Loading...
You are here:  Home  >  История  >  Current Article

Загадочный маршал Тухачевский – или история одного предателя

Опубликовано: 12.12.2015  /  Нет комментариев

Тukhachevskiy

Есть в истории личности, в биографиях которых столько странностей, что сам черт ногу сломит…

Жил был на свете мальчик Миша. Всем говорил, что родом из польской шляхты, хотя документально это нигде не подтверждено. Мальчика пристроили в Московский кадетский корпус Екатерины Великой, по окончании которого он был переведен в Александровское военное училище.

Учился Миша хорошо, занимался спортом – и как отличник боевой и политической подготовки дорос в училище до фельдфебельского чина, нечто вроде современного старшины.

В этом чине он отличился принципиальностью и «требовательностью к подчиненным». Из-за чего один из его подчиненных застрелился, другой был близок к самоубийству. Но такая «требовательность» больше походила на обычное сержантское самодурство и желание расправиться с неугодными с помощью должностного положения. Однако все это юноше в фельдфебельских погонах по непонятным причинам сошло с рук. Разбирательство было, все подчиненные «принципиального фельдфебеля» охарактеризовали его как полного морального урода. Но дело спустили на «тормозах», и в 1914 году свежеиспеченный подпоручик Миша Тухачевский, как окончивший училище по первому разряду (и третьим по успеваемости), был выпущен в святая-святых – Семеновский полк, младшим командиром в 7-ю роту.

Семеновский полк – это не просто гвардия, это элита. Офицеров в нем рассматривали со всех сторон, начиная от успеваемости во время учебы, происхождения – и заканчивая объемом наличности в кошельке. Что там забыл не очень знатный мальчик Миша, Бог знает. Обычно небогатые отличники стремились попасть в кавалерию или артиллерию (что было престижно), в более-менее крупный город. Траты офицера Семеновского полка на мундиры и всякое представительство были далеко не каждому юнцу по карману. Но, похоже, у Тухачевского в кармане водились денежки, иначе он бы выбрал место службы попроще – благо у него, как у лучшего из выпускников, было право выбора.

Офицерское собрание Мишу приняло. Хотя таких вот излишне «требовательных» офицеров в гвардии не особо любили. Зато очень любили умеющих хорошо выпить и закусить в ресторации…

И стал в 1914 году подпоручик Тухачевский заместителем командира 7-й роты гвардейского Семеновского полка. Но грянула война, и роту вместе со всем полком отправили на фронт.

 

Тут с Мишей приключилась первая настоящая странность. 19 февраля 1915 года у деревни Пясечно под Ломжей немецкий штурмовой отряд ночью обошел с тыла позиции роты, снял часовых и всю роту вырезал. Ротный Веселаго был изрезан штыками, получил более 20 ран и был опознан только по Георгиевскому кресту. Остальные бойцы были убиты… А подпоручик Тухачевский весь бой… проспал в блиндаже. И попал в плен в не испачканном даже мундире, как стеснительно отмечали его биографы – то есть не использовав всех возможностей к сопротивлению. Странно, не так ли?

Условия в германском плену в Первую Мировую сильно отличались от условий Второй Мировой. Солдат держали в бараках (где содержание было вполне пристойным), а офицеров селили в общагах – с правом выхода в город, под их честное слово не убегать до официального освобождения. Миша такое слово тоже дал – и тут же попытался сбежать. Его поймали, а других офицеров после его побега переселили из общаг в бараки, чтобы не бегали…

И тут новая странность. По немецким законам военнопленный за побег отправлялся в тюрьму, так как это считалось уголовным преступлением. Миша же этой участи избежал аж целых четыре раза – именно столько раз он пытался бежать. В конце концов его таки посадили в тюрьму, где он познакомился с будущим президентом Франции Шарлем Де Голлем, имевшим на тот момент в активе всего одну неудачную попытку побега. Кстати Де Голль потом пытался бежать еще раз пять – но все неудачно. Даже за ворота ему выбраться не удавалось.

