Loading...
You are here:  Home  >  Экономика  >  Промышленность  >  Current Article

Юрий Драгунов : «С атомной энергетикой дальний космос станет ближе»

Опубликовано: 13.04.2015  /  Нет комментариев

RosAtom_logoПять лет назад в нашей стране стартовал проект по созданию транспортного модуля для межпланетных полетов на основе ядерной энергетической установки. Сердце модуля – ядерный реактор – создает входящий в состав «Росатома» Научно-исследовательский и конструкторский институт энерготехники им. Н.А. Доллежаля (НИКИЭТ). В преддверии Дня космонавтики директор-генеральный конструктор института, член-корреспондент РАН Юрий Драгунов рассказал «Комсомолке» о том, как продвигается работа.

— Юрий Григорьевич, когда ваш институт получил задание создать космический реактор, было ли понимание того, в какой срок можно будет получить опытный образец?

— Инициатор этого проекта, всемирно известный академик Анатолий Сазонович Коротеев прекрасно понимал наши возможности. Потому что работа начиналась не на пустом месте. В свое время и Центр Келдыша, и воронежский КБХА, и наш институт много лет трудились над созданием ядерных ракетных двигателей. С 60-х по 90-е годы был накоплен громадный опыт не только по ядерным ракетным двигателям, но и по термоэмиссионным и термоэлектрическим энергоустановкам, по материалам и топливу. Многолетний опыт эксплуатации и летно-космических испытаний этих установок лег в основу новых перспективных разработок.

— Чем будет отличаться ядерная установка, которую вы создаете, от установок первого поколения?

— Прежде всего, масштабом мощности. Например, у «Бука», который в 70-е годы создавало НПО «Красная Звезда», электрическая мощность составляла 5 киловатт. У нашей установки она больше в 200 раз – 1 мегаватт. По данной технологии можно создать и 10-мегаваттную установку, что подразумевает практически неограниченные возможности энергетики для космоса.

А принципиальное отличие в следующем. Реактор ядерной энергодвигательной установки мегаваттного класса вырабатывает тепловую энергию, которая с помощью турбины преобразуется в электрическую. Электроэнергия расходуется на работу электроракетных двигателей и питание оборудования транспортного модуля. При этом энергоблок работает по замкнутому циклу – радиоактивные вещества не попадают в окружающее пространство.

В ядерных ракетных двигателях предыдущих поколений реактор нужен был для разогрева рабочего тела — газа, который создает реактивную тягу.

Уникальность проекта еще и в использовании специального теплоносителя — гелий-ксеноновой смеси. В установке обеспечивается высокий коэффициент полезного действия.

— Проблемы часто возникают на стыке отраслей. Ваш институт отвечает за создание реактора, Роскосмос – за двигатель и за транспортный модуль. Насколько сложной была задача совместить разрозненные части в единое целое?

— В современных условиях эта задача решается гораздо проще, чем когда-то. Даже с самого начала, когда мы только начинали конструировать, у нас было единое информационное пространство. Мы могли работать на своем компьютере, получая информацию от Центра Келдыша, от РКК «Энергия». И они в режиме удаленного доступа могли получать нужную информацию. Это очень помогло. Современные компьютерные технологии позволяют оптимизировать работу, связанную с компоновкой узлов, избежать узких мест и нестыковок.

— В какой стадии находится проект?

— Что касается реакторной установки, то мы защитили технический проект активной зоны — ключевого элемента реактора. В этом году защитим технический проект всей реакторной установки. В принципе, мы готовы к изготовлению опытного образца: идем строго по графику и все свои обязательства выполняем.

-Кто работает над проектом?

-В основном молодежь, которая с удовольствием идет в проект. Одна из его задач и была в том, чтобы повысить кадровый потенциала «Росатома». И у нас на глазах молодежь растет, многие ребята готовят на базе этой работы кандидатские диссертации.

В коллективе — 40% молодежи. Конечно, на первых порах их надо учить. Но у нас, к счастью, на кафедре «Ядерные реакторы и установки» МГТУ им. Баумана работа традиционно построена так, что с 4-5 курса студенты уже начинают изучать тематику нашего института. Более того, шесть молодых сотрудников НИКИЭТ сегодня преподают на кафедре в Бауманке. Они, во-первых, близки студентам по возрасту, во-вторых, знают, что надо ребятам. А в-третьих, что самое главное, они уже прониклись идеями нашего института, знают подходы к решению задач. И эти подходы они приносят молодым студентам. Выпускники, которые приходят к нам, уже практически готовы к работе.

Эту традицию в свое время заложил основатель кафедры академик Николай Антонович Доллежаль, а мы ее продолжаем. Учитывая преемственность, я тоже согласился стать заведующим кафедрой, чтобы подготовить лучшие кадры для института и для всей атомной отрасли.

— А как сильно она нуждается в кадрах?

— Популярность профессии атомщика сегодня возрождается. Да, она непростая, и около трети студентов до выпуска не доходят. Но при этом 100% выпускников кафедры работают по специальности. Востребованность — один из ключевых критериев работы университета. Мы обучаем людей, и эти люди, нацеленные на перспективу, создают новую технику, новые технологии.

— Кстати, можно ли применить технологии, которые разрабатывались для космического проекта, на земле?

— Да, они могут использоваться в разных отраслях. Например, монокристаллические тугоплавкие материалы. А энергоустановку, которую мы создаем для дальних космических полетов, теоретически можно использовать в любых условиях. Наш реактор хотя и малогабаритный — вместе с защитой и сопутствующим оборудованием он весит 3 тонны, но имеет высокие энергетические параметры. Поэтому он вполне может быть установлен на атомной станции малой мощности, например, в районах Крайнего Севера. В этом тоже заключается одна из задач проекта.

— В космосе возможные выбросы радиации, наверное, не являются проблемой. Будет ли ядерная установка безопасна, если ее использовать на земле?

— Безопасность стала ключевым вопросом проекта. В работе мы руководствовались всеми требованиями безопасности, которые приняты в гражданской атомной энергетике. Более того, мы рассматривали различные нештатные ситуации — сход с орбиты, аварию при пуске. Проводим так называемые разгонные испытания на специальном стенде. Грубо говоря, бьем реакторную установку о бетонную стену, имитируя падение с большой высоты на гранитную скалу. В проекте предусмотрены все меры для того, чтобы безопасность была обеспечена полностью.

Кроме того, у института накоплен громадный опыт в разработке систем контроля управления и защиты реакторных установок. Безопасность должна быть обеспечена безусловно.

— Как вы думаете, могут ли другие космические державы опередить Россию в создании новых типов ракетных двигателей?

— Я не сомневаюсь, что такими разработками занимаются и другие страны. Потому что космос – это мощный стимул для развития всех отраслей экономики. Сегодня возможности обычной энергетики, солнечной энергетики в космосе практически исчерпаны. А для того, чтобы развиваться дальше, чтобы выйти за пределы околоземного пространства, нужна мощная энергетика. На сегодняшний день, да и в перспективе ядерная энергия — единственный источник для дальних космических полетов.

Мы в космосе всегда были на шаг впереди других стран. Думаю, что будем и в будущем опережать их в этом направлении. Потому что у нас есть и преимущества в наработке ядерных ракетных двигателей, есть и специалисты, и технические знания.

Источник

Юрий Драгунов : «С атомной энергетикой дальний космос станет ближе»
Оцените эту новость

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Нравится
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вас возможно заинтересует...

Пожарный поезд нового поколения заступил на дежурство в Оренбургской области

Читать далее →

Подписывайтесь на нас в Фейсбуке

Powered by WordPress Popup

Scroll Up