Loading...
You are here:  Home  >  Россия Tрудовая  >  Профсоюзы  >  Current Article

За первым переездом

Опубликовано: 29.11.2017  /  Нет комментариев

КОМПРОМИСС

Инициатива не включать в состав МРОТ “северные” и иные надбавки и компенсации была размещена на сайте проекта “Российская общественная инициатива” (РОИ) 9 декабря прошлого года и в срок набрала более 100 тысяч голосов россиян в ее поддержку. (Для петиций, затрагивающих федеральное законодательство, планка — 100 тысяч голосов за год.) Авторство инициативы принадлежит Роспрофжелу.

Это уже четвертая инициатива Роспрофжела, вынесенная на голосование на сайте РОИ. Прежние касались индексации зарплат не ниже уровня инфляции, организации видеорегистрации на железнодорожных переездах и ужесточения административной ответственности для нарушителей. Все предложения набирали нужное количество голосов, но только две последние были одобрены экспертами. И вот экспертная рабочая группа при Открытом правительстве (ее можно назвать аналогом общественных советов при министерствах) поддержала 21 ноября еще одну идею профсоюза — о “чистом” МРОТ.

— Трудовым кодексом установлено, что зарплата работника, полностью отработавшего за месяц норму рабочего времени и выполнившего норму труда, не может быть ниже МРОТ. При этом в МРОТ включается как гарантированная часть — тарифная ставка, должной оклад, так и переменная часть — компенсационные, стимулирующие и иные поощрительные выплаты. Соответственно, независимо от сложности выполняемой работы и квалификации работника, а также условий труда на его рабочем месте минимальные требования к зарплате у всех одинаковые. В связи с этим предлагается внести на рассмотрение и дополнить статью 133 ТК РФ нормой о том, что в величину МРОТ не включаются компенсационные, стимулирующие и социальные выплаты, — руководитель правового департамента Роспрофжела Яков Купреев, непосредственный автор инициативы, был краток.

О компромиссах первым заговорил выступавший вслед за ним профсоюзный депутат Андрей Исаев, член комитета Госдумы по бюджету и налогам. Начал он издалека: “Третьему созыву Госдумы МРОТ достался в размере 83 рублей 49 копеек, что равнялось трем долларам США на тот момент”. И перешел к законопроекту об увеличении МРОТ до прожиточного минимума к 2019 году (недавно был одобрен в первом чтении, см. “Солидарность” № 43) — в том смысле, что до рассмотрения документ потребовал от соцпартнеров долгих переговоров и поиска компромисса. И предложение Роспрофжела требует того же.

— Если оценивать поступившую законодательную инициативу, то идеологически профсоюзы, бесспорно, правы, — согласен Андрей Исаев. — Вместе с тем в 2007 году неслучайно норма [о “чистом” МРОТ] была изъята [из ТК], поскольку ее применение препятствовало дальнейшему повышению МРОТ. Целый ряд регионов и правительство возражали, заявляли, что не справятся с соответствующими финансовыми обязательствами.

То есть, если коротко: инициатива хорошая, но будет стоить дорого. А так, говорит Исаев, в данной сфере есть три актуальные задачи: поднять МРОТ до ПМ, “очистить его от всего” и “пересмотреть сам ПМ, который сейчас измеряется по несколько устаревшей корзине”. Однако одновременно, считает депутат, эти задачи решить невозможно: “Слона нельзя съесть целиком”, а только по частям. И только выполнение первой задачи “съест” в ближайшие два года 70 млрд бюджетных денег и около 50 млрд в частном секторе. А если вернуться к предложению Роспрофжела, то его еще нужно обсудить в РТК, и “депутатский корпус готов участвовать в этом переговорном процессе, для того чтобы мы определили сроки, в которые данная норма могла бы быть принята и введена в действие”.

НИКТО НЕ МЕШАЕТ

— Мы исходим из того, что в Трудовом кодексе не ограничивается размер заработной платы и нет дефиниций, которые бы говорили, что МРОТ сдерживает ее уровень. Это самое главное, — считает замминистра труда Любовь Ельцова. — Есть определение заработной платы, мы видим, из чего она должна состоять. Написано, кто, когда и как формирует, расписаны источники финансирования, как формируется заработная плата, участие сторон и т.д. Мы не вмешиваемся, законодатель не вмешивается, [не пытается] продиктовать систему оплаты труда таким образом, что переменная часть и что постоянная часть составляет… Трудовой кодекс построен оптимально, с точки зрения сохранения предпринимательской инициативы.

Далее Ельцова, так же как и Исаев, вспомнила о планах доведения МРОТ до ПМ и проблеме адекватности способа исчислять потребкорзину. И что “мы начинаем дискуссию о том… должна ли она так называться”. Кажется примечательной и такая, несколько сбивчивая, фраза замминистра:

— У нас есть статьи в ТК — 313 и 317 статья, где, учитывая, что МРОТ у нас единый по стране, устанавливается в одном размере, то там, где применяются районные коэффициенты и “северные” надбавки, то в этом случае начисление идет на МРОТ. То есть здесь таким образом мы говорим, что ТК сбалансированно подходит к этой теме, он выделяет регионы с большими затратами на труд.

Странная позиция, если помнить о причинах подачи петиции: работодатели на практике как раз и не начисляют “северные” на МРОТ — иначе Ельцова и не сидела бы на этом заседании… И не напоминала бы собравшимся, что, согласно некоторым судебным определениям, “сам тариф или оклад может быть ниже МРОТ, но заработная плата — не может”. А раз так, то ТК позволяет “решать вопросы свободы формирования системы оплаты труда”. Иными словами, работодателю начислять “северные” на МРОТ никто не мешает — в чем вопрос, товарищи?

