Loading...
You are here:  Home  >  Международная панорама  >  События в мире  >  Current Article

Западный либерализм оказался в осаде

Опубликовано: 08.05.2017  /  Нет комментариев

© AP Photo/ Yves Logghe

© AP Photo/ Yves Logghe

Обозреватель Financial Times Эдвард Люс начинает свою статью с воспоминаний о том, как в 1989 году, будучи оксфордским студентом, вместе с десятками тысяч немцев и иностранцев разрушал Берлинскую стену. «Мы верили в прогресс — а точнее, в Прогресс, эта вера — самый близкий аналог религии на современном Западе», — пишет Люс. Тогда Европа объединялась, демократия приходила на смену режимам в странах Варшавского договора, «отмирала не только автократия, но и национализм, границы открывались». «Человечество доказало, что может учиться на своих ошибках», — пишет автор.

«Спустя почти 30 лет, после победы Трампа на выборах 2016 года, я оказался в Москве. Меня пригласили на конференцию о «полицентрическом мировом порядке», что переводится с русского как «постамериканский мир». Ее проводил институт имени Примакова», — говорится в статье. «Именно Примаков отстаивал термин «многополярность», напрасно пытаясь осадить океанский триумфализм Америки после холодной войны. Путин подхватил и присвоил эту концепцию», — говорится в статье.

«И вот теперь я оказался на мероприятии, где присутствовали люди вроде главы ФСБ Александра Бортникова и Путина собственной персоной. Хотя россияне не улыбались, пришел их черед праздновать. Америка только что выбрала президентом фаната стен и поклонника Путина», — пишет автор.

«Засим последовала интенсивная лекция о взгляде на мир другими глазами», — пишет Люс. Он подивился, что на конференции россияне так часто упоминали о Венском конгрессе, когда новый порядок в Европе обеспечивал Четверной союз Великобритании, Австрии, Пруссии и России. «Победа Трампа создала перспективу того, что Россия сможет вернуться к своей исторической роли как великая держава в полицентрическом мире — в мире, где каждая страна клянется не делать ничего для подрыва внутренней легитимности любой другой. Больше никаких разговоров о неизбежности демократии или о глобальном порядке под руководством США. Вот чего жаждал Путин. Другие — в Пекине, Анкаре, Каире, Каракасе и даже в Будапеште — разделяют, как и все больше отступников на Западе, неприязнь России к западным понятиям прогресса. Что же, они ошибаются?» — вопрошает автор.

Люс поясняет: со стороны Запада было верхом самонадеянности полагать, что остальной мир покорно позаимствует западную модель.

«Люди Запада много столетий придерживались линейной веры в то, что время всегда ведет нас к еще большему счастью», — пишет автор. Христиане считали, что это движение ко второму пришествию Христа, марксисты — что к диктатуре пролетариата. Националисты надеялись получить власть над судьбами своей нации. Либералы — что прогресс неуклонно движется к индивидуальной свободе. «В 1989 году в этот, последний вариант верило большинство людей. Остальные варианты либо отмерли, либо перешли в отступление. А сегодня лишь марксизм остается в спячке. Вера в авторитарную версию судеб нации грандиозно возрождается», — пишет автор. Еще важнее, что возрождаются незападные концепции истории: Китай и Индия традиционно считали — и считают ныне — что история движется по кругу. «История не заканчивается. Это вечное повторение безрассудных поступков и исправления ошибок», — говорится в статье.

Тем, кто сомневается в цикличности истории, автор советует взглянуть на историю США. «После избрания Трампа трудно сохранить веру в движение к «более совершенному союзу», — считает автор. Вашингтон был скромным государственным мужем, а Трамп не знает себе равных по саморекламе.

«Конечно, Трамп и ему подобные в Европе не спровоцировали кризис демократического либерализма. Они — симптом проблемы», — пишет автор. Люс считает слишком «флегматичным» мнение, что победа Трампа на выборах была случайностью. По его предположению, избирателями руководило желание разрушить систему, которая сплошь и рядом возлагает на них самих вину за их мытарства. В США средний доход сейчас все еще ниже, чем в начале ХХI века, почти половина американцев относит себя к «низшему классу».

Негативная реакция западного среднего класса вызревает много лет, продолжает автор. По его мнению, таких людей следует называть «прекариат» (социальный класс работников с временной или частичной занятостью, которая носит постоянный и устойчивый характер. — Прим. ред.), для их жизни характерна неуверенность в экономическом положении. «По данным фирмы McKinsey, сейчас на Западе более 160 млн человек — во много крат больше, чем пять лет назад — заняты в так называемой «ангажемент-экономике» (основанной на временных трудовых контрактах. — Прим. ред.). Примерно треть делает это «по необходимости». Прогнозируется, что их численность резко возрастет. Их доля в богатстве США, наоборот, неуклонно снижается. «Бедная половина» американцев сейчас владеет всего 1% богатства страны», — пишет автор.

По мнению автора, в ближайшие годы будет проверен на практике принцип социолога Баррингтона Мура: «Нет буржуазии — нет демократии». «С начала третьего тысячелетия и в особенности на протяжении последних 10 лет в мире потерпели крах не менее 25 демократий, в том числе три в Европе (Россия, Турция и Венгрия). Возможно, скоро это произойдет с Польшей. «Арабскую весну» везде, кроме Туниса, пожрал летний зной», — говорится в статье.

Люс признает: «Брекзит» и победа Трампа не были неизбежны. «Проведение референдума [по выходу из ЕС] было безрассудным «броском костей» со стороны некомпетентного премьер-министра» Британии, считает он. Хиллари Клинтон не хватило для победы всего 77 тыс. голосов. Но обратное тоже верно. Если Марин Ле Пен проиграет выборы во Франции, а Меркель останется у власти в Германии, кризис западного либерализма не прекратится. «Да и Америка не оказалась бы в безопасности, если бы в Белом доме сейчас заседала г-жа Клинтон», — пишет автор.

Люс поясняет: «Когда еще миллионы французов, британцев, американцев и жителей других западных стран вместо гарантированной будущей пенсии получают статус контрактника без льгот, ощущение ненадежности у них только усилится». По его словам, «западное государство когда-то страховало физических лиц от превратностей рынка». Сторонникам либеральной демократии следует надеяться на успех Макрона и других подобных ему лидеров. «Но если Макрон победит, то благодаря расплывчатым, универсальным обещаниям, не имея «партии большинства», которая осуществляла бы его чаяния. Сходные надежды в 2008 году сулил Обама, когда его партия в полной мере была у руля. Спустя восемь лет Америка избрала Трампа», — говорится в статье.

«Кризис Запада не был выдуман в 2016 году. И в 2017-м он не исчезнет. Это структурный кризис, который, вероятно, сохранится надолго. Те, кто преуменьшает этот факт, оказывают либеральной демократии плохую услугу», — пишет автор.

Западный либерализм оказался в осаде
Оцените эту новость

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Нравится
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вас возможно заинтересует...

«Аз есмь» в прибалтийском орнаменте

Читать далее →

Подписывайтесь на нас в Фейсбуке

Powered by WordPress Popup

Scroll Up