Loading...
You are here:  Home  >  Общество  >  Мнение  >  Current Article

«Я люблю русский холод!»

Опубликовано: 19.12.2015  /  Нет комментариев

Главный редактор «СП» Сергей Шаргунов беседует с американским политиком Синтией Маккинни

Американский политик Синтия Энн Маккинни (Фото: facebook.com/CynthiaMcKinneyOfficial/)

Американский политик Синтия Энн Маккинни (Фото: facebook.com/CynthiaMcKinneyOfficial/)

В Россию прилетела очаровательная Синтия Энн Маккинни.

Американский политик, привлекающий внимание самостоятельностью и строптивостью.

Ее суждения резко контрастируют с заявлениями Белого дома. Она не сравнивает нашу страну с лихорадкой Эбола, выступает за открытые и честные отношения с Россией. Впрочем, о ее взглядах — вы узнаете сами.

Синитию Маккинни невозможно назвать «маргиналом». Она шесть раз избиралась в Палату представителей Конгресса и пробыла парламентарием в общей сложности 12 лет. В 2008-м Маккинни участвовала в президентской гонке от Партии зеленых и получила немало голосов.

Мы встретились за горячим кофе, а в окнах метался московский снегопад, столь любимый американской гостьей.

Сергей Шаргунов: Синтия, сразу задам жесткий вопрос. Почему так получается, что в странах, где США пытаются насильственно менять внутреннюю ситуацию, возникает хаос?

Синтия Маккинни: Вашингтон проводит политику «творческого разрушения». Считается, что проще вначале всё разрушить, а потом что-то построить заново. Разрушение посредством создания хаоса — это спланированная стратегия. Вы можете посмотреть, как вели себя США в Африке или в Западной Азии, и увидеть результаты.

Сергей Шаргунов: Кровопролитие в Донбассе, на ваш взгляд, тоже связано с такой стратегией?

Синтия Маккинни: Без сомнения. США потратили на госпереворот на Украине пять миллиардов долларов, из-за этого и разгорелся конфликт в Донбассе. Публично Вашингтон говорит, что несет свободу украинскому народу, на самом деле американские политики изначально думали о войне. А хотелось бы, чтобы думали о мире.

Сергей Шаргунов: А чего хотят американские политики, влезая в дела других государств?

Синтия Маккинни: Во-первых, есть личные интересы людей из правящих кругов. Во-вторых, таким образом создается новая геополитическая ситуация.

Сергей Шаргунов: Но от такой политики страдает и сама Америка.

Синтия Маккинни: Люди, которые играют какую-то роль в политике США, — они не страдают. Страдают только простые люди, которые на политику не влияют.

Сергей Шаргунов: Американские политики убеждают всех, что распространяют демократию. Как тогда они ее понимают?

Синтия Маккинни: А политики и не понимают, что такое демократия. Они просто пытаются за нее выдать некоторую совокупность слов. США никогда и не верили в демократию. Даже Конституция США далека от норм демократии. Она была написана еще в 18 веке. И если мы посмотрим текст — как Конституция определяет статус женщин, черных американцев и неамериканцев — то увидим, что Конституция США достаточно архаична.

В Америке демократия никогда не практиковалась, даже независимо от того, есть Конституция или нет ее.

Сергей Шаргунов: Сильное заявление. Синтия, вы же неоднократно избирались в Конгресс. Получается, что демократические процедуры работают?

Синтия Маккинни: Да, меня выбирали в Конгресс. Но демократия заключается не только в выборах. Демократия — это строй, при котором есть интрига, подлинная конкуренция, ценности людей могут быть осуществлены на практике, воплощены в политическую реальность. На мой взгляд, США никогда не были по-настоящему демократической страной. Поэтому они не имеют права судить. В Америке люди до сих пор борются за то, чтобы их ценности были реализованы в политике.

В США очень развита пропаганда, которая утверждает, что существует всего один путь к демократии. Пропагандисты говорят, что путь к демократии лежит через республиканскую форму правления, когда люди могут избираться в какие-то органы и принимать в них определенные решения. Но выборы — не единственный путь к демократии.

Сергей Шаргунов: Тогда поговорим предметнее… Вы сами сталкивались с каким-то противодействием?

Синтия Маккинни: Конечно, заниматься политикой очень тяжело, много трудностей.

Первая проблема — вообще попасть в списки людей, за которых могут голосовать. Следующая проблема — найти дорогу к избирателям. Самая большая проблема — финансы. Чтобы начать свою избирательную кампанию, нужны астрономические суммы. Развитая демократия по-американски заключается в том, что надо платить большие деньги за участие в политическом процессе. Но я думаю, что демократия не в этом — не в том, что все решают самые богатые.

Сергей Шаргунов: Полагаю, тонкости американской внутренней политики нуждаются в отдельном, более подробном разговоре. Но поговорим об отношениях между Россией и США, которые постоянно ухудшаются.

Синтия Маккинни: Пришло время для настоящего лидерства. Лидерство несомненно должно быть двусторонним, то есть исходить от России и от США.

То, что происходит с Россией на международной арене, требует вовлечения и участия российских граждан.

Сейчас очень напряженное время. Фактически, война уже идет, это такое противостояние наподобие того, что было в «холодную войну». Но любое, на первый взгляд, незначительное событие может перевести противостояние в горячую фазу. Это может случиться в любой момент. Поэтому надо крайне внимательно относиться к тому, что происходит в мире.

Есть большая геополитическая игра. И каждый игрок должен понимать, что его соперник тоже рационален. То есть, Россия — рациональный игрок, и США — тоже рациональный игрок. Все разумные люди и понимают, что есть «красная черта», которую нельзя пересекать. За этой чертой может начаться война или другое тяжелое событие с крайне негативными последствиями.

Но надо понимать, почему важно лидерство. Дело в том, что у каждого игрока есть свои «марионетки», то есть люди, от которых нельзя ждать чего-то определенного, они могут сделать непредсказуемые вещи. «Марионетки», которые по указу США в той или иной стране устраивают госпереворот, вызывают эмоциональную реакцию у России. Таким образом, «марионетки» могут спровоцировать большой конфликт.

Сергей Шаргунов: Американское общество готово к реальным внешнеполитическим конфликтам?

Синтия Маккинни: Мне кажется, что люди в США об этом не думают. Но русские люди должны думать, чтобы не быть застигнутыми врасплох.

На самом деле, американцы нигде толком не воюют. Как действовали США в Северной Африке, скажем, в Ливии? Вначале создается некая группа людей, ориентированных на Вашингтон. США дают этой группе деньги, оружие, амуницию и приказывают ей идти убивать сограждан. Американские военные лишь помогают группе совершать преступления. Скажем, большинство африканских государств имеют унитарное устройство, и если проамериканская группа захватит столицу, то можно всю страну считать оккупированной.

Допустим, в какой-то африканской стране решили провести демократические выборы. США будут этому мешать. Поддерживаемая из Вашингтона оппозиционная группа начинает угрожать населению гражданской войной. Война, может, и не начинается, но выборы срываются. Так было в Судане, Сомали, Бурунди, Сьерра-Леоне, Руанде, Мозамбике. То есть, поддерживаемая США вооруженная группа людей просто убивала неугодных, создавала хаос и в какой-то степени захватывала власть.

На эту тему я написала две книги: «Незаконная война в Ливии» и «Ничего, кроме свободы». В них я описала, как США организовывали госперевороты в ряде государств. Кто управляет хаосом в том или ином регионе, тот всегда будет победителем на конкретной территории.

Сергей Шаргунов: Через год в США — президентские выборы. Может ли в итоге поменяться внешний курс вашей страны?

Синтия Маккинни: Для этого внутри самой Америки должны произойти серьезные изменения. В ближайшее время изменить внешнюю политику США будет очень сложно. Просто потому, что система власти в Америке жестко структурирована и даже коррумпирована — это политическая коррупция, жесткая детерминированность всех решений.

На мой взгляд, есть неплохой кандидат Берни Сандерс, но все же политик неоднозначный. Многие люди поддерживают Сандерса, но кто реально принимает решения наверху, поддерживает только Хиллари Клинтон. Такая ситуация у демократов. По-моему, республиканцы же просто все ненормальные.

По большому счету, невозможны никакие изменения, придет к власти кандидат от Демократической партии или от Республиканской. Эти партии — две части одного целого, Республиканская партия это правая рука, Демократическая — левая рука. Но голова у организма одна и та же. Изменения возможны, если придет кандидат от третьей партии, которая возникнет неожиданно, тогда развитие событий будет очень интересным. Американцы ждут третьей силы! Однажды она проявится.

Сергей Шаргунов: С одной стороны, до сих пор иронию вызывает рубрика «Их нравы» про ужасные Штаты. С другой, многие не избавились от инфантильного западничества. В годы перестройки Америку представляли как место сказочного благополучия.

Синтия Маккинни: Вам нагло врали. Зажиточной и благополучной жизни в Америке никогда не было.

Американский образ жизни — это жизнь в долг. Все люди в США живут с долгами. Ты хочешь купить дом — ты берешь кредит. Можно взять кредит и купить себе много одежды и много разных вещей. Но это всё тебе не будет принадлежать, и так будет всю жизнь. Вроде у тебя всё есть, но на самом деле нет ничего.

Люди живут в долговом рабстве. Долги — это процедура закабаления нового времени. Причем долги граждан составляют не общественный долг, а частный. Как известно, деньги в США печатаются не государственным банком, а несколькими частными, которые принадлежат определенным семьям. Несколько семей, частных корпораций владеют всей банковской системой США.

Я знаю, почему вам говорили про хорошую жизнь в Америке. Просто могущественные частные корпорации хотели, чтобы и русские были вовлечены в их систему, кормили бы эти корпорации. Капиталистическая система, построенная по неолиберальным рецептам, поглощает и съедает каждого.

В какой-то степени я была разочарована, когда приехала в Россию и увидела все эти торговые центры, все эти вывески с известными мировыми брендами. Русская идентичность просто стала частью американской. Россия стала частью бездушного мира материализма, который ничего духовного и достойного уважения не производит.

Поэтому политика санкций, проводимая США, может парадоксальным образом дать позитивный эффект для России. Русские люди могут задуматься над тем, в какой системе им лучше жить, могут ли они создать что-то свое…

Если Россия создаст самодостаточную экономическую модель, то многие американцы заинтересуются вами. Но только не деятели, сегодня сидящие в правительстве. США нужны новые лидеры, с другими ценностями, которые бы представляли интересы американских граждан, а не только маленькой группы людей.

Сергей Шаргунов: Кстати, как простые американцы относятся к России?

Синтия Маккинни: Они не думают о России.

Сергей Шаргунов: Вы в России не первый раз. Что вам нравится у нас?

Синтия Маккинни: Мне нравится ваша погода, мне очень нравится снег. Очень красиво! Мне нравится, что здесь холодно. Да, я люблю русский холод! Еще мне интересно каждый раз что-то новое узнавать о Русской Православной Церкви. И, конечно, я люблю тех русских, которые меня окружают.

 

Источник

«Я люблю русский холод!»
Оцените эту новость

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Нравится
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вас возможно заинтересует...

Обыкновенный францизм

Читать далее →

Подписывайтесь на нас в Фейсбуке

Powered by WordPress Popup

Scroll Up