 

По воспоминаниям других пленников Миша был ярым монархистом. И вдруг с середины 1917 года стал заявлять что он – убежденный ленинец и марксист (хотя едва ли читал самого Маркса). Это при том, что в 1917 году большевиков и Ленина открыто называли немецкими шпионами, а их партию считали маловлиятельной. И вдруг будущий маршал стал ярым большевиком. Хотя с политической системой России 1917 года он просто не мог быть знаком, раз сидел в плену вплоть до сентября того же года. Но дальнейшие детали его биографии еще странней.

В сентябре Тухачевский бежит из военной тюрьмы в пятый раз. И побег удается. Странно тут даже не то, что не в пример Де Голлю ему улыбнулась такая удача, а то, что это произошло аккурат перед событиями октября 1917 года. Он как-то хитро материализовался в расположении своего Семеновского полка, где никто не стал вдаваться в подробности того ночного боя у деревни Пясечно… Миша тут же уходит в отпуск – и где-то шляется до марта 1918-го года. При этом его успевают избрать ротным и вручить ему капитанские погоны…

Почему дворянин и гвардеец Семеновского полка пошел к большевикам – загадка из загадок. Его прижизненные биографы объясняли это «идейными соображениями». Но из всего вышеизложенного напрашивается нечто другое – если вспомнить, что немцы через Ленина и большевиков желали завалить Россию…

 

Сперва Тухачевский крутился вокруг фигур второго плана – пролеткультовцев, интеллигентов, стоявших ближе к Троцкому, чем к Ленину. Те и рекомендовали его «вышестоящему» патрону – после чего начался настоящий взлет «товарища Тухачевского».

Сначала по рекомендации видного большевика Валериана Куйбышева, по молодости тоже согрешившего учебой в кадетском корпусе и в Военно-Медицинской академии, Мишу назначают на хлебную (особенно в период мобилизаций) должность военкома Москвы.

Более того, его, дворянина и бывшего офицера-гвардейца, то есть трижды классового врага, сразу принимают в ВКП(б) без всякого испытательного срока. И Троцкий уже в августе 1918 года доверяет ему целую армию! Это при том, что к середине 1918 года недостатка в военспецах Красная армия не испытывала. На ее стороне воевала элита бывшей русской армии, от Брусилова и Шапошникова до Бонч-Бруевича (брата известного большевика-ленинца и начальника военной разведки Российской Империи). Генералов и полковников с академическим образованием хватало по три-четыре штуки на каждую армию. Но 1-ю армию Восточного фронта почему-то доверяют именно Тухачевскому, прослужившему в общей сложности менее года. Это как если бы сейчас поставили командовать военным округом лейтенанта…

 

Воюет он, несмотря на то, что его штаб был «усилен» военспецами, хреново. Под Симбирском его дубасит Каппель, и Тухачевский вместе с его армией удирает на 80 верст от малой Родины Ильича… Колчаковцы бьют его в хвост и в гриву… И только общий развал в рядах белых, утративших всякую поддержку населения, позволяет Тухачевскому торжественно «освободить» брошенный белыми Симбирск. После чего его рекомендуют на должность комфронта.

Прославился же он не военными подвигами, а вводом в своих частях античной децимации – расстрела перед строем каждого десятого бойца и командира отступившего подразделения.

Потом был поход на Кронштадт, за который Тухачевский получил орден – и война с тамбовскими мужиками при помощи химического оружия. А вот Польскую войну он бездарно слил. Искал врага, но не нашел, зато враг нашел его. И разгромил. Более 60 тысяч красноармейцев не вернулись с той войны, а более 80 тысяч попали в плен…

 

В послевоенные годы Тухачевский увлеченно пинал на всех совещаниях Буденного. А Ворошилова трогать боялся – по одной причине: Ворошилов как-то в ответ на его нападки припомнил ему Польский поход. Тухачевский все понял, заткнулся и помалкивал. А Буденный – поделикатничал…

Еще маршал Тухачевский любил почитывать журналы о культуре и искусстве, музицировать (по пять часов в день). Интересно, когда он при таком графике успевал решать служебные вопросы? Ну, и техникой он тоже интересовался. Сколько было вбухано народных средств в разработку по его инициативе всяких «лучей смерти» и «беспилотных самолетов» – не счесть. Особо потрясает такая его идея – построить танк, способный ездить по рельсам, летать, плавать, в том числе и под водой. Строил его «изобретатель-самоучка» товарищ Дыренков, который полностью оправдал свою фамилию – создав вместо танка гигантскую дыру в оборонном бюджете…

Так вот, к чему я все это веду. Мог ли бывший гвардейский офицер с такой биографией войти в заговор против Сталина, чтобы самому взять власть в стране? По-моему – вполне.

Пройдемся еще раз по его биографии, уже под этим углом.

Вербанули Мишу, похоже, еще когда он учился. Девиз немецкой разведки в то время был – «Нет отбросов, есть кадры». Поэтому отличник боевой и политической подготовки при таком подходе был идеальной кандидатурой для вербовки. Именно немецкая разведка гарантировала оплату немалых расходов молодого гвардейца, ибо обязательные траты офицера-семеновца в начале 20 века в несколько раз превышали размер его жалования.

При этом семеновцы были элитой, более того – вхожи ко двору Николая Второго. И иметь в этой среде агента – было бы огромным успехом немецкой разведки.

Тогда объяснимо, почему немцы смогли вырезать всю седьмую роту Семеновского полка, подобравшись к ней скрытно (значит, знали, где стояли дозоры и секреты), а Миша весь бой отсиделся в блиндаже…

Также становится понятным, почему Миша бежал из лагеря аж четыре раза без особых последствий. Побеги ему «организовывали», но они по различным причинам срывались. А пятый его побег «сделали» аккурат перед событиями октября 1917 года. И четко проинструктировали его о порядке дальнейших действий. На период революционной неразберихи Тухачевский затаился в отпуске, а после через «нужных людей», возможно, тоже завербованных в разное время немцами – пролез в высшее руководство РККА.

Именно поэтому так странно вел себя Тухачевский на фронтах Гражданской войны. С Колчаком войну откровенно филонил, пока его не пнули как следует, полякам военную компанию вообще слил. Зато проявил себя «храбрым» карателем тамбовских мужиков и балтийских матросов.

Потом Германию поставили на колени в Версале. И кураторам стало не до Тухачевского, ибо не было в рейхсвере разведки. А в середине 30-х вспомнили – когда он достиг в Красной армии огромных высот. Но, вероятно, новые хозяева не смогли договориться со спесивым Тухачевским, которого признавшийся в антисталинском заговоре Бухарин называл «нашим Наполеончиком». И сдали его с потрохами Сталину…

Кстати тогда объясняются и многие кажущиеся нелогичными прожекты Тухачевского. Например когда Германию откровенно стали экономически прессовать в конце 20-х, он вдруг стал педалировать «поход» с целью устройства «мирового пожара» в Европе. Ресурсов для этого у СССР в те годы совсем не было, но Тухачевский был готов рвануть в Европу хоть на обшитых броней тракторах. Причем главными противниками СССР в тот период он называл Англию и Францию.

Или те же колоссальные траты оборонного бюджета на бесполезные игрушки вроде «лучей смерти» или телеуправляемых танков. Тухачевский фактически лишил РККА нормальной артиллерии, всячески проталкивая динамореактивную пушку конструкции Курчевского, которую пихали везде, от самолетов до кораблей – и сняли с вооружения в июле 1941 года. Все знаменитые «катюши», пушки конструкции Грабина, противотанковые 57-мм орудия, зенитные автоматы и даже пистолеты-пулеметы стали приниматься на вооружение ПОСЛЕ снятия с должности Тухачевского.

И танки КВ-1, -2, и Т-34 – были созданы не при Тухачевском, а после него. И воевала Красная армия всю войну тем оружием, которое успели спроектировать или ДО, или ПОСЛЕ маршала Миши…

То есть это предатель в любом случае, лихо проникший в высший эшелон. И не будь он вовремя устранен, еще неизвестно, как обернулась бы для нас Великая Отечественная.

vova borodach
 Источник

Загадочный маршал Тухачевский – или история одного предателя
Оцените эту новость

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Нравится
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вас возможно заинтересует...

Флорентий Павленков — основатель серии ЖЗЛ

Читать далее →

Подписывайтесь на нас в Фейсбуке

Powered by WordPress Popup

Scroll Up