Loading...
You are here:  Home  >  Экономика  >  Current Article

Закон «О производстве органической продукции»

Опубликовано: 04.09.2015  /  Нет комментариев

zemlya

Принятие нового закона «О производстве органической продукции» вкупе с принятым недавно ГОСТом позволят упорядочить хаос на рынке фермерской, био- и органической продукции. В перспективе это может привести не только к кардинальным изменениям в аграрной отрасли, но и переменить образ жизни многих россиян

Внесенный недавно в правительство законопроект «О производстве органической продукции» рождался более 13 лет в атмосфере скепсиса консервативных аграриев и сомнений экономистов, на фоне робких экспериментов по производству чистой еды фермерами-первопроходцами. У законопроекта уже появился прочный фундамент, без которого принятие закона было бы формальным. В июне в России утвержден первый ГОСТ по органической продукции, а значит, можно говорить о появлении юридически оформленного нового рынка сельхозпродукции, выращенной без применения химических удобрений, гормонов роста, антибиотиков, синтетических добавок, без генно-модифицированных организмов (ГМО) и прочих чуждых природе элементов. Проще говоря, речь идет о продукции, которая выращена из естественных семян, в чистой земле, без генетических изменений, химикатов и облучения (а животным дают только чистые корма). Это больше чем просто еда, поскольку она не только отождествляется со здоровым образом жизни, но и служит атрибутом философии, в центре которой — твердое убеждение в том, что человечество может развиваться только в единстве с первозданной природой. Это мировоззрение за последние десятилетия завоевало умы жителей развитых стран, вероятно, как реакция уже сытых наших современников на растущее применение синтетических технологий в пищевой промышленности. За последние пятнадцать лет рынок органической продукции вырос в шесть раз, и еще более бурный рост ему предрекают в ближайшие годы.

Российский потребитель до сих пор пребывает в неведении, чем органическая еда отличается от иной и что скрывается за маркировками «био», «эко», «натуральная», «фермерская» продукция и другими. Первый эффект от действия закона будет в том, что органическая еда получит свою защищенную маркировку. Те, кто вообще об этом не задумывался, начнут открывать для себя этот особый вид сельхозтоваров. И стихийно сложившийся зачаток рынка органики получит системное развитие. По разным оценкам, он может резко вырасти с нынешних 9 млрд рублей в год до 300–700 млрд в среднесрочной перспективе. Кроме того, Россия сможет экспортировать вместо нынешних крох на уровне погрешности до 10–15% глобального объема чистой еды, которой мир к 2020 году предположительно будет потреблять на 200–250 млрд долларов.

С королевским размахом

Историю зарождения теории органики принято вести с 1924 года (хотя исследования проводились и раньше), когда австро-германский философ Рудольф Штайнер предложил миру концепцию биодинамического земледелия в труде «Духовно-научные основы успешного развития сельского хозяйства». Он вывел общую антропософию, основанную на идее единства всего живого, которой кроме прочего пронизан и труд «Биосфера» Владимира Вернадского. В 1940-е годы в Европе и США начали появляться движения органического производства, к которым охотно примыкали потом хиппи. Но как массовый культ она начала формироваться с начала 1980-х, когда принц Чарльз разбил в поместье Глостершир сад, чтобы продемонстрировать, в каком уровне сельского хозяйства на самом деле нуждается Великобритания. Вскоре он основал первую международную компанию Duchy Organical, которая производила органические продукты. В течение десяти лет органика стала привилегией элит и обрела популярность у модников.

Новый толчок придали рынку «зеленые», развернувшие широкую пропаганду здорового питания. Так органика пошла в массы; свободная от ГМО, синтетических гормонов, химических удобрений и прочих рискованных веществ пища явно пришлась по вкусу зажиточной части населения развитых стран. В итоге, по данным Международной федерации движений экологического сельского хозяйства (IFOAM, включает в себя 700 участников из 100 стран), мировой рынок органической продукции вырос с 15 млрд долларов в 1999 году до 56 млрд в 2010-м и достиг почти 90 млрд в 2014-м — это больше мирового оборота вооружений в 2012 году, 65 млрд долларов. В то время как индустриальное сельхозпроизводство прибавляло по 2–3% в год, он набирал по 15–20%.

96% органики потребляют в США, Западной Европе и Японии. Пока органическая продукция составляет лишь 4% мирового рынка продовольствия, но ожидается, что вскоре станет его десятой частью. Во всяком случае, регулярные исследования показывают, что число европейцев, северных американцев и японцев, готовых в полтора-два раза переплачивать за здоровую пищу, растет даже во время кризиса и рецессии. Еда традиционного и индустриального производства все больше вымывается из рациона среднего класса развитых стран. Хотя глобального ее вытеснения с планеты не ожидается: рост традиционного производства сельхозпродукции, в том числе с использованием ГМО, будет расти вслед за увеличением численности населения.