НЕ ПУТАТЬ ПОНЯТИЯ

Приглашенный на заседание глава ФНПР Михаил Шмаков во время выступления Ельцовой размеренно постукивал кулаком по столу, глядя прямо перед собой. Выступления продолжились.

— …В состав заработной платы должно входить не только само вознаграждение за труд, но и стимулирующие и компенсационные выплаты, — говорил затем представитель Минфина (Михаил Абызов не назвал его имени, а в списке от министерства значится только Светлана Гашкина, директор департамента бюджетной политики). — Сегодня у нас предусмотрен законопроект об увеличении МРОТ с 1 января 2018 года на 21%. Это достаточно высокий темп роста не только для федерального бюджета, но и для бюджетов субъектов, а главное — для работодателей. Если сейчас рассматривать вопрос включения сверх МРОТ компенсационных и стимулирующих, то это очень большая, существенная нагрузка на бизнес, на частный сектор.

Самым, пожалуй, ярым противником каких бы то ни было компромиссов был приглашенный на заседание глава ФНПР Михаил Шмаков. Отстаивая позицию профсоюзов, он и нападал на Минфин, и раздражался на Минтруд, и пикировался с Михаилом Абызовым персонально.

— Во-первых, я хотел бы разделить два понятия: минимальный размер оплаты труда и просто заработная плата. Это абсолютно разные вещи, — поставил на вид предыдущим ораторам Шмаков. — В понятие заработной платы, безусловно, входят все и стимулирующие, и компенсационные надбавки, и т.д. А вот в понятие МРОТ не должно входить никаких надбавок, потому что это, с одной стороны, социальная гарантия, а с другой — основа для построения различных систем оплаты труда, тарифных сеток и базовых окладов. Содержание этой инициативы заключается в том, чтобы более четко, однозначно прописать русским языком в Трудовом кодексе, что в МРОТ не включаются компенсационные и стимулирующие надбавки.

В ИТОГЕ

Свести дискуссию к сухой выжимке легко. Сторонники инициативы выступают за нее, потому что требование Роспрофжела справедливо, законно — и, грубо говоря, никаких гвоздей. Противники, в принципе, “концептуально” с этим согласны, но опасаются финансовых последствий реализации предложенного.

— Последствия будут противоположными тому, что ждут авторы инициативы. На наш взгляд, ее реализация будет препятствовать применению тарифных систем в оплате труда — которые как раз и обеспечивают заинтересованность работников в повышении квалификации и производительности труда, — считает Александр Варварин, вице-президент РСПП. — Компании начнут пересматривать системы оплаты труда, и, возможно, это повлечет сокращение уровня зарплаты по отдельным категориям наиболее квалифицированных и производительных работников. Не говоря уж о таких последствиях, как сокращение численности персонала компаний в целях сохранения нагрузки на фонд оплаты труда.

Кроме того, представитель работодателей напомнил о поставленной правительством задаче модернизировать производство и о связанном с ней повышении производительности труда. А на это, соответственно, нужны деньги. То есть почти прямо было сказано: если исключить из МРОТ надбавки, мы будем экономить на зарплатах, жонглируя системой оплаты труда. Потому что “экономических предпосылок сейчас для реализации этой инициативы нет”.

Но в целом, как было сказано выше, инициатива экспертной рабочей группой была поддержана. Правда, с некоторыми дополнениями. В итоговом решении будет отмечена позиция Минфина, Минтруда и сообщества работодателей, которые выступали против нее, и их аргументы, главным из которых стала нехватка “дополнительных” денег в федеральном бюджете и у регионов, а также у бизнеса. В решении будет поставлен и вопрос о сроках реализации инициативы — на заседании говорилось, что реализация может занять несколько лет. Сроки исполнения были принципиальным моментом для Абызова, который и говорил о своей ответственности перед 100 тысячами подписантов петиции, и настаивал, что не хочет “подставлять” коллег по правительству. Так что одобрение инициативы Роспрофжела, похоже, грозит превратиться из радостной новости в некое подобие пирровой победы: выиграть выиграли, но что приобрели?

Комментарий

Михаил Шмаков, председатель ФНПР:

— Решение [принято], конечно, компромиссное. Но там записано главное: поддержать инициативу — и это хорошо. Все остальное — это, так сказать, “бантики”, [привязанные к решению] для каждой из заинтересованных сторон. Но при этом я хочу сказать, что тот человек, который выступал от имени предпринимателей, ничего не понимает в том вопросе, по которому высказывался, и, видимо, не сталкивался с реальной производственной деятельностью.

Дальше надо работать над внесением коррективов в текст Трудового кодекса. Технологически это занимает время. Дискуссии на какое-то время затянутся, но люди, которые знакомы с законотворчеством и умеют читать законы, знают, что в Трудовом кодексе и сегодня записано: в МРОТ не входят компенсационные и стимулирующие выплаты. Но записано это через несколько других дефиниций. Смысл инициативы — в том, чтобы записать это ясно, а не отдавать [решения] на откуп правоприменителям и толкователям. Ясное толкование всем поможет, в том числе и работодателям.

Источник

За первым переездом
Оцените эту новость

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Нравится
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вас возможно заинтересует...

Моряки с судна «Екатерина» просят помощи у профсоюза

Читать далее →

Подписывайтесь на нас в Фейсбуке

Powered by WordPress Popup

Scroll Up