Loading...
You are here:  Home  >  История  >  Личность  >  Current Article

Загадка Петербургского мира: почему Пётр III был прав

Опубликовано: 06.02.2018  /  комментария 2

Почему Российская империя с лёгкостью подписала мирный договор с Пруссией и незаметно вышла из Семилетней войны? Изначально ситуацию объяснили глупостью Петра III, который из низкопоклонства перед прусским королём Фридрихом пошёл на невыгодный мир. Но так ли всё было в действительности? Давайте разберёмся.

Что произошло?

В феврале 1763 года для Пруссии, Австрии, Великобритании и Франции закончилась самая кровопролитная война XVIII века — Семилетняя война.

Для России она завершилась почти на год раньше, когда в мае 1762 года в Петербурге был подписан мир с Пруссией. Австрия и Франция, наши союзники, сочли это неприятным сюрпризом и тяжёлым ударом. Внезапный мир для страны, которая меньше остальных пострадала от войны и обладала огромной армией, выглядел настоящей загадкой.

В декабре 1761 года умерла императрица Елизавета, горячая сторонница войны до победного конца над Пруссией. На русский престол взошёл император Пётр III, внук Петра Великого, претендент на три короны: российскую, шведскую и голштинскую.

Петр III и Фридрих II

Вопреки легенде, созданной после его свержения и убийства, Пётр вовсе не был никчёмным правителем. Он отличался большими способностями и желал проведения реформ, которые могли бы серьёзно усилить Россию.

Союзники уверяли, что после победы Россия получит Восточную Пруссию, в то время как Силезию отдадут Австрии, Померанию — Швеции, Вестфалию — Франции и Магдебург — Саксонии. От Пруссии оставался лишь незначительный Бранденбургский удел.

Пётр III считал, что у России нет необходимости воевать за усиление Австрии, Франции и Швеции, а также ослаблять Пруссию — важный элемент баланса сил в Европе.

От ослабления Пруссии проигрывала только Россия: прусское государство самим фактом своего существования мешало попыткам гегемонии как Франции, так и Австрии. Также усиливалась Швеция, которая уже давно стала сателлитом Франции, и Саксония, в немалой степени зависимая от Австрии.

Следующим шагом было значительное укрепление позиций Франции и Австрии в Польше, что полностью уничтожало все успехи России по вассализации Польши.

Нам нужно море!

Пётр III знал, что Россия традиционно выступала против Франции, которая всегда поддерживала наших недругов: Турцию, Швецию и Польшу. Император понимал, что владения в Восточной Пруссии станут сухопутным анклавом, отделённым от России и населённым немцами. Поэтому их легко можно будет отторгнуть — ведь ещё предстояло отстоять право на новые земли на мирном конгрессе, во время которого союзники могли решить, что наша страна хочет получить слишком много.

В то же время, когда императором стал наследный герцог Гольштейна Пётр III, Россия получила одно из ключевых владений на Европейском континенте — Голштинское герцогство.

Город Киль с удобной бухтой, вмещавшей целый флот, контролировал всю систему Датских проливов. Это обеспечивало свободный проход кораблей и держало под угрозой все страны Балтики. Кто владел Гольштейном — тот владел морем и всей балтийской торговлей, от которой в немалой степени зависела Великобритания.

Значение Гольштейна подтверждает тот факт, что именно там прорыли Кильский канал, который по сей день является одним из самых загруженных морских путей в мире.

Но Голштинское герцогство в 1720 году ограбил сильный сосед: Дания забрала себе северную часть герцогства — Шлезвиг. Сто лет спустя этот факт стал причиной датско-прусско-австрийской войны 1864 года.

Расширяем границы

В случае возвращения Шлезвига Гольштейн стал бы крупным европейским государством, сравнимым, например, с Данией или Саксонией. Неудивительно, что Пётр III хотел вернуть свои фамильные владения. Ведь власть России над важным центром торговли сулила большую выгоду, чем обладание болотистой сельскохозяйственной Восточной Пруссией. Но ни Австрия, ни Франция не стали бы помогать России в объединении Гольштейна.

Зато после объединения с Пруссией такая задача стала реальной. Разумеется, на следующем этапе Пётр III привёл бы в орбиту русского влияния Швецию — ведь он обладал правами и на её корону.

Рукопожатие монархов Пруссии, России и Швеции. Изображение на табакерке. 1762

А вот права новоиспечённого короля Адольфа-Фредрика были ничтожны. Да и корону он получил лишь благодаря давлению России. Так что стоило Петру III напомнить, кто здесь законный монарх, как Швеция оказалась бы в его власти. Возникала невероятная картина расширения границ России вдоль всего побережья Восточной Балтики.

Поэтому Пётр III приказал немедленно начать переговоры сначала о перемирии, а затем и о заключении мирного договора, который подписали уже в мае. Но дело не ограничилось простым прекращением войны. Россия не просто останавливала боевые действия, она заключала с Пруссией Петербургский союзный договор и начинала проводить политику собственных интересов.

Россия возвращала Восточную Пруссию Фридриху и при этом сохраняла там свои войска, о выводе которых пока ничего не говорилось: что-то вроде гарантий хорошего поведения прусского короля.

Одновременно вступали в действие прусские обязательства перед Россией. За Россией признавались все права на Голштинское герцогство, включая Шлезвиг. В случае отказа датского короля незаконно оккупированную территорию вернули бы силой, для чего Пруссия выставляла 20-тысячный корпус.

Вдумайтесь! Пруссия должна была воевать за Российскую империю, как гласил текст договора: «…Пока его Величество Дацким двором совершенно удовольствован будет».

Сплошная выгода

После возвращения Шлезвига Пруссия всеми силами защищала бы права России на Шлезвиг-Гольштейн перед остальными европейскими странами.

Также король Фридрих отказывался от части своих владений в Силезии — графства Глац, которое тоже на вечные времена отдавали России. В совокупности Шлезвиг-Гольштейн и Глац существенно превосходили по экономическому и военно-политическому значению Восточную Пруссию и принесли бы России огромную выгоду.

Пруссия во время Семилетней войны

Пруссия отрекалась от вмешательства в дела Курляндии и Семигалии и соглашалась с передачей земель России. Кроме того, она расплачивалась по русским счетам и отдавала княжество Вюртемберг герцогу Курляндскому — Бирону в качестве компенсации за Курляндию.

И, кстати, Польша навсегда отошла бы в сферу влияния России.

Договор предусматривал возможные войны России с Турцией или Персией и Пруссии с Францией. В обоих случаях каждый союзник не обязывался вступать в войну, но должен был помочь другому выплатами в размере шестисот тысяч рублей в год. В случае же вступления в любую другую войну союзники выставляли в помощь корпус в составе 20 тысяч солдат.

Если внимательно прочитать текст Петербургских договоров 1762 года, нетрудно убедиться, что он не просто составлен исключительно в интересах России, но и чрезвычайно выгоден нам.

Однако до сих пор в любой исторической книге можно прочесть лишь одно: Петербургские договоры были невыгодны России.

В чём подвох?

Все просто.

Вскоре после подписания союзного договора в России произошёл дворцовый переворот, после которого Петра III свергли, а на троне оказалась его жена Екатерина II. Затем «историю императора писали его убийцы», и все хорошо знают, как именно это произошло.

Екатерина II на балконе Зимнего дворца, приветствуемая гвардией и народом в день переворота. 1762

Екатерина II была озабочена лишь укреплением собственной власти и утверждением прав на престол.

Чтобы не вызвать лишних споров, она согласилась с тем, что Россия по итогам Семилетней войны не получила ничего.

Также новая императрица отказалась от Союзного договора с Пруссией, чтобы не злить австрийцев и французов.

Спустя пять лет Екатерина подарила всю Голштинию Дании в обмен на Ольденбург и Дельменхорст, которые затем отдала своему дяде Фридриху-Августу. Оказалось, что все русские потери в Семилетней войне ушли на то, чтобы немецкая семья императрицы получила собственное государство.

Так великая цель превращения Балтики в «русское озеро» осталась нереализованной, а контроль над Шлезвиг-Гольштейном навсегда перешёл в руки немцев. Но, несмотря на неудачу в 1762 году, Пруссия чуть позже всё равно заключила с Российской империей союз.

Он продлился больше ста лет — и в течение этого времени у России не было более верного друга и надёжного союзника.

Михаил Диунов

Источник

Загадка Петербургского мира: почему Пётр III был прав
Средняя оценка: 4.8. Голосов: 12

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Нравится
Загрузка...

комментария 2

  1. КОТЛЫ-ДАРОМ.рф:

    ОТличная статья!

  2. Сергей:

    Умён задним умом — если бы да кабы…. Необходимо правильно проводить оценку обстановки, сэр. Даже и опосля

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вас возможно заинтересует...

Сталин: последнее выступление (19 съезд, окт.1952г.)

Читать далее →

Подписывайтесь на нас в Фейсбуке

Powered by WordPress Popup

Scroll Up