Экспансия в третьи страны

Богатые страны не только стали очагом спроса на органику, но и первыми ее массовыми производителями. В одной лишь Германии около 3000 фермерских хозяйств производят органику, хотя во многом они появлялись и росли за счет беспрецедентных для традиционного сельского хозяйства дотаций от государства — до половины себестоимости. Но возможности внутренних территорий быстро исчерпали себя: в ЕС и без того дефицит сельхозземель, к тому же далеко не все можно использовать под органику ввиду очень большой пестицидно-гербицидной нагрузки (300 кг/га, в России в десять раз меньше). В США большинство земель давно засеяны ГМО-культурами, и в течение трех-пяти лет готовить их под органику (столько времени почва очищается от химикатов), отказываясь от экспорта в третьи страны, нецелесообразно. Поэтому для удовлетворения растущего внутреннего спроса были «колонизированы» Индия, Мексика, Уганда и прочие страны третьего мира. Там еще много плантаций, не тронутых химией, и сейчас их сертифицируют по западным стандартам для выращивания органического сырья. В итоге сегодня больше всего выращивают органики в третьих странах: около 800 тыс. хозяйств, а всего их в мире 1,8 миллиона.

Цены производителей на пшеницу органическую и традиционную в ЕС

Цены производителей на пшеницу органическую и традиционную в ЕС

Наиболее высок оборот органической продукции в США, Германии и Франции (совокупно свыше 30 млрд евро), которые по большей части сами и являются организаторами производства сырья в странах третьего мира, перерабатывая его у себя (так надежнее). Однако поскольку для органики особую роль играет логистика ввиду короткого срока хранения этой продукции, последние несколько лет Европа активно вовлекает в ее выращивание соседние страны бывшего СССР — Украину, Молдавию, Белоруссию и среднеазиатские государства. Европейцы вышли на правительства этих стран и предложили свои услуги по составлению программ развития органики, систем ее сертификации и прочее. До сих пор финансируют создание соответствующих центров поддержки, консультируют за свой счет аграриев, помогают чиновникам и ученым разрабатывать соответствующие нормативы, дают в дешевый лизинг специальную технику.

Результаты неравномерные. В Белоруссии сертифицировано меньше всего (только 2,7 тыс. га) земли под органику в СНГ, и в основном под дикоросы, поскольку более 90% земель в этой стране до сих пор государственные и их как в советские годы травят удобрениями для перевыполнения плана. В Молдавии дела обстоят лучше, под органику занято 52 тыс. га (пока 2,87% всех сельхозземель, но к 2020 году планируют уже 10%). Казахстан приближается к 200 га органических земель и имеет амбициозные планы. Но по-настоящему «органическим придатком» ЕС пока стала только Украина с ее 400 тыс. га органических земель, плоды которых на 90 с лишним процентов уходят на Запад и часть — в Китай. Правда, лидерство претендует заполучить Киргизия, которая намерена к 2020 году стать ни много1 ни мало полностью органической аграрной страной.

Не здорово живешь

Чем более триумфальным становится шествие чистых продуктов по миру, тем больше споров, так ли они нужны. В конце концов, все мировые пищевые стандарты основаны на безопасности. Считается, что главные противники идеи распространения органики — транснациональные агрохолдинги и глобальные производители агрохимикатов, которые твердят, что ВОЗ не признает агрохимикаты опасными для здоровья, равно как ГМО и гормоны роста в допустимых пределах. «Зеленые» в свою очередь оперируют аргументами вроде тех, что число раковых заболеваний в мире растет пропорционально росту объемов применения агрохимикатов. Или такими: в России средняя общая продолжительность жизни не превышает 67 лет, а у главных потребителей органики — 79–82. Хотя это, конечно, в большей степени зависит от состояния медицины в стране и прочих факторов, но все же показательно, что в США на душу населения съедают органики на 101 доллар в год, а в России — на один. Диетологи говорят, что, с одной стороны, медицинские нормы действительно допускают наличие в организме человека определенной концентрации химических веществ и ГМО, но с другой — нет никакого контроля за их выведением, тем более что санитарная медицина не поспевает за выдумками индустриальных лабораторий. НИИ питания РАМН констатировал в этом году, что в России гораздо большими темпами (на 30%), чем в развитых странах, растет число заболеваний, связанных с нарушениями качества питания. Ученые не исключают, что это издержки распространения интенсивного сельского хозяйства (с гормонами роста и прочими добавками)

Цены производителей органических и традиционных бычков в ЕС

Цены производителей органических и традиционных бычков в ЕС

Между тем исследования показывают, что главный мотив потребления органики — именно забота о здоровье. Согласно последнему исследованию TNS, органику в России главным образом покупают домохозяйки для семьи и родных, мамы для своих детей, таковых 45%. Просто приверженцев здорового образа жизни среди покупателей примерно треть. Тех, кому ее прописал доктор, — всего десятая часть, и столько же составляет так называемый сегмент luxury. Оставшиеся 5% покупателей органики переплачивают за дань моде.

При этом, устав от маркетинговых уловок, до 80% убежденных приверженцев органики покупают ее только у проверенных производителей (что тоже сдерживает рынок). Но с принятием закона подлинно органический продукт будет видно издалека: на нем, как зеленый сигнал светофора, появится логотип (еще не разработан), защищающий покупателя от ложной органики. В конце концов, основная функция нового ГОСТа — защита потребителя, это теперь первый и единственный в стране пищевой стандарт, гарантирующий исключение ГМО в том числе в ингредиентах органической продукции высокого передела.

Подальше от «мертвой» земли

Что же в России будет считаться подлинно органическим продуктом? Законопроект определяет общие характеристики: органическая продукция должна быть выращена без агрохимикатов, пестицидов, антибиотиков, стимуляторов роста и откорма, гормональных препаратов и ГМО. Исключена также гидропоника (выращивание растений без почвы в субстрате с питательным веществом). Органическое производство основано на использовании только органических удобрений, механической обработке почвы и «сохранении здоровья животных путем стимулирования естественной иммунной системы».

Утвержденный ГОСТ дает подробнейшее описание состояния и циклов производства. Разумеется, пахотное поле должно находиться в безопасной близости от дорог, заводов, загрязненных объектов и прочих загрязнителей (одно это условие сейчас позволяет многим наклеивать на продукцию маркировку «эко»); допустимы максимум два-три непрерывных годовых цикла использования почвы с последующим годовым перерывом. В органическом растениеводстве по российскому ГОСТу чистой признается земля, которая отдохнула от химикатов минимум два-три года. Дело в том, что при традиционном сельхозпроизводстве гербициды и пестициды убивают естественную бионику почвы, растения лишаются своего иммунитета, их вновь приходится лечить все новыми и новыми препаратами, а сорняков и паразитов травить еще большими дозами ядов. В результате почва превращается в искусственный субстрат, который потом приходится долго оживлять. (В биологическом производстве, которое маркируется по западным стандартам как «био», достаточным считается и год отдыха1.) В отличие от бионики в органике1 напрочь запрещены любые регуляторы роста (в основном же они схожи, только в бионике больше исключений и допущений1). Поэтому, например, аналитик аграрных рынков Алексей Егоров уверен, что не следовало бы сразу вводить очень жесткие требования, чтобы дать фору только-только начинающим осваивать чистые технологии фермерам: «В сущности, продукция, которая занимает промежуточную рыночную нишу между традиционной и органической, на рынке уже есть. Это так называемые фермерские, деревенские продукты1, — говорит ученый. — Проблема в том, что их отличие от традиционной продукции не подтверждается никакими документами1, потребителя можно легко ввести в заблуждение. Промежуточный стандарт мог бы эту проблему решить».

Впрочем, по мнению Алексея Егорова, есть в ГОСТе и белые пятна: «Он гласит, что производственное подразделение, на котором осуществляют производство органической продукции, должно быть расположено вдали от источников загрязнения окружающей среды, объектов промышленной деятельности, территорий интенсивного ведения сельского хозяйства. Что значит “вдали” — не поясняется».

Основатель НП «Агрософия» (сертификация органики, консалтинг, общественная деятельность) Андрей Ходус отметил другой пробел: «Прописано, что время транспортировки до бойни не должно превышать восьми часов, при этом не указано, как должна происходить транспортировка: самолетом, автотранспортом, пешим ходом, ведь качество продукции от условий транспортировки может меняться».

Использование земель в органическом производстве (2012 год).

Использование земель в органическом производстве (2012 год).

Андрей Грачев, исполнительный директор компании «Агранта», в которую входит крупнейший производитель органики «АгриВолга», считает, что такие уточнения попросту необходимы, чтобы соблюдать правила честной конкуренции: «Иной вроде бы и производит продукцию по общепринятым органическим стандартам, но потом выясняется, что рядом с органическим полем соседствует индустриальное, — говорит Грачев. — Но мы же из материалов географии четвертого класса знаем, что такое опыление или круговорот воды в природе: рядом с индустриальным полем не будет ничего чистого».

На главный вопрос агрономов, как защитить культуру от болезней без химии, ГОСТ отвечает: первым делом путем ее тщательного подбора к условиям окружающей среды. Если и лечить растения, то ни в коем случае не синтетическими препаратами, а только оговоренными в новом ГОСТе продуктами жизнедеятельности бактерий или живыми микроорганизмами. С паразитами можно бороться в том числе с помощью птиц, насекомых или бактерий (их трудно подобрать без специалиста). Сорняки же следует ликвидировать только механической прополкой или покровными травами, выжиганием — но никакой химии здесь не предусмотрено вообще. Строго оговорены и нормативы по очистке и содержанию хранилищ урожая и дальнейшего пути до прилавка. Переработка тоже тщательно регламентирована, главное, чтобы к продукту вообще не прикасались без специальной очистки никакие предметы (прописан даже допустимый список моющих реагентов). ПВХ-упаковка исключена.

Вкус свободы

Куда интереснее и сложнее органическое животноводство. Если в биологическом производстве можно использовать для пастбищ удобрения, полученные при традиционном производстве (компосты и отходы от животных с «нечистых» полей1), то в российском органическом ГОСТе их применение предусмотрено только в исключительных случаях. То есть сено на зиму тоже придется растить на чистой земле без химии, что создаст неудобства тем производителям органики (а их большинство), которые иногда позволяют себе купить его у традиционных хозяйств.

В животноводстве тоже главный залог здоровья и продуктивности скота — грамотный подбор пород; ГОСТ рекомендует брать местных, генетически адаптированных к локальной заразе. Антибиотики для профилактики (снижает риски в традиционном производстве) применять нельзя, только при лечении и лишь в том случае, если не помогли гомеопатические средства, витамины и иммуномодуляторы (но обычно сильно захворавших сразу переводят в традиционное стадо1). Стандарт также оговаривает, когда именно вводить новых самок или молодняк в стадо, чтобы не только никто не подрался, но и не было стресса вообще.

Минимизации стресса у животных уделяется самое тщательное внимание, поэтому в органике применим только индивидуальный заботливый подход к ним (нельзя ругать, пугать и боже упаси поднять руку). В отличие даже от дикой природы, где копытные пасутся кучными стадами (как раз в целях самозащиты), органических коров, коз, овец и прочую живность не должны беспокоить не то что опасность извне, но и бок соседа1. Поэтому никакой тебе дисциплины1, исключительно свободный выгул на просторных пастбищах без понуканий, построений и графиков.

Быкам по закону теперь полагается не мене 10 квадратных метров в «помещении для отдыха животных»; коровам, правда, только шесть. ГОСТ предписывает: «…следует обеспечивать животным достаточное жизненное пространство, позволяющее им принимать позы, свойственные животному, в частности свободно стоять, легко ложиться на пол, поворачиваться, а также совершать естественные движения, например вытягиваться или бить крыльями». Здесь не должно быть искусственных освещения и вентиляции1, что позволяет животным жить по солнечному циклу и вовремя чуять перемены погоды1. «Свиньи в загонах для выгула должны иметь возможность рыться, — велит ГОСТ. — Для рытья допускается использовать различные субстраты»1. Водоплавающей птице должны быть всегда доступны проточная вода, пруд или озеро1. Пожалуй, в ГОСТ не вошли разве что инновации энтузиастов, которые умудряются увеличить надои, устраивая в «комнатах отдыха животных» концерты классической музыки. Назвать таких «отдыхающих» скотиной язык не повернется, а «традиционным» сородичам закон категорически запрещает к ним даже приближаться. Он же гарантирует органическим избранным не только райскую жизнь, но и безмятежную смерть. «В течение всей жизни животного, в том числе во время убоя, любое страдание, в том числе хирургическое вмешательство, должно быть сведено к минимуму» (методы выбирайте сами, кроме убийства током и химией). Разумеется, не менее душевное отношение предусмотрено к пчелкам и рыбкам, организовать условия для которых порой сложнее, чем для дойного стада.

Практически все нынешние производители органических продуктов отмечают, что им практически не придется подстраивать свое производство под новый закон и ГОСТ (разве что в каких-то мелочах). Можно ожидать, что новый закон будет эффективным, так как он сочетает в себе проверенные на практике универсальные технологии органического производства. А значит, у России есть шанс вписаться в историю мировой органики.

Источник

Закон «О производстве органической продукции»
Оцените эту новость

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Нравится
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вас возможно заинтересует...

Россия живет в кредит, а свои миллиарды гонит на Запад

Читать далее →

Подписывайтесь на нас в Фейсбуке

Powered by WordPress Popup

Scroll Up