Loading...
You are here:  Home  >  История  >  Взгляд в прошлое  >  Current Article

Золотые прииски Сибири. Работа на приисках. 1896 г.

Опубликовано: 15.05.2014  /  1 комментарий

2387401.jpg…Кроме батрачества, в Сибири можно найти еще заработок на золотых приисках. Очень многие из поселенцев туда и идут. Многие и из крестьян при нужде нанимаются на прииски. Это почти единственный отхожий промысел в Сибири. Главные места добычи золота в Восточной Сибири находятся по соседству с земледельческой полосой ее — в Енисейском округе и южном Олекминском округе Якутской области.

Чаще всего золото лежит под толстым слоем почвы песчанистой россыпью вперемешку с землей. Из нескольких десятков пудов земли вымывают его обыкновенно не более четверти золотника (прим. золотник — 4,266 г). Ищут золото в ложбинках лесных речек по разным наружным приметам: по каменистым породам, по злакам. О подходящих местах узнают нередко у бродячих инородцев, особливо у тунгусов. В такие места промышленник посылает разведчиков. Сплошь и рядом золота не оказывается в земле при всех наружных приметах, или слишком мало его, и слишком глубоко золотоносный слой.

Многие разоряются на одних разведках, не добившись золота. Добравшись же до стоящего места, промышленник рассылает зимой наемщиков по деревням, часто за сотни верст, и хлопочет у подходящего начальства об отводе в аренду намеченного участка. Работать приходится в течение полугода в воде и болоте. Рабочим выдаются уже при ряде задатки, рублей по шестидесяти, и к ранней весне они должны быть на месте.

Задаток почти весь уходит на уплату податей, покупку обуви и одежды, остаток же денег оставляется семье работника; его хватить ей всего на месяц-другой; да рабочему приходится прошагать по самым северным дорогам иногда около тысячи верст (нанимаются рабочие из Тобольской, Томской, даже Нижегородской губерний) — стало быть, и в пути поиздерживаются.

Работа здесь почти вовсе без праздников, до глубокой осени, часов по 15 в сутки, в лесной трущобе, вдали от людных мест. В ненастье работа не останавливается. Во время болезни рабочие ничего не получают; за отлучку без дозволения с приисков и за опоздание взимается штрафа рубля три в день. Помещения для рабочих чаще всего тесные, дурно защищенные от непогоды; харчи хозяйские — плохие. Приходится прикупать или забирать в счет заработка съестное, часто и обувь и одежду в хозяйской лавке, а в ней все очень дорого.

Водка в большом ходу на приисках. Ею там и от болезни лечатся, и от скуки, и от холода. Кроме вина да задатков, прииски приманивают возможностью заработать сверх наемной платы — на  работе в неурочное время и на случайной находке самородков, цельных кусков золота; за самородки — особая приплата, по весу. Эта надежда на случай, на находку, заставляет тратить остатки сил, делает человека «вольным каторжником».

Круглым счетом месячный заработок приискового рабочего — рублей двадцать (прим. в этот же период: бурлаки на Енисее зарабатывали от 10 до 18 руб. в месяц; помесячная плата работнику в сенокос и в жниво — 10-12 руб.; годовая плата батраку при хозяйских харчах в Енисейской и Иркутской губерниях — 40-75 руб.). Около того же приходится отдать хозяину за одежду, чай и прочую прикупку из его лавки. Очистится только от сверхурочной, «старательской» работы да от счастливой находки. Но и этот остаток редко кто утерпится донести до дома. После глухой и трудной приисковой жизни воля хмелит человека. Является охота потешить душу, разгуляться во всю ширь.

По дорогам же приисковым немало притонов для такой потехи. Там и вино, и карты, и девки, и все, чем можно задать, как говорится, форсу. В одном притоне дорогая одежда куплена, в другом  — пропита. И придет домой золотой добытчик в отрепье да в придачу с запоем, а бывает — и с худой болезнью. Такие от крестьянства отвыкают: их тянет снова на прииски. Здесь лет в десять они уже выбиваются из сил, дряхлеют. Их прозывают «богадельщиками», «христарадниками». Со страхом ждет «вольный каторжник» с году на год, как-то поглядит на него золотой наемщик; вдруг скажет «нам таких не надо». И вот пускает он в ход разные хитрости: идет к наемке умытый да выбритый, в новой одежде, занятой у товарища; подвыпьет для храбрости и выступит ухарем. Лиха беда — задатка добиться, а там уж его как ни на есть пристроят, свое выручить не забудут; он же вымолит себе хозяйскую милость покорностью, а пожалуй — и предательством. а было время, был и он не из последних на приисках: обиды от приказчиков не терпел, за правду стоял с товарищами дружно… Было, да ушло.

Место, где снят верхний пустой слой земли до золота, называется разрезом. Из золотоносного слоя землю выбивают кирками и лопатами, сваливают на тачки, на телеги и свозят к плотине загражденной речки. Здесь ее ссыпают на железные решета. Сквозь решета протекает вода, растворяет глину и песок и грязным потоком падает на покатый пол. На полу наложены поперечные преграды. Что полегче — глина и песок — уносится водой, а золото оседает и задерживается.

Шумит вода, грохочут железные решета, раскатываются телеги по помостам, гомонят и перебраниваются рабочие, — и все это разносится далеко по обступившей прииск «стоголосой тайге».

По материалам: «Рассказы о Восточной Сибири…», Ф. В. Девель, 1896 г.

yaranga.su

Золотые прииски Сибири. Работа на приисках. 1896 г.
Оцените эту новость

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Нравится
Загрузка...

1 комментарий

  1. Кроме того, до 1912 года «разрешались» сверхурочные старательские работы по поиску золотых самородков . Данные работы повременно не оплачивались, найденные самородки сдавались администрации по утвержденным расценкам на золото. В лавке «Лензото» за грамм самородного золота давали 84 копейки. В лавках частных перекупщиков — от одного до 1,13 рубля за грамм

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вас возможно заинтересует...

Как американцы золото Российской Империи украли

Читать далее →

Подписывайтесь на нас в Фейсбуке

Powered by WordPress Popup

Scroll Up