; также он разрушает города и достоинство людей; и открывает тайны прошлого, настоящего и будущего; возбуждает любовь между друзьями и врагами. Он относится к чину Престолов. Он управляет 30 Легионами Духов.

[23] Ипос (лат. Ipos) – 22-ой Дух «Lemegeton». Он Граф и Могущественный Принц, появляется в образе ангела с головой льва, ногами гуся и хвостом зайца. Он знает все вещи, относящиеся к прошлому, настоящему и будущему.  Он  наделяет людей остроумием и смелостью. Он управляет 36 Легионами Духов.

[24] Маммона – «Не можешь служить богу и Маммоне». МаммонДемон скупости и богатства. Он первым научил людей разрывать грудь земли, чтобы похищать оттуда сокровища. Он низвергнут в Ад последним. Ходит всегда низко склонив голову. Князь чина Искусителей. Более пока информации мне найти не удалось.

[25] Леонард – выдающийся Демон, один из главнейших демонов, был главным инспектором черной магии и колдовства, нечто вроде эксперта по контролю за качеством, а также хозяин шабашей, где он был воплощением Сатаны. Он являлся на них в таком образе: огромного роста и до пояса как человек, а ниже как козёл, с шерстью; ноги завершались копытами, но руки были человеческие, так же как лицо, смугло–красное с большими круглыми глазами и недлинной бородкой. Из курчавых волос на голове поднималось три рога: два меньших сзади и один большой спереди. Вокруг рогов надета серебряная корона. Вместо зада Леонард имел ещё одно лицо, к которому прикладывались поклонявшиеся ему ведьмы

[26] ЛамияДемоница–вампир, издавна обитавшая в пещере. Первые упоминания о Ламии появились в греческогй мифологии. Когда–то Ламия была королевой Ливии, прекрасной женщиной, у которой были дети от Зевса. Но когда Гера, жена Зевса, узнала об этом, то заставила королеву поглотить их. И Ламии пришлось подчиниться, потому что нелегко противостоять натиску богини. Однако с тех пор Ламия начала по ночам отбирать у матерей их младенцев. Перед тем, как высосать кровь, она разрывала их похожими на когти ногтями. Когда–то милая королева стала ужасным зверем, умеющим по желанию изменять облик. Ламия была известна своей необычной чуткостью: даже когда спала, вынимала глаза, чтобы они всегда оставались начеку. Со временем этим именем стали называть колдуний, воровавших детей, а также женщин–демониц, которые, обернувшись красавицами, соблазняли своей пылкостью случайных мужчин. И только после того, как те выплескивали страсть, Ламия высасывала из них кровь, а затем и жизнь

[27] Текмесса, в греческой мифологии дочь фригийского царя Телевта, взятая в плен Аяксом Теламонидом, ставшая его наложницей и родившая ему сына Эврисака

[28] Аббадон (Аббадона, библ. Аваддон; Аполлион, Апполион) – Ангел Бездны, могущественный демон смерти и разрушения, военный советник Ада

[29] Луна – так Славяне назвали небесные объекты, вращающиеся вокруг Земель, которые эллины неправильно назвали «планетос» – «блуждающими звёздами»

[30] Фобос – страх (гр.)

[31] Деймос – ужас (гр.)

[32] Хаурес (Haures), Хаурас (Hauras), Хаврес (Havres), Флаурос (Flauros) – 64-ый Дух  Великий Герцог и сперва появляется в образе могущественного, ужасного и сильного леопарда, но через некоторое время, по команде заклинателя, он становится человеком, с глазами, пылающими огнем, и ужасным выражением лица. Он дает правдивые ответы обо всех событиях настоящего, прошлого и будущего. Но если он не будет находиться в треугольнике, он будет лгать обо всех этих вещах и обманывать заклинателя в этом или в других различных делах. И, наконец, он будет рассказывать о сотворении мира и богословии, и о том, как он сам и другие духи – пали. По желанию заклинателя, он уничтожит и испепелит его врагов, также он не позволит, чтобы он [заклинатель] был соблазнен каким–либо другим духом или кем–то еще. Он управляет 36 Легионами Духов

[33] Форас (Foras) – 31-ый ДухМогущественный Губернатор и появляется в образе сильного мужчины в человеческом обличье. Он может дать знание людям о свойствах всех трав и драгоценных камней. Он обучает искусству логики и этики во всех их разделах. По желанию, он может сделать человека невидимым, даровать ему долгую жизнь и красноречие. Он открывает местонахождение сокровищ и возвращает утерянные вещи. Он правит более чем 29 Легионами Духов

[34] Карро Князь Властей, склоняет людей к жестокосердию. Противник – святой Винцент. Участвовал в луденском нашествии. Отрывок из книги Олдоса Хаксли «Луденские бесы». «…У сестры Серафики пострадал живот, где в капле влаги прятался, то Барух, то, во время его отсутствия, Карро»

[35] Данель (Даньяль, Даниэль) – один из падших ангеловНаблюдателей, вступавших в браки с дочерьми человеческими. В «Книге Еноха» перечислен 7-ым в главах 6 и 69. Его имя переводится как «Бог судит»

[36] Тарпея, в римской мифологии дочь Спурия Тарпея, которому во время войны Ромула с сабинянами была вверена обороны римской цитадели в Капитолии. Царь сабинян Тит Таций, то ли соблазнив Тарпею любовью, то ли подкупив обещанием дать ей то, что сабинские воины носили на руке (т.е. золотые браслеты и кольца), уговорил её отворить ему ворота крепости. По одной версии, царь сабинян приказал потом своим воинам забросать Тарпею щитами (которые они тоже носили на руке), презирая её за предательство; по другой, более распространённой, – Ромул приказал сбросить её со скалы, получившей название Тарпейской. С этой скалы потом сбрасывали виновных в наиболее тяжёлых преступлениях.

[37] Оноскелис (греч. «та, у которой ослиные ноги») – Демоница из «Завета Соломона». Она имела «очень симпатичный вид и светлую кожу, но ноги как у мула». Вот, что о ней говорит «Завет Соломона»: «И когда ее привели, я сказал ей: «Скажите мне, кто ты? « А она ответила: «Мое имя – Оноскелис. Я – дух, который воплощен в теле, живущий на земле тайно. Есть золотая пещера, где я лежу. Но у меня есть место, которое всегда меняется (у меня много характерных особенностей). Временами я душу мужчин петлей; временами – я их развращаю. Но чаще всего моим местожительством являются обрывы, пещеры, ущелья. Однако часто я в образе женщины общаюсь с мужчинами, и особенно с тем, у кого темная кожа. Поскольку они делят мою судьбу со мной; тогда они тайно или открыто поклоняются моей звезде, не зная что, вредят сами себе, и только возбуждают мой аппетит для того, чтобы вредить дальше. Поскольку они желают обеспечить себя деньгами для посмертной славы, я даю немного тем, кто поклоняется мне надлежащим образом». Соломон, спросил о ее рождении, и она ответила: «Я родилась от неуместного голоса, который также называют эхом человеческого сквернословия (демоница, рожденная эхом аналогична еврейской Bath Kol, «дочери голоса». В Гностическом Гимне к Гермесу, отредактированному Dieterich, Abrasax), оброненного в лесу. Потом Соломон спросил ее: «Под какой звездой ты действуешь?» И она ответила мне: «Под звездой полной луны, потому что луна движется почти над всем» Тогда я сказал ей: «А какой ангел может победить тебя? « И она ответила: «Тот, что в тебе правит». Царь подумал, что она издевается над ним, и приказал стражнику ударить ее. Но она громко закричала и сказала: «Я подчиняюсь тебе, O, царь, благодаря мудрости Бога, данной тебе, и ангелу Joel» Тогда Соломон приказал, чтобы она вила веревки для канатов, используемых на строительстве божьего дома; и потом, когда он наложил на нее печать и связал ее, она покорилась и смирилась настолько, чтобы плести веревки день и ночь».

[38] Самигина (Samigina) – 4-ый Дух, Великий Маркиз. Он появляется в образе маленькой лошади или осла, но в последствии принимает человеческий облик, если вызывающий пожелает. Он говорит хриплым голосом. Он правит более чем 30 Адскими Легионами. Он обучает свободным наукам и подсчитывает души, которые умерли в грехе

[39] Вельзевул (Веельзевул, Вельзебуб, Вельзевуб, Веельзебут, Баал–Зебуб) – Великий Демон, столь высокопоставленный и могущественный, что его нередко принимают за верховного вождя Адских сил вместо Сатаны. В действительности Вельзевул – вторая фигура в Аду, ближайший соратник и соправитель СатаныЛюцифера. (более полно о нём рассказано в «Пляжных лекциях. День 5»)

 

[40] Бельбек – аэродром у п. Любимовка. Стал знаменит в дни августовского путча 1991 шлжп когда Руцкой прилетал «освобождать из плена» Меченого Иуду, а затем – когда пьяненький полковник ВСУ (ныне депутат Рады – даже фамилии писать не хочу этого ублюдка) под прицелом фото- и видеокамер зарубежных СМИ в 2014 году пытался «отвоевать» сданный им же российским военным свой бывший аэродром.

[41] Ронове (Ronove) – 27-ой Дух, упоминаемым в «Goetia» и «Discoverie of Witchcraft» Реджинальда Скотта. Он появляется в облике чудовища. Он очень хорошо обучает искусству риторики и дает хороших слуг, знание языков, и дарит благосклонность друзей или врагов. Он Маркиз и Великий Граф, и под его властью находится 19 Легионов Духов.  Один из младших демонов, который предоставляет знания в иностранных языках. Палка, которую от носит под мышкой, вероятно, предназначена для битья ленивых учеников. У него вид настоящего педагога, и он напоминает автору некоторых его старых учителей.

 

[42] Православные – это те, кто славят Мир Прави, то есть Мир Богов и Предков Славян. А христиане – они Правоверные (Ортодоксальные), ибо официально за границей РПЦ называют Рашен Ортодокс Чёрч

[43] Христиане могут читать этот заговор в случае неприятностей так: «Вокруг меня круг. Чертил(а) его не я, а Богородица моя. Аминь», но представлять огненно–жёлтую полосу – обязательно.

[44] Брак – Согласно Родовым Традициям Славян, Веста – это девушка, обученная всем премудростям замужества, т.е. ведающая/знающая, в будущем заботливая мать, хорошая хозяйка, верная, мудрая и любящая жена. Только после приобретения девушкой таких знаний у нее был шанс стать женой. Невест замуж не брали, а если брали, то такое дело называли браком. Не секрет, что целостность, атмосфера и счастье в семье почти полностью зависит от женщины. У Весты не может быть плохого мужа, потому что она мудра. Вероятнее всего, Древние Славяне даже не знали, что такое развод…

Брак – у Древних Славян этот обряд назывался священный Супружеский Союз или Семейный Союз … «Свадьба» расшифровывается как СВАНебеса, БОБоги, ДЕдеяние… А в целом – «Небесное деяние Богов»… Брак придумали христианеСлавяне его трактуют так, что кто–то из вступающих в этот союз – с браком – до свадьбы имел «контакт» с другими…

«Брак» от ар. «карб» – «породнение», когда особи разных полов становятся родственниками (акриба) через совместный плод. Славянское «брак» – от «брать», т.е. взять за себя женщину другого рода. И в тоже время, говорят: «брак хорошим дело не назовут», так как «брак» производственный от арабского «хараб» – «разрушить, испортить». А немецкое «брак» означает «сломанная вещь».  все эти заморочки с венчанием, фатой, кольцами, и пр. пришло из Иудеи, позже, после возникновения христианства, обычай этот пришел на Русь. Прежде у нас все было намного проще: «какую девку поймаешь в лесу, та и твоя». Так вот, на иврите «благословение» – браха. Вот вам и брак. Есть и др. мнение: «брать», а также «брань» (изначально – поход за добычей, а один из броских «образов» добычи в древности – это девушки, потенциальные жёны) естественнее сблизить с обсуждаемым словом. Кстати, слово «бранка» означало когда–то «пленница». Вместе с тем не исключено, что термин «брак» связан ещё и со словом «бремя», и если так, то здесь просматривается аналогия с ивритом: «נישואים» («нисуим», арам. форма «нисуин») = «брак», и корень тут тот же, что в слове «לשאת» («ласэт») – «нести» («носэ», «נושא» – «несу, несешь, несет»). Соответственно, состоящий в браке – «נשוי», «насуй» (ж.р. «נשוא», «нэсуа́»), т.е. как бы «обремененный». Ну, а раз бремя и обремененный, значит и нести его должны оба супруга, со всеми вытекающими отсюда последствиями…

Многие слова, которые издревле служили нам защитой и определенным табу, исковерканы и вывернуты на изнанку, подменены чужеродными. Потому, возможно и быт наш с некоторых пор неустроен и жизнь дискомфортна. Мы потеряли гармонию не только в понимании себя, но в первую очередь в определении других, происходящего вокруг нас в целом. Опять же будем искать виноватых, порождая смуту и становясь все слабее, или, попытаемся самостоятельно исправить ситуацию, жить и говорить так, как завещали нам наши ПредкиЗаконы и Правила которых до сих пор являются безупречными, потому как руководствовались Правью и Совестью. А главное, – Любовью к Матушке–Земле своей…

Хочу.
Оцените эту новость

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Нравится
  • Опубликовано: 1 год ago on 10.07.2016
  • Последнее изменение: Июль 10, 2016 @ 9:34 дп
  • Рубрика: Авторская колонка
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вас возможно заинтересует...

Дед Мороз и Снегурочка

Читать далее →

Подписывайтесь на нас в Фейсбуке

Powered by WordPress Popup

Scroll